Останні новини

Зона АТО: другая жизнь по обе стороны от линии столкновения

Наталия Казённова

Всего год назад жизнь на Востоке Украины была другой. Традиционно оживленный, вечно занятый Донецк упорно не верил в надвигающуюся катастрофу. Областной центр жил в привычном ритме, стараясь не замечать пророссийские митинги и маргиналов на улицах города. Менее благополучные окрестности «столицы Донбасса» острее чуяли ветер перемен, но отчего-то полагали, что «русский мир» принесет благо в стиле «от каждого по возможностям, каждому по потребностям». Пример Крыма воодушевлял сепаратистов. Предостерегающие голоса разума терялись в нестройном возбужденном гуле.

Донбасс оккупированный. Взгляд изнутри

Сегодня Донбасс – опустошенная территория. По обе стороны от линии столкновения. Жители региона утратили покой, потеряли хотя бы относительную уверенность в завтрашнем дне. Многие лишились дома, работы, родных, близких, друзей. Жизнь изменилась быстро, страшно и, порой кажется, необратимо. Зачастую линия столкновения проходит не вдоль блокпостов, а сквозь сердца и души.

«Изменилось вообще всё. Тут даже не в обстрелах дело, а в том, что всё вывернуто наизнанку. Зазеркалье. Мы пытаемся поддерживать какой-то вид нормальной жизни. Но это так – самообман. Первый шаг на улицу – и всё», – поделилась с «Новостями Донбасса» дончанка Елена.

По её мнению, постепенно происходит переосмысление ситуации. «Кто-то из сторонников “ДНР” становится на сторону Украины, некоторые, кто изначально были проукраинские, склоняются к позиции за “ДНР”. Имеют значение психологические факторы, стресс, российская пропаганда. Чем дольше затягивается это “дэнээр”, тем меньше шансов остаться нормальными людьми. Донецк превращается в гетто», – продолжает собеседница.

Во время общения с земляками «оттуда» возникает осознание: люди научились выделять главное и не главное. О пустеющих полках в супермаркетах, исчезновении медикаментов, подорожании продуктов и лекарств собеседники «Новостей Донбасса» говорят в последнюю очередь. Их больше тревожит происходящее с теми, кто рядом. Практически каждый столкнулся с тем, что кто-то из близких, друзей, коллег – по ту сторону баррикад.

«Мне ситуация напоминает школьников, сотворивших проступок. Сознаться страшно, молчат до последнего. Так и тут. “Биомасса” типа пенсионеров и работяг от российского телевидения свихнулись окончательно. Надо было выводить ТВ-вышки из строя…», – считает макеевчанин Сергей.

Самая страшная перемена – не разрушение домов, объектов инфраструктуры и даже не закрытие предприятий, что влечет безработицу и безысходность. Страшнее всего – распад человеческих душ и информационный голод.

«Те, кто и хотел бы узнать, что творится на “материке”, не имеют доступа к информации. Нет газет, журналов, украинского телевидения. Только российское. По радио – только музыка. Есть Интернет, но им еще нужно уметь пользоваться. Куча вбросов, подставных российских сайтов. Та еще клоака. Очень мало аналитических, обзорных передач по телевидению», – подчеркивает Сергей, добавляя: «Для нормального человека не жизнь сейчас. А тем, кто всегда был неблагополучен, похоже, доставляет удовольствие осознание того, что проблемы сейчас у всех, а не только у них…».

Донбасс освобожденный. Прифронтовые реалии

Напряженность – пожалуй, ключевое слово в определении изменений на освобожденных территориях. Там не забыли недолгую эпоху «ДНР». Но вспоминают события с разным чувством – кто-то ждет возвращения «наших ребят», кому-то претит сама мысль, что Украина может утратить контроль над Мариуполем или севером Донецкой и Луганской областей.

«Вблизи фронта, вблизи войны, конечно, жизни не может быть. Жизни не может быть в местах, где взрывы, стреляют. Гражданская жизнь, экономическая активность замирает. Есть только военная жизнь. Сегодня в этих районах стремительно растет безработица, потому что многие предприятия незаметно, не спеша, но выводят свои активы из 100- и даже 200-километровой зоны. Люди сворачивают деятельность. Сегодня у нас нет государственного регулирования рынка, поэтому многие предпочитают переждать тревожное время. Сокращение рабочих мест влечет снижение деловой активности. Мы страдаем не только от самой войны, но и оттого, что снижается налоговая база», – считает общественный активист Александр Меланченко.

Как человек действия, предлагает решение проблемы. «Сегодня государство обязано создавать рабочие места в прифронтовой зоне. Нужен бизнес, который легко начать, не требующий высококвалифицированного персонала», – таков рецепт выживания от Меланченко.

Ситуацию обостряет поток вынужденных переселенцев. Многие покидают оккупированные города, но остаются на территории региона. Кого-то принимают родственники, некоторые снимают жилье. Прожить вблизи от дома дешевле и в чем-то проще: рассвет наступает в привычное время, а вокруг люди со схожими проблемами. Есть только одно огромное «но» – страх.

«С июля прошлого года мы живем практически безвыездно в городе, но по ощущениям скажу так: страшно, что зараза русского мира перекинется и на нас… Тем более, что почва, как мне кажется, способствует. Надеюсь, что мне всё же только кажется. Несмотря на то, что из Донецка мы уехали еще до боевых действий и оккупации как таковой, его близость чувствуется во всем. В городке стоят военные, иногда можно видеть на улицах передвижение техники», – рассказала «Новостям Донбасса» дончанка Наталья, ныне живущая в Дружковке.

Собеседница отмечает, что с момента приезда ситуация несколько изменилась. «После так называемого освобождения в городе формируется громада – активные проукраинские горожане, развивается волонтерское движение. Есть ребята, помогающие  переселенцам, есть ответственные за помощь военным, как стоящим у нас, так и на передовой… Общество меняется и это видно», – уверена Наталья.

Вместе с тем, по словам переселенки, мнения среди жителей по-прежнему разнятся. Выделяются три среза: патриоты Украины, сторонники «ДНР» и довольно многочисленная группа тех, кому все равно, какая власть, «лишь бы не стреляли».

Отсюда вытекает еще одна проблема – люди замыкаются в себе и предпочитают публично не обозначать политическую позицию. «Сейчас свое мнение люди не высказывают. Поначалу они действительно считали, что придет Россия, и всем станет хорошо. Сегодня они увидели, что приход России – это война, кровь, неприятности. И многие люди не высказывают ничего. Просто молчат», – поделился наблюдениями Александр Меланченко.

Донбасс проблемный. Мнение украинской власти и восприятие «на местах»

25 марта вступает в силу постановление 254-VIII, принятое Верховной Радой 17 марта. Документом отдельные районы  и населенные пункты Донбасса признаются оккупированными территориями. В этот же день нардепы утвердили изменения к Закону «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и внесли корректировки в список населенных пунктов, неподконтрольных Украине.

Законодательные инициативы вызвали неоднозначную реакцию на востоке страны. Не совсем понятно, кто оккупировал «отдельные районы, города, поселки и села Донецкой и Луганской областей». Формально у нас до сих пор нет второй стороны конфликта. Россия официально не признана агрессором, как остаются без какого бы то ни было статуса обе «молодые республики».

«В документе не указано, каким образом и, главное, кем, оккупированы эти территории. Зато есть ссылка на закон от 16 сентября, устанавливающий особый порядок выполнения полномочий украинской властью. По постановлению 2374 (перечень населенных пунктов, в которых указаны административные единицы, где осуществляется либо не осуществляется особый порядок самоуправления, – ред.) некоторых городов и поселков, которые являются оккупированными, в этом перечне нет. И обратно – населенные пункты на подконтрольных территориях включены в этот перечень», – отметила в комментариях «Новостям Донбасса» председатель правления общественной организации «Правозащитный совет Украины», юрист Наталия Чуйко.

Принятие подобного документа должно иметь правовые последствия, однако в случае с «отдельными районами» выполнение норм затруднительно. «Если территории признаны оккупированными, там должны действовать нормы закона об оккупированных территориях, а не об особом порядке местного самоуправления. В прошлом году после оккупации Крыма были приняты соответствующие законодательные акты, а сам Крым официально вошел в состав России, чего не произошло с оккупированными территориями Донбасса. Поэтому постановление вызывает множество вопросов. Вообще достаточно сложно комментировать происходящее на законодательном уровне. За последние полгода внедрено множество спорных инициатив, включая систему пропусков, порядок оформления пенсионных и социальных выплат», – продолжила Наталия Чуйко.

Согласно нормам международного права, за территорию, признанную оккупированной, отвечает оккупант. «Оккупанты не готовы взять на себя ответственность за территории Донбасса. Сейчас они кричат, что это не входило в их планы. В их планы входило наживаться, грабить, насиловать, но не заботиться и создавать условия для жизни людей», – отметил Александр Меланченко.

Вместе с тем, общественный активист полагает, что «мы начинаем многие вещи называть своими именами». «Это оправданное решение (принятие постановления №254-VIII, – ред.). Сегодня мы приводим законодательное поле к реальной ситуации – данные территории выходят за пределы правового поля Украины. Как надолго, зависит от развития ситуации», – резюмировал Меланченко.

Каждый день стремительно и неуклонно меняет ситуацию в Донбассе по обе стороны от линии столкновения. Жители оккупированных территорий боятся возобновления обстрелов и со страхом ждут новых инициатив украинской власти. По другую линию фронта доминирует неуверенность в завтрашнем дне.

После зимних обстрелов Мариуполя, Краматорска, Артемовска, Гродовки зыбкая иллюзия мира разрушилась. Жители освобожденного Донбасса столкнулись с другой реальностью и в полной мере осознали, что не защищены от войны. «Патриоты у нас тоже разные. Есть те, кто не боятся высказываться открыто и вести расследования действий местной власти, преступлений времен “ДНР”. Есть те, кто до сих пор боится. Главный страх – сейчас я выйду с флагом, а завтра наш город “сдадут”, сюда вернется “ДНР”, и что тогда?», – заключает интервью риторическим вопросом Наталья, год назад даже не подозревавшая, что привычный маршрут выходного дня Донецк-Дружковка-Донецк однажды обернется поездкой в один конец.

Источник Новости Донбасса

Фото

More in Війна, Суспільство, Військо, Миротворчість, Статті
В Краматорске обсуждали Георгиевскую ленту, как символику на День Победы (ВИДЕО)

В ходе телемоста «Угроза сепаратизма в зоне АТО» участники «круглого стола» затронули тему символики при праздновании Дня Победы 8-9 мая....

Close