Как вымести коллаборантов из учреждений ненавистной им Державы?

Прикрываясь заботой о заложниках (обычных гражданах, волею судьбы оставшихся в «Л-ДНР»), некоторые наши политики и журналисты продвигают тему терпимости к пособникам оккупанта. Называют охотой на ведьм преследование тех, кто копал яму ближнему, мечтая «умереть в России». Прячась за стандартами ВВС, играют выражениями из мира московской дипломатии. Применяют словоформу «фактически власть» — по отношению к тем, кто оттяпал у Украины территории. Называют войну «вооруженным конфликтом», главарей «республик», посаженных Москвой — просто «руководителями Л-ДНР», а сами квази-образования уже и не террористическими, и даже не незаконными, а просто …организациями. Так, с помощью дефиниций, рожденных «за поребриком», в мозги внедряется выгодное агрессору восприятие происходящего. С иезуитской хитростью узаконивается власть ФСБ в качестве «местной власти» в ОРДИЛО. И под предлогом отказа от «языка вражды» внушается, что предательство – это не позор, не преступление, а норма.

1. Что имеем на сегодня?

Ветеран АТО и представитель общественного объединения «Украинская народная рада Донетчины и Луганщины» Виталий Овчаренко – один из тех, кого «русский мир» лишил дома в Донецке, поубивал его друзей, и бросил в подвалы – всего лишь за то, что не отреклись от своего украинского гражданства. Он встречался с солдатами России в боях за Дебальцево, и потому не согласен с версией Путина о том, что на востоке нашей страны продолжается «внутренний конфликт».

Но вместе с тем Виталий считает, что уже зарегистрированным в ВР законопроектом «О запрете коллаборационизма» (http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=61312) Украина может оттолкнуть миллионы людей на неподконтрольных территориях, поставив черную метку «коллаборанта» почти на каждом.

Автор законопроекта 6370, от 09.03.2017 нардеп Игорь Лапин предлагает всех, кто хоронил Моторолу, вел какую-либо хозяйственную деятельность в «Л-ДНР», ходил на «референдум» или просто заручился справкой из ЖЭКа со штампом «новой власти» (а это неизбежно) сажать на срок от 12 до 15 лет. При этом ответственность, если будет реализована задумка Лапина, коснется жителей т.н. отдельных районов Донетчины и Луганщины после их освобождения, но не сторонников Путина на просторах Украины.

Вместе с юристом и главой общественной организации «Пространство возможностей» Ириной Лоюк бывший боец бт «Артемовск» Овчаренко разработал свой законопроект о преследовании коллаборантов, который демонстрирует дифференцированный подход к людям в Донецке и Луганске, и позволяет им не бояться возвращения Украины. А главное – дает возможность защищать Державу от проявлений коллаборационизма уже сегодня.

«Если не наказывать за пособничество российскому оккупационному корпусу прямо сейчас, окончания войны может и не наступить, — рассуждает Овчаренко, – 4-й год идет война, а у нас нет даже определения в законодательстве – кто же такие коллаборанты. Решение оттягивают на стадию после войны. Но у нас есть освобожденные территории, на которых пособники врага чувствуют себя превосходно. Мы изучили международное право, провели серию консультаций, круглые столы с общественностью в ряде городов, и пришли к выводу: чтобы обезопасить украинскую государственность, нужно некоторых людей оградить от общественно-политической жизни».

«Мы использовали рекомендации Венецианской комиссии и данные комитета ПАСЕ относительно того как проводить люстрационные мероприятия. Следует индивидуально подходить к каждому, кто пережил оккупацию. Возможно, кто-то ошибся и ему нужно дать время на освобождение от результатов пропаганды. А кто-то наоборот — заслуживает привлечения по ст. 111 УК Украины («Госизмена»)», — говорит Ирина Лоюк.

Надо сказать, что в уголовном законодательстве предусмотрены серьезные санкции для тех, кто совершил открытое предательство. Но судебная практика в Украине почему-то демонстрирует мягкость к нарушившим присягу…

Виталий Овчаренко, периодически просматривая в реестре судебных решений информацию о приговорах изменников Родины, обнаружил, что за все время войны было до десяти уголовных дел по статье 111. И вот показательный пример: работник СБУ в Мариуполе несколько раз передавал информацию «в службу безопасности «ДНР» и был осужден за это даже не на 10 лет, а всего на год.

2. Что предлагается?

С помощью специальных комиссий по защите государственности от проявлений коллаборационизма, состоящих из людей, имеющих моральный вес, Овчаренко и Лоюк предлагают отделить тех, кто оказался в безвыходной ситуации, от руководящих сотрудников оккупационных администраций и организаторов «русской весны», лишив последних права занимать должности.

«Это будут «комиссии правды», — рассказывает Виталий Овчаренко. – Их должно быть не больше 10 по всей стране, куда можно подать обращение, касающееся людей, вешавших флаги страны-агрессора, тех, кто принимал участие в организации «маршей пленных», и т.п. На всех действует презумпция невиновности — проверяться будут только те, на кого было написано заявление с просьбой провести проверку этого человека. За участие в антиукраинских митингах мы не хотим привлекать, а только лишь за организацию. Если это зафиксировано на фото и видео, есть свидетельства против него, такой человек может быть признан коллаборантом, и лишен права заниматься профессиональной деятельностью на пять-семь-десять лет. Чиновники оккупационных администраций тоже не обязательно будут наказаны, но будут вынуждены пояснить, почему согласились работать в незаконных органах».

Работая над законопроектом, Виталий Овчаренко (кандидат исторических наук), изучал опыт Европы, пережившей нацизм. И, надо сказать, что это весьма суровый опыт.

«Консультативной ассамблеей 24 августа и 26 сентября 1944 года во Франции была установлена ответственность для тех, кто «оказывал помощь Германии и ее союзникам, угрожал национальному единству, правам и равенству всех французских граждан», — рассказывает Овчаренко. – Были созданы специальные суды, которые рассматривали дела коллаборантов. Но иногда происходил и самосуд — служивших в вишистской милиции и осведомителей Гестапо вытаскивали из тюремных камер и казнили прилюдно. Во Франции было около 9000 самосудов, 1600 человек были убиты по приговору суда. К тюремному заключению были приговорены почти 25 тыс. чел. Гражданских прав лишены больше 50 тысяч коллаборантов. Вот несколько примеров. Фернан де Бринон — представитель правительства Виши при оккупационном командовании Германии был расстрелян 15 апреля 1947 г. Жан Люшер — председатель Госкомитета французской прессы и главный редактор журнала «Новое Время» — расстрелян 22 февраля 1946 г. Жан Эроль-Паки — диктор «Радио-Париж» в 1942-1944 г. расстрелян 11 октября 1945 г. И 6 февраля 1945 г. был расстрелян Робер Бразилах — писатель и кинокритик, главный редактор журнала «Я повсюду», в котором он описывал грехи евреев, объясняя необходимость их уничтожения. Его расстреляли, несмотря на петицию с просьбой о помиловании, которую подписали ведущие литераторы Франции».

3. На кого будет распространяться закон Овчаренко-Лоюк?

Некоторые люди, способствовавшие развертыванию российской агрессии, продолжают занимать должности в военно-гражданских администрациях Донецкой и Луганской областей, некоторые работают на агрессора в Киеве в качестве пропагандистов.

«Если говорить о претендующих на занятие госдолжностей, то, я считаю, что абсолютно все они, во всех регионах, должны проходить через комиссии правды. Это должно касаться ректоров и завкафедр, а также журналистов. Например, главред коммунальной газеты «Дружковский рабочий» поменял флаг Украины на флаг «ДНР» на логотипе и опубликовал декларацию о независимости «республики», — говорит Виталий Овчаренко.

ПРОДОВЖЕННЯ ЧИТАЙТЕ ЗА ПОСИЛАННЯМ ДАЛІ

https://ord-ua.com/2017/06/17/kak-vyimesti-kollaborantov-iz-uchrezhdenij-nenavistnoj-im-derzhavyi/

Контроль якості інформації на сайті Майдан

Всі новини, статті та записки мають відповідати Інформаційній Політиці Майдану. Якщо ви бачите невідповідність - будь ласка повідомте нам на news@maidan.org.ua і вкажіть гіперлінк (URL) матеріалу. Приклад спростування інформації тут