Останні новини

Дмитрий Воробьевский: 20 лет упущенному шансу

19-го августа 1991 года я был в Санкт-Петербурге (незадолго до этого вернувшем себе это название на городском референдуме). Заехал я туда на пару дней по дороге к знакомым в Литву — отчасти для того, чтобы просто походить по этому очень красивому городу, а отчасти — для посещения тамошнего клуба нумизматов (с детства я немного
коллекционирую старинные монеты). Несколько часов ночью с 18-го на 19-е августа мне пришлось просидеть на вокзале, вышел я оттуда часов в 6 или 7 утра.

Немного отойдя от вокзала, услышал крик какой-то бабули, слегка похожей на юродивую: “А президента-то у нас нету! Нету!”… Почти никакого внимания на это я не сначала обратил, но затем поведение многих людей на Невском проспекте мне показалось несколько странным: слишком часто люди стояли там небольшими группами и что-то тихо обсуждали. Лишь дойдя до Дворцовой площади, где таких групп людей было ещё больше, я, наконец, узнал у одной из них про путч и ГКЧП.

Часа через два после этого я пришёл на Исаакиевскую площадь, на краю которой расположен Мариинский дворец, где тогда находился “Ленсовет” и, по-видимому, кабинет Анатолия Собчака (петербургского “мэра”). Рядом с этим дворцом уже было от нескольких сотен до одной – двух тысяч людей, некоторые из которых начинали строить “баррикады” — в основном, из металлических строительных “лесов”, склад которых находился метров за 200 – 300 от той площади, у каких-то реставрировавшихся зданий. Немного поучаствовал в этом и я, принеся штук 5 таких довольно тяжёлых железяк, которые затем ставились в виде треугольников и скручивались друг с другом проволокой, образуя некое подобие противотанковых “ежей”. Впрочем, думаю, что значение этих “баррикад” было, в основном, символическое, т.к. не только танк, но и обычный гусеничный трактор, скорее всего, мог бы без труда разрушить их… Кстати, ни милиция, ни другие “силовые структуры” строительству тех “баррикад” не препятствовали (во всяком случае, при мне).

Где-то в середине дня из Мариинского дворца стали раздавать пачки листовок, за которыми образовалась большая давка — вплоть до того, что часть их оказалась порвана, т.к. листовки вырявали друг у друга из рук. Вроде бы это было воззвание Верховного совета РСФСР против ГКЧП. Затем (или, наоборот, чуть раньше) было объявлено, что вот-вот из Москвы должен вернуться на самолёте А.Собчак и вроде бы собирается выступить перед митингующими. Помню, что мне это показалось тогда довольно странным — то, что вроде бы противник ГКЧП Собчак имеет возможность в день путча свободно передвигаться между Москвой и Питером… Вскоре он действительно приехал, однако выступил лишь внутри Мариинского дворца, перед депутатами “Ленсовета”, а не на митинге.

Больше ничего особо интересного в тот день в Питере вроде бы не происходило, и, поскольку вторую ночь на вокзале мне проводить не хотелось, вечером я продолжил свою поездку к знакомым в Литву — через столицу Латвии Ригу. (Поезда тогда ходили более-менее нормально.)

Утром 20-го августа по главным улицам Риги уже ездили туда-сюда несколько бронетранспортёров с советскими военными, а возле здания латвийского радио (в старинном центре города) лежали букеты цветов… Как я выяснил, то ли ночью, то ли ранним утром это здание было захвачено советским спецназом, и при этом штурме двое из работников радио и его охранников были убиты…

В Литву — в приморский город Клайпеду — я приехал утром 21-го августа. Тогда Литва уже считалась независимым государством, но, насколько я помню, почти никто (кроме, например, Исландии) официально не признавал её независимость. В Клайпеде советские войска находились не только в казармах, но и в некоторых других местах. Например, они круглосуточно охраняли в центре города памятник Ленину, возле которого постоянно стояли два их бронетранспортёра, а также воздвигнутую на высокий пьедестал пушку времён 2-ой мировой войны (возле неё располагался один бронетранспортёр). Никаких столкновений в Клайпеде в дни путча вроде бы не было. Даже клайпедская радиовышка вроде бы продолжала транслировать передачи из забаррикадированного литовского Верховного совета (или, возможно, он уже назывался тогда просто Парламентом). Хотя, конечно, напряжённость и ожидание каких-то столкновений чувствовались…

Помню, что когда всё это закончилось, вышеупомянутые советские бронетранспортёры как-то очень быстро исчезли, и спустя примерно 2 – 3 дня на главной клайпедской площади был огромный народный праздник, включавший в себя демонтаж памятника Ленину и массовые танцы на его месте. Чувствовалось, что люди празднуют совершенно искренне, а не так, как, например, на советских “демонстрациях трудящихся” по случаю очередной “годовщины Октября”…

Увы, в дальнейшем всё оказалось — в первую очередь, конечно, в России и в ряде других “советских республик”, а не в Прибалтике — совсем не так замечательно, как ожидалось тогда, после краха ГКЧП… Некоторые из этих “республик”, где власть узурпировали прежние местные партийные правители, — например, Туркмения или Узбекистан — вообще оказались чуть ли не в самом диком, в самом деспотическом средневековье. Постепенно к ним приближается и Россия, власть в которой лишь спустя примерно пару лет после той августовской как бы революции вновь была практически полностью захвачена так называемой “номенклатурой” во главе с советскими гэбистами — под видом известной “конституционной реформы”, осуществлённой с помощью четырёх танков в центре Москвы и сотни-другой так и “не выявленных следствием” снайперов-убийц… Впрочем, вскоре после той “реформы” российская номенклатурно-гэбистская власть устроила на некоторых территориях (теперь уже и не только в Чечне) такой кровавый ад, что даже вышеупомянутые деспотические Туркмения с Узбекистаном по сравнению с этим адом, как говорится, “отдыхают”…

Какие из всего этого выводы ? По-моему, главный вывод — следующий: если уж пытаться делать демократическую, либеральную или вообще антидиктаторскую революцию, то желательно не только добиваться немедленного прекращения всякого диктаторского насилия, но и доводить эту революцию до конца (по возможности, более-менее мирно, конечно), а не ограничиваться сменой флага и герба, сносом нескольких памятников палачам (вроде статуи Дзержинского на Лубянке) и передачей власти сладкоречивым представителям той же самой узурпаторской властной “элиты” или “номенклатуры”, которую вроде бы собрались свергать…

Дмитрий Воробьевский (19.08.2011г.)

1 Comment on "Дмитрий Воробьевский: 20 лет упущенному шансу"

  1. патриот | 23-08-2011 10:54 at 10:54 |

    Проблема требует решения системного и более комплексного. Рекомендую разыскать и прочесть работу Дейниченко В. Концепция перманентной люстрации.
    Искать по Гуглу или по адресу:

    http://www.kds.org.ua/presentation/dejnichenko-vf-prezentatsiyatekst-roboti-kontseptsiya-permanentnoi-lyustratsii-ochische

Comments are closed.

More in Записки, Наша історія
STA40288
Екскурсія: Стежками холодноярських отаманів

Кам’янка – Холодний Яр – Суботів – Чигирин. У Холодному Яру не тільки Хмельницький і Залізняк збирали силу для боротьби,...

Close