Останні новини

Михаил Буроменский: Россия сейчас берёт реванш за поражение во Второй Мировой

О чем я думаю? Прочитал очередную аналитику и опять думал о характере и международных последствиях агрессии рф против Украины. Не правы те, кто считают эту войну местным конфликтом. Хотя внешне она и может производить такое впечатление. Не правы и те, кто считают, что помимо украинского в мире есть масса других вооруженных конфликтов, может быть более кровавых, и поэтому война в Украине – одна из многих. Она только кажется такой. Не правы те, кто считают, что войну в Украине так же легко закончить, как она началась. Но война, похоже, только начинается. Не правы те, кто считает сегодня Европу и США безразличными к событиям в Украине. Запад прекрасно понимает, что на самом деле вопрос не в Крыме и не в Донбассе.

Так в чем же вопрос и о чем эта война? Если совсем коротко, то Путин пытается завести машину времени и вернуть мир в 1945 год. СССР ту войну проиграл. Ценой неимоверных усилий и десятков миллионов людских жизней он дошел до Берлина и думал, что выиграл. А на самом деле проиграл. Проиграл не только ценой неоправданных людских жертв и не столько экономически, сколько политически и идеологически. Но поняли это в СССР поздно. Уже после многолетних парадов и салютов. После завоза устаревшего оборудования с немецких заводов. После иллюзии триумфального порабощения восточной Европы. После пьянящего ощущения бесконечного мирового всевластия, где договариваться нужно только с США, да и договариваться ли?

Все дело в том, что СССР воевал во второй мировой войне не только против Германии и ее союзников, но и сам против себя. Ведь мир воевал с фашизмом, от которого сталинизм мало чем отличался: не у Гитлера учился Муссолини строительству фашистской партии, а у большевиков. О чем впоследствии их искренне благодарил. И в Петрограде, а не в Германии появились в 1918 году первые трудовые лагеря. Победив Германию СССР подписал приговор и себе. В исторической перспективе.

После окончания второй мировой войны ценности либеральной демократии приобрели особое значение, сравнимые с ценностями социального выживания человечества. Противопоставление либерализма тоталитаризму в концепции прав человека и всеобъемлющая их охрана стала центром всего послевоенного международного сотрудничества. Либеральные ценности прав человека были положены в основу и европейской интеграции в качестве защиты европейской культурной идентичности от тоталитарной идеологии и практики. Не случайно Советский Союз всячески стремился противостоять проникновению разрушительной для него либерально-демократической идеологии, однако не смог. Не случайно и сейчас путинский режим противопоставляет либерализму росийскую управляемую демократию. В ином случае российский режим не имеет будущего.

Крушение советского тоталитаризма означало и крушение всей послевоенной империи. Не случайно именно с 1991 годом многие политики связывали де факто окончание второй мировой войны. С 1991 годом связано и становление постсоветского реваншизма, носителем которого является Россия. История российского реваншизма очень похожа на германский после первой мировой. Та же обида на весь мир, то же ощущение утраты величия, те же уличные сумасшедшие, тот же ниоткуда появившийся фюрер, вставший на замену престарелому и немощному президенту. И вдалее сеобщая любовь. Требование реванша впервые наиболее ярко проявилось еще в начале 90х, в первой абхазской войне, в приднестровской войне, в первых вооруженных противостояниях с Украиной при разделе ЧФ.

Однако, ни Ельцин, ни Путин конечно же не являются идеологами постсоветского реваншизма. Они только старательные реконструкторы и пользователи того, что давно присутствуют в российском обществе и называется российский великодержавный шовинизм, замешанный на исконно русской православной идее “третьего Рима”. В ХХ веке их возрождением занялся еще Сталин, добавивший к коммунистическому мессианству (СССР – коммунистический “третий Рим”) еще и сплошную русификацию своей империи, а потом и Восточной Европы. Это была и есть многовековая государственная политика России. Поэтому уход Путина с политической арены кардинально ничего не изменит. И войну в Украине не прекратит.

Проблема будет оставаться до тех пор, пока не будут устранены ключевые территориальные предпосылки российской имперской идеологии. Думаю, что именно и прежде всего территориальные. Россия, как империя, развивалась путем захвата соседних государств. в отличие от Великобритании, Франции или Испании, которые прирастали заморскими землями. Поэтому они рассматривали эти земли в качестве колоний. А Россия свои колонии присоединяла и проводила политику ассимиляции сотни больших и малых порабощенных народов. Оттого ее и называли “тюрьмой народов”. Так возникал и расширялся “русскиймир”. Таким самым образом прирастал и СССР после второй мировой войны за счет приграничных стран Восточной Европы, Китая, Северной Кореи, Вьетнама. Таким Россия его хочет реставрировать. Именно отсюда возникает в России геополитическое мышление в такой уродливой имперской форме, абсолютно не свойственной ХХІ веку. Но, конечно, не только этим такое мышление об”ясняется. Величие государства, при отсутствии в России современных конкурентноспособных производств и технологий, может быть пояснено только размерами территории и запасами природных ресурсов. Украина в этом смысле конечно же не единственный объект российских притязаний. Однако, один из наиболее важных.

Для путинской России война в Украине – это последний шанс принудить мир признать претензии России на возвращение сферы влияния, империи и биполярного мира, с Россией на одном из полюсов. То есть тех реквизитов, которые СССР получил в 1945 году и утратил в 1991. Другой такой возможности не будет. Отсюда и требование “не связываться” с Россией с озвученной угрозой применения ядерного оружия. В последний раз такое заявление на высшем уровне делал Хрущев во время Карибского кризиса. Отсюда разговоры о праве России на превентивный ядерный удар. Отсюда и ввод войск в Украину. И угроза захватить Киев “за две недели”. Здесь и прямые угрозы, и действия, и шантаж и блеф соединились воедино. Отсюда и нескончаемая риторика о советском, а теперь российском народе-победителе во второй мировой.

Поэтому, возвращаясь к началу своих рассуждений, уверен, что война в Украине не может закончиться просто как обычная война. Это не война против неугодного украинского правительства или против ассоциации Украины с ЕС. Это не ивойна за Крым или Донбасс. Это война России за мифическое советское наследство. Поэтому эта война такая не простая. Поэтому этот кажущийся локальным конфликт имеет даже не общеевропейское, а глобальное значение. Других таких войн сегодня в мире никто больше не ведет. И главный вопрос совсем не в том, видимой или не видимой является российская армия на Донбассе. Главным является нарастающее там российское присутствие и попытки России любой ценой заставить мир признать ее право решать судьбы этой войны, и Украины в целом. Кое в чем это России удалось. И это очень тревожный знак. Это, в конце концов, должны начать понимать не только мы здесь в Украине, но и все вокруг. Мир находится перед выбором, который Путин ему навязывает. В первую очередь, это касается США. Поскольку с объединенной Европой Путин не склонен особенно считаться, понимая все возможные рычаги российского влияния на нее. Выбор, предлагаемый Путиным, очень “прост”. Путин силой оружия требует построить в мире старый миропорядок, которого давно уже нет. Очевидно он предполагает и пересмотр основных изменений в международных и европейских инструментах безопасности за последние 23 года. И признание наличия российской сферы влияния. И признание путинской “управляемую демократию”, которая все больше отдаляется от либеральных ценностей, закрепленных после 1945 года в важнейших актах по правам человека. Первыми все это уловили Литва, Латвия, Эстония и Польша, которые именно в силу исторического опыта всерьез озаботились своей безопасностью.

Путин решил, что он давно уже “свой” среди ведущих мировых держав, чтобы заявлять такие требования. Именно отсюда путинская ремарка в разговоре с Обамой, о том, что не стоит России и США ссорится из-за какой-то Украины (слово Украина здесь может быть легко заменено другим). В конце концов России позволяли так думать все последние 23 года. Россия ни разу по-настоящему не получила по рукам за всю свою хамскую, агрессивную, бесчеловечную политику на постсоветском пространстве. Запад откровенно игнорировал российские геополитические амбиции, а то и подыгрывал им, ошибочно полагаясь на свои рычаги влияния на эту страну. Запад полагал, что получил для себя союзника, а воспитал лютого врага.

Собственно, война в Украине – это и есть сокрушительный провал западной политики в отношении России. А значит и провал всей международной политики безопасности, которая создавалась в мире десятилетиями. И запад должен или признать этот неприятный факт и искать новую политику, либо проглотить горькую пилюлю, отгородившись новым железным занавесом, и ждать очередного геополитического чуда. Именно в этой войне решается вопрос о том, с какой стороны занавеса может оказаться Украина.

Закрыть глаза и не замечать Россию Западу не удастся. Поэтому придется провести работу над ошибками и понять основные причины провала своей внешней политики. В начале 90х Запад допустил три глобальных тесно связанных между собой просчета в отношении России, не позволив ей повторить судьбу Советского Союза: Запад не допустил ее распада, сохранил ядерный статус и позволил войти в пятерку постоянных членов СБ ООН, а затем и в большую семерку. Сегодня трудно говорить об истинных причинах таких решений, хотя их и можно предполагать. Однако теперь Россия стала откровенно угрожать укусить за руку, с которой ее все это время кормили. Начало войны против Украины и откровенное игнорирование Россией позиции ведущих мировых держав по этому вопросу – очень опасный сигнал. Такой же опасный, как провал Будапештского меморандума, что поставило под сомнение способность США, Великобритании и Франци обеспечивать ядерный миропорядок. Как порождение сомнений в способности ЕС самостоятельно проводить политику заключения международных договоров, либо в способности НАТО контролировать поддержание мира на своих границах. Все это означает, что Россия готова разрушить существующий мировой порядок. И главное считает, что у нее достаточно сил для этого. Поэтому ее поведение в войне с Украиной не может быть рациональным с точки зрения обычного здравого смысла. Цели России выходят далеко за пределы этой войны. И этими целями будет определяться стратения войны, какой бы безумной она не казалась. Пониманием этих целей России должна определяться и стратегия союзников Украины по Будапештскому меморандуму.

Проблема росийского реваншизма и безопасности Украины может быть решена исключительно путем ликвидации территориальных предпосылкок российской имперской идеологии. Страна должна быть дезинтегрирована. Предпосылки для этого в России очень сильны. В конце 90х она уже находилась на грани распада и сохранилась пока исключительно благодаря усилению репрессивного государственного аппарата. Российская попытка военного противодействия дезинтеграции в ходе двух Чечненских войн потерпела поражение и здесь вряд ли что-то изменилось. Совершенно очевидно, что в многонациональной России российская армия не сможет вести такие войны.

Страна, открыто угрожающая миру своим ядерным оружием, должна быть лишена права им обладать. Можно сказать, что такая задача пока неисполнима. Однако в условиях дезинтеграции она исполнима. Пример Украины это доказывает. Никто ведь не будет настаивать на том, что Украина сама решила отказаться от своего ядерного потенциала. Даже с учетом полученных гарантий.

Страна-агрессор не может иметь права решающего голоса в такой системе международной безопасности, каковой является ООН. Поэтому должно быть принято политическое и правовое решение о лишении России права занимать место СССР в СБ ООН. Необходимые правовые предпосылки для этого имеются, причем уже сейчас.

Агрессия России против Украины поставила мир перед Очень не простым выбором. Глобальные угрозы, которые демонстрирует Россия, крайне опасны. Ее внешняя политика становится абсолютно непредсказуемой, что многократно усиливается очевидной тенденией к превращению авторитарной формы правления в тоталитарную. Стремление России стать мировым энергетическим донором и таким образом подчинить себе другие государства уже выводит ее за рамки цивилизованных международных отношений. Великодержавные амбиции России многократно суживают круг государств, с которыми она готова и способна сохранять равноправные отношения. Недавняя история СССР свидетельствует, что такое государство способно не только к развязыванию многочисленных войн, но и к взращиванию себе подобных, как это происходило с фашистской Германией. Учитывая имеющуюся ресурсную базу России можно не сомневаться, что масштабы внешнеполитического шантажа будут только усиливаться. Для пропагандистского оформления такой политики Россия уже создала по всему миру свои псевдомедийные подразделения, которые пользуются в демократических государствах всеми правами свободной журналистики.

Мир должен понять, что он и есть главной целью России. А Украину Россия использует в качестве плацдарма. Вот какую войну ведет Россия в Украине. И вот что, помимо своей Независимости, вынуждена защищать Украина жизнями своих солдат. И вот для чего нам нужны союзники.

Источник

More in Національна безпека, Політика, Суспільство, Наша історія, Смерть совку!, Статті, Школа критичного мислення
activism
Німецький відеопроект хоче взяти у вас інтерв’ю

Медіапроект із Німеччини шукає українських активістів для створення відео, мета якого – показати різноманітне середовище українських активістів, щоби порушити образ...

Close