Останні новини

Ирина Ред. Проект с пафосным названием “Концепція інформаційної безпеки України”

7 августа я таки пошла на обсуждение результатов жизнедеятельности минстеця с пафосным названием проект “Концепції інформаційної безпеки України”. Накануне я давала себе слово проигнорировать приглашение, ограничившись фейсбучным “пфуй”. Но поняв, что эта брезгливость вызвана моим внутренним “русским интеллигентом”, которого я нещадно в себе вытравливаю, как Чехов раба, решила мероприятие посетить и вложить в него свою профессиональную лепту.

Круглый стол в гостинице Харьков собрал, как сказал Юрий Чеврдов, “весь фейсбук”, что конечно придало мне сил и нахальства, необходимого для того, что бы дать ответ очевидной хуцпе этого документа. Прочитать его можно по ссылке в моем предыдущем посте. 14 страниц копипасты имитирующей текст закона и претендующей на высший законодательный статус можно изложить в паре предложений: государство должно следить за содержанием информационного поля. Нужно противостоять дискредитации власти и распространению пропаганды. Для того, что бы противостоять, нужно наделить еще большими контролирующими полномочиями Раду Безпеки, СБУ и что-нибудь еще по случаю. Одновременно нужно поддерживать национальный контент. Последняя теза дала основания авторам утверждать, что это не просто контролирующе-запретительная инициатива, а стратегия развития национального информационного поля.

Правовой анализ проекта, сделанный профессором Таллинской школы права, независимым экспертом в области права и коммуникации д-ром Катрин Найман-Метклафт, не оставил никаких сомнений по поводу тоталитарной сути этого документа: рекомендации, предложенные в правовом анализе, последовательно перечеркивают все, что порождено цензорским зудом и составляет 9о% текста:
– не рекомендуется бороться с пропагандой внедрением новых правовых норм /достаточно тех, что уже есть/;
– не рекомендуется использовать нечетко сформулированные и недостаточно раскрытые в законодательстве положения позволяющие неоднозначное толкование (“информационного суверенитет”, “пропаганда”; ” формирование украинской идентичности в информационном просторе”, “информационная агрессия” и т.п.)
– в концепции не должно быть положений, допускающих, что государство должно принимать в производстве медийного контента и контролировать его;
– концепция не должна иметь положений, допускающих перевес информационных ограничений над свободой выражения взглядов;
– должны быть исключены положения про запрет критики власти
– не должно быть положений, которые бы можно было трактовать как лишение прав иностранцев

Я даю тут только краткий обзор экспертного анализа. С полным документом можно ознакомиться http://www.osce.org/uk/fom/175046?download=true (Интересно, что на сайте минстеця этого документа нет, зато есть инфомация, что вот «Експертна рада» (состав ее не указан) они разработал Концепцию и предоставил ее на обсуждение Громадськой Раде и теперь будут совместно доопрацьовувати вотэто всьо http://mip.gov.ua/news/522.html)

Еще более кратко по его смыслу выразился Леонид Маслов: “ваша Концепция никуда не годится, садитесь и пишите заново, если она вам так нужна”

Пожалуй, ни один из присутствующих не выразился в поддержку. При том, что авторы апеллировали к “практикам-волонтерам”, мол, именно они больше всех требуют мер по отпору российской агрессии в информационном поле. Так вот даже практики были в недоумении: как связан этот документ с реальными задачами, которые стоят перед нашим гражданским обществом? Каких сейчас не хватает законов, чтоб установить ТВ-ретрансляторы вдоль границ зоны АТО, что бы дать возможность смотреть УТВ заложникам, что мешает уже сейчас глушить РТВ на территории, где не работают другие информационные каналы, а телевидение России стало источников разжигания агрессии. (Кстати, как психолог, я в большей степени поддерживаю последнее действия – люди, потерявшие реальность из-за телевизионного наркотика, должны выйти из зависимости, и запрет на наркотик очень кстати. УТВ тут может использоваться как замену тяжелой наркоты на более легкую.)

И каких еще законов не хватает, чтобы предъявить меру нашего города розжиг агрессии на позорном митинге 1 марта?

Евгений Маслов удивлялся, почему, вместо того, чтобы способствовать медиабизнесу, борьбе с медиамонополиями и развитию “национального” контента путем государственных грантов, “концепция” предлагает ужесточение контроля. Социолог Хижняк интересовался, почему концепция не учитывает, что уровень безопасности информационного простора зависит в большей степени от медиаграмотности потребителя и уровня его критического мышления, от наличия экспертного поля и института репутации чем от запрета на “вредный” контент. Осообый интерес к тому, для кого собственно написана эта концепция и почему она задевает в большей степени гражданские права личности, а не повышает ответственность госчиновников за саботаж, высказала Наталья Курдюкова. Постоянный критик этого документа, зародившегося еще во времена Януковича /к сожалению, не записала ее фамилию/, которая тратит свои силы, чтоб ездить вслед за гастролерами, побывавшими уже в нескольких областях Украины, и последовательно критиковать тоталитарную суть документа, недвусмысленно заявила, что эта корпипаста есть проявление реакции и наезд на основы украинской демократии, которая, будучи еще совсем слабой, все таки удерживает страну на плаву.

На обсуждении также были Елена Рофе, Катя Яресько, Алена Копина, волонтер из Луганска, фамилию которого не успела записать, и представители авторского коллектива, упорно аргументирующие необходимость их концептуальной гильотины наличием эшафота, на котором ведь что-то должно же стоять. А на возмущенные крики общественности: “нам не нужны инструменты кары, нам нужен механизм выяснения истины, площадки для суда, где можно поднять тему и выяснить правду”- ангажированные издыхающим драконом госсистемы «законотворцы» на голубом глазу предлагали не увлекаться отрицанием, а критиковать конструктивно. Типо какой ширины нож у гильотины должен быть, и кому на ней работать, наверное.

Вишенкой на торте этого фантасмагорического действия был модератор Мустафа Найем. Он честно сообщил, что не явлется экспертом в медиапространстве, занят налогами и еще чем-то, а тут как представитель фракции, которая подписала коалиционную угоду, где к третьему часу ночи, когда ее подписывали, кто-то решил, что такая концепция нужна. А теперь вот сроки поджимают (в сентябре ее нужно представить в Раде), текст надо обсудить с народом, шоб не было как обычно с законами, а демократично. Когда я сказала о своей надежде, что эта концепция останется мертворожденным документом и не будет иметь никаких последствий, киевские авторы закивали головами успокоительно: да, да, в таком виде не пойдет, будем переделывать. Вот это-то меня и напрягло: что там переделывать в этой гильотине? Цветочками украсить? И каким образом они будут бороться с внешней ложью начисто игнорируя собственную брехню, которая уже ни в какие мусорные контейнеры не помещается? Кстати, характерный пассаж от одного из авторов, который он выдал на кофе-брейке: вот вы говорите о правде, но ведь у каждого своя правда. И когда я сказала, что речь идет о разделяемой социальной реальности, о кражах, коррупции, некомпетентности, халатности и т.д, он был сильно удивлен. Оказывается, искаженный совком мозг, о реальности мыслит только в пост модернистском ключе. И когда я узнала, что как минимум двое из авторов гебешники советской выучки, все стало на свои места. Т.е вместо того, чтоб писать внутренние инструкции по конкретным поводам и ответственно обосновывать их применение, они решили произвести на свет бумажку, которая давала бы потом им свободу порождать безответственные инструкции с опорой на Концепцию, осененную Радой. Так вот, когда я это поняла (а это только одна из гипотез о генезисе этой бумаги), я решила, что молчать нельзя. Странная таинственность и отсутствие в медиапространстве результатов обсуждений, которые были не только в Харькове, а в нескольких областях, еще больше убедила меня в том, что нельзя замалчивать этот вопрос. Ато будет, как с пивными и прочими законами – выж знали, общественность, чего молчали? Так вот. Не молчим.

И к вопросу об авторстве этого документа. К сожалению, на презентации они были названы почти скороговоркой. Вот кого успела записать: Почепцов, Петрив, Аласания. Кого-то записать не успела, надеялась найти на сайте. И, ах, как удивительно – авторов там не оказалось. Только документ. И я думаю, что вопрос об авторской ответственности за такое творчество тоже не должен уходить из нашего внимания.

Ирина Ред, психолог, Харьков

images

More in Infowar, Війна, Свобода інформації, Статті, Школа критичного мислення
127
Армія зсередини: У Тернополі учасникам АТО пропонують безкоштовний проїзд у приміському автобусі

...

Close