«Украина без холопов». Ростки гражданского общества в Донецке

Гражданское движение «Украина без холопов» в последнее время все чаще упоминается в донецких СМИ. Главным образом, в связи со скандалами и судебными разбирательствами. Пару месяцев назад несколько активных пользователей социальных сетей решили объединить усилия и создать в Донецке мобильную группу по выявлению и устранению всевозможных нарушений своих прав. Нарушений оказалось столько, что активисты тут же погрязли в склоках и разборках. В разных местах их били, грабили, оскорбляли, подавали на них в суд, однако, не смотря на это, запал не только не угас, но напротив – только стал разгораться. Благодаря широкому пиару в интернет-медиа, ряды сторонников движения ширятся, а инициатор создания «Украины без холопов», донецкий журналист Павел Колесник за короткое время стал одной из самых узнаваемых персон в журналистской среде. В особенности, после нашумевшего конфликта в супермаркете «Сокол» и облетевшей весь интернет фотографии «Українського тижня», на которой он запечатлен с разбитым лицом.

На своём сайте активисты «Украины без холопов» указывают, что выступают против «запретов на фотосъемку, бессовестной торговли просроченными продуктами, беспредела перевозчиков и многого другого». Один из главных принципов движения – никаких командиров и начальников, каждый действует по своему усмотрению. Участников «Украины без холопов» хорошо знают в донецких торговых центрах – активисты неоднократно выявляли факты торговли просроченной продукцией, фиксировали их на видео и выкладывали в интернет. Супермаркет «Амстор» даже подал на членов «Украины без холопов» в суд за самоуправство, после того, как фотоотчет об одной из гражданских акций был выложен в социальных сетях.

О современном состоянии гражданского общества в Украине и трудностях борьбы за свои права в Донецке «ОстроВу» рассказал основатель движения «Украина без холопов» Павел Колесник.

– С чего начиналась «Украина без холопов»? Что натолкнуло на мысль основать движение?

Наши протесты стихийны, они вышли из социальных сетей, и мы хотим сохранить этот формат, поэтому и создали «безхолопов» с четкими правилами – никаких руководителей, никакой политики, нельзя зарабатывать на общественных акциях и загонять их под шапку какой-то одной организации. Это исключительно информационный проект, без лидеров, координаторов, модераторов и прочих руководителей, без членства и списков активистов. Любую традиционную организацию можно контролировать извне, а сетевой информационный проект практически невозможно, разве что интернет отключить.

– Сколько людей можно назвать активистами «Украины без холопов»?

Активистов нет, есть участники проекта, принявшие его правила. Понятия не имею, сколько их. В рейдах по супермаркетам в разное время принимали участие 50-60 человек, кто-то разделяет идеи «безхолопов», а кто-то нет, меня это не особо волнует. Главное, что я действую по этим правилам.

– В каких местах вы уже побывали? Каких конкретных результатов удалось добиться?

Мы ходим по супермаркетам, боремся за свободу фотосъемки, выявляем просроченные продукты, а также распространяем информацию о различных злоупотреблениях. В Донецке посетили десятки супермаркетов и торговых центров, после чего в некоторых из них запрет на фотосъемку был отменен, а контроль за просроченными продуктами ужесточился.

– Некоторое время назад, еще до возникновения «Украины без холопов», ты был участником движения «Гражданский актив Донбасса», теперь о нем почти ничего не слышно. Что стало с ГАДами?

Ребята из этой группы принимали участие в некоторых рейдах по супермаркетам наряду с «Дорожным контролем», независимыми блогерами, журналистами и адвокатами. Сам я постоянно подчеркивал, что в наших акциях участвует множество людей и групп, а загонять протесты под шапку какой-то одной организации попросту нельзя. Но у активистов ГАД было другое мнение, они брали мои фотографии и тексты, убирали упоминание о других участниках рейдов, оставляя только себя, а затем распространяли в таком виде. Сначала я думал, что это недоразумение, но очень скоро убедился в обратном и перестал с ними сотрудничать. Идея информационного общественного проекта возникла во многом из-за этой ситуации, ведь раньше мы просто ходили по супермаркетам и не задумывались о формате, считая, что полная независимость всех участников – дело само собой разумеющееся. Однако, как оказалось, общими усилиями может кто-то воспользоваться, поэтому пришлось защищаться.

– Нет ли опасений, что из-за отсутствия руководства у движения, под вашим брендом смогут действовать провокаторы? Объявят себя членами «Украины без холопов» и станут требовать деньги с супермаркетов, например? Или заявят о принадлежности к какой-либо политической силе.

Провокаторы уже были – после нападения на нас охранников в «Декор-Донбасс» один деятель написал в своем блоге, что этот торговый центр в ближайшее время могут заминировать, намекая на сообщение в милицию о бомбе. По его мнению, так можно было наказать владельцев, принеся им убытки. Однако, уголовщина и всевозможные подлости – не наш метод. Мы всем рассказали о провокаторе и, естественно, его участие в наших мероприятиях с этого момента исключено. Подобные люди могут нанести большой репутационный вред любой организации, но не сетевому информационному проекту, где каждый несет ответственность только за себя, объединяясь с другими ситуативно, в нужное время и в нужном месте.

Что касается денег, то кому их давать, если до последнего момента не известно, кто участвует в том же рейде по супермаркетам, и в какой именно супермаркет мы идем? Если есть организация, в которой задания раздает руководитель, то он может взять деньги и выполнить заказ, а в информационном проекте с участием независимых людей это невозможно. Я допускаю появление шантажистов, но если они начнут требовать деньги, прикрываясь «Украиной без холопов», это все равно, как если бы они прикрывались «Фэйсбуком» или «Википедией».

Что касается политиков, их участие в «безхолопов» вообще исключено, так как политика это борьба за власть, а одна из наших основных целей – общественный контроль над властью. Любой политик неизбежно стремится к увеличению своей власти, пусть даже с благими намерениями, а, значит, ему нужны холопы, готовые отказаться от своих прав. Понимаете, цели у нас разные – мы холопами быть не хотим. Если кто-то из постоянных участников «безхолопов» захочет пойти в политику, он уже не сможет действовать в рамках проекта. Ну а если политики захотят пропиариться на «Украине без холопов», мы устроим им знатный антипиар, в этом пусть не сомневаются.

– «Амстор» подал на участников рейдов по супермаркетам в суд. Как продвигается судебный процесс? Твои прогнозы относительно его исхода.

В целом, судебные разбирательства проходят для нас успешно, большую роль сыграла огласка и юридическая поддержка со стороны адвоката Дмитрия Коробко, а также бредовость обвинений. На месте владельцев «Амстора» я бы уволил тех, кому пришла в голову идея с нами судиться. Судья Чудопалова, открывшая уголовное дело в отношении Дмитрия Коробко, Сусанны Семелевич и Веры Кичигиной предпочла от греха подальше передать его в прокуратуру – пусть там разбираются. При этом она закрыла уголовное дело в отношении Димы, признав под присмотром телекамер очевидный факт – он адвокат, а, значит, обладает правовым иммунитетом. Однако, точка еще не поставлена, прокуратура не приняла решение, продолжаются судебные разбирательства по 13 гражданским искам против меня. Прогнозы строить не буду, потому что всем известно, насколько непредсказуемы наши суды и прокуратура.

– «Украине без холопов» предлагали деньги за рекламу?

Мне не предлагали, а если кому-то предложат написать рекламный пост о супермаркете в рамках проекта «УБХ», это сразу же заметят другие участники рейда и сделают публичные выводы. Всех купить невозможно, ведь до последнего момента неизвестно, кто придет на рейд.

– Ты веришь в то, что группа граждан сможет вынудить большой бизнес играть по правилам?

Да, это возможно, но только благодаря огласке. Мы живем в мире торгашей, поглотивших государство с его контролирующими органами, поэтому единственная наша защита и оружие – фотоаппараты с видеокамерами. Так что борьба за свободу фотосъемки не блажь, без нее никуда.

– Не боишься преследований со стороны владельцев супермаркетов? Что впаяют судимость за самоуправство через продажный суд или «встретят» вечером у подъезда?

В Украине все боятся, и я в том числе. Посадить могут любого, расправиться могут с любым. Боремся мы или не боремся – все равно страшно. Так почему бы и не побороться? Любое сопротивление, пусть даже незначительное, всегда приносит положительные плоды.

– Как относятся родственники и коллеги к твоей деятельности? Поддерживают, или наоборот – отговаривают от участия в столь экстремальных акциях?

Родственники меня во всем поддерживают, на то они и родственники. От коллег также получаю поддержку, ведь нам, журналистам, необходимо заниматься подобной деятельностью, а иначе зачем мы нужны?

– Что произошло в «Соколе»? Почему началась драка? Насколько правдивы заявления владельца о том, что ваши активисты высказывали в адрес персонала расистские оскорбления?

В «Соколе» должен был пройти рядовой рейд по супермаркетам с участием киевских журналистов, которые хотели об этом написать. Мы зашли, начали рассматривать и фотографировать продукты, затем попытались рассказать охранникам-кавказцам об украинских законах, но в ответ нас начали избивать прямо в торговом зале и на улице, пытались ограбить, угрожали убить. Расистские оскорбления с нашей стороны не звучали, а вот они нас оскорбляли во время избиения и потом, назвав расистами. Нападавшие оказались выходцами из Азербайджана, и я считаю, что они опозорили свой народ, как нападением на мирных людей с фотоаппаратами, так и попыткой разжечь межнациональную рознь.

– Как по-твоему, понесут ли виновные наказание?

По закону они должны сесть в тюрьму, ведь это уголовщина. Я очень надеюсь, что правосудие восторжествует.

– Собираетесь ли вы предпринимать в отношении «Сокола» какие-либо дальнейшие действия? Писать жалобы, проводить акции, пикеты?

Мы ждем решения прокуратуры. Если хотя бы по некоторым пунктам будет отказано в открытии уголовного дела, будут и обращения в вышестоящие инстанции, и пикеты.

– После инцидента в «Соколе» не пропало желание проводить рейды по магазинам?

Нет, как только «Сокол» откроется, мы сразу же придем туда фотографировать.

– Активисты призывают бойкотировать «Амстор». Вы побывали уже во многих донецких супермаркетах, и почти везде выявляли нарушения. Не находишь, что в такой ситуации бойкотирование какого-либо одного супермаркета теряет смысл?

Бойкот – это личное дело каждого. Насколько я знаю, «Амстор» бойкотируют не за нарушения, а за судебные преследования общественников. В этом смысле я идею поддерживаю, ведь это проявление солидарности. Я тоже ничего не покупаю в «Амсторе», потому что не хочу финансировать их судебную активность против потребителей. В то же время, бойкот одного супермаркета только за нарушения действительно не имеет смысла, так как просрочка есть везде.

– В интернете о вас есть много информации, а как узнать о вашей деятельности человеку, не имеющему доступа к сети? Не пробовали как-то выходить в оффлайн, печатать листовки, писать в газеты?

В газетах публикации о нас появляются. Уже есть идеи собирать средства на социальную рекламу «УБХ», причем процесс должен быть абсолютно прозрачен. Некоторые хотят сделать себе футболки с названием проекта; возможно, появятся листовки-памятки для покупателей и фотографов. Но в целом я считаю, что нам реклама не нужна, ведь лучшая реклама – это дела. Без дел проект благополучно загнется, а поддерживать его искусственно я не собираюсь.

– Какие планы у «Украины без холопов» на ближайшее время?

Рейды по супермаркетам, совместные с «Дорожным Контролем» рейды по парковкам, общественный контроль школ и больниц. Рейды по присутственным местам – мы проверим, насколько доступны чиновники для народа, есть ли стулья в коридоре или пенсионеры стоят у стенки, как чиновники общаются с посетителями и реагируют на их требования.

– Как по-твоему, в Украине существует гражданское общество?

В зачаточном состоянии. Законы у нас не исполняются, а это значит, что общество их не защищает. Сверху нам ничего на блюдечке не подадут.

– Будет ли «Украина без холопов» наблюдать за будущими парламентскими выборами и препятствовать фальсификациям? Ведь на выборах в нашей стране права граждан нарушаются особенно часто.
Это личное дело каждого. Если без политической агитации, то наблюдение за выборами в рамках УБХ возможно, почему бы и нет.

Станислав Кметь, «ОстроВ»

More in Громадські акції, Новини, Суспільство
У МВС – половина піратських програм

Приблизно 47% програмного забезпечення у міністерстві внутрішніх справ не є ліцензійним.

Close