Останні новини

Евгений Фиалко: Кто убил отца Павла?

Евгений Фиалко. Главный редактор газеты “Наша Дружковка”

В мае 2014 года всю Украину облетела весть об убийстве Дружковского священника местными боевиками. На фото священник отец Павел и его возможные убийцы с Алексеево-Дружковского блок-поста.

10930082_778727505498156_5025517627380389924_n

Новый порядок в Дружковке при ДНР начался с расстрела священника. В отца Павла выпустили полный рожок автомата Калашникова на блок-посту в Алексеево-Дружковке. Произошло это поздним вечером 8 мая. Помним ли мы об этом?

Двенадцать лет назад я работал редактором газеты «Окно», и журналистка Светлана Тхакахова подготовила интервью с настоятелем строящегося храма Дмитрия Донского. Я вспоминаю, как приоткрылась дверь и в мой кабинет заглянул высокий, скромный и нерешительный, на первый взгляд, человек. Самой замечательной частью его лица были глаза, светившие, как уголья, из полутьмы коридора. Я видел его первый раз, но почему-то сразу догадался, кто это.

Отец Павел (Павел Жученко) сказал, что его попросили просмотреть будущий материал. Эта процедура, по всему, немного смущала и тяготила его. Прочитав текст чисто формально, он не сделал никаких замечаний и ушел. Большинство руководителей, в том числе, отцы церкви, так себя не вели.

— А я не такой, как другие священники, — сказал он как-то Сергею Козлову, обратившемуся с просьбой окрестить его, — я единственный.
Из того интервью мы узнали, что родом он из соседнего Краматорска, духовными наставниками его в детстве были прабабушка, прожившая 96 лет и исходившая всю Украину, в том числе побывавшая во многих монастырях, и бабушка.

Настоятелем храма в Дружковке он стал 1 марта 2002 года. До этого построил церкви в Александровке и Сергеевке (вотчине областного (на тот момент) прокурора Виктора Пшонки). Видимо, в епархии посчитали, что и в Дружковке у него все получится, потому что здесь, до него, за короткое время уже сменилось несколько настоятелей.
В том интервью отец Павел говорил: «Верующего человека можно определить только по его поступкам. Господа нужно понимать сердцем и душой, а не разумом — вот это как раз и называется верой».
Одной из прихожанок храма Дм. Донского через три часа после убийства о.Павла приснился сон, якобы он обращался к ней: «Я уже там! Я буду молиться за Дружковку, но не за всех!..» Естественно, она тогда еще не знала, что его уже нет в живых.

Большинство прихожан восприняли страшную весть как личную трагедию. В субботу, 10 мая, церковь была полна людей. Многие пришли с цветами — ожидали отпевания. Когда служба закончилась, все вышли во двор — собралась огромная толпа. Погребальный кортеж забрал тело убиенного священника из морга в Константиновке и должен был проследовать в Краматорск, где жил о.Павел. Однако по пути, все надеялись, что его привезут попрощаться с прихожанами церкви, которую он строил и в которой сам отпевал сотни простых смертных. Но дружковчане, поехавшие в Константиновку, позвонили и сказали, что кортеж в Дружковку не заедет.
Тогда Сергей и еще несколько человек помчались наперехват. Они оставили машины под путепроводом (чтоб не спровоцировать стоявших на мосту «ополченцев») и вышли навстречу кортежу. Сергей сказал водителю поворачивать в город, к храму Дмитрия Донского. Тот согласился сразу.

Тогда из машины вышла матушка и, бледнея, спросила:
— А что будет с моими детьми?
— Неужели церковная мафия так сильна? — спросил Сергей.
Она опустила глаза… Тогда он отошел в сторону, и кортеж двинулся в Краматорск…

К храму Дмитрия Донского подогнали несколько автобусов и предложили прихожанам ехать в соседний город, чтоб попрощаться со своим священником.

Как рассказывают люди, знавшие о.Павла, последние месяцы жизни его были мучительно тяжелыми. 8 февраля его отстранили от службы в храме — так называемое «прещение», которое накладывает единолично правящий епископ (в данном случае епископ Горловский и Славянский Митрофан).

Благочинный Дружковского округа отец Николай объяснил прихожанам, что эта мера временная, пока не разберутся с жалобой, поступившей якобы от тещи о. Павла. Матушка (женщина из семьи священника, которую он очень любил, которая родила ему троих детей) ушла незадолго перед этим к родителям, а дети, кстати, остались с отцом. Прихожане, потрясенные тем, что у них забрали любимого священника, звонили в редакцию. Но, когда мы предложили обратиться письменно, чтобы опубликовать их обращение, письма так и не дождались. Его бросили (а некоторые считают — предали) все.
В это время на Майдане лилась кровь, горели шины, и на Украину надвигалась беда.

«Я человековлюбчивый», — не раз говорил о.Павел, но и он тогда закрылся в себе, на многие вещи посмотрел другими глазами. Однако лучше всего его душевное состояние отразилось в написанном им в то время (6 марта) стихотворении:

Рассвет приходит к тем, кто видел тьму
Во всём её убийственном величии…
Кто плакал от людского безразличия,
Но безразличным не был ни к кому!

Рассвет приходит к тем, кто был в пути,
Не зная ни усталости, ни лени.
Кто, обессилев, падал на колени,
Но поднимался. Продолжал идти!

И, зажимая волю в кулаки,
Вдруг находил ромашковое полв,
И, задыхаясь от щемящей бели,
Свои ладони прятал в лепестки!

К тем, кто, похоронив свои мечты,
И, помянув их, устремлялся дальше.
Кто смог среди предательства и фальши,
Не растерять душевной чистоты!

Нечаянно в небесной синеве
Вдруг распахнутся солнечные двери.
Рассвет приходит к тем, кто верил в свет,
Абсурдно, до последнего. Но — верил!..

Люди, знавшие о.Павла, считают, что он был ясновидящим и еще в 2011 году предрекал свое будущее: «Меня уволят, оклевещут и убьют».
Верующие люди ищут не церковь, а священника. Что говорить, если к храму Дмитрия Донского по церковным праздникам выстраивалась огромная очередь до ул.Энгельса и даже заворачивала хвостом за «Каприз»?! Сергей, помогавший батюшке по службе, рассказывает, что на Пасху и Крещение выносил ведрами по два куба воды. «У меня потом пальцы не разгибались!» — говорит он. Ему вторит прихожанка Алла: «Как колокола звенели — не замолкали! А батюшка как провозглашал — на целый микрорайон слышно было! Казалось, весь мир празднует. А сейчас…» — заканчивает она и вытирает слезы.

«Богу самое лучшее!» — говорил о.Павел и никогда не скупился на все, что нужно было закупить для богослужения.
К нему шли люди, утратившие веру, шли как к последней надежде. И воскресали, и возвращались к нормальной жизни. Он столько восстановил семей, а свою вот не смог…

Он очень любил Высоцкого, и его, кстати, тоже в любой компании считали своим: и афганцы, и чернобыльцы, и обычные прихожане, а старушки в церковь, как на крыльях, летели. Кстати, нередко он делал требы бесплатно, когда видел, что человек нуждается в деньгах, а по поводу завышенных «тарифов» тоже был недоволен, но пояснял, что их устанавливает епархия и она же требует «план»…

Неужели все это породило только ревность и зависть? Неужели кто-то увидел в нем своего конкурента?!

Будучи служителем церкви Московского патриархата, отец Павел не признавал Киевский, хотя интересно, что до сих пор прихожане Свято-Вознесенской церкви КП молятся «за убиенного священника о.Павла», а его родная епархия вывела его за штат задним числом, так как он еще 8 мая значился на ее сайте настоятелем храма Дмитрия Донского. Пресс-секретарь Горловской и Славянской епархии Светлана Охрименко заявила после убийства о.Павла, что «не весть человека сего».

Точно так же он не признавал «ДНР» и «ЛНР». Украину о.Павел видел единой и неделимой и считал, что войну разожгли масоны. Она выгодна только олигархам, говорил он, и когда начались военные действия в Славянске и Краматорске, взял на себя роль миротворца.

Его видели на блок-постах как украинской армии, так и «ополченцев». Он просил и тех, и других прекратить братоубийственную бойню. Его хорошо знали «ополченцы» и никогда не останавливали — почему он и в тот трагический вечер 8 мая промчался мимо них спокойно. А вслед уже летела команда «расстрелять, если не остановится».

Что случилось с ним в тот поздний вечер? Люди, близко знавшие о.Павла, ссылаются на его пятнадцатилетнего сына Макара, который сказал, что 8 мая в 21.00 кто-то позвонил отцу и тот поехал на встречу в Славянск. Там якобы произошла какая-то неприятная беседа, после которой он поехал к себе домой, в Краматорск. А затем уже — через Дружковку в сторону Константиновки. Говорят: он понял, что его хотят убить, и старался уйти от убийц.

По другой версии, якобы о.Павел отмечал в кафе «Аисты» свой день рождения и, выпивши (такой грех признают за ним даже его сторонники, хотя объясняют черной полосой в жизни), сел за руль и совершил в Краматорске наезд на пешехода. После чего пытался скрыться. В этой версии не совсем стыкуется дата, потому что день рождения его был 6 мая. Также по Дружковке активно распространялись слухи, что о.Павел перевозил оружие и был чуть ли не главным террористом… Однако из «оружия» в его машине была лишь игрушечная, сувенирная граната, которую подарили ему афганцы. Кстати, из милиции исчезли все документы, зато появился автомат.

Смерть священника активно разыграли стороны военного конфликта в Донбассе. Сергей Козлов, потрясенный гибелью духовного наставника, написал на своей странице ВКонтакте, что православный священник протоирей Павел Жученко был застрелен «русскими фашистами». Его акаунт был моментально заблокирован, а компьютер после хакерской атаки он не может восстановить до сих пор. Эту информацию полностью исказили, и, например, сайт «Русская Весна» подал все так, что о.Павла убили «укронацисты», а «семья и родственники в опасности перед вероятной расправой от укрофашистов — у бандеро-фашистов нет ничего святого» и т.д.
Как бы то ни было, пока мы можем только догадываться, кто убил о.Павла и кто стоял за этим убийством — кому оно было выгодно? Следствие, объявленное Донецкой областной прокуратурой еще 10 мая, до сих пор молчит…

И пока это молчание длится, кровь убиенного священника лежит не только на тех, кто совершил данное преступление, но и на тех, кто до сих пор делает вид, будто ничего не произошло…

Источник: Євген Шаповалов, ІЦ “Майдан Моніторинг”

More in Війна, Суспільство, Записки
21.01. у Львові демонструватиметься фільм “Сторінки історії. Степан Бандера” (2015)

21 січня 2015 року продовжується показ документально- історичних фільмів про визначні події історії України та стрічок, що формують історичну пам’ять...

Close