Останні новини

ЦРУ рассекречивает архивы: бандеровцы в Одессе и националист Остап Вишня

Секреты разведывательных служб являются, пожалуй, самыми охраняемыми тайнами в мире. В кремлевских архивах до сих пор лежат недоступные для историков документы царских дипломатов. В других странах снятие грифов Top Secret происходит по процедуре — как правило, после истечения определенного срока. После этого они становятся всеобщим достоянием, в том числе через электронные архивы.

Десять лет назад Центральное разведывательное управление США рассекретило архивные материалы времен холодной войны, и сейчас их можно скачать на официальном сайте организации. Нас заинтересовал документ, датированный декабрем 1946 года. Это 25-страничный доклад об операции «Беладонна», в котором проанализировано состояние украинского освободительного движения на тот период.

После войны американская разведка вышла на прямой контакт с представителями организаций, которые боролись за независимость Украины. В основу доклада легла полученная от них информация, также были задействованы источники ЦРУ в Германии, Австрии, Италии.

Как нам удалось выяснить, документ этот известен в научных кругах, однако до сих пор в полной мере не проанализирован и не введен, как говорят специалисты, «в оборот». Между тем, в нем содержатся сведения, которые могут полностью поменять устоявшуюся оценку некоторых событий и известных личностей.

ВЗГЛЯД ИЗ-ЗА ОКЕАНА

Доклад об операции «Беладонна» — это совершенно секретный документ, который предназначался исключительно для высшего руководства США. По сути, это первое впечатление американцев об украинских националистах, с которыми они начали сотрудничать после войны. Помимо констатации фактов, в документе содержится психологическая оценка видных членов ОУН (Гриньоха, Лебедя и Лопатинского) и анализируется перспектива сотрудничества с ними американских спецслужб.

ЦРУ пришло к выводу, что по состоянию на 1946 год наиболее эффективными и многочисленными украинскими организациями являлись УГВР (Украинский главный освободительный совет во главе с Кириллом Осьмаком), УПА (Украинская повстанческая армия во главе с Романом Шухевичем) и ОУН(б) — организация Степана Бандеры. Отметим, что эти три структуры ставили перед собой разные задачи, но были идеологически связаны. Остальные украинские организации, по мнению ЦРУ, представляли собой маленькие эмигрантские объединения, не имеющие контакта с Родиной.

Авторы доклада высоко оценили способности Ивана Гриньоха, Николая Лебедя и Юрия Лопатинского, но вместе с тем отметили черты «психологии преследуемых», которые не верят никому и ничему. По мнению разведчиков, они способны на самопожертвование и могут совершить самоубийство, если этого потребуют интересы безопасности организации. Точно так же готовы убивать других, если возникнет такая необходимость.

По мнению сотрудников ЦРУ, членов ОУН отличает почти религиозное отношение с своему народу, при этом они не ищут персональной выгоды или прибыли. Американские разведчики констатируют, что украинские националисты не доверяют полякам, русским и немцам. Что касается США, то, по мнению авторов доклада, ОУНовцы будут работать вместе с американцами, без американцев, а при необходимости — и против американцев.

Интересен раздел рапорта, который касается отношений сторонников независимости Украины с религиозными организациями. Как сказано в документе, украинские националисты находились в контакте с Ватиканом, однако католическая церковь вела себя очень осторожно из-за опасения, что ее помощь украинцам испортит взаимоотношения с Русской православной церковью и русскими католиками.

Что касается связей с другими религиозными группами, то американские разведчики считают их «теплыми», «сердечными» (cordial). Они объясняют это тем, что лидеры ОУН (Бандера, Стецько, Лопатинский) являются сыновьями греко-католических священников. Также упоминается влияние львовского митрополита Андрея Шептицкого, который был духовным лидером и стоял у истоков организации. В докладе указано, что когда в 1931 года было решено забрать православные храмы и отдать их польской униатской церкви, Шептицкий высказался резко против. Фактически греко-католический митрополит отстаивал права православных, и благодаря его протестам эта незаконная экспроприация не произошла.

БАНДЕРОВЦЫ В ОДЕССЕ

Естественно, нас, одесских журналистов, интересовали сведения, относящиеся к родному городу. Известно, что в годы оккупации на территории так называемой «Транснистрии» и на юго-востоке Украины действовало националистическое подполье — подразделение «ОУН-Юг», а затем «УПА-Юг». Узлами этой сети были Днепропетровск, Сталино (Донецк), Кривой Рог, Мариуполь и Одесса. Благодаря трудам специалистов, в том числе одесских ученых Тараса Винцковского, Виктора Савченко, Василия Щетникова, история одесского националистического подполья достаточно изучена. Основной упор повстанцы делали на местные кадры, в первую очередь на молодежь и интеллигенцию. В связи с отсутствием обширных лесных массивов подпольщики больше занимались пропагандистской работой — так, в одесских типографиях тайно печатались брошюры и агитационные материалы для УПА. Параллельно велась подготовка к планируемому всеукраинскому вооруженному восстанию, в том числе военные тренировки.

Рассекреченный доклад по операции «Беладонна» позволяет прояснить историю одесского националистического подполья в послевоенный период. По информации ЦРУ, в 1946 году в Одессе оставалась группа украинских партизан. Их командир (имя которого не указано) получил приказ оставаться в Румынии и, по данным ЦРУ, находился в Бухаресте.

В этом нет ничего удивительного. Например, известный активист украинского подполья в Одессе, студент-филолог и будущий советский диссидент Святослав Караванский в 1944 году ездил в Бухарест, а после освобождения города вернулся обратно, перейдя линию фронта.

Однако следующий абзац, посвященный деятельности украинского подполья в Турции, содержит, пожалуй, главную сенсацию этого документа.

Резиденту ОУН в Румынии было дано распоряжение о передислокации в Турцию, но связь с ним была потеряна. В те времена, когда приказы и донесения передавались связными, через тайники и конспиративные квартиры, такое случалось часто. В документе указано, что единственным непрямым каналом передачи информации от руководства к иностранным частям ОУН в той ситуации стала… публикация в киевской прессе статьи украинского писателя-юмориста по имени «Osdap Vesna» (так в документе).

Согласно секретному докладу, этот писатель в свое время был арестован и принужден к сотрудничеству с советской властью. В 1946 год он публиковал в киевских газетах юмористические произведения, героями которых являются лидеры националистического движения.

Эти обстоятельства безо всяких сомнений указывают на то, что под именем «Osdap Vesna» в докладе фигурирует классик украинской литературы Остап Вишня. В 1933 году он был арестован, после десяти лет заключения вышел на свободу и несколько лет публиковал в центральных советских изданиях фельетоны и памфлеты из серии «Самостійна дірка», в которых критиковал сторонников «самостійності» и руководителей ОУН.

Однако в докладе ЦРУ также указывается, что Остап Вишня изначально являлся членом ОУН и, как предполагают авторы, в глубине души все еще оставался сторонником украинской независимости.

Вот эти обстоятельства на первый взгляд кажутся надуманными, фантастическими и абсолютно неправдоподобными. Классик украинской литературы и всенародный любимец широко известен своими беспощадными политическими памфлетами, в которых он в самых грубых выражениях, на грани нецензурщины, высмеивал лидеров националистического движения и саму идею украинской независимости. Остап Вишня — бандеровец? Этого не может быть, потому что не может быть никогда!

Безусловно, стопроцентного доверия к рассекреченному докладу ЦРУ нет. Информацию, которая содержится в документе, нужно перепроверять и сопоставлять с другими сведениями и фактами. Американские разведчики вполне могли приукрашивать собственные достижения — например, сообщать о несуществующих завербованных агентах и подпольных ячейках. Также нельзя забывать, что в период холодной войны шло противостояние между разведслужбами США и Великобритании с одной стороны и СССР — с другой. Поэтому многое из того, что попало в доклад, могло быть результатом банальной дезинформации в рамках радиоигры или агентурной работы.

Однако упоминание об Остапе Вишне даже с учетом этих обстоятельств выглядит странно. Разведчики не рапортуют о том, что завербовали ценного агента. В докладе имеются только предположения о наличии у него симпатий к националистам. Поэтому давайте отложим в стороны эмоции, проанализируем сведения из доклада ЦРУ, сопоставим их с известными историческими фактами и биографией самого Остапа Вишни.

ВИШНЯ — ЧЛЕН ОУН?

Начнем с известного факта: Павел Губенко (литературный псевдоним — Остап Вишня) был «петлюровцем». В 1919 году он возглавлял медицинскую службу железных дорог УНР. Тогда в железнодорожных госпиталях проходили лечение раненые бойцы Украинской Республики. Нет никаких оснований сомневаться в том, что тогда будущий писатель знакомился с офицерами Украинской Галицкой армии (УГА), которые воевали на стороне УНР, а после окончания гражданской войны составили ядро Украинской военной организации (УВО) и Организации Украинских Националистов (ОУН).

Известно, что украинские националисты Галичины постоянно поддерживали контакты со сторонниками независимости на территории Советской Украины. В ОУН этим занимался, в частности, Иван Митринга, линии связи проходили через территорию Житомирщины.

При формировании подпольной сети на территории «Большой Украины» УВО и ОУН наибольшее внимание уделяли бывшим офицерам армии УНР и представителям интеллигенции. Поэтому бывший чиновник Директории, который к концу 1920-х годов стал популярным советским писателем, представлял для сторонников единой и независимой Украины большой интерес.

Кроме того, в 1928 году Остап Вишня находился на лечении в Германии и вполне мог контактировать с бывшими офицерами УГА. Достоверным фактом является и то, что в 1930 году писатель подвергся резкой критике за «свои националистические кулаческие идейки и взгляды», которые якобы много лет «протаскивал» в своих юмористических публикациях.

Информация о том, что в начале 30-х годов Остап Вишня был членом ОУН (в секретном документе ЦРУ это преподносится как достоверный факт), была получена американцами, по всей видимости, от Николая Лебедя, который состоял в Организации украинских националистов с самого начала. Учитывая все обстоятельства, представляется вполне достоверным, что в двадцатые-тридцатые годы Остап Вишня мог поддерживать контакты со своими бывшими боевыми побратимами из УВО и ОУН и разделять их взгляды на будущее Украины.

ОРГАНИЗАТОР ПОКУШЕНИЯ НА ПОСТЫШЕВА?

Еще один достоверный факт: в декабре 1933 года украинский советский писатель Павел Губенко (Остап Вишня) был арестован по обвинению в подготовке покушения на второго секретаря Компартии Украины Павла Постышева. По мнению НКВД, Остап Вишня был членом УВО и террористом, который собирался лично убить Постышева во время его встречи с писателями. Великого юмориста приговорили к расстрелу, заменив потом «высшую меру социальной справедливости» большим сроком в лагерях.

На первый взгляд, обвинение выглядит чудовищной клеветой. Однако в 1933 году маховик массовых политических репрессий только начинал раскручиваться, и столь серьезное обвинение, причем со смертным приговором, вполне могло иметь под собой веские основания.

Для начала вспомним об украинском Голодоморе 1932-1933 годов. Организация украинских националистов, которая была хорошо осведомлена о том, что происходит в Советской Украине, пыталась привлечь внимание мировой общественности к трагедии украинского села. ОУН организовала покушение на советского консула во Львове. 21 октября 1933 года был убит секретарь консульства, резидент ОГПУ Алексей Майлов. Исполнитель акции Николай Лемик без сопротивления сдался польской полиции.

Убийство советского дипломата могло полностью испортить отношения Польши и СССР, поэтому власти сделали все, чтобы уменьшить международный резонанс. Так, в суде Лемику и его адвокатам запретили упоминать о ситуации в Украине — якобы эти обстоятельства не имеют отношения к делу. Поэтому вполне вероятно, что ОУН готовила планы покушения и на советских чиновников в самом Союзе — чтобы добиться сильной международной реакции на продолжающийся Голодомор.

И вот через два месяца после убийства Майлова Остапа Вишню обвинили в том, что он был членом УВО и готовил покушение на Постышева в Киеве. Если бы эти обвинения были полностью надуманные, то гораздо проще было заявить, что писатель работал не на малоизвестную эмигрантскую организацию, а на немецкую разведку — тем более, что он ездил в Германию и вполне мог быть там завербован.

С другой стороны, Постышев был отнюдь не первым лицом Советской Украины. Выше него в неофициальной партийной иерархии находились Григорий Петровский, Станислав Косиор, Влас Чубарь, Иона Якир. Однако Постышев был направлен в Киев в январе 1933 года именно потому, что местное руководство «не выполнило план хлебозаготовок», то есть плохо отбирало зерно у крестьян. С появлением Постышева Голодомор окончательно приобрел черты геноцида — большинство случаев каннибализма, по данным ГПУ, приходится как раз на конец февраля-начало марта 1933 года — период начала «постышевщины».

Если предположить, что Остапа Вишню (как и многих других интеллектуалов Украинского Возрождения в тот период) оклеветали, то его с равной вероятностью могли обвинить в покушении на убийство любого известного украинского функционера. А вот если действительно имела место попытка ОУН организовать покушение, то выбор Постышева для политического убийства — абсолютно логичен и обоснован. Его ликвидация стала бы одновременно громкой политической акцией и расплатой за злодеяния.

Обвинения в адрес интеллигента, интеллектуала, писателя-юмориста Остапа Вишни в подготовке убийства чиновника, на первый взгляд, выглядит невероятными. Однако вспомним, что сказано в докладе ЦРУ о членах ОУН: «Они готовы пожертвовать собой и готовы убивать за свои идеи». Кроме того, еще раз вспомним, что основу подполья ОУН в Советской Украине составляла как раз интеллигенция. Наконец, Вишня, будучи членом правления Союза писателей, имел больше возможностей встретиться с секретарем ЦК, чем простой рабочий или крестьянин из охваченного ужасом Голодомора села.

3 марта 1934 года Остапа Вишню приговорили к расстрелу с заменой наказания на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Писатель отсидел срок практически «от звонка до звонка» и вышел на свободу в ноябре 1943 года (по легенде, Довженко сам умолял Сталина освободить Вишню). Все последующие годы знаменитый юморист усердно трудился на фронте пропаганды и даже отрицал факт своего заключения в произведении «Мученик Остап Вишня». Однако реабилитировали его только за год до смерти — в 1955-м.

Все это дает основания предполагать, что если Остап Вишня действительно был членом УВО или ОУН, он вполне мог быть задействован в организации покушения на одного из организаторов Голодомора. Более того, он был бы идеальным исполнителем такого политического убийства. Знаменитый писатель, известный и в Украине, и за ее пределами, приносящий себя в жертву во имя украинского народа и убивающий сталинского палача — говоря современным языком, это стало бы мощнейшим «информационным поводом», который вполне мог пробить стену молчания вокруг Голодомора.

Таким образом, предположение о том, что писатель действительно был членом УВО или ОУН, позволяет наполнить на первый взгляд невероятное обвинение против него вполне конкретным и понятным смыслом.

ЛЕГАЛЬНЫЙ СВЯЗНОЙ

Фрагмент в докладе ЦРУ о том, что публикация Остапа Вишни использовалась для информирования разрозненных групп ОУН, по всей видимости, касается фельетона «Самостійна вилуплюється». В этом произведении высмеивается дипломатическая активность сторонников украинской независимости. Там рассказывается, что Степан Бандера находится в Швейцарии, «Максим Рубан» (Николай Лебедь) вышел из подполья занимается иностранными делами, сын гетмана Павла Скоропадского Даниил направился в Канаду в поисках финансирования, а Василий Мудрый (бывший депутат польского сейма, а в тот период — вице-президент подпольной УГВР) подписал соглашение о совместных действиях с «заграничными поляками», то есть эмигрантским правительством генерала Сикорского.

Кроме того, в фельетоне есть информация о присутствии эмиссара ОУН в Турции:

«Послали ще дипломата до Туреччини, бо прочули, що турки широкі штани носять, — якщо вдасться вимолити кілька пар турецьких штанів, то з одної пари можна буде три-чотири пари для свого війська пошити, — от військо й буде зодягнене».

Очевидно, что ОУНовские аналитики самым тщательным образом изучали эту статью. В обнародованных архивах ОУН имеется ее машинописная перепечатка с уточнением: «Фейлетон надрукований в больш. газеті п.н. (під назвою, — Ред.) «Радянська Україна» 13.12.45 р. Ч: 249 / 7425 //.» Ниже имеется еще одна пометка: «Увага: повищий фейлетон дуже замітний своєю двосічністю(двузначностью, — Ред.)».

Газета «Радянська Україна» была официальным органом ЦК Компартии Украины, издавалась тиражом 500 тысяч экземпляров и распространялась в том числе за рубежом. Фельетон датирован 25 декабря 1945 года, в докладе ЦРУ говорится о публикации, которая вышла весной 1946-го. Это может быть связано с тем, что советская пресса доставлялась за рубеж довольно медленно. Кроме того, фельетон неоднократно перепечатывался в разных изданиях.

Какую информацию могли получить ОУНовцы из этого произведения?

Представим себе небольшую группу или одинокого члена ОУН, который после войны оказался в чужой стране, без связи, в полной изоляции. Куда ему направляться, где искать контакты с соратниками? В Венгрию? В Болгарию? В Югославию? Фельетон давал информацию: подполье продолжает действовать, им по-прежнему руководят Бандера и Лебедь, а из Румынии, например, нужно двигаться в Турцию — где, судя по докладу ЦРУ, у украинского подполья была своя сеть. Также можно было искать контакты с местной польской агентурой.

На первый взгляд, такой способ передачи информации выглядит фантазией. Но опять же, есть достоверно установленный факт: главнокомандующий УПА Василий Кук, арестованный в 1954 году, использовал советскую прессу для передачи своим соратникам за рубежом жизненно важной информации. Речь идет об его «отречении», которое в 1960 году было опубликовано в советских газетах и зачитывалось по радио. Впоследствии выяснилось, что таким образом Василий Кук передал на запад сведения о том, что всех эмиссаров, которых забрасывали на территорию СССР самолетами при участии британской разведки, немедленно арестовывали и использовали в стратегических радиоиграх. Этот канал заброски находился под контролем советской агентуры во главе с Кимом Филби и после публикации «отречения» не использовался.

Использование фельетона Остапа Вишни как одностороннего канала передачи информации в докладе ЦРУ упоминается в качестве достоверного факта. Вполне возможно, что к декабрю 1946 года кто-то из подпольщиков благодаря этой подсказке уже восстановил связь с соратниками. При этом наличие симпатий автора к сторонникам независимой Украины в докладе ЦРУ подается всего лишь как предположение. Нельзя исключать, что утечка информации через фельетон была просто-напросто неожиданным побочным эффектом борьбы на идеологическом фронте.

ПОЧЕМУ ВИШНЯ?

В послевоенный период немало представителей украинской творческой интеллигенции критиковали украинский национализм. Однако публикации только двух из них, галичанина Ярослава Галана и полтавчанина Остапа Вишни, получили широкую известность именно как литературные произведения и неоднократно переиздавались.

После публикации статьи «Плюю на Папу!» Галана зарубили в собственном кабинете. В убийстве обвинили двух студентов, якобы связанных с ОУН. Что касается Остапа Вишни, то руководство организации приветствовало его освобождение из сталинских лагерей и возвращение к творческой деятельности, а также поблагодарило за освещение антисоветской деятельности ОУН. После этого бандеровцы никак не реагировало на «оскорбительные» произведения Вишни.

Возникает вопрос: почему выбор советского агитпропа пал именно на Остапа Вишню? Почему главным высмеивателем бандеровского движения стал бывший узник ГУЛага, которому даже приходилось врать, что он не сидел? Неужели не было других, более подходящих?

Конечно, можно предположить, что после десяти лет в заполярных лагерях Остап Вишня перевоспитался, стал идейным противником украинской независимости и по доброй воле работал советским пропагандистом. Вполне возможно также, что произошло это по не совсем доброй воле: неснятая судимость, клеймо «врага народа» и реальная возможность вернуться в лагерь были очень серьезными стимулами для работы на советскую госбезопасность.

Как бы то ни было, через десять лет после отмененного смертного приговора Вишня оставался одним из немногих, действительно талантливых, популярных и узнаваемых украинских писателей.

С другой стороны, вполне можно предположить, что решение использовать именно Остапа Вишню в борьбе против ОУН было принято политическим руководством именно потому, что в прошлом он был связан с националистическим подпольем. Как и в случае с «отречением» Кука, это должно было стать деморализующим фактором, свидетельством «предательства» и еще одной победой советской власти в борьбе против сторонников украинской независимости.

Откуда Остап Вишня получал информацию для своих статей? Например, Василий Кук после шести лет заключения считался вышедшим из игры, сотрудники КГБ проводили с ним очные ставки и опознания задержанных подпольщиков. То есть Кук имел возможность по крупицам получать и анализировать информацию. Но какие возможности были у Остапа Вишни, писателя-юмориста и бывшего политзаключенного с неснятым обвинением в терроризме?

Ответ на этот вопрос можно найти в произведениях самого писателя. В статье «Отак і пишу» он вспоминает, что сразу после своего освобождения объездил множество городов и сел Западной Украины, тщательнейшим образом собирая сведения о деятельности УПА и ОУН, знакомился с обстановкой, встречался с людьми. Общался он и с членами украинского подполья: «Доводилось говорить и с самими «героями» темной ночи и густого куста», — пишет Вишня, несомненно имея ввиду националистов. Поэтому какие-то возможности собирать сведения у него были. Очевидно, что определенную информацию он получал от советских спецслужб, которые использовали разведданные для пропаганды. Так что определенную информацию о деятельности ОУН «легальный связной» собирал и делился с читателями — по обе стороны государственной границы.

Итак, есть два варианта жизнеописания великого юмориста. По официальной версии, Остап Вишня — талантливый писатель, который иногда позволял себе критиковать советскую власть. В 1933 году он был незаконно репрессирован, приговорен к расстрелу и провел десять лет в заполярных лагерях. После освобождения писал юморески, издавал книги и клеймил позором националистов — врагов советской власти.

По другой версии, писатель Остап Вишня — бывший петлюровский чиновник, член ОУН. В двадцатые годы подвергался критике за националистический уклон, в 1933 был разоблачен органами ОГПУ и приговорен к смерти за подготовку покушения на организатора Голодомора Постышева. Провел десять лет в заполярных лагерях, после освобождения был вынужден клеймить позором националистов. При этом он в глубине души оставался сторонником единой и независимой Украины и использовал свои публикации как способ передач информации о деятельности подполья.

Положа руку на сердце, скажите: какая версия кажется вам более правдоподобной?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?

В истории украинского освободительного движения остается немало белых пятен. Они должны быть заполнены — не эмоциями, не пропагандой, а фактами и правдой. Раскрытие секретных документов не только позволяет прояснить отдельные страницы, но и ставит новые вопросы.

Можно надеяться, что недавно принятый закон об открытии украинских архивов советского периода позволит ввести в исторический оборот огромный массив важнейших документов. Надеемся, что оперативное дело гражданина Павла Губенко (писателя Остапа Вишни) из архивов ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ позволит если не узнать всю правду, то хотя бы глубже понять судьбу этого, вне всяких сомнений, яркого и талантливого человека.

Авторы — Сергей Дибров и Олег Константинов

Могила Остапа Вишни на Байковом кладбище в Киеве

Могила Остапа Вишни на Байковом кладбище в Киеве

Примечания ОУНовских аналитиков к фельетону Остапа Вишни (фото из электронного архива Украинского освободительного движения avr.org.ua)

Примечания ОУНовских аналитиков к фельетону Остапа Вишни (фото из электронного архива Украинского освободительного движения avr.org.ua)

Источник: Думская

1 Comment on "ЦРУ рассекречивает архивы: бандеровцы в Одессе и националист Остап Вишня"

Comments are closed.

More in Суспільство, Культура, Наша історія, Смерть совку!, Статті
600x450
Борис Севастьянов: Слава украинскому Харькову!

В Харькове много таких, переосмысливших. И знающих логику ваты (потому что сами переболели). Тем сильнее и разумнее стали рассуждения харьковчан...

Close