Останні новини

Эксперты: Западный мир хорошо осведомлен об агрессии России против Украины

2 апреля 2014 г. состоялась открытая дискуссия на тему «Агрессия. Оккупация. Аннексия. Старые дефиниции и новые вызовы».

Последние события актуализировали древние понятия, которые казалось, отошли в прошлое вместе с кровавым ХХ веком. Однако в начале века ХХІ ученые (и не только) снова должны возвращаться к обсуждению уже измененного в новых условиях содержания терминов «аннексия», «оккупация», «агрессия» .

Как трактовать последние события в Крыму? Как подают и интерпретируют их за пределами Украины? Какие изменения произойдут в контексте этих событий международное право и как они влияют на расстановку сил на международной арене? Как под влиянием этих событий меняется внешняя политика и общественные настроения в украинском государстве?

Модератором дискуссии выступил Юрий Шаповал, доктор исторических наук, профессор, директор Государственного научного учреждения” Энциклопедическое издательство” (Киев).

По утверждению некоторых экспертов, западный мир очень хорошо осведомлен о российско-украинском конфликте и его причинах.

О ситуации в Италии рассказал Евгений Енин – эксперт-международник, к. полит. н.

Евгений Енин: Фон в отношении Украины со стороны Старой Европы, в частности Италии, далеко не самый негативный, но, в то же время, назвать его абсолютно дружественным нельзя. Солидарность в рамках ЕС и мощнейшее давление США вынудили Италию и ряд других стран, так называемого Южного пояса ЕС публично реагировать на события в Крыму в контексте территориальной целостности Украины.

Вместе с тем, в ряде стран ЕС, в том числе и Италии четко дают понять, что новое руководство в Киеве пришло к власти не совсем легитимным путем. В разговорах правительство упоминают как «временное».

Вопрос санкций по отношению к России рассматривается крайне осторожно, мотивируя это тем, что Европа не должна позволить Кремлю поддаться искушению самоизоляции.

Особенно интересно то, что красной линией, за которую не намерена выходить Италия в контексте возможных санкций, являются поставки российского газа. По разным оценкам Россия покрывает от 30 до 40% итальянских потребностей в газе. А также обязательства в рамках внешних контрактов с РФ. По мнению местного правительства, данные факторы могут вызвать крайне негативный резонанс в обществе и угрожать позициям правящей коалиции. В Италии правительство считается с общественным мнением, поэтому мы становимся его заложниками.

Италия признает де-факто право России на контроль процессов в рамках постсоветского пространства, поэтому не видит необходимости ввязываться в противоречия с Москвой.

В Италии популярен стереотип о якобы разных мирах на востоке и западе Украины. Италия занимает одну из наиболее консервативных позиций в ЕС относительно евроинтеграционных перспектив Украины, полагая, что этот вопрос будет способствовать скорее расколу, нежели консолидации украинского общества. Кроме этого, играет роль неготовность ЕС компенсировать потери Киева.

Есть ряд факторов, которые обуславливают лояльную позицию Рима в отношении России.

  1. Общеизвестное участие Италии в неформальном соревновании с Испанией, Грецией и рядом других стран за право быть лучшим другом России в ЕС, адресатом российских инвестиций, посредником в урегулировании спорных вопросов в отношениях Москвы с Брюсселем. В первую очередь, это вопросы энергетики, визовый диалог, усиленное соглашение о сотрудничестве.
  2. Нежелание терять объемы в двусторонней торговле с Россией. Для сравнения: в 2013 году товарооборот между Италией и Россией составил 50 млрд. евро, с Украиной – 4 млрд. евро.
  3. Участие Италии в крупных инфраструктурных объектах РФ, в частности, сотрудничество в рамках Южного потока.
  4. Энергетическая зависимость Италии от российского газа.

 Юрий Шаповал: В Украине произошла антикриминальная революция и конечно власть не могла с самого начала стать легитимной. Есть ли в Италии понимание, что это был не фашистский или националистический переворот, а антикриминальная революция? Это было то, что вызревало здесь не один год, это была точка кипения, ярко выраженная на майдане. В конце концов, за это погибли люди. Есть ли в Италии понимание сути произошедшего?

Евгений Енин: Итальянцы прекрасно информированы. Но доминирующие интересы, формирующие политику итальянского правительства, определены крайне серьезными экономическими связями с РФ. Они обманываться весьма рады. У Италии другие внешнеполитические приоритеты, в которые Украина не входит. Есть большой спектр средиземноморских проблем.

Хотя сегодняшнее руководство Италии демонстрирует гораздо больший позитив в отношении Украины, чем можно было ожидать от предыдущего, которое поменялось буквально месяц назад. Наши вопросы курирует лично министр. При прошлых нескольких правительствах это был максимум заместитель министра. Определенная доля внимания есть и определенная поддержка есть.

 Юрий Шаповал: Есть ли в Италии критические голоса в отношении России?

Евгений Енин: Голоса есть, но говорить об их стройном единстве не приходится. Поэтому, если мы спокойно проглотим аннексию Крыма, то итальянцы одними из первых признают новые реалии. Более всего их беспокоит необходимость вмешиваться.

Отношение к украинско-российскому конфликту во Франции прокомментировал Владимир Берелович, профессор Парижской высшей школы исследований социальных наук (Швейцария).

Владимир Берелович: Во Франции с вопросом информированности о событиях в Украине дело обстоит неплохо. Политологи и специалисты там очень хорошо представлены. Эти люди действительно хорошо информированы.

Кроме этого, есть люди, которые рассматривают этот вопрос через призму истории. Начиная с 1968 года, с Чехословакии. Рефреном звучит: «Мы знаем эту песню. Все это нам известно». Сюрпризом есть то, что Россия опять начинает играть под эту дудку: «правительство не может управлять страной, есть люди, которые страдают, поэтому нужно вмешаться». Некоторые возвращаются даже к 1938 или 1940 г.

Мне кажется, что французский МИД достаточно хорошо информирован. Его позиция объясняется несколькими компонентами. Главный компонент это все-таки европейское сообщество. Общая реакция была: нарушение суверенитета Украины, нарушение международного права. Это главное.

В России популярно было еще до революции и сейчас это продолжается: играть на неком русофильстве из коего получается, что Россия – это особенная стать. Она нарушает международное право, но… это Россия. У нее есть свои аргументы. Нельзя слишком сильно уязвлять ее интересы. Другой дискурс – Россия очень сильна, опасно к ней подбираться.

 Юрий Шаповал: Правда ли, что во Франции есть некоторое упоение силой власти, которую имеет Путин?

 Владимир Берелович: Тот же вопрос, почему образованные немцы в 30 годах поддержали Гитлера? Мне нравиться точка зрения Эриха Фрома, который написал «Бегство от свободы»: «Свобода предполагает ответственность за свою жизнь, за свое будущее и будущее своих детей». Эта ноша не всегда по силам простому человеку. Поэтому многие люди готовы отдать свою свободу в обмен на то, что кто-то возьмет на себя ответственность за них. Путин прекрасно показывает, что он берет на себя ответственность за будущее россиян. Украины же готовы самостоятельно отвечать за свою свободу и нести ответственность за свое будущее.

По поводу дальнейших планов Путина свою точку зрения высказал Андрей Дацюк, к.полит.н., Доцент кафедры национальной безопасности Национальной академии государственного управления при Президенте Украины (Киев).

Андрей Дацюк: Крым не является самоцелью для Российской Федерации. С самого начала РФ поддерживала именно идею федерализации Украины и сейчас эту идею продвигает. Крым – это большая ноша для России. Там есть вопрос крымских татар и это определённые риски для Кремля.

Украина очень важна для планов Путина относительно создания Евразийского Союза. А Крым был мощнейшим рычагом влияния России на всю Украину. Стратегия была более объемна и не замыкалась на самом Крыме. Параллельно идет дестабилизация в южных и восточных областях. Сейчас РФ старается диктовать нам, какой должна быть наша конституция. То есть, стратегия направлена на ослабление и дискредитацию новой власти, которая не выгодна РФ.

Ситуация должна была выйти из-под контроля когда люди без опознавательных знаков захватывали военные части в Крыму. Вопрос: почему малыми силами, без опознавательных знаков и с заявлением, что это самооборона Крыма? Вероятно, эти люди должны были быть нейтрализованы нашими структурами безопасности. В результате мог разыграться грузинский сценарий, когда, используя более мощный информационный ресурс РФ дискредитировала бы Украину, выставив Киев в качестве агрессора. Это бы был мощный удар в направлении дестабилизации ситуации на востоке и юге Украины. Но не так случилось, как хотели в Кремле.

Украина в составе Евразийского Союза дала бы России возможность создать мощного конкурента для ЕС и США. Выгодно ли это Западу, готов ли Запад платить за то, чтобы Россия осталась мощной ресурсной базой для Запада (особенно для Западной Европы)?

Украина может рассчитывать только на свои силы.

Момент срыва основной стратегии Кремля был в том, что восток и большая часть юга Украины на самом деле не оказались такими пророссийскими как Крым. РФ будет использовать не столько военную силу, сколько своих внутренних агентов влияния для дестабилизации политической ситуации.

Важнейшим дополнением прозвучала мысль Евгения Енина о необходимости действий Украины, направленных на перспективу возвращения Крыма.

Евгений Енин: Я бы сейчас отражал необходимость процессов воссоединения единства нашей страны. Перед нами стоит масса вопросов, например, как быть нашей таможне, как быть нашему транспорту, как выполнять международные обязательства Украины на той территории, которую мы не контролируем. Чем скорее и чётче мы начнем давать ответы на эти вопросы, тем к меньшим потерям мы придем, тем вероятнее мы сможем говорить об успехах воссоединения целосности и единства нашей страны. Необходим орган с широкими межведомственными полномочиями, который бы курировал крымский вопрос. Мы должны проанализировать опыт Кишинева и Тбилиси, чтобы не допустить их ошибок.

Наше общество должно созреть до того, что мы готовы заплатить цену за возможное объединение. Примером является Германия. На сегодняшний день жители западных земель платят налог на инфраструктурное развитие восточных территорий.

Антипримером можно назвать Молдову, которая не готова заплатить ни политическую цену за такое объединение, ни жертвовать материально. Через месяц спасать никого в Крыму уже будет не нужно. Окончательно сформируется российская вертикаль власти, люди, которые сохраняют лояльность к украинскому государству, утратят надежду на поддержку с его стороны.

Эксперты высказались также по поводу ожиданий российского общества и его отношения к агрессии России против Украины.

Виталий Шелест, член-корреспондент НАУ, живет и работает в Москве: Травма российского общества в том, что оно считает, что Россия была сверхдержавой и любые шаги в восстановлении прежнего статуса пользуются поддержкой народа. Учитывая то, что экономическое и социальное положение России далеко от идеального, понятно что те шаги, которое российское общество сможет воспринять как шаг в нужном направлении, встречают поддержку. Несмотря на то, что интернетизация российского общества около 70%, только 20% дает себе труд открыть альтернативные источники информации. В основном ограничиваются телевизионной информацией. Я думаю, что риторика Кремля падает на благодатную почву. Люди хотят получать эйфорию от присоединения Крыма, они ее получают. Они не будут верить альтернативной информации.

В России украинской диаспоры не существует, поэтому украинского голоса в России не слышно. Голоса, которые выступают оппонентами нынешней политики российского правительства, принадлежат некоторой части российской интеллигенции.

Владимир Берелович: Всю свою карьеру Путин построил на дискурсе сильной власти, восстановлении мощи России и Советского Союза. Он не мыслит иначе силу России, чем территориально. Для него непонятно, что такое глобализация. Для него главное территория. С другой стороны – он знает, что для западных держав Крым – это перевернутая страница. Никто не будет воевать за Крым. А почему бы не пойти дальше?

Говорят об опасности фашизма в Украине, но где действительно есть опасность фашизма – так это в России, потому что это не видано, чтобы вдруг такой подъем общественного мнения в пользу Путина, тогда как, казалось бы, население очень скептически относилось к нему.

Виктория Булавина, ст. преп. каф. философии НТУ ХПИ (Харків): Результаты поиска в Интернете хорошо показывают отношение англоязычного сообщества к этому конфликту. Если говорить об оккупации в Крыму – это 8 тыс. результатов. Если говорить об аннексии Крыма – это 41 тыс. результатов. Фраза «я ненавижу Украину» дает в Интернете 3 млн. результатов, «я ненавиджу Росію» – 900 тыс. результатов.

Подготовила Наталя Ляшенко

More in Суспільство, Статті
monitorlogo
Уповноважений візьме під особистий контроль розслідування фактів порушення прав харківських журналістів

...

Close