Останні новини

Житель Риги подал 100 судебных исков против управляющего и все выиграл

Приключения правдолюба Галочкина

В этой истории одно непонятно. Почему в Латвии недовольных жителей много, а такой Владимир Галочкин один? Этот человек судится с домоуправлением и добивается своего с точностью часового механизма. Разве не должны остальные обиженные собственники квартир действовать по методу Галочкина? Да уже через год мы наблюдали бы в Латвии коммунальную идиллию!

Но так не получается. Может, мы сами не готовы вписаться вb_500_600_0_1___images_Galo4kin_1_copy идеальный мир. А может, несложный в общем-то метод Галочкина просто недостаточно раскручен.

Новая победа

Владимир Галочкин появился в редакции с двумя судебными решениями под мышкой. Посмотрите, говорит. Это я снова одержал победу над руководством своего жилищного кооператива. Доказал, что в 2009 году управляющий потратил на 3599 латов меньше, чем получил от жителей.

– Суд ознакомился с документами и постановил: вернуть Галочкину его часть переплаченных средств, – торжествует этот энергичный человек.

В пересчете на квартиру Галочкина по суду получается смешная сумма: латов 25. Но если бы жаловаться начали все жители дома, управляющему пришлось бы вернуть все 3599 латов. Разве мало?

Однако остальные жители дома только наблюдали, как Галочкин бодается с системой. В результате он получит свои 25–30 латов, а соседи – нет. Их переплаченные средства просто сгинут, как в черной дыре.

Порядок в кооперативном микрокосмосе

Первое впечатление: все это очень странно. Кто пойдет в суд ради 25–30 латов? Нервы дороже, товарищи.

Но Владимир Галочкин начинает рассказывать, и оказывается, что суды с управляющими – настоящая его специализация. С их помощью он наводит порядок в микрокосмосе своего кооператива, а через него – и во всем мире. Сейчас Галочкину 60 лет, и до настоящей старости он надеется еще хорошенько повоевать за справедливость.

Сейчас суды всевозможных инстанций рассматривают около 30 исков Галочкина против управляющих. Среди них есть иски обычные и необычные, принципиальные и денежные. Революционные тоже есть.

Судиться с управляющим, это и есть работа Владимира Галочкина. Его вклад во всемирное равновесие. Поэтому он не думает, получит ли перерасчет в 25 латов или в 10 сантимов. Главное тут проторить дорожку для других недовольных.

«Судебная система у нас хорошая!»

– Хобби у меня другое, – говорит Владимир, – я занимаюсь историей и культурой Ирана. Экономикой еще интересуюсь.

(Вообще-то он в прошлом военный и на пенсию вышел в звании подполковника. Не знаю, наверное, въедливости его именно в армии научили).

– С чего начались ваши суды с управляющим?

– В 2003 году я стал интересоваться, из чего состоит квартплата и почему она повышается. Пошел в кооператив, обслуживающий мой дом. Там мне указали на двери. Тогда я решил: раз мы живем в демократическом государстве, то единственный способ решать подобные споры – это обращение в суд.

– Подождите, а раньше вам случалось судиться?

– Нет, никогда.

– Каким же был первый иск против кооператива?

– Я это дело хорошо запомнил. Владельцам и нанимателям квартир в Латвии каждый месяц выставляют счета за обслуживание жилья и коммунальные платежи. Поскольку я стал проверять счета, то сразу оплатил отопление, эта позиция у меня сомнений не вызвала. Остальные же составляющие счета – ремонтные накопления, плату за обслуживание – я оплачивать не хотел, потому что не имел возможности убедиться в их обоснованности.

– Как так вы смогли оплатить только отопление? Наши читатели жалуются: этот номер в домоуправлениях не проходит. Человека делают должником по всем позициям и так препятствуют ему оспорить сомнительную позицию счета!

– Я поступил просто: внес соответствующую сумму из квартирного счета через банк, указав в цели платежа – «За отопление». Но кооператив действительно не признал этого. Мне сказали: «У нас компьютер считает по-своему, ваша плата распределена поровну по всем позициям, и нечего тут спорить». Все мои деньги поступили в общий котел. Но когда кооператив начал петь песенки про компьютер в суде, мудрая судья Скайдрите Хребтова правильно заметила: «Так купите другой компьютер, который будет считать правильно!» Так я доказал в суде свое право оплачивать отдельные позиции квартирного счета по собственному желанию.

– Что же было дальше?

– А дальше я принялся систематически использовать латвийскую систему правосудия. Она, кстати, хорошая.

– Если уметь найти подход….

– Да! Люди думают – что у суда ни попросишь, он должен дать. Если же суд принимает неблагоприятное решение, то он плохой. Но это далеко не так. Судья ограничена рамками закона. Если поставлены невыполнимые требования, указаны неправильные нормы закона – суд не может такой иск удовлетворить.

– Откуда вы знаете, на какие нормы закона ссылаться, ведь вы не юрист?

– В истории своих исков я только один раз приглашал присяжного адвоката, потому что отсутствовал в Латвии. В остальных делах представляю себя сам. Я в недостаточной степени владею латышским языком, поэтому мне помогают с переводом документов и составлением исковых заявлений, но я сам посещаю суды и веду дела тоже сам.

– Не страшно ли было поначалу?

– Сначала волновался, было много непонятного. Но я брал расписание суда на месяц вперед и искал похожие дела. Судопроизводство у нас открытое. Я приходил на заседания и слушал, делал записи и анализировал.

– Выходит, что вы получили самостоятельное юридическое образование.

– Да! Я купил законы в переводе на русский язык, стал следить за их изменениями, при необходимости консультировался с адвокатами и юристами. Никто из профессионалов мне не отказал – не все юристы барышники. Если человек интересуется делом, ему всегда дадут пояснения. А из кусочков складывается общая картина.

Ты не обязан оплачивать бутылку коньяка

– На первом суде вы требовали признать факт оплаты за отопление. Но какая вам была от этого выгода?

– Видите ли, финансовой выгоды не было. Но в Старой Европе, где эта сфера отлажена, за каждую коммунальную услугу жители получают отдельный счет. Если я согласен с квитанцией за отопление, я иду и плачу. Не согласен – не плачу. Приведу пример: человек пришел в столовую и покушал первое-второе. А ему вписали в счет бутылку коньяка. Клиент с точки зрения здравого смысла и справедливости этот счет оплачивать не должен, правда? А нам порой такую ерунду пишут в квартирных счетах! Например, нам кооператив выставляет плату за «Необходимые расходы». Что за расходы такие? Кому они необходимы? Не отвечают!

– Что вы делали дальше?

– Я требовал, чтобы кооператив, например, доказал факт проведения в доме работ, стоимость которых указана в смете на обслуживание. А также – чтобы доказал факт оплаты этих работ. То есть, платить я был готов только за реально полученные услуги. На сегодняшний день я подал около 100 исков, и большую часть из рассмотренных выиграл.

– Сколько же проиграли?

– Два. Первый иск подали на меня, как на неплательщика – я тогда работал за границей, накопился долг. Во втором иске я требовал у кооператива заключить со мной договор, как с владельцем квартиры. Но пока я дошел до Сената Верховного суда, поменялась законодательная база, и мой иск потерял законные основания.

– Сколько ваших исков против управляющего сейчас находится в производстве?

– Около 30, часть из них уже дошли до Сената Верховного суда. Кстати, сейчас мы с соседями и другими активистами домов подаем даже коллективные иски. Это новый уровень борьбы за порядок и соблюдение законов.

– Это значит, что соседи вам поверили? Не хотят больше наблюдать за вашей борьбой со стороны, а сами оставаться у разбитого корыта?

– Увы, в большинстве своем люди остаются апатичными. К тому же первоначально за подачу иска необходимо платить (потом проигравшая сторона компенсирует истцу судебные расходы. – Прим. М. С.).

– Расскажите, сколько стоит средний иск против управляющего?

– Если иск не имущественный, то средняя его цена 80 латов. При подаче имущественного иска нужно заплатить 15% от суммы, не превышающей 1000 латов. Как правило, тяжбы с управляющим в эту сумму и укладываются. Но после выигрыша эти деньги мне всегда возвращают.

А долгов-то… нет!

– Буду говорить открыто: в Латвии сложилась квартирная мафия, – Галочкин уютнейшим образом наливает себе чайку и продолжает рассуждать о вещах, которые за последние годы изучил вдоль и поперек. – Несколько законов у нас безнадежно отстали от жизни. Другие законы недавно переписали под европейский образец, сделав упор на правах владельцев квартир и дома: «Ребята, это ваше имущество – управляйте, как вашей душе угодно!» Но беда в том, что большая часть владельцев квартир, это люди преклонного возраста. Им нелегко менять свои понятия.

– Да и не каждому молодому дано разобраться в законах!

– Речи нет, законы действительно сложны. Не зря этому многие годы учат в университете. Только в Гражданском законе больше 2000 статей. Но проблема в том, что пожилые люди боязливы.

– Вы клоните к тому, что мы сами позволяем квартирной мафии работать?

– Да! С одной стороны, недобросовестные управляющие опираются на приглашенных лучших юристах и огромные средства. С другой стороны, они используют нашу апатичность.

– Что же делает эта ваша квартирная мафия?

– Я могу говорить о всех больших городах, потому что ко мне обращались из Даугавпилса, Лиепаи, Вентспилса, Валмиеры и проч. Что сейчас происходит? В каждом доме есть люди, имеющие долги. В нашем доме тоже десяток неплательщиков. Долги порой достигают десятков тысяч. Но если поднять бухгалтерию дома, часто оказывается, что долги имеют только конкретные люди. Долги всего дома перед поставщиками услуг каким-то образом оплачены. Вот у нас в кооперативе 26 домов, сумма задержанных жителями платежей превышает 200 тысяч латов. Но при этом перед поставщиками у нас долгов нет!

– Но откуда управляющий берет деньги, чтобы покрывать долги неплательщиков?

– У остальных жителей! Предположим, что в текущем месяце владельцы квартир нашего дома задолжали 1000 латов. Руководство обслуживающей организации в следующем месяце раскидывает эту плату на всех прочих.

– Звучит невероятно. При помощи какой позиции квартирного счета это можно сделать?

– При помощи всех позиций! Плата за все услуги завышена. Люди, которые исправно оплачивают квартиру, платят за себя и «за того парня». Есть много способов и уловок, как необоснованно взять с жителей лишние деньги. Сейчас я стал членом ревизионной комиссии кооператива, получаю информацию только с боем, при помощи угроз обратиться в прокуратуру и суд. Так вот, по моим подсчетам, многие тарифы в наших домах завышены на 15–20%.

– Например?

– Пожалуйста! Я заинтересовался платой за освещение мест общего пользования и потребовал сообщить мне реальные показания электрического счетчика. Через суд я эти показания получил. Это позволило перепроверить квитанции – оказалось, что у всех жителей дома счет за общее электричество ежемесячно завышен на 20%. Где ни копни – все то же самое. Почему у нас такие сумасшедшие тарифы на горячую воду, откуда берется коррекция? Все неслучайно.

Тайна общего котла

– Какие еще громкие разбирательства можете припомнить?

– Всем известно, что дому необходимо время от времени проводить ремонтные работы. Плата за эту услугу появляется в квартирном счете. Я стал выяснять, какие в течение года ремонты проводились в моем доме. Сначала все честно оплатил, а потом пришел в кооператив: «Документы на стол, товарищи, хочу проверить расход!» Мне отказали, я обратился в суд. А там разговор короткий – если управляющий не показал доказательств, то дело проиграл. А документов у управляющего нет, потому что идет двойная бухгалтерия. Или же документы такие, которые суду показать нельзя. А значит, ремонт не делался!

– Как же управляющие объясняют пропажу денег жителей?

– Когда приходят правдоискатели, в кооперативе им говорят: «Да, никакого ремонта не делалось, потому что деньги мы собирали на ремонт соседнего дома, который находится в плохом состоянии. У нас общий котел!» А жителям соседнего дома опять говорят то же самое, и так – всем домам под управлением этой организации. Люди у нас доверчивые, юридически не подкованы и доказательств не просят. В итоге ремонтные деньги уходят на подставные фирмы.

– Как так?

– Недавно управляющий выдал мне феноменальный документ. Это с его стороны было большим проколом. В документе говорилось, что на один дом наша обслуживающая организация закупила на 5000 латов моющих средств. Данные взяли с потолка! Не подумали, списали под шумок, а документ всплыл.

– Удалось ли вам в результате вернуть плату, внесенную за недоказанные управляющим ремонтные работы?

– Конечно! Суд постановил вернуть мне все средства, уплаченные за 2006 год. Потому что кооператив не смог доказать, что уплатил за ремонт хотя бы один сантим. В 2007 году я подал в суд снова – такая же ситуация. В результате мне каждый раз делали перерасчет на сумму около 50 латов.

– Такой же перерасчет делали всем жителям вашего дома?

– Здесь есть проблема. Статья 1 Гражданско-процессуального закона говорит, что каждый имеет право защищать свои права и интересы в справедливом суде. Подчеркиваю: свои права! Я не могу обратиться от имени соседей в суд. Может, их такой порядок устраивает? Перерасчет делают только людям, самостоятельно или при помощи коллективного иска отстаивавшим свои интересы. Между прочим, у нас бывали дела, объединявшие жалобы 5–12 людей.

Сколько стоит оскорбление?

– Наверняка вы постоянно добиваетесь от управляющего перерасчетов и компенсаций. Каким был ваш самый крупный иск?

– Что считать крупным иском? По закону это иск на сумму более 2000 латов. Таких дел у меня пока не было. Но дважды я выиграл по 500 латов, еще раз – 400 латов.

– За что такие деньги?

– Первый раз – по уголовному делу. Я пришел на прием к председателю кооператива, который начал меня оскорблять и называть негодяем. Я промолчал, но поскольку дело происходило при других жителях, мы оформили все, как нужно, и обратились в суд. Соседи согласились выступить свидетелями, потому что возмутились выше всякой меры: председатель кооператива живет за наши деньги, а на вопрос о законных правах отвечает оскорблением!

– Какое наказание понес этот человек?

– Он получил судимость, заплатил штраф государству и компенсацию за моральный ущерб – 500 латов. Но хочу отметить, что сейчас за оскорбление уголовных дел больше не возбуждают. Потерпевший может обращаться в суд в гражданском порядке и также требовать компенсации за моральный ущерб, но виновный не будет считаться преступником.

– Второе дело, по которому вы получили 500 латов – в чем оно заключалось?

– Новый председатель того же кооператива в интервью газете «Час» назвала меня жуликом. Я тогда просил большую компенсацию, но судья оценила нанесенный мне ущерб, как и в первом случае, в 500 латов. Правда, дело в законную силу пока не вступило, потому что управляющий подала апелляцию. Но думаю, спорить ей будет трудно.

– Выходит, управляющим нужно следить за языком – последствия невежливого поведения действительно внушительны!

– Но и жителям нужно помнить, что не все так просто. Ко мне недавно обращалась пожилая активистка дома, которую управляющий физически выставил из кабинета при свидетелях. Но она дело проиграла. Почему? Потому что запросила за этот факт компенсацию в размере 10 000 латов. Судья отказала: наказание должно быть соразмерно проступку. Женщине следовало просить 500–1000 латов, и в таком случае она имела возможность выиграть дело.

– А 400 латов вы как отсудили?

– Это произошло в другом кооперативе, где я получил квартиру по наследству. Я захотел вступить в кооператив, но мне отказали, объявив склочником. У них хватило ума распространить эту информацию письменно между всеми членами товарищества. Суды всех инстанций признали, что мне нанесен моральный ущерб на сумму двух минимальных зарплат. Эти деньги я совсем недавно получил.

– Много ли денег удается отсудить у управляющих в течение года?

– В прошлом году кооперативы оплатили судебные издержки, компенсацию за моральный ущерб и проч. на сумму около 2500 латов. Но я занимаюсь этим не ради прибыли. Мне уже 60 лет, и я хочу оставить этот мир таким, чтобы нашим детям и внукам немножко легче и лучше жилось. Если уж у меня есть знания и силы, то почему не потратить их с умом – чтобы навести порядок?

Добился перерасчета за домофон

– Слышала, что вы через суд сумели отказаться даже от платы за кодовый замок. Как это?

– В последние пять-семь лет существует тенденция устанавливать без согласия владельцев квартир различные охранные устройства в доме. Управляющие ставят механические замки, электронные. Ставят даже видеокамеры! Мне тут рассказывали о доме, где были установлены камеры и жителям начали выписывать ежемесячный счет в размере 8 латов – «Смотрите, как мы о вас заботимся!». Но жильцы у нас люди в основном небогатые, нужно им дать право выбора все-таки.

– Как же защищаться в таких случаях?

– Хочу предупредить, что судился против принудительной оплаты замка еще при старом варианте законодательства. У нас в доме стоял механический кодовый замок. Был он простенький, но если воры захотят зайти – их и электронный замок не остановит. Банки грабят, что говорить про обычные дома! Но от пьяных и чужих пацанов старый замок защищал. Но наш кооператив поставил домофонное устройство. Подключился к этой системе только один человек, у которого в квартире зарегистрирована фирма, приходят посетители – ему домофон выгоден. Остальные жители продолжили открывать входные двери простым ключом.

– Но они получали квитанции домоуправления за обслуживание домофона, не так ли?

– Действительно, так. Сначала я написал кооперативу заявление, что пользоваться домофоном не хочу и платить за него не буду. «Как не будешь? Домофон поставлен – давай деньги», ответили мне. Тогда я обратился в суд и выиграл во всех инстанциях. Сенат Верховного суда тщательно разобрался и вынес мотивированное решение, которое стало прецедентом: пользоваться такими услугами, как интернет, кабельное телевидение, радиотрансляция и домофон человек должен только в добровольном порядке! Даже общее собрание дома не может заставить меня устанавливать домофон в квартире. Квартира – моя частная собственность.

– Вам повезло: у вас на входной двери оставался обычный замок. А многих людей управляющий ставит перед фактом – или платите за домофон, или попасть в квартиру не можете.

– Каждый такой случай необходимо рассматривать отдельно. В новой редакции Закона о квартирной собственности сказано, что ряд вопросов решает общее собрание дома. Но не все вопросы! Есть дома, в которых живут бедные люди, к ним и так в подъезд никто не пойдет.

– Чего вы добились в вопросе домофона?

– Мне вернули уже внесенные за домофон деньги, кооператив понес большие судебные расходы. Суд же постановил, что управляющий должен выдать мне новые квитанции, где позиции «Оплата двери» быть не должно.

Верните Галочкину лат!

– Не приходилось ли вам спорить с управляющим о размере штрафных санкций? Этот вопрос сейчас очень важен для многих.

– Такое мое дело рассматривал Сенат Верховного суда (при участии великолепного юриста, легенды юриспруденции Латвии господина Торганса). Законодательством предусматривает, что если ты нанес кому-то ущерб или имеешь долг, то обязан уплатить законный процент пени в размере 6% в год. Что делает наша квартирная мафия? Они подсовывают людям договора обслуживания, в которых предусмотрен намного больший размер пеней – 0,1–0,5% в день. Если человек потерял работу или заболел, не смог уплатить за квартиру, управляющий на основе этого договора «включает счетчик». Но по закону пени можно начислять не раньше, чем через год. Вдобавок проценты не могут быть больше суммы долга. Я же сталкивался со случаями, когда из-за пеней сумма долга увеличивалась на 500%. Люди не знают своих прав и впадают в панику. Я подал в суд, чтобы оспорить этот порядок.

– И снова добились своего?

– За мной тогда числился небольшой долг, и кооператив на следующий месяц насчитал мне латик пеней. Пеня равнялась 1% в месяц или 12% годовых – такое решение было принято членами кооператива. Но у меня не было никакого договора с управляющим! Я не брал на себя добровольных обязательств выплачивать повышенные штрафные проценты. В следующем месяце я счет оплатил, но тут же подал в суд: «Верните мой кровный лат!» Мы судились и дошли до Сената, где сенаторы признали действия кооператива незаконным.

– То есть, пока человек не подписал договор на обслуживание, добровольно соглашаясь платить повышенные пени, управляющий не может начислить ему больше чем 6% штрафных в год?

– Вы правы.

– Имело ли значение то, что вы не являлись членом кооператива или общества собственников? Ведь решение организации о повышенной пени может автоматически коснуться всех ее участников.

– Тут законы не стыкуются, поэтому однозначно сказать нельзя.

– Но не получается ли, что владельцу квартиры безопаснее не вступать в домовые организации?

– Если человек чувствует, что не способен расплатиться за квартиру вовремя, потому что потерял работу или заболел, лучше подать заявление и выйти из кооператива или товарищества. С этого момента никакие решения общества не будут его касаться. Выздоровел? – вступай обратно.

– Чем закончилась тяжба о лате?

– Сенат постановил: «Кооператив обязан вернуть Галочкину его кровный лат». И более того – пока мы судились, прошло три года. Все это время управляющий присылал мне счета с пеней. Я эти счета не признавал правильными, следовательно, не платил ни копейки. Закон о бухгалтерии и Закон о правах потребителей говорят, что если платежный документ не верный, то он оплате не подлежит, а человек должником не считается. Поэтому Сенат постановил выдать мне новые счета за три года.

– Кооператив выдал?

– А как же!

– Вы эти счета оплатили?

– Нет, потому что нашлись новые неточности. Вот хоть кодовые замки, о которых мы говорили. Вообще можно судиться столько, что жизни не хватит. Где ни копни, везде нарушения права собственников. Мафия, она же хищная, у нее неограниченные средства.

– Какой же долг у вас скопился за это время?

– Нет у меня никакого долга! Признать человека преступником или должником может только суд. Пока такого решения не существует, я никому ничего не должен.

– То есть вы готовы оплатить счета хоть завтра, только бы они были правильными?

– Да, мое единственное требование: выставьте мне верную квитанцию! У меня есть на это право, оно закреплено в Законе о защите прав потребителей. А на очереди – вопрос о начислении платы за общее освещение в подъезде. В доме стоят счетчики – за лифт, за лампочки в подъездах, за насос. По справедливости, если человек имеет одну большую квартиру, должен платить за общее электричество больше, чем владелец маленькой квартиры, вам не кажется? А у нас завели уравниловку, делят эти услуги поровну как на «однушки», так и на «трешки».

– Вы настаиваете на том, что плата за общее освещение должна начисляться не по квартирам, а пропорционально площади жилья – как за отопление?

– Это не я на этом настаиваю, а закон. В моем случае суд уже принял решение, что жители должны платить за общий свет даже не пропорционально квадратуре квартиры, а – в перерасчете на идеальные доли общего имущества, входящие в состав квартирной собственности (о том, сколько идеальных долей вам принадлежит, можно узнать из свидетельства о приватизации или выписки из Земельной книги. – Прим. М. С.).

– Но в правилах Кабмина закреплен именно существующий порядок расчета: поквартирный…

– Верно! Но в Законе о квартирной собственности и Гражданском законе сказано по-другому. А закон «сильнее», чем правила. Закон имеет высшую силу даже по отношению решению общего собрания собственников. Если все 100% владельцев квартир согласны, они могут хоть императора в своем доме выбрать. Но за пределами дома это решение силы иметь не будет. Я, как отдельный собственник, могу требовать расчета платы за услугу, основанного на законе.

– Чего же вы добились?

– По решению суда кооператив обязан выдать мне новые счета, в которые оплата общего освещения будет рассчитана исходя из количества идеальных долей общей собственности, входящих в состав моей квартирной собственности.

– А остальные жители продолжат платить по-старому?

– Да. Но пусть знают, что жители маленьких квартир при таком порядке остаются в проигрыше. Выгоден он только владельцам больших квартир.

Как 5000 латов «потерялись»

– Как долго вы намерены судиться с управляющими?

– Пока не добьюсь справедливости абсолютно по всем позициям квартирного счета. Ведь смотрите – за многие услуги мы платим управляющему, исходя из площади квартиры. А закон требует, чтобы плата была пропорциональна количеству идеальных долей общего имущества, принадлежащих собственнику. Никто в Латвии этого требования не выполняет. Почему? Я проверил – квадратура квартиры и число идеальных долей не совпадают.

– Как так?

– Я не знаю, однако при пересчете у меня появилась разница по дому, равная 180 квадратным метрам. Я догадываюсь, в чем дело: управляющий может посчитать площадь балконов, а можно не посчитать. У обслуживающей организации появляется шанс схимичить в свою пользу. А число идеальных долей в отличии от квадратуры жилища легко проверить, они установлены государством.

– Владимир, вы какие из последних судебных дел считаете самыми яркими?

– Оба касаются второй моей квартиры, полученной в наследство. Я долго добивался от кооператива сметы расходов за год. Давать документы мне не хотели, тогда я подал в суд. Но кооператив все-таки добровольно выполнил мои требования, не дожидаясь заседания. Что же я увидел в сметах за 2009 и 2010 год? У нашего дома появилась экономия – 3500 латов и 1700 латов соответственно: управляющий получил от жителей больше денег, чем потратил. Я стал интересоваться, куда эти средства делись.

– Поступили в накопительный фонд?

– А вот и нет, в смете следующего года деньги не показаны. Они исчезли, растворились! Если управляющий хорошо хозяйствовал, он должен сэкономленные средства людям вернуть при помощи перерасчета или указать в смете, что они хранятся в ремонтном фонде. Ничего такого я от нашего управляющего не дождался. «Ты чем недоволен, – спросили в кооперативе, – у тебя вода-свет есть? Вот и сиди тихо». Если люди неграмотные, без острых зубов, им такого ответа достаточно. Я спорить тоже не стал. Просто снова подал в суд.

– Какой результат?

– Суд только что постановил, что кооператив должен выдать мне новые квитанции за 2009 и 20010 год, сделав перерасчет и вернув неизрасходованные средства. То есть, это значит, что счета управляющего должны соответствовать фактически выполненным работам.

Мечта юриста-самоучки

– Даже интересно становится, что у такого правдоискателя в дальнейших планах?

– Я тоже расту. Сейчас моя голубая мечта юриста-самоучки – испытать силы в Конституционном суде, в Европейском суде по правам человека и в суде ООН.

– Подходящие случаи уже есть?

– Да вот повода не дают! Я уже созрел – а судиться не о чем… Но все это шутки. Если серьезно, то в Старой Европе люди стараются ни в коем случае не доводить дело до суда. Судебные издержки слишком велики, виновного еще обяжут уплатить за наглость – компенсировать пострадавшему моральный ущерб. Суммы этой компенсации могут быть астрономическими.

– Откуда вы-то об этом знаете?

– Я интересуюсь делами Европейского суда, американской практикой. Вот приведу пример: в Канаде судья маленького городка вызвал в качестве свидетеля федерального министра. Но министр за множеством важных дел не явился. Судья недолго думая наложил на него штраф в размере годовой зарплаты. Логика такая: ты министр и должен пример показывать.

– Наши судебные издержки не пугают ни министров, ни даже людей поскромнее – управляющих.

– Потому что домоуправы перекладывают эти затраты на плечи простых собственников квартир, хотя суды состоялись именно по причине безалаберности управляющего. Как думаете, за что вы платите по позиции сметы «Юридические услуги»? В том числе – и за суды, в которых домоуправление выступает ответчиком. Очень удобно для управляющего.

– Пора менять систему!

– С этим согласен. Я уже рассказывал, что на Западе человек может потребовать компенсации морального ущерба. Ведь само участие в тяжбах с домоуправлением – это нервы, расходы и время. Я сейчас пытаюсь ввести такую практику в Латвии.

– Чтобы жители могли требовать денежной компенсации в случае, если управляющий нарушает их права?

– Конечно! Вот пример: я запрашиваю смету расходов по обслуживанию дома на год. Мне этого документа не дают, хотя по всем законам и правилам Кабинета министров должны выдать по первому требованию. Я прихожу в домоуправление раз, потом второй, затем пишу заявление на русском языке, на латышском!

– Но сметы нет!

– Вот именно, и я получаю документы только через суд. Но через год история повторяется. Но нельзя ради обычной годовой сметы на обслуживание дома каждый раз подавать в суд! Так мы заблокируем всю судебную систему Латвии. Сейчас я подал новый иск против кооператива: не выдали смету? Выдайте, но заплатите за нанесенный мне моральный ущерб.

– Во сколько оценили свое время и нервы?

– В первом иске попросил одну минимальную зарплату. Дайте мне листик бумаги со сметой и сверху положите мне 200 латов! Хотите дальше играть в эти игры? Следующий иск будет на 400 латов. Нравится? Давайте играть!

– Вы эту революционную систему уже запустили?

– В этом году подал четыре таких иска. Первый из них судья районного суда отказалась рассматривать. Тогда я подал частную жалобу в окружной суд, который сказал: «Мы ваше решение отменяем, госпожа судья, истец прав. Вы обязаны рассмотреть его требование, потому что он действует на основании закона». Дело вернулось в районный суд. Чем бы дело не закончилось, скажу так – без практики компенсации морального ущерба мы еще долго будем топтаться на месте.

– Какой же закон говорит о праве человека на компенсацию морального ущерба в случае, если управляющий просто не выдал ему нужный документ?

– Это сказано в статье 1635 Гражданского закона: «Каждое нарушение прав, то есть любое недозволенное действие, в результате которого нанесен ущерб (в том числе моральный), дает потерпевшему право требовать удовлетворения от виновного – настолько, насколько того можно в этом действии винить». Я думаю, первое мое дело суд рассмотрит уже в этом году.

– Так вы можете далеко зайти и сделать тяжбы прибыльными.

– Сейчас я готовлю очередной иск. Тоже интересное дело, по которому я требую компенсации в размере двух минимальных зарплат. Я запросил у управляющего справку о том, что я являюсь членом кооператива. Судился три года, дело дошло до Сената Верховного суда. Вся судебная власть Латвии сказала: «Галочкин является членом кооператива, выдайте ему эту справку!» Решение суда вступило в силу. Но справку не дают. Я обратился к судебному исполнителю и наконец справку получаю. Что в ней написано? «Галочкин – не член кооператива»!

– Ого.

– Видите? Управляющему плевать на правосудие. Судебный исполнитель отправил дело в суд, который наложил на кооператив штраф. Я же обратился против управляющего с новым иском: «Вы не выполнили решение суда, пожалуйста, платите 400 латов». Суд сразу принял мое заявление. Скоро расскажу, чем все закончится…

Источник: http://mklat.lv/

1 Comment on "Житель Риги подал 100 судебных исков против управляющего и все выиграл"

  1. Валентин | 26-10-2013 08:46 at 08:46 |

    Займаюсь цим питаннм з 2005 року. Впевнений все що розказав правдоруб Галочкін є і в нас. Але там є суди. А внас вони зовсім не такі , заявляю клопотання про надання ЖЕК-ом документів , а суддя каже, що він не може цього зробити оскільки кожна сторона посилається на свої докази. Мені по суті кажучи приходиться воювати із ККЖЕП і судом. Виконоком Кагарлицької міської ради видає рішення Про визначення виконавця послуг, всупереч Конституції України, ЦКУ, закону України Про житлово-коммунальні послуги, Порядку визначення виконавця послуг( наказ №60 ) , де сказано, що виконавця послуг визначають власники квартир. А про договір Про утримання на балансі будлинку навіть слухати не хочуть. Один із замів каже, що це комунальний житловий фонд. Геть невігласів від влади! Галочкин БРАААААААААААВО!!!!!!!!

Comments are closed.

More in Технології, Економіка, Статті
Жива громада Харкова: успіхи, поразки, перспективи…

"Треба капати на камінь, щоб він в решті решт перетворився на порох. Тому, наявність акцій, нехай малолюдних, немайданних, але їх...

Close