В Турции сменился режим: власть военных существенно ограничена

Модернизация по-турецки

Новые кадровые назначения в армейском руководстве Турции. Президент Абдулла Гюль утвердил решение Высшего военного совета. Генерал Недждет Озель, бывший глава жандармерии (турецкой дорожной полиции, выполняющей широкие функции и обладающей широкими полномочиями), занял пост начальника Генштаба вооруженных сил. Главкомом сухопутных войск стал Хайри Кыврыкоглу, главкомом ВМС – Мурат Бильгель, а Военно-воздушные силы Турции возглавил Мехмет Эртен.

Как отмечают местные аналитики, эти четверо – люди с безупречной воинской репутацией, и отличаются от предыдущих командующих этими родами войск тем, что получили высшее военное образование на родине, а не в Европе или за океаном. Это обстоятельство существенно: менталитет сформировался на местной почве, а не на либеральных почвах зарубежья. Они полностью лояльны власти. И это решающий фактор, которым руководствовались премьер и президент.

Напомним, правящая Партия справедливости и развития, руководящая страной и исповедующая «мягкий ислам», не первый год отчаянно борется с военными, которые в Турции представляют собой особую касту. Они играют значительно большую роль в жизни государства, служа гарантами светского формата власти. Так было установлено отцом нации Мустафой Кемалем Ататюрком и так продолжалось до настоящего времени.

Кризис в военных верхах разразился неделю назад, 29 июля, когда начальник Генштаба Ышык Кошанер и командующие родами войск – ВВС, ВМФ и Сухопутными войсками – подали в отставку. Причиной и поводом стала антиармейская кампания, которую развернула правящая партия в отношении военных. 250 высоких военных чинов Турции, 22 из которых – высший офицерский состав, находятся в настоящее время за решеткой по обвинению в подготовке государственного переворота.

Отставка была принята. Турецкие аналитики рассуждают, что военные совершили такой протестный шаг, рассчитывая произвести впечатление и обратить внимание общества и власти на тяжелое положение в армии. Они предполагали, что премьер и президент захотят выслушать их и предложат остаться на занимаемых должностях. Но отставка была принята безоговорочно. Аналитики отмечают, что высокие офицеры, впрочем, ничем не рисковали: они практически достигли отставного возраста и не сегодня-завтра должны были завершить военную карьеру.

После этих громких отставок президент Гюль поспешил заверить, что это не трагичное для Турции событие: «Произошедшее можно назвать беспрецедентным событием, но ни о каком вакууме власти в стране речь не идет».

История конфликта

Армия, которая верна заветам Ататюрка, всегда бдительно следила за развитием ситуации в стране и, предвидя опасность возвращения исламских властей, устраивала перевороты. Такие эпизоды в новейшей истории Турции повторялись четыре раза – в 1960, 1971, 1980 и 1997 годах.

Когда Партия справедливости и развития (премьера Эрдогана) пришла к власти, военные, ведущие самостоятельную политику, выразили обеспокоенность в потенциальной исламизации страны. Правительство тем временем проводило свои реформы, обещанные жителям. Среди них одной из самых громких была отмена запрета ношения тюрбана в высших учебных заведениях. Оказалось, что львиная доля населения считала этот запрет, введенный в свое время Ататюрком, ущемляющим права мусульманок. Отмена запрета порадовала турецкий народ. Те из студенток, кто хотел, тут же стали ходить в аудитории с покрытыми головами. Подобного рода реформы серьезно встревожили соблюдающих заповеди Ататюрка военных. Они снова обратили внимание народа на факт, выразив опасения в исламизации.

Власти отвергали подобные подозрения, но, как выяснилось, искали аргументы против военных. Уголовное дело о попытке государственного переворота в Турции было возбуждено в 2007 году в отношении организации «Эргенекон», куда входили бывшие военные. По данным следствия, план «Кувалда», предполагающий свержение правительства, был разработан еще в 2002 году: несколько терактов, хаос, захват власти.

5 апреля 2010 года в 14 городах Турции прошли аресты военных, подозреваемых в подготовке путча. Общее число задержанных и арестованных не называлось, однако было известно, что среди них – четыре отставных генерала, среди которых бывшие командующие ВВС и флотом. Экс-командир первой армией Четин Доган считался лидером заговорщиков. 23 июля 2010 года прошли новые аресты. В общей сложности в связи с делом в отношении «Эргенекона» за решеткой оказались около 200 человек, среди которых военные, журналисты, юристы. Под подозрение в участии в заговоре попали 400 человек. 6 августа 2010 года суд Стамбула аннулировал ордер на арест 102 военных, в том числе 25 генералов. 12 февраля 2011 года были взяты под стражу прямо в зале суда 133 высокопоставленных офицера. Среди новых арестованных – как действующие военные, так и отставные.

В 2009-м следствие обнаружило новый заговор – план «Клетка», предполагающий свержение власти. В обоих случаях прокуратура утверждала, что располагает документальным подтверждением этих планов. Военные все категорически отрицали.
Дела по «Эргенекону» серьезно подорвали отношение к армии, о чем свидетельствуют опросы общественного мнения: они потеряли около 20% поддержки.

Нельзя не заметить, что на фоне борьбы партии власти с кастой военных проходила нормальная политическая жизнь страны: шли предвыборные парламентские и президентские кампании, референдум о ключевых поправках в Конституцию Ататюрка. Очевидно, борьба имела и экономический подтекст – Эрдоган выводит из-под контроля армии экономику страны, заменяя военных в руководстве компаний теми, кто пришел к власти вместе с ним. Борьба исламистов с кемалистами решительным образом влияла на итоги голосований. Так, страна поддержала Партию справедливости и развития во второй раз в июне 2011 года (50% голосов избирателей было отдано за партию Эрдогана), а до того, в сентябре 2010-го, на референдуме 58% голосов граждан получили поправки «мягких исламистов» в Основной закон.

Подчинить армию

Заседание Высшего военного совета впервые в истории Турции проходило под председательством премьера Реджепа Тайипа Эрдогана, а не под двойным председательством премьера и главы Генштаба. Тему новых назначений и ситуацию в армии обсуждали четыре дня.

Результат компромиссов таков: на год сохранили генеральские звания 14 генералов, находящиеся за решеткой по обвинению в подготовке плана «Кувалда» с целью свержения власти премьера Эрдогана. Власти хотели уволить их из армии, военные, в свою очередь, уверены, что эти достойные люди должны быть представлены к новым званиям.

Теперь Генштабом и родами войск командуют новые люди, лояльные власти «мягких исламистов». Теперь руководство армии лишено возможности самостоятельно принимать решения о проведении тех или иных операций, как это было до сегодняшнего дня. Теперь премьер-министр будет давать указания, как нести службу и чем заниматься. Теперь партия власти спокойна: непредсказуемых действий от военных ждать не следует. Опасность свержения режима миновала. Кроме того, отстранение армии от политики было одним из требований ЕС, которые Турция должна была выполнить в рамках программы по подготовке к вступлению в объединенную Европу. Впрочем, в последнее время Анкара заявляет, что эта тема для нее перестала быть приоритетной.

Народ доволен демократией

«Мягкий ислам» вовсе не противен народу, хоть он и воспитан в традициях Ататюрка. Как рассказывают «Эксперту Online» гражданские источники в Турции, реформы Эрдогана воспринимаются людьми позитивно: экономика в полном порядке, по крайней мере, по меркам мирового финансового кризиса, социальные программы выполняются: недавно пожилым людям и инвалидам правительство выделило материальную помощь, чего раньше никогда не было. Международная позиция Турции, ее роль в регионе также укрепляется: власти проводят взвешенную политику, которая, похоже, вырабатывается самостоятельно. «За Эрдоганом – население Турции, он может себе это позволить – перестать переживать о вступлении в Евросоюз и не слишком оглядываться на Америку», – пояснил источник.

По мнению местных аналитиков, армия наконец заняла то место, которое она должна занимать в нормальном демократическом государстве – не самостоятельное, а подчиненное властям. «Эрдоган строит демократическое общество», – пояснили «Эксперту Online». Ну а более жесткий ислам стране не грозит. По крайней мере, в ближайшем будущем.

Евгения Новикова

Неономад


Контроль якості інформації на сайті Майдан

Всі новини, статті та записки мають відповідати Інформаційній Політиці Майдану. Якщо ви бачите невідповідність - будь ласка повідомте нам на news@maidan.org.ua і вкажіть гіперлінк (URL) матеріалу. Приклад спростування інформації тут