Останні новини

Мария Андреева: Happy nation

Когда я еще училась в средней школе (где-то в средних классах) – в родной Крым начали массово возвращаться татары. Я уже не помню точно годы, но помню перманентный напряг из разряда «вот понаедут и будут конфликты». Почвы для конфликтов-то хватало: им нужна была земля, жизненное пространство, работа (которой тогда не было в принципе ни для кого), у них другая религия (тогда в Чечне уже начало понемногу что-то шевелиться) и вообще.
Напряжение было. В городе моих родителей – Керчи (это крайняя восточная точка Крыма) татар было мало. В городе моих бабушки-дедушки – Бахчисарае, где я родилась, – их внезапно стало много. Стало много в Симферополе, Старом Крыму, других местах преимущественно центрального Крыма. И все ждали – когда ж рванет. Из телевизора (российские каналы, как и сейчас) лились какие-то упредительные сигналы – типа будьте начеку.

Ну, насколько из моей памяти, как-то рвануло. На дискотеке (о, славные бандитские 90-е!) в Бахчисарае кого-то подрезали. Никто толком не понимал – кто кого. То ли русский татарина, то ли татарин русского. Никто не умер, ничего особо не случилось, но над всем витало «ну вот, это произошло, кровь пролилась». На этом и успокоились. Вроде принесли несколько капель в жертву хрен знает каким богам раздора, и ладно. Напряженность как-то сама собой рассосалась. Ну да, татары захватывали какие-то земли, менялись владельцы домов, по Крыму вырастали мечети и я привыкла пропалывать грядки на бабушкиной даче под песни муэдзина, потому что заработала бахчисарайская домовая мечеть (дело было в Старом городе, как раз над Ханским).

Все ко всем привыкли, потому что у всех были одни и те же проблемы: где найти работу, где достать денег?
Второй Чечни, предрекаемой телевизором, не случилось.
А теперь есть негласное правило: если нужно что-то купить на рынке или где-то поесть – то лучше к татарам. Потому что они чистоплотные и добросовестные, не то что наши этнические сородичи (тема про то, во что сородичи превратили Крым – это отдельная тема).

(смена декораций)
Майдан, помаранч. Несколько друзей из того же штаба, что и я (Януковича) и даже искренне идеологически ориентированные на Восток периодически устраивали вылазки на Майдан. Повязывали бело-голубые шарфики, обвешивались какой-то еще янукович-символикой и шли как на войну. Готовые достойно принять бой со всеми этими бандеровцами. Старательно фланировали вокруг увешанных оранжевым палатками в надежде получить пиздюлей (враг явно превосходил числом) от своих идеологических противников. Заканчивалось это пьянками с оранжевыми бандеровцами в их оранжевых палатках или на свежем морозном воздухе.

И вот тогда я поняла, что это великая страна. Страна, которая не хочет проливать кровь – хочет по-свойски выпить горилки, попеть песен (у каждого своя, но какая разница, когда все и так пьяные).
Я жила в России, в т.ч. в Москве, я помню, насколько это жестко – свой/не свой.

Тут такого нет. Тут нет рефлекса хвататься за монтировку, пока кто-то действительно серьезно не напросится.
Мы вот часто говорим, это стало уже каким-то навязшим в зубах понятием, что страна досталась без крови. Конечно, это не совсем так. Крови за несколько столетий было море, и до сих пор мы считаем, сколько и когда ее пролилось. Но мне хочется верить, что народная память научилась различать моменты, когда в твой дом приходят оккупанты и отбирают последний мешок зерна с теми, когда кто-то говорит на другом языке, чтит других героев, но живет с тобой рядом и решает ровно те же проблемы.

Никто не говорит, что дух анархизма выветрился – о, нет! Налоговый Майдан – это было правильно и хорошо. «Афганцы», вынесшие двери в Верховную Раду (и охраняющий ее «Беркут» заодно) – это очень хорошо. Народные депутаты и прочие активисты, стучащие по каскам ментов в попытке прорваться в Киевраду – вообще круто. Да, все это еще не системно, ситуативно, импульсивно, но правильно. А вот громить овощебазу в Бирюлево – вот это неправильно.

Поэтому мне хочется верить (и я в это верю), что наш геополитический развод с Россией тоже пройдет мирно (несмотря на весь цирк со стороны России). Не из-за того, что Витя отпустит/не отпустит Юлю. А потому что мы уже созрели. Потому что шоколадки «Рошен» – вообще-то хорошие шоколадки. И потому что нам ближе мультиязычие и анархизм, а не железная пята идеологии правящей партии. И потому что мы просто-напросто распиздяи, которым возможность спокойно «хильнути чарочку» за своих детей гораздо важнее, чем выяснение кто ты, откуда и что тебе от меня надо. Потому что у людей общего всегда больше, чем разного. И мне кажется (возможно, я наивна), но в Украине это понимают.

Джерело

0_71c24_77b06f92_L-300x225

More in Національна безпека, Політика, Суспільство, Наша історія, Статті
“Відсіч” підготувала “Посібник учасника бойкоту російських товарів”

...

Close