Останні новини

«Пилорама-2011». Мнение экспоната

В этом 2011 году Мемориальный центр истории политических репрессий «Пермь-36», Международное историко-просветительское и благотворительное общество «Мемориал», редакционно-издательский дом «Новая газета» при поддержке Правительства и Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края Российской Федерации провел 29 – 31 июля уже седьмой по счету Международный Гражданский Форум «Пилорама-2011».

Форум прошел в Мемориальном музее «Пермь-36» – на территории последнего лагеря для советских политических заключенных ВС-389/36, в поселке Кучино Чусовского района.

Почему «Пилорама»? Да потому, что главная сцена Форума построена на пилораме (лесопилке) в бывшей зоне строгого режима. Пилорама стоит там до сих пор – с пилами, с бревном на тележке, но уже в роли символа. Или экспоната.

Я тоже – в шестой раз – побывал там в роли экспоната. Ведь рядом, метров за 300, расположена зона особого (камерного) режима, где я как особо опасный рецидивист провел в полосатой одежде 6 лет своей жизни. За почти 8 лет функционирования особого режима, с 1 марта 1980 до 8 декабря 1987, через этот барак прошло 56 заключенных, 37 из них, по подсчетам историка и журналиста Вахтанга Кипиани, – украинцы. А именно: члены Украинской общественной группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений Олесь Бердник, Микола Горбаль, Михайло Горынь, Виталий Калиниченко, Иван Кандыба, Юрий Литвин (умер в больнице г. Чусового 4 сентября 1984), Левко Лукьяненко, Валерий Марченко (умер в тюремной больнице в Ленинграде 7 октября 1984), Василь Овсиенко, Богдан Ребрик, Петро Рубан, Иван Сокульский, Василь Стус (погиб в карцере этого барака ночью с 3 на 4 сентября 1985), Олекса Тихий (умер в тюремной больнице в г. Пермь 5 мая 1984), Данило Шумук, иностранные члены УХГ эстонец Март Никлус и литовец Викторас Пяткус, а также украинские политзаключенные Михаил Алексеев, Иван Гель, Николай Евграфов, Василь Курило, Алексей Мурженко, Григорий Приходько, Семен Скалич (Покутник), русский писатель Леонид Бородин, Юрий Федоров, члены Национальной Объединенной партии Армении Азат Аршакян и Ашот Навасардян, литовец Балис Гаяускас, латыш Гуннар Астра и другие. Так что этот барак – часть истории не только Украины.

А на строгом режиме здесь в 70 – 80-х годах в разное время сидели не менее известные теперь люди: Иван Светличный, Игорь Калинец, Евген Сверстюк, Олесь Шевченко, Зиновий Антонюк, Зорян Попадюк, член УХГ Мирослав Маринович, ее председатель Микола Руденко и многие, многие другие.

За 3–4 километра отсюда, на кладбище в деревне Борисово, были похоронены под столбиком № 7 Юрий Литвин, под номером 8 – Ишхан Мкртчян, под номером 9 – Василь Стус. Останки своих (а также из Перми – Олексы Тихого) мы забрали и перезахоронили в Киеве в ноябре 1989 года. Армяне своего Ишхана забрали еще раньше, в феврале. На кладбище остался один из 11 столбиков № 5.

Украинцы в этом лагере, как и в других советских политлагерях, составляли половину или даже большинство «контингента». Это при том, что мы составляли лишь 16 % населения СССР. «Суверенитет» УССР не позволял ей даже своих «преступником», осужденных «именем УССР», содержать на своей территории.

Лично я воспринимаю это место, «где всё человеческой скорбью взялось» (В.Стус), как место паломничества. Его с 1995 года, когда был открыт Музей, посетило множество школьников Пермской области, людей из других регионов и стран. Этот Музей поддерживает дружеские и деловые отношения с музеями того же типа Бухенвальдом, Заксенхаузеном и другими.

И вот теперь здесь можно услышать (на трех сценах!) песни самых популярных в России бардов, рок-музыку, посмотреть кинофильмы, выставки – всего задействовано 15 помещений. Это бывшие бараки и большие палатки. Здесь можно высказать свое мнение на дискуссиях по самым актуальным проблемам современности, таким, как «20 лет спустя. Глазами лидеров», «20 лет спустя. Европа и мир», «Страна интернета и страна TV», «Почему люди уезжают из России, и как их возвратить?», «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», «Современная культура – региональные концепты», «Популярная музыка против непопулярной власти» и другим.

Участниками дискуссий были Уполномоченный по правам человека РФ Владимир Лукин, Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, первый Уполномоченный по правам человека РФ Сергей Ковалев, представители посольств и генеральных консульств ряда стран. Ожидали М.С.Горбачева, но «гвоздь программы» не приехал: врачи не разрешили. А я-то надеялся провести ему экскурсию по местам, где он содержал меня больше трех лет…

Надо сказать, что на этом месте гражданские темы воспринимаются особенно остро. Ведь в них принимают участие живые участники и свидетели советской истории, зарубежные гости, известные правозащитники и общественные деятели. Увы, с каждым годом бывших узников здесь все меньше и меньше. В этом году приехали Арсений Рогинский, Елена Санникова и Сергей Ковалев из Москвы, его сын Иван из США, Виктор Пестов из Екатеринбурга, Михаил Мейлах из Страсбурга (Франция), Валерий Смирнов, Вячеслав Вахнин… Да вот я один с Украины. Но политологов, журналистов, представителей власти было множество. Гостей же, если окинуть взглядом луг над рекой Чусовой и площадку для машин, – не меньше пяти тысяч. И это при том, что шел дождь. Работали полевые кухни, выездные кафе и розничная торговля.

Не везде я успел побывать: журналисты и просто посетители буквально хватали меня за рукава, приходилось проводить экскурсии, а еще обязательно надо было побывать на месте захоронения сокамерников. Там я поставил свечи, украинский флажок и повязал на кресте вышитый рушнык (полотенце).

Меня пригласили на дискуссию «20 лет после СССР. Потери и приобретения». Вел дискуссию Владимир Тольц, приехавший из Чехии. Его голос помнят слушатели радио «Свобода». Он не сидел: его, соиздателя самиздатского бюллетеня «В», который в начале 80-х годов был основным источником информации о нарушениях прав человека в СССР, осенью 1982 года выдворили из СССР. Щуку бросили в речку…

Первому В.Тольц предоставил слово заместителю губернатора Пермского края Леониду Климову. Он отметил, что в результате распада СССР была потеряна стабильность, утрачены относительное равенство граждан, доступ к культуре и образованию. Но удалось избежать гражданской войны. Конечно, уровень свобод теперь несоизмеримо выше.

Дальше выступил Сергей Ковалев – «человек медлительный, но фундаментальный», как он сам о себе сказал. Бывший узник этого лагеря и бывший первый Уполномоченный по правам человека РФ констатировал, что развал СССР был неизбежным, так как это было не федеративное государство, будто бы созданное по договору 1922 года, а унитарное тоталитарное государство, созданное вследствие завоеваний. Попытка М.С. Горбачева образовать новый союз на действительно равноправных, добросовестных началах завершилась крахом. Прибалтийские народы быстро возобновили свою демократическую государственность, а в Средней Азии, где большевики уничтожили господствовавшие прослойки и навязали свою коммунистическую номенклатуру, эта номенклатура, преобразившаяся в национальных лидеров, установила режим даже худший, чем в советское время. Оттуда люди бегут, кто куда может.

Почему на нас, собравшихся в бывшем лагере Кучино, не напускают собак? Да потому что то, о чем мы говорим, мало кто в России слышит. Мы для нынешней власти неопасны. Нынешняя власть, в отличие от советской, понимает, что не стоит громить демократическую «Новую газету»: у нее немного читателей. Громадное серое большинство населения смотрит в «ящик». Присутствующие даже в этой палатке молодые люди в футболках с надписью «СССР» и портретами Сталина ничего не знают и знать не хотят об СССР и Сталине. Самая грубая геббельсовская пропаганда оказалась самой эффективной. И это наша вина. Самая большая наша потеря – потеря гражданственности, которая проявилась было в конце 1980-х – начале 90-х годов. «Мы живем, под собою не чуя страны, наши речи за десять шагов не слышны», – сказал поэт.

Власть в России нелегитимна: она не избрана на честных выборах, а назначена. Избирательные комиссии зачастую состоят из мошенников или людей, готовых мошенничать по первому приказу. Пример – «выборы» в Чечне, давшие свыше 90% «за».

Сейчас в России идет около 200 политических процессов. Но нет независимого суда, нет правосудия – значит, в обществе нет инструмента, чтобы указать власти ее место.

В мою бытность омбудсменом удалось отменить ряд наказаний заключенным, но мы не смогли отменить административный произвол. Даже при Сталине не было такого, чтобы милиция в масках, с оружием в руках окружала дом, приказывала всем лечь лицом вниз, всем надела наручники, проводила тотальный обыск и находила оружие там, где были только обыскивающие.

Как это остановить? Была бы политическая воля: посадить несколько составов судов за неправомочные приговоры. Заставить их рассказать, кто заказывал эти приговоры. Но это фантастический проект, с сожалением сказал С.Ковалев. Вот в Киеве собрался было Майдан и сказал: «Вы нас обманываете. Выборы не были свободными». И люди добились новых, честных выборов. Важно, не кто победил – важно, чтобы выборы были честными. Нужно создавать гражданское общество, чтобы мы были в доме хозяевами.

Дальше слово предоставили мне. Я сказал примерно следующее.

Василь Овсиенко: «Вопрос поставлен четко: «20 лет после СССР. Потери и приобретения». Потому сразу скажу самое для меня важное: я бы не стоял перед вами, если бы СССР задержался еще на несколько лет. Я бы лег в эту уральскую землю рядом Литвином, Тихим и Стусом, которые погибли здесь в 1984-85 годах. И перевозить на родину наши тленные останки уже было бы некому и незачем.

Микола Руденко, узник этого лагеря, сказал в интервью мне в 1996 году: «Еще лет 15-20, еще одно поколение – и Украину уже было бы некому и не для кого спасать. Но Господь нас выхватил почти из пропасти и дал еще один шанс. Значит, мы Ему для чего-то нужны. Но надо помнить, что Господь и гневается на ленивых, и лишает их Своей благодати…».

Я бывший узник лагеря особого (камерного) режима ВС-389/36-1 с декабря 1981 года вплоть до его закрытия 8 декабря 1987 года. В тот день Михаил Горбачев (не прибывший на этот Форум) встретился в столице Исландии Рейкьявике с Президентом США Рональдом Рейганом и сказал ему, что политических заключенных в Кучино уже нет. И это была правда: нас, 18 особо опасных рецидивистов, в этот день, 8 декабря 1987 года, перевезли на ст. Всесвятская, в 35-ю зону.

Я понимаю: гласность и перестройка – это длительный процесс, его надо было пройти, но все же не упущу случая сказать, что М.С. Горбачев держал нас здесь, на Урале, 3 – 3, 5 года. Мог бы и раньше отпустить, взять нас себе в союзники, чтобы вместе проводить перестройку.

Меня освободили 21 августа 1988 года через помилование. То есть я оставался для государства преступником, но оно проявило ко мне милосердие. Реабилитирован я в 1992 году по первой и третьей судимостям (статья «антисоветская агитация и пропаганда», ч. 1, а потом ч. 2). По сфабрикованной же статье «сопротивление милиции» я до сих пор не реабилитирован. То есть, политическая реабилитация сделала меня чистым уголовником.

Украина, как известно, приняла «Декларацию о государственном суверенитете Украинской ССР» 16 июня 1990 года, Россия приняла «Декларацию о государственном суверенитете РСФСР» 12 июня 1991 года. Украина провозгласила «Акт о независимости» на полтора месяца позже, 24 августа, и подтвердила его на референдуме 1 декабря. В результате – 8 декабря 1991 года СССР перестал существовать.

Результат лично для меня – вчера я приехал в Россию не этапом, не в «столыпине», не в «воронке», не под конвоем, а по своей воле, как свободный гражданин независимого государства. Правда, в прошлом году российские пограничники сняли меня с поезда в Брянске и вернули домой как нежелательное на территории России лицо. Кому нежелательное, а кому и желательное: не в первый раз уважаемый Виктор Александрович Шмыров приглашает меня в этот Музей. И я знаю, что в России есть люди, которых надо называть совестью России. Я давно написал статью «Музей в Кучино – совесть России». Ведь одно дело создать музей во славу своей родины, и совсем другое – создать музей покаяния. Честно говорить правду о советских политических лагерях – это значит проходить катарсис, очищение от коммунистической скверны. Чтобы этой коммунистической скверны никогда больше в России не было.

20-я годовщина распада СССР – повод сделать выводы из недавнего исторического прошлого и подумать о будущем.

В обиход запущен термин «тоталитарный режим». По-моему, он только затуманивает нам, украинцам, прошлое: можно подумать, что это украинцы сами для себя создали «тоталитарный режим» и мучились в нем. Сами себя расстреливали, вывозили в Сибирь. Но мы-то хорошо знаем, что этот «тоталитарный режим» был привнесен в Украину на большевистских штыках. Ленин объявил войну Украинской народной республике 16 декабря 1917 года. Достаточно процитировать Ленина (подчеркнуто мной):

«Теперь с завоеванием Украины… наша сила крепнет. Теперь у нас есть возможность получить топливо из Донецкого бассейна, есть источники хлеба и продовольствия… На Украине имеются громадные запасы, излишки хлеба, их трудно взять сразу – там до сих пор партизанщина… Мы должны не менее трех тысяч рабочих железнодорожников, частью крестьян из северной голодной России, двинуть на Украину». (Ленин В.И. Полное собрание сочинений, 5-е изд., М.: ИПЛ, 1967–1975, т. 38, с. 300-305. Дальше – ПСС).

«Киев, Полтава, Харьков взяты и наше продвижение к Донецкому бассейну, источнику угля, происходит с громадной быстротой». (19.12. 1917). ПСС, т. 40, с. 29.

«Чем больше мы завоевываем Украину, Кубань и Сибирь с их крестьянским населением, тем труднее становится задача, тем тяжелее идет машина…». ПСС, т. 40, с. 251.

«Поместить полтора миллиона армии на Украине, чтобы они помогали усилению продработы, будучи сугубо заинтересованы в ней, особо ясно сознавая и чувствуя несправедливость обжорства богатых крестьян на Украине». ПСС, т. 44, с. 67.

«Временно советую назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты». ПСС, т. 50, с. 165.

Таковы «заветы Ильича».

Его последователь, верный ленинец Иосиф Сталин, был еще решительнее по отношению к Украине. Он сказал: «Украинская интеллигенция не заслуживает доверия». Это был смертный приговор национальной элите, которая только начала формироваться, а значит и всему обезглавленному украинскому народу. Голодом было уничтожено около 4 миллионов украинских крестьян. А количество жертв репрессий, депортаций не поддается подсчету. Считается, что народ, потерявший 2-3% наиболее активных людей, – побежден. Мы же потеряли не менее трети населения. Это была сатанинская селекция: уничтожали самых лучших, талантливых, умных. Последствия этого геноцида будут сказываться еще долго.

К сожалению, сталинизм в России не изжит. У нас тоже. И это угроза для нашего будущего.

Дай Бог, чтобы чудеса Господние случались и в наше время, но период распада имперского синдрома очень длительный. На это нужны десятилетия, если не столетия. Даже британцы его еще не изжили. Будем надеяться на демократизацию России, и что в ее лице мы со временем будем иметь нормальную соседку.

Сошлюсь на Збигнева Бжезинского: «Я пессимист относительно того, что России удастся достичь своих бывших имперских целей. У России уже нет такого потенциала. Это становится понятным, если посмотришь на экономическую, демографическую, научную статистику, не говоря уже о ее геополитическом окружении: на востоке и на юге от России появляются мощные, перенаселенные азиатские государства. У России нет выбора. Ей надо идти в сторону Запада. И в интересах Запада, чтобы она пошла в этом направлении». (Газета «День», Киев, 30.06. 2010).

Добавлю от себя: и России, и Украине надо вместе идти на Запад. Надо вступать в НАТО и в Европейский Союз. Надеюсь, что в России тоже формируется новое поколение, которое разделяет такой взгляд.

Следует помнить: украинцы в первой половине ХХ ст. составляли половину экономического, человеческого и интеллектуального потенциала Российской империи (СССР). А посему:

«Ампутация Украины была бы для России смертельной», – считал Отто фон-Шенгаузен Бисмарк, рейсхканцлер Германии в 1871 – 1890 гг.;

«Потерять Украину – потерять голову», – предостерегал Владимир Ильич Ленин, председатель Совнаркома России в 1917 – 1924 гг.;

«Без Украины Российская империя невозможна», – утверждает ныне Збигнев Бжезинский, государственный секретарь США в 70-х годах ХХ столетия и советник президентов.

Замечу, что лишь Президент Кучма считал, что «Россия без Украины обойдется, а Украина без России – нет». Но Украина в состав России, даже если она и останется значительно русифицированной, уже никогда не вернется. К этому надо привыкнуть и жить с этим знанием. Александр Солженицын призывал россиян обустраивать собственно Россию.

Вывод: Распад СССР для Украины – несомненно, благо («приобретение»). Кое-кто считает, что для России это «потеря». Но я считаю, что и для России распад СССР – тоже благо. Ведь россияне наконец получили возможность обустроить свою собственную страну. Вот и обустраивайте – без нас.»

Когда я говорил о голоде 1933 года, человек в футболке с надписью «СССР» начал возражать: «Мне говорили, что это украинские националисты устроили голод для тех, кто разговаривал по-русски». Я ответил кратко и не совсем корректно: «У вас каша в голове. Почитайте хоть что-нибудь».

Меня поддержал бывший узник этого лагеря Михаил Борисович Мейлах, профессор Страсбургского университета:

– СССР – это была империя. Он унаследовал самые худшие стороны Российской империи, в частности, обожествление царской семьи переросло в обожествление генеральных секретарей. Помню, когда умер самый ничтожный из них, Черненко, нам дали в камеру газету и предупредили: «Если будете радоваться – пойдете в карцер».

Какая может быть демократия в Средней Азии? Напрасно американцы пытаются насаждать свою демократию в Азии, Африке. Да и в России демократическое общественное сознание присуще лишь небольшой части населения. У многих народов бывшего СССР нет исторического опыта суверенной государственности. Легче всего удалось возобновить ее эстонцам. Уже литовцам и латышам было труднее…

Меня беспокоит нынешний развал народного образования в России. Такой же развал был в 20-х годах. Но потом спохватились, почти в полном объеме возобновили дореволюционную систему образования. Теперь снова разрушают.

Бывший узник Виктор Пестов высказался совсем кратко:

– Когда мы здесь сидели, то выписывали много газет и журналов, находили там разную статистику. Ребята подсчитали, что СССР распадется после 1984 года.

– Это Андрей Амальрик подсчитал и написал книгу «Просуществует ли СССР до 1984 года?».

– Мы об Амальрике тогда и не слышали. Когда началась перестройка, я сказал: «Вот наступает наше время». И оно наступило. Но мы его прос…

Такой тезис понравился коммунистам, и они затеяли дискуссию с Леонидом Климовым, на что он ответил:

– Я в советское время был завкафедрой, и меня вызывали в КГБ за цитату из Некрасова… Теперь можете рассказывать какие угодно стихи, и вам за это ничего не будет. Свобода слова, свобода передвижения, печати, предпринимательства – это наши непреложные приобретения.

Слово попросила молодая женщина и стала доказывать, что внутренне СССР не распался, что большинство населения России хочет воссоздания СССР. И сорвала аплодисменты примерно четверти присутствующих.

Тут я подумал: эти люди не считают нужным хотя бы спросить меня, украинца, а хочу ли я в их новый союз? Хочу ли я сидеть в их новой «тюрьме народов»? (Ленин).

Владимир Тольц заметил, что демократия, к сожалению, иногда бывает самоубийственной. Например, немцы на выборах 1933 года избрали Гитлера. Он устранил безработицу, удовлетворил некоторые социальные нужды. И Муссолини тоже был избран. Человек может ошибаться, но когда ошибаются целые народы – тогда проливается огромное количество крови. Чтобы такого не случалось, надо создавать гражданское общество. Вот в России «Мемориал» проводит конкурсы среди школьников «Человек в истории: ХХ век». Молодые люди на примере своей семьи, соседей, села, города познают, что СССР – это где одни сажали, а другие сидели. У тех, кто этого не знает, возникает ностальгия по СССР. Прошлое всегда кажется лучшим, чем настоящее.

Далее Сергей Ковалев говорил о русской вине. Русские – самая большая в СССР нация. Коммунистическая пропаганда навязывала идею, что русской народ – «старший брат», он обязан заботиться о «младших братьях», поправлять их, русифицировать. И сажали за язык, за вышиванку, за то, что ходили к памятнику Шевченко в день его перезахоронения 22 мая. Эта психология «старшего брата» быстро не изживается. Скажу по правде: мне в лагере легче было общаться с украинцами, литовцами, чем с некоторыми русскими. Хотя я русский по культуре, по образованию. По крови – там много намешано, в том числе украинского. Конечно, в репрессивном аппарате были люди разных кровей, но преобладал русский элемент.

В обществе надо создавать критическую массу демократически настроенных людей, в которой начнется кристаллизация. Ведь появились же в японской, в южнокорейской культуре, где веками торжествовал тоталитаризм, свои демократии.

Демократия – это не власть большинства, а права меньшинств. Это надо знать.

– Вы врете, – послышался голос из угла, где сидели несколько человек в футболках с надписью «СССР».

– Я никогда не вру! – вспылил Ковалев. – А ты, сопляк, молчи, когда старшие говорят.

Началась суматоха, крикунов хотели было вывести, но они не подчинились.

– Вы имеете право на свое мнение, я на ваше право не покушаюсь. Но и вы на мое не покушайтесь.

Ведущий Владимир Тольц: Да они пришли, чтобы сорвать нашу дискуссию.

Та же молодая женщина: Значит, если большинство хочет возобновления СССР, то оно не право? Тогда вы не демократ. (Опять аплодисменты 1/4 зала).

С.Ковалев: В США классическая демократия. Это не новгородское вече, где имели голос все. Там была непосредственная демократия. В США – представительная демократия. Народ через избирательную систему избирает своих слуг. Если эти слуги не справляются с доверенным делом, им благодарят и показывают на дверь.

По моему мнению, самое лучшее руководство – специалисты под контролем народа. Чтобы не возникла тирания.

В самом конце слово взял интеллигентный человек почтенного возраста:

– Демократия – это не победа большинства, а право меньшинства. Я ожидал, что тут будут подведены итоги и дан ответ: что с нами произошло вследствие распада СССР? Хочу поставить вопрос молодым людям: если бы Советский Союз существовал до сих пор, смогли бы вы иметь незарегистрированную печатную машинку, не говоря уже о компьютере, о мобильном телефоне? Вывод: СССР выпал из цивилизационного процесса, потому и распался.

На пресс-конференциях при открытии и закрытии Форума несколько человек из других областей высказывали сожаление, что у них такой форум, увы, невозможен. И общество, и власти не готовы. В Пермской же области эту почву общество «Мемориал» рыхлит с начала 90-х годов. Им повезло: последний советский политический лагерь оказался в их области. Слава Богу, что в нужном месте, в нужное время нашлись нужные люди, которые делают нужное дело.

Больше о Форуме и Музее читайте на сайте: Мемориальный музей истории политических репрессий «Пермь-36». Или поищите в google «Пилорама-2011».

9 августа 2011 года

http://khpg.org/index.php?id=1312969306

1 Comment on "«Пилорама-2011». Мнение экспоната"

  1. Василий однако врёт и не краснеет. Если почитав другие источники (записи других присутствовавших людей), а так же посмотрев видео с мероприятия я поймал его на лжи минимум трижды, как я ему вообще могу верить?
    Пруфвидео:
    http://www.youtube.com/watch?v=m-Hm18OzEjA&feature=player_embedded#at=83
    http://www.vimeo.com/27662637

Comments are closed.

More in Наша історія, Політичні репресії, Статті
Про неопірність злу

В Україні епідемія глобального "непротивлення злу", де частіше махають рукою, ніж дають адекватну відповідь."Хороші хлопці" не воюють.

Close