Останні новини

Переселенцы: свои, чужие, лишние?

Творческая студия «Луганский фронт» провела опрос жителей города Северодонецка на тему «Как вы относитесь к переселенцам с оккупированных территорий?»

Результаты опроса, а также обсуждение темы адаптации переселенцев были представлены в передача «Мифы и реальность. Спросите у специалиста».

Опрос показал, что в большинстве местные жители относятся к переселенцам позитивно, сочувствуют им, проявляют сострадание, хоть и отмечают ощутимое увеличение населения, появление очередей и загруженность транспорта.

«Хотелось бы, чтобы адаптировались побыстрее и нашли себя в нашем городе»

«Бедные люди! Им же надо как-то выживать»

«Представляю себя в их положении»

Анна Руденко, ведущая. Переселенцы – кто они? Чужие люди или свои? Термин «переселенцы» появился в нашей реальности летом 2014 года. Тогда люди, которые уехали с оккупированной боевиками территории поняли, что покинули они свои дома совсем не на недельку и им придется обживаться на новом месте. Местные жители, гуманитарные организации оказывали помощь продуктами, предметами первой необходимости. Чуть позже о переселенцах задумалось и государство. Оно назвало их «внутренне перемещенными лицами» и стало в свою очередь заниматься социальными гарантиями и материальной помощью. Но через несколько месяцев мы отметим вторую годовщину оккупации Россией территории Луганской и Донецкой областей. Уже два года переселенцы живут в принимающих громадах. Что будет дальше, как им планировать свою жизнь и как относятся к ним в громадах, в которых они уже два года полноценно живут? Мы попытаемся разобраться в этих вопросах с Владимиром Деревянко, председателем общественно организации «Свои люди», которая занимается защитой прав переселенцев.

Анна Руденко. Владимир, вы были инициатором создания программы адаптации внутренне перемещенных лиц в городе Северодонецк. Что это за документ?

Владимир Деревянко, председатель общественно организации «Свои люди». Когда только была создана наша организация, мы наметили своей целью представление интересов внутренне перемещенных лиц в органах государственной власти и в местном самоуправлении. Изучив то как происходит адаптация переселенцев в городе Северодонецке, пришли к выводу, что работа проводится хаотично и только в тех направлениях, где государство дало какой-то ресурс, например, регистрация. Людей «привязали» к соцзащите, т.е. дали материальную помощь, определенную кабмином. И эту задачу муниципалитет, местные власти не смогли охватить так, чтобы охватить 51 тысячу перемещенных лиц. К такому потоку город Северодонецк не был готов. В связи с такой ситуацией, мы поняли, что необходим внутренний документ- программа, регулирующая помощь переселенцам, гарантируемую законом. В целом громада приняла нас переселенцев хорошо, но мы столкнулись с проблемами обслуживания в коммунальных предприятиях, больницах, детских садах, прежде всего из-за большого потока вновь прибывших. Городские мощности ведь были рассчитаны на 120 тысяч местного населения. Все это подсказывало, что надо искать какой-то неординарный путь и лоббировать разработку программы адаптации переселенцев в городе Северодонецке и помочь местной власти решить проблему комплексно. Мы предложили мэру города разработать программу по пяти направлениям: образование, здравоохранение, жилье, соц. защита и занятость. Позже наш проект пришлось расширить. Нас поддержали УОКБ ООН  и Датский совет по делам беженцев, и мы увеличили покрытие на районы и другие города Луганской области. И на сегодняшний день у нас уже есть результат – есть пилотные районы и города, в том числе и Северодонецк, для которых разработано около 300 проектов с общей суммой до 5 млрд.грн.

Анна Руденко. Для того, чтобы проблему решить, ее нужно оценить. Не хотелось бы называть переселенцев «проблемой», но надо понять, что собой представляют собственно переселенцы. Чиновники часто говорят, что переселенцы сюда приезжают только, чтобы оформиться и получать пенсии и пособия, а на самом деле здесь их нет и они ни в чем не нуждаются. И не нужно увеличивать штатные расписания и т.д. Как вы смогли убедить оппонентов, что это не так?

Владимир Деревянко. Чиновники привыкли работать с тем ресурсом, который у них был из года в год, ежегодный бюджет сильно не менялся. И поэтому им тяжело представить, как им расширить или задействовать новые ресурсы. И нашей задачей было задействовать передовые технологии в написании этой программы, задействовать ресурсы интерактивного обучения и рассказать о современных методах наполнения таких целевых программ, об инвестиционных инструментах, которые можно задействовать помимо государственных. Поэтому была ломка мировоззрения или подхода к решению проблемы у управленческой команды. Тяжело входили они в эту систему. Но в целом мы вышли на результат. Изначально была сложность – как же оценить, сколько стоит в целом эта проблема с переселенцами? Мы взяли четыре направления по Северодонецку. Хотя это еще не все, что можно и нужно было посчитать. Расчет велся по минимальным гарантиям государства по социальным стандартам, т.е. там нет какой-то роскоши, а только тот минимальный стандарт, который государство должно предоставить человеку. И для Северодонецка вместе с жильем мы вышли на сумму около 3-х миллиардов гривен. Львиную долю, конечно, составляет жилье – примерно около 2,5 млрд. грн. Мы делали расчет на всех тех, кто зарегистрировался, независимо от того, уехал человек или нет. Если человек приехал и зарегистрировался, значит ему нужна помощь.

Анна Руденко. Возможно кто-то и не может переехать, потому что нет для него жилья или каких-то необходимых ему услуг.

Владимир Деревянко. В большинстве случаев так и есть. У человек есть комплекс проблем. Надо где-то зарабатывать деньги. А если не зарабатывать и приехать сюда, и снимать жилье, то той социальной помощи, которая выдается, ее не хватает на все нужды семьи, особенно семьи, в которой есть дети. Поэтому, конечно, людей от миграции с оккупированных территорий в большей степени удерживает наличие там жилья. Если там за жилье платить не надо и еще получать какие-то социальные выплаты, то выходит там прожить легче.

Анна Руденко. Владимир, давайте поговорим о конкретных мероприятиях, предусмотренных программой. Что конкретно будет сделано в образовании, в медицине, в социальной защите? И самая больная тема- это жилье.

Владимир Деревянко. Мы рассматривали варианты разные исходя из расчета 12 кв.м на человека. Нужно и детей учитывать. Понятно, что если человеку нужно дней 10, чтобы оформить пенсию, то ему нужно что-то вроде общежития или гостиницы, чтобы временно пожить и не тратить деньги. Это такое социальное жилье. По статистике у нас около 15 тысяч людей – это семьи, остальные – пенсионеры, которые просто приезжают оформить пенсию, в аптеку сходить и т.д. Т.е. для начала ставится задача построить хотя бы один квартал таких общежитий. Остальных надо ставить в очередь на жилье, смотреть какие по составу семьи и планировать для них постоянное жилье. Стандарты прописаны исходя из минимальных потребностей, потому что «доноры» тоже будут смотреть, и никто излишки строить не будет.

Анна Руденко. Вы сейчас сказали «доноры», т.е. это жилье будет возводиться за счет донорских средств, за счет гос.бюджета или городского бюджета?

Владимир Деревянко. Планируется, что жилье будет строится по принципу государственно-частного партнерства. Компания, которая возьмется строить, должна будет взять кредит. Любо это будет Европейский банк реконструкции и развития, либо это будут другие инвестиционные, кредитные деньги. Построить и передать это жилье на обслуживание городскому совету. Городской совет должен установить порядок заселения и заселить людей. Кредит этот будет отдаваться государством. Сама идея написания этой программы и придания ей статуса «городской» подразумевает государственные гарантии по отдаче этого кредита. За счет каких именно средств государство будет гасить этот кредит пока до конца не ясно. Возможно за счет тех средств, которые выплачиваются переселенцам в качестве матпомощи. Но этот вопрос пока открыт.

В дальнейшем, если, допустим, закончилась война и люди решили вернуться домой, то такое жилье остается в управлении муниципалитета и приобретает статус социального и будет использовано местными жителями.    

Анна Руденко. Если человек не собирается возвращаться на ранее оккупированную территорию, то это жилье просто остается в его пользовании, но он не получает его в собственность?

Владимир Деревянко. Нет. Это будет муниципальное социальное жилье. Хотя это прерогатива органов местного управления – определять статус этого жилья. Но на первом этапе это будет социальное жилье.

Касательно социальной защиты, мы увидели, что в городе Северодонецке не хватает ресурсов по принятию переселенцев. И мы прописали открытие единого окна. Нужно расширить его работу так, чтобы можно было сразу стать на учет к врачу, плюс тут же записать все статистические данные – нуждается человек в жилье или нет и тут же обрабатывать все полученные данные. Потому что, когда стали писать эту программу, столкнулись с тем, что не все необходимые сведения есть в городе, не все нужное собирается городскими властями. Особенно статистика, что касается медицинских услуг. Данные о детях собираются отделом образования, они есть и тут все почти в порядке. А вот пожилыми людьми, инвалидами, больными людьми и др., которые не пришли и не обозначились, а просто хаотично расселились, ими системно никто не занимается. Нам бы хотелось эту работу систематизировать. Для этого в том числе планируется открытие 11 амбулаторий с оснащением их оборудованием. Это по направлению медицины.

По вопросам занятости мы совместно с центром занятости пошли по пути общественных работ. А также была запущена программа по кредитованию предпринимателей и малых предприятий. На сегодняшний день по Луганской области обозначилось около 50 предприятий, которые хотели бы взять кредит. Сумма кредита может быть до 200 тысяч евро, срок на 5 лет. Мы ждем продолжения развития программы и хотим провести обучение, написать бизнес-планы, чтобы предприниматели могли получить эти деньги. Кредиты эти будут выдаваться на беспроцентной основе, под гарантии государства. Т.е. мы подводим все это под государственную политику. В нашем проекте задействованы были и министерство финансов, и министерство здравоохранения, и министерство регионального развития, и комитет Верховной Рады по здравоохранению. Наши районные проекты, в том числе и северодонецкий, были презентованы уже в комитете ВР по здравоохранению и в министерстве соц. политики. Т.е. о нашем проекте знают и в правительстве, и в Верховной Раде.

Анна Руденко. Программа предусматривает очень серьезное финансирование. И это финансирование не ложится на городской бюджет Северодонецка. Местные жители не пострадают?

Владимир Деревянко. Местные жители сейчас страдают больше, потому что им приходится делить мизерный бюджет на всех. Наша задача-привлечь сюда средства для решения проблем комплексно, т.е. задействовать другой ресурс, а не местный бюджет. Вопрос стоит задействовать доноров, инвестиционные средства. Доноры готовы давать деньги. Наша задача стоит в том, чтобы сформулировать – сколько, куда и чего надо давать. Муниципалитет даст свою долю, около 10% – мы же живем здесь, платим налоги. Областной бюджет еще немного подключится. Здесь вопросов не должно возникнуть.

Анна Руденко. Какие перспективы этой программы? Написали, подготовили. Теперь местная власть должна ее «легализовать»?

Владимир Деревянко. Конечно, все программы будут приниматься на сессии городского совета, районного. Документ серьезный, будет проходит различные согласования, общественные слушания. Мы встречались с городским головой Северодонецка. Предложили провести общественные слушания этой программы. Рассказать о ней тем, кто хотел бы услышать, особенно депутатам, потому что им принимать эту программу. Задача стоит, конечно, сложная, масштабная. Но перспектива есть! И мы справимся!

74864_1

Фото

Roman Boyko, Vadym Panasenko liked this post
More in Війна, Влада, Політика, Суспільство, Дискримінація, Миротворчість, Місцева влада, Статті, Українська миротворча школа
944911_1027500170654919_3764993325137309554_n
Армія зсередини: Коли буде нормальне командування, а не “совєцькі генєрали”?

Крім 10% готових залишитись на #контракт, решта відмов співпадають:...

Close