Останні новини

Русские как проблема

Алексей Широпаев

Ещё весной 2007-го, во время бурных событий в Таллинне вокруг «бронзового солдата», я понимал, что приблизительно та же схема действий, возможно, будет использована Москвой и в отношении Крыма. Вспомним — как тогда действовал Кремль в Эстонии? Очень просто: по отработанному Коминтерновскому сценарию, написанному в начале 20-х годов прошлого века. Напомню, в декабре 1924 года Красная Москва, в плане общей работы на «мировую революцию», вознамерилась осуществить в Эстонии просоветский госпереворот. Проект курировал лично товарищ Зиновьев, 1-й председатель Исполкома Коминтерна. Решающая роль отводилась, разумеется, частям Красной армии, сгруппированным в непосредственной близости у границы. Они должны были оказать быструю «братскую помощь» эстонскому пролетариату. Однако самой инициативе революции надлежало изойти изнутри, т.е. в самой Эстонии. Для этого под патронажем ГПУ и Коминтерна в этой стране была сформирована коммунистическая «пятая колонна». Она и учинила вооружённое восстание в Таллинне. Правда, вылазка красных была быстро подавлена, Красная армия вмешаться так и не успела. «Воссоединение» Эстонии с Советской Россией тогда, в начале 20-х, не состоялось. Эстонский народ получил 20 лет суверенного существования, ставшие крепкой базой его нынешнего самосознания.

И вот весной 2007-го чекист Путин решил вновь обратиться к наработкам своих давних коллег. Только на этот раз всё было гораздо хитрее и интереснее. Теперь в качестве «пятой колонны» использовались не деклассированные «пролы» с марксистской идейной начинкой, а русскоязычное население с советско-имперским мировоззрением. Точкой сборки провокации стал пресловутый «бронзовый солдат». Дело дошло до серьёзных массовых беспорядков на улицах эстонской столицы. Думаю, тогда Путин остался доволен этой пробой пера. Он убедился, насколько эффективный рычаг внешнего давления и дестабилизации находится у него в руках.

В следующий раз Москва использовала внешнеполитический «русский фактор» уже в Латвии (2012), где прокремлёвские организации замутили референдум о русском языке как втором государственном. К счастью, мероприятие успешно провалилось и Москве не удалось инициировать процесс эрозии Латвийского государства.

Однако идеальной площадкой по применению «русского фактора» стала Украина, а, точнее, её юго-восточные регионы и Крым. Особенно Крым, где «русский фактор» резко усиливался присутствием российского Черноморского флота. На протяжении последних десяти лет Москва использовала русское население Украины в качестве тормоза, замедляющего движение «братской страны» в сторону Запада. Сейчас, после победы Майдана, «русский фактор» стал основным оружием Кремля в борьбе против Украинской революции. И на первое место тут вышел Крым — воистину нож в спину свободной Украины.

Как бы странно это ни звучало для кого-то, феномен Крыма в чём-то перекликается с Прибалтикой. Прежде всего, сходство в том, что и Крым и Прибалтика — русские колонии. Прибалтика — бывшая русская колония, а Крым только что благополучно восстановился в таком замечательном качестве. И в Прибалтике, и в Крыму много русскоязычных. В Крыму их просто большинство, это обстоятельство во многом и решило сейчас судьбу полуострова. Однако большинством русские в Крыму были далеко не всегда. Большинством они стали там после Второй мировой войны, а точнее — после массовых, геноцидных депортаций из Крыма татар и представителей других национальных общин, обвинённых в нелояльности к советской власти. По сути, это была тотальная этническая чистка полуострова, причём она прошла и по топонимии Крыма, стерев массу татарских названий, на смену которым пришли характерно-советские названия крымских сёл и городов. На место депортированных крымчан (а нередко и в их дома) планово заселялись выходцы из России и, в меньшей степени, из Украины. Тогда-то и появился нынешний «русский Крым». Точно такой же процесс протекал в послевоенной Восточной Пруссии, превращённой Сталиным в Калининградскую область. По сути, это была сталинская колонизация, орудием которой являлись советизированные русские. В более мягкой форме те же процессы происходили и в Прибалтике, которая, как ненадёжный регион с высочайшими показателями антисоветизма, была организованно разбавлена «понаехавшими» из российских областей. То есть, империя целенаправленно разбавляла свои проблемные окраины русскими, как бы «минировала» ими эти регионы. Приезжие приносили с собой советскую ментальность, нежелание узнавать местную культуру, считаться с ней — особенно резко это проявлялось в Прибалтике.

Русские выступали носителями имперского сознания, что видно и по Крыму. Русские по сей день, почему-то, свято убеждены, что Крым — исконно, понимаете, ИСКОННО русская земля. Аргументация странная: например, Путин, выступая 18 марта на кремлёвской церемонии подписания договора по Крыму, напомнил, что в Херсонесе принял крещение князь Владимир, позднее «крестивший Русь». Но в таком случае Украина имеет неизмеримо более веские права на Крым, поскольку Владимир был великим князем Киевским и народ крестил в Киеве! Русские твердят, что Крым присоединён к России ещё в конце 18-го века (не так уж и давно на самом деле), однако разве может факт имперского ЗАВОЕВАНИЯ быть аргументом, подтверждающим ИСКОННУЮ русскость той или иной территории? Разве приходит в голову, скажем, нынешним французам или австрийцам считать страны и регионы, когда-то входившие в состав империй Наполеона и Габсбургов, своими «исконными» территориями?? Позиция русских по Крыму очень напоминает претензии Муссолини на Далмацию (нынешняя часть Хорватии) — дуче твердил, что она, дескать, была когда-то частью Римской империи. И более того, в Сплите сохранился знаменитый дворец императора Диоклетиана — аналогично Ливадийскому дворцу Николая Второго. Однако современные итальянцы предпочитают сохранять рассудок и не сходить с ума на почве фашистского имперобесия — в отличие от современных русских, пока ещё не испытавших настоящих, вразумляющих военных катастроф…

Если проводить исторические аналогии, то вышеупомянутая коминтерновская авантюра в Эстонии достаточно близка путинскому «покоренью Крыма». Конечно, с поправкой на успешность крымской спецоперации. Первое, начальное слово в ней громко сказал именно внутренний, «русский фактор», подобный коминтерновской «пятой колонне» в Эстонии 1924 года, но неизмеримо более сильный и эффективный. Сама государственная структура Крымской автономии стала, по сути, путинской «пятой колонной», не говоря уже об основной массе тамошних русских. Вдруг выяснилось, что они на протяжении всего последнего двадцатилетия буквально изнывали под «игом» украинской «оккупации», ненавидя Украину и украинский «бандеровский» флаг, мечтая о «воссоединении» с Россией, которую воспринимают как продолжательницу любимого Советского Союза. И в Крыму, и в Прибалтике русские — это в основном абсолютно советски заряженное население, ненавидящее страны своего проживания именно за стремление порвать с советским прошлым. Неслучайно, что местами сбора русских протестных акций в Украине становятся памятники Ленину (в Эстонии 2007-го, напомню, такой точкой сбора стал «бронзовый солдат», тоже реликт советского идеологического культа). Вы посмотрите на крымских русских — они просто кончают от радости возвращения в совок. Именно в совок, а не просто в Россию. Не триколоры им нужны по большому счёту, а прежние советские флаги. Этот внутренний «русский фактор» Путин оперативно подкрепил интервенцией «красной армии», которая в виде несметных «зелёных человечков» взяла под контроль весь Крым, включая Верховный Совет и украинские военные объекты. В результате Российская империя приросла ещё одной «советской республикой» (простите за такой постмодернизм)…

Несомненно, что успешный крымский сценарий Москва постарается повторить применительно к Харькову и Донецку. Это лишь вопрос времени. На церемонии подписания договора по Крыму Путин ясно дал миру понять, что считает необоснованным не только известное решение Хрущёва, но и пребывание в составе Украины ВСЕХ её юго-восточных областей. Очевидно, что пророссийский провокационный мутёж в Харькове и Донецке будет перманентным. Следующим шагом Путина станет попытка отломить от Украины весь Юго-восток. Почему бы Кремлю не решиться на это, если он успешно заглотил Крым, так и не встретив пока настоящего отпора со стороны Запада? Путин явно чувствует себя хозяином положения: он владеет инициативой, практически открыто говорит о своих имперско-реваншистских намерениях и не верит, что Западный мир сможет сделать в ответ что-то серьёзное. В конечном счёте, Путину нужен Киев, ведь только завладев Киевом, он сможет достичь своей цели — разрушить Украину как государство и как идею. А потом, не исключено, настанет черёд и Прибалтики — возможно, Кремль обнаглеет настолько, что уже не будет смущаться её членством в НАТО. И если НАТО спасует, стремясь избежать масштабного военного конфликта — это спровоцирует распад Альянса, ибо зачем он вообще нужен, коли не способен защитить своих участников? А последствия эрозии НАТО нетрудно себе представить…

Однако вернёмся к теме «русского фактора» в кремлёвской политике имперского Реванша. Понятно, что в путинских планах аннексии украинского Юго-востока «русский фактор» — ключевой. Так называемая «защита русского населения» от «фашистско-бандеровской хунты» — это сейчас главное кремлёвское направление борьбы с Украинской революцией. Разумеется, ни о каких подлинных русских интересах в данном случае речи нет — речь идёт исключительно о защите чисто имперских (и клановых) интересов Кремля. Русское население Украины и Крыма в этой большой игре задействовано только лишь в качестве разменной карты и пушечного мяса. Империя вспоминает о русских только тогда, когда хочет ими попользоваться в чисто утилитарных целях. И, надо признать, ей это периодически удаётся, поскольку русский народ исторически сформировался как имперский этнос с соответствующей ментальностью. Так и не став нормальной нацией с собственными интересами, русские полностью отождествили себя с Империей (хотя Империя себя с ними НЕ отождествляет, вот что важно). Сама русская культура, русский язык издавна были важнейшими составляющими имперской политики. Империя всегда использовала русских как безликий цементирующий субстрат — к этому предрасполагала их численность и, увы, специфическая ментальность. Не случайно, что именно русских удалось превратить в советский народ; не случайно, что после распада СССР именно в Российской Федерации захлебнулась десоветизация и победил чекистский неосоветизм. В чём причина столь нервной реакции большинства русских на государства Прибалтики, на Украину, Грузию времён Саакашвили? Ответ один: в стремлении этих стран порвать с совком, в их принципиальной заявке на исторический прозападный антисоветизм. Русские в своём большинстве остаются советским народом. Именно это обстоятельство периодически выпирает в Прибалтике и особенно, прямо-таки острым углом — в Украине.

92% крымчан в повседневности свободно говорили и говорят по-русски. Крымским русским НИКТО не угрожал. У них была прекрасная историческая возможность: сохраняя и развивая автономию Крыма в составе Украины, разрабатывая вместе с татарами, украинцами и представителями других национальностей крымский региональный бренд, двигаться в Европу, сделать свой райский полуостров воротами Украины в Средиземноморский мир. Но они решили вернуться в империю, в совок. Они выбрали себе участь одного из бесправных субъектов путинской псевдо-федерации — жалкий, рабский выбор! А в России волной поднялось встречное единодушие: чуть ли не все, от режиссёров до домохозяек, от фашистов до либералов буквально ополоумели от приращения империи куском территории, добытым путём захвата. Имперский территориальный фетишизм мгновенно сплотил всех. Вот она, оказывается, русская идея! Все попытки гуманистической перестройки русской ментальности, переналадки её в неимперском, демократическом ключе, худо-бедно предпринимавшиеся в эпоху Ельцина, провалились. Перед нами вновь прежний монстр, эдакий тиранозавр массового сознания, и он жаждет крови.

Русские с их ментальностью, надо честно признать, стали проблемой для окружающих и для самих себя. Всюду на постсоветском пространстве, где происходит движение в сторону Запада, они выступают в качестве тормоза или балласта. Им не нужна свобода, они не воспринимают Европу и не хотят пускать в неё других. Парадокс: крымские татары оказались более европейцами, чем крымские русские. Дон-кихотское сражение наших прогрессистов с исторической русской ментальностью проиграно — эпопея с Крымом выявила это со всей очевидностью. Мы сейчас являемся свидетелями великого краха, обвала освободительных, прогрессистских идеалов в русском сознании — и без того в нём почти не укоренённых. Девяносто Первый год похоронен. Время, прошедшее после Августа, было не напрасным для украинцев, грузин, латышей, литовцев, эстонцев. Я уж не говорю о поляках или чехах. Эти годы оказались напрасными только для русских (ну ещё и для белорусов). Мы ментально не продвинулись ни на шаг — Крым это показал. Двадцать три года в нас бродил так и неизблёванный совок, тоскуя и томясь. И вот пришло его время. Совок перебродил в нас настолько, что сейчас мы готовы принять фашизм, средневековое религиозное мракобесие, готовы разваливать систему международных отношений и безопасности, чуть ли не балансируя на грани мировой войны. Мы готовы с новой мощью подтвердить звание Империи Зла, присуждённое нам Рейганом.

Мы снова продались власти за дешёвую лесть, за очередной сталинский тост «в честь» русского народа. В ответ на высочайшее упоминание слова «русский», мы яростно, «слюнно» облизываем сапоги Хозяина. С нами что-то очень не в порядке. Наверное, мы действительно больны рабством. Горько думать, что именно теперь наступил момент прощания с эпохой надежд и упущенных возможностей. Главная из них — возможность стать другими, свободными. Вместо этого мы стали ещё худшими рабами. Ибо возвращение на старую блевотину всегда чревато тяжкими осложнениями. Ментальными и психическими. Так сифилитик стремится заразить всех окружающих, чтоб наделить их «общей судьбой». Помазать всех одним «русским миром».

Не будем юлить: произошла катастрофа. Используя Крым, Путин отбросил русское самосознание за рубеж даже не 1991 года, а гораздо дальше — в поздний «русофильский» сталинизм. Опрокинут не только «ельцинизм», но и «хрущевизм». Наш народ, оказывается, опять «дозрел» до Вождя. Того и гляди займутся «врагами народа», а то и «космополитами». Так называемые русские националисты ликуют — но отныне быть подлинным русским националистом практически невозможно, ибо русской нации объективно не существует. Русские громогласно подтвердили, что они остаются имперским народом. Им не нужна другая судьба. Они согласны, чтобы их гнобили — лишь бы начальство давало им возможность гнобить других. Ну, это уже что-то из ментальности вертухаев.

Крым — это сильнейший ход Путина. При помощи фактора Крыма Путин сплотил русских вокруг себя и одновременно крепко поссорил их с украинцами. Ранее украинцы разделяли кремлёвскую власть и русский народ — отныне их разделить невозможно. Путин сделал русских своими соучастниками, а русские снова отождествили себя с Империей и её Злом. Путин очень боялся, что Майдан придёт в Москву. Но при помощи фактора Крыма Путин сделал русских абсолютно невосприимчивыми к Майдану и даже враждебными ему. Он отсёк русских от Майдана, сыграв на их же ментальности. Что и требовалось.

Короче, русский народ в очередной раз не подкачал. Не подвёл своё Начальство (хоть и натерпелся от него исторически).

Как там говорил товарищ Сталин? «За здоровье великого русского народа!».

Джерело

Tanya Higgins, Ірина Сардига, Natali Chaykivska, Ольга Жигунова-Ждан, Anna Kiriaki, Donna Silis, Maxim Nakonechnyi, Nadiya Petrenko Nadiya Petrenko, Victor Sitch, Людмила Колева, Roman Tihonov, Oleg Shimko, Іларіон Київський, Эрем Зевриев, Andrey Yatsunenko, Тарас Коковський, Tamara Makeeva, Julia Rimsky, Oleksii Riznychenko, Александр Голощак, Олег Скобло, Анна Шевченко, Michail Byelikov, Natali Kurganova, Olena Nikitenko, Nataliya Semchynska, Larisa Dark, Emma Tsar, Gunkovska Nataliya, Oleksiy Dyshlevyy, Juri Kusmak, Oksana Borovik, Elena Moskalets, Oleksandr Voychenko, Olena Kasyan, Vladimir Vladimirovich, Tetiana Bondarenko, Aleksandr Granovskyy, Elena Gottlieb, Margarita Juraz, Жанна Третьякова, Irina Podolskaya, Alexander Gavryliuk, Elena Tarasova, Dmitry Stakvel, Piddubna Iryna, Ivan Sirko, Galina Pokidko, Alexander Pavloshchuk, Inna Chefranova, Natasa Rostova, Olesya Cheshko, Lesya Veremko Pinchuk, Inga Smolyanskaya, Irene Petrowsky, Anna Kolomiychuk, Oleksiy Tkachenko, Larisa Khoroshaya Хорошая, Maksim Minyaylo, Dmitriy Ding, Styeba Seredinsky, Юлія Гончарова, Lidiya Ilichko, Yana Solovyeva, Raisa Komarova-Antipova, Олександр Яницький, Nataliia Miropolska, Nadya Firsova, Nataliya Bambura, Alex Kucheruk, Vsevolod Halaburda, Світлана Шувкашвілі, Sergiy Demidenko, Суханова Тетяна, Iryna Dzvinnyk, Ліна Ковальчук, Vadim Udovichenko, Alexandr Nikolaenko, Yuriy Makarov, Тарас Лісевич liked this post

6 Comments on "Русские как проблема"

  1. В Украине ЖУТКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ. Откуда такая черная неблагодарность России и россиянам???

Comments are closed.

More in Статті
Яна Горюнова: “Досі громадяни України в Криму”. Nota Bene!

Кримчан сьогодні з "материкової України" бачать по-різному. Частина (на щастя, менша з моїх знайомих) зухвало кидає: "Так їм і треба,...

Close