Среди ночи правоохранители обещали отобрать у блогерши сына Ярему

В Живом Журнале я постоянно читаю только два блога – Фофудью и захватывающие дух фото экскурсии блогера Елены Шеломенцевой (aka rusistka)  из города Подольск в России.  И вот вместо очередных виртуальных путешествий в блоге я вижу такое:

В ночь с 4 на 5 октября 2012 года у меня в квартире был обыск

«Почти в полночь мне позвонили в дверь. Естественно, открывать я не стала, поскольку нормальные люди в такое время не приходят. Однако звонки и стук в дверь с требованием открыть дверь продолжались, Я посмотрела в “глазок”, за дверью стояли незнакомые мужчины.

Проснулся сын Ярослав, стал плакать. Я сказала им, что они разбудили ребёнка и что посторонним ночью я двери не открою.

Они сказали, что они из милиции и у них есть постановление, что если я не открою, то выломают двери. Я спросила, а по какому поводу постановление? Они сказали, что скажут, когда открою».

Когда открыли, то меня ознакомили с постановлением о проведении в моей квартире обыска по уголовному делу, связанному с тем, что в 2008 году в Ногинске Иванов-Сухаревский Александр Кузьмич произнёс речь, призвав к террористической деятельности и свержению конституционного строя. Я впервые услышала об этом выступлении, как и о возбуждённом деле.

И сказали, что в моей квартире собираются искать какие-то материалы по этому делу.

Обыск продолжался где-то полтора часа, у меня были изъяты образцы печатной продукции, компакт-диск, ноутбук и системный блок. Была вырвана “с мясом” одна дверца тумбочки, где хранились книги и журналы. Оперативники сообщили, что если у меня в квартире через двое суток не будет наведён идеальный порядок, то у меня отнимут трёхлетнего сына и сдадут в приют. Они обещали вернуться за мальчиком через два дня.

После окончания обыска меня отвезли в райотдел УВД по г. Подольску и допросили. Темой допроса была моё сотрудничество с Ивановым-Сухаревским в 2003 году. Домой я вернулась около трёх часов ночи».

Напоминаю, действие происходит в 2012 году, а не в 1937. Елена в 2008 году в Ногинске не была, как, впрочем, и сам обвиняемый в терроризме по статье 205. «У Александра Кузьмича столь абсурдное обвинение, предъявленное ему, вызвало шоковую реакцию – он выпрыгнул из окна своей московской квартиры, расположенной на третьем этаже» – рассказывает Елена. Сам Александр Иванов-Сухаревский лежит сейчас с переломом позвоночника в одной из московских больниц.

«На допросе меня спрашивали, с какого по какой год я сотрудничала с Александром Кузьмичом, с кем ещё сотрудничала, когда мы познакомились, сколько времени редактировала газету “Я – русский”. Между тем, я была выпускающим редактором, фактически техническим работником, и никакого криминала в моих действиях не было».

При обыске и допросе Елены были грубо нарушены действующие законы России.

Если кто-то из читателей случайно знаком з русским националистическим движением и прочитал биографию Иванова-Сухаревского и уже приготовился написать комментарий – «так им русонацикам и надо»,  поспешу вас разочаровать. Муж Елены – украинский националист из Западной Украины, один из первых активистов СНПУ-Свободы. Их сына зовут Ярема  (в честь главного героя поэмы Тараса Шевченко “Гайдамаки”). Сама Елена прекрасно знает украинский язык и как очень популярный блогер часто рассказывает об Украине в России, например, с помощью таких фото экскурсий. Блог Елены называется «Государство для людей, а не люди для государства».

Накануне мы провели бурные дебаты на тему «Может ли человек противостоять тоталитарному государству?» и история Елены стала логическим продолжением темы, поэтому я и решила поговорить с ней.

– Насколько то, что произошло с вами, это распространённая в России практика?

– Она распространяется все больше. Против активистов возбуждаются дела не по политическим, а по уголовным статьям, при этом доказательства притягивают за уши. В этом году таких дел было достаточно много.

– Почему это делается?

– Сейчас хотят зачистить все оппозиционное пространство, бросают пробные шары.  Хотят ввести цензуру в Интернете. Один из депутатов Государственной Думы озвучил идею о том, чтобы при регистрации электронного адреса человек был обязан регистрировать домашний адрес. Есть инициатива о том, чтобы закрыть доступ до сетей WiFi детям до 18 лет.

– Кто становится жертвами репрессий? Простые люди?

– У нас принято называть простыми людьми роботяг, которые никуда не лезут и ничем не интересуются. Я могу себя назвать гражданским активистом, и репрессии направлены, прежде всего, на активистов.

– На ваш взгляд, современное российское государство – уже тоталитарное или ещё идёт в этом направлении?

– Оно идёт в этом направлении, но с особенностями. Вот если при Сталине была определённая модель будущего, которую поддерживало большинство населения. И государство могло позволить себе быть тоталитарным потому, что оно действительно пользовалось поддержкой большинства. Сейчас большинству людей наплевать на государство, они просто выживают. Если брать в абсолютных цифрах, то ни Путин, ни Единая Россия не пользуются поддержкой большинства. Реальная поддержка с учётом неявки на выборы и фальсификаций составляет около 30%.

Сейчас никакой идеологии нет, те, кто стоят сверху, они просто грабят народ, высасывают все ресурсы, которые принадлежат будущим поколениям.

Однако для того, чтобы удерживать власть, они используют идеологические симулякры. Первый – это внешняя угроза (США, НАТО), хотя при этом их дети и капиталы находятся в этой страшной загранице. А второй – родовые травмы государства, тоска за великой империей. И эти идеологемы действуют на старшее поколение, которое и ходит голосовать. А молодёжь в большинстве занимает позицию – «политика это грязное дело, мы туда не лезем» и игнорирует выборы.

Наталка Зубар

Контроль якості інформації на сайті Майдан

Всі новини, статті та записки мають відповідати Інформаційній Політиці Майдану. Якщо ви бачите невідповідність - будь ласка повідомте нам на news@maidan.org.ua і вкажіть гіперлінк (URL) матеріалу. Приклад спростування інформації тут