МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Секретні українсько-російські переговори по газу (30.12.2005)

01/07/2006 | майор Майданченко
Шановні українці! Дорогі мої!! Улюблені!!! Від нас приховують правду!!!! Переговори з такого стратегічного питання національної безпеки проходили у секретному режимі, і не стали надбанням всього посполитого люду. Але у вас є я, майор Майданченко. Від мене не сховається ніхто! Будь-які секрети стають мені відомі!!

Мені вдалося не лише підключитися до телефонних ліній шифрованого зв’язку. Не лише поставити на нього дешифратор. Мені вдалося не лише поставити під всі дивани диктофони. Мені вдалося самому залізти під деякі з тих диванів. І сьогодні я поділюся з вами усім почути та побаченим. Без купюр. Ось як це було.

30.12.05

Путін (президент Росії) (нервово ходить по кабінету): Бляцкий Ющенко, пач-чему не звонит. Им что, хохлам, там все по хую? Я ж им газ перекрою. Их это шо, не ебет?

(бере “десятку”): Миллер?

Міллер (голова правління ВАТ “Газпром”) (улесливо і перелякано): Слушаю, Владимир Владимирович.

Путін: Хохлы не звонили?

Міллер: Кого именно из них Вы имеете в виду?

Путін (підозріливо): А с кем ты там еще из них говоришь?

Міллер (заїкаючись): И-и-и-з-з-з-вините, Вла-адимир Вла-а-димирович, я Вас не па-анимаю.

Путін (зривається на крик): Не панимаешь, сука!?

Міллер (тремтячим голосом): Никак нет, Вла-адимир Вла-а-димирыч.

Путін: Не панимаешь, сука!? Русскава языка не панимаешь. А чё ж ты акаешь, поц! Под москвича косишь? Под москвича косишь и не панимаешь?

Міллер: Да нет, Владим Владимирыч, я слова понимаю, я смысла не нахожу, ой, извините, я хотел сказать...

Путін (істерично): Шо? Это кто бессмыслицу несет? Это я несу, по-твоему? Да я тебя…

Міллер (перебиваючи скоромовкою): Владим Владимыч, Вы не поняли. Это я, дурак, не могу разобрать глубокий смысл, спрятанный в Ваших изречениях. Простите, что перебил.

Путін (задумливо): Так ты – дурак?

Міллер (радісно): Ага.

Путін: А зачем же я дурака держу на такой должности?

Міллер (злякано): Вы не поняли, я...

Путін (перебиваючи, з притиском): То есть я дурак?

Міллер: Нет...

Путін (перебиваючи, з холодним спокоєм): Как же нет, когда да?

Міллер пробує вставити слово

Путін: Молчать! Сюда слушать! Дурак – это тот, кто не понимает. Так?

Міллер мовчить

Путін (роззлючено): Так, я тебя спрашиваю?

Міллер: Нет, Владимир Владимирович, Вы не дурак.

Путін (саркастично): Ну, спасиба, спасиба (недобре сміється). Миллер?

Міллер мовчить

Путін (підвищуючи тон): Міллер!

Міллер (перелякано): Слушаю, Владимир Владимирович.

Путін: Я тебя не спрашиваю, дурак ли я. Я тебя спрашиваю про определение.

Міллер (перелякано): Какое определение, Владимир Владимирович. Когда определение вынесли? Я ж ни при чем. Это все Медведев. Я ж вот только сейчас узнаю от Вас, что суд прошел. Меня ж даже не пригласили. Я б там все рассказал.

Путін: Ты о каком суде говоришь?

Міллер: Ну так Вы ж о нем мне только что сказали?

Путін: Я???? Когда?

Міллер: Ну Вы ж говорите, определение…

Путін (рівним холодним спокійним голосом): Да, Миллер, а ты действительно дурак. Я тебя об определении, то есть дефиниции слова “дурак” спрашиваю, а ты мне про суд. Кстати, а что там Медведев? Что вы там уже спиздили?

Міллер (розпачливо): Да там на самом деле все по закону. Это там налоговая пришла, а Медведев хотел сэкономить... Для государства, не для себя… Ну и в бухгалтерии оформил ошибочно… А я ж в бухгалтерии ни бум-бум. И подписал… Но на самом деле там умысла не было…

Путін: Ладно, стоп! С этим я потом разберусь. Если чё спиздили, будет вам суд. Обеим. після паузи Справедливый. задумливоА может я тебя просто из револьвера Феликса Эдмундовича щелкну…

В слухавці чути цокотіння зубів Міллера

Путін: Итак, вернемся к нашим баранам.

Міллер (приречено): Слушаю, Владимир Владимирович.

Путін: Ты отвлекись от Владимира Владимировича. Считай, что меня нет.

Міллер: Да как же так, Владимир Владимирович?… Вы всегда есть и будете есть…, то есть есть будете, то есть, ой, простите, совсем чушь несу, не спал я давно.

Путін: На том свете выспишься. А пока, отвлекись. Представь себе… Ну хорошо, представь себе, что мы говорим про Медведева. И я тебя спрашиваю: “Что означает дурак?” Ведь правда, так говорят о человеке, который не понимает?

Міллер (з обережною надією): Правда, Владимир Владимирович.

Путін: Вот. А ты сказал, что я тебя не понимаю.

Міллер (переляканою скоромовкою): Вы не поняли, Владимир Владимирович…

Путін (рівним холодним спокійним голосом): Вот, опять…

Міллер (істерично): Да не, Вы не поняли, Владимир Владимирович…

Путін (зривається на крик): Да все я понял, казёл! Ты признался, что ты дурак?

Міллер: Конечно, Владимир Владимирович.

Путін: Ты согласился, что дурак это тот, кто ничего не понимает?

Міллер: Да, Владимир Владимирович.

Путін: Ты сказал, что я тебя не понял?

Міллер: Владимир Владимирович, я имел в виду...

Путін (підвищуючи тон): Я не спрашиваю, что ты имел в виду. Я тебя спросил: “Ты сказал, что я тебя не понял?”

Міллер: Владимир Владимирович...

Путін (з криком): Отвечай односложно! Ты сказал, что я тебя не понял?

Міллер (приречено): Да, Владимир Владимирович.

Путін (істерично): Я сказал: “Од-но-слож-но!” Сколько слогов во Владимире Владимировиче?

Міллер (заїкаючись): Шесть. Семь. Нет, восемь. Владимир Владимирович, я не могу посчитать.

Путін: К черту счет. Больше одного?

Міллер: Больше.

Путін: Так как ты должен был ответить односложно?

Міллер: Да.

Путін: Что да?

Міллер: Я должен был ответить “да”.

Путін: Не да, а так точно!

Міллер: Так точно, Владимир Владимирович.

Путін: А теперь слушай меня внимательно, Миллер. И если тявкнешь хоть слово, я тебя уже сегодня порешу без суда.

в слухавці чути цокотіння не лише зубів, але й стукіт кісток Міллера

Путін (з садистським притиском): Итак, Миллер, ты назвал себя дураком. Ты согласился, что дурак – это тот, кто не понимает. Ты сказал, что я тебя не понял. Это что ж выходит, Миллер, что я совсем, по-твоему, идиот, если даже такого дурака, как ты, не могу понять?

стукіт кісток Міллера починає глушити патріотичні пісні, які лунають з телевізора

Путін: Ну?

Міллер: Владимир Владимирович, позвольте последнюю просьбу.

Путін: Валяй.

Міллер: Владимир Владимирович, позвольте высказаться...

Путін: А я чё, не даю? Это ты на вопросы не отвечаешь.

Міллер: Нет, Владимир Владимирович, Вы не поняли... Ой, нет, не то... Владимир Владимирыч, я хотел Вас нижайше попросить позволить мне сказать последнее слово и выслушать меня до конца. Я понимаю, что это наглость с моей стороны, но я хотел бы, чтобы Вы… Даже страшно сказать…

Путін: Да говори, говори, я сегодня добрый.

Міллер: Владимир Владимирович, я хотел попросить Вас дать мне возможность сказать последнее слово…, я хотел бы попросить Вас выслушать меня до конца не перебивая.

останнє слово майже загубилося в риданнях, після чого в слухавці пролунав стукіт дерева об дерево

Путін: Ну валяй, я тебе чё, не даю. Говори. Слушать нас учили.

у відповідь не лунає ні слова

Путін: Ну, Миллер, я тебя слушаю.

у відповідь не лунає ні слова

Путін: Миллер!

в слухавці чути якесь шурхотіння та інші незрозумілі звуки

Путін: Миллер! Мил-лер-р-р!! Миллер, сука, бля, издеваешься? Я тебя шлепну прямо сегодня. Адъютант, револьвер Дзержинского мне, а ко мне – Миллера.

Міллер (слабким голосом): Я здесь, Владимир Владимирович, я в обморок падал. Об паркет ударился. Секретарша водой отливала.

Путін: И здоровьем ты слаб, и дурак... Ну давай, что ты хотел там сказать.

Міллер (слабким голосом): Владимир Владимирович, я хотел сказать, что я такой дурак, Владимир Владимирович, что даже такой светоч разума, как Вы, не может понять мои путанные мысли, так несуразно я их излагаю.

Путін (морщить лоба, намагаючись осягнути сказане Міллером, сам до себе): Дурак-дурак, а эвон как загнул…

Міллер (слабким голосом): Готов понести ответственность по всей строгости революционного времени...

Путін: А чё это так воняет?

Міллер (слабким голосом, затинаючись): Это я... потею. И еще... энурез. И понос…

Путін: А какое расстояние между нами?

Міллер: Ну, километров пять.

Путін: Ну тогда это не обоняние. Неужели по проводам? Ну, техника! Ну, спецы! Орлы! Да, Миллер, о чем мы там говорили?

Міллер: О том, что Вы – дурак. Ой, простите, пожалуйста, забудьте, забудьте об этом...

Путін: Я ж сказал, что добрый я сегодня. Сам не знаю почему. Так о чем мы говорили?

Міллер: О том, что я – дурак, и что Вы меня не поняли, потому что я такой, ну такой дурак...

Путін: Не, Миллер, это – вывод из разговора. А об чем он был то?

Міллер: О том, что я косил под москвича.

Путін: Да, ты действительно дурак, Миллер. Это тоже вывод. А тема разговора была какая?.. Кстати, Миллер, а ты кто по национальности?

Міллер: Из немцев я. Русских. Тех, которых еще Катерина завезла в Питер. Мы земляки с Вами.

Путін: Тамбовский волк тебе земляк. Скоро будет. А немцы – даст ист гуд. Молодость вспоминается… Мы их душили-душили, душили-душили…

в слухавці чути цокотіння зубів Міллера

Путін: Да, и о дураках. Скажи-ка мне, Миллер, зачем мне такой дурак, как ты, на такой должности?

Міллер: Так я ж не в том дурак. То есть я выражаться правильно не умею. А в нашем же деле не слова нужны. Мы ж спецы по трубам. Физматематики, а не лирики, хе-хе.

Путін: Какой ты в пизду математик? Сложением не владеешь. Сколько слогов во Владимире Владимировиче?

Міллер (перелякано): Семь… Восемь… Нет, двенадцать… Владимир Владимирович…

Путін: Да-да, Миллер. Считать не умеешь, говорить тоже, пиздишь бабло государево на пару с Медведевым, здоровьем слаб… На хуя мне такой? Так о чем там мы говорили?

Міллер (приречено): О хохлах.

Путін: Так каким ты там хохлам звонил?

Міллер: Это не я, это они мне звонили.

Путін (зацікавлено): Ну-ну, и кто звонил?

Міллер: Да вот Михайлина Теодоровна звонила? Зорян Мирославович…

Путін (морщачи лоба): Это кто такие? Главные оппозиционеры ихние? Не, тех Юля и Саша звать. А… Это те, не оранжевые, а красные оппозиционеры. Как их там, Витренко с Марченко. И чё хотели? Денег? А почему это к тебе обращались? Слышь, Миллер, вижу вы там с Медведевым не просто в бухгалтерии напутали, да я тебя…, да я вас всех (захлинається від обурення)...

Міллер: Да нет, Владимир Владимирович, это мать и отец мужа брата тещи моей двоюродной сестры. С наступающим поздравляли.

Путін: И кто они там?

Міллер: Газовики. В Тюмени у нас работали. Сын с Ленкой в школу ходил. Ну и поженились.

Путін: Ты мне Ленку какую-то сюда не суй. И так всех не упомнишь. Имена такие, что мозг поламаешь. А он у меня не железный, а хрупкий. Интеллектуал я. Сам знаешь, чекисты – элита нации. Так чё они там, на трубе сидят?

Міллер: Да нет, они простые рабочие.

Путін (кричить): Так какого хуя ты мне о них талдычишь?

Міллер: Так Вы ж спрашивали?

Путін: Что я спрашивал? Я спрашивал, не звонили ли тебе хохлы.

Міллер: И еще спрашивали: “С какими это хохлами ты там еще говоришь?”

Путін: Ну да, спрашивал... Миллер, а хохлы, что у власти, тебе не звонили? Ну там Ехануров или этот кругломордый, усатый, что по-нашему ни бельмеса и на переводчика деньги бюджета транжирит? Как его там?

Міллер: Ивченко?

Путін: Ну да, Ивченко.

Міллер: Нет, не звонили.

Путін: А чё они там себе думают? Они на нашу цену согласны? Им чё, па хую, что мы им газ отрубим.

Міллер: Владимир Владимирович, мы не можем им технически газ отрубить. То есть, можем, конечно, но тогда денёг от Европы не получим, имидж тю-тю, скважины придется консервировать, опять же – деньги…

Путін: Да без тебя знаю, что не можем. Ты только не вздумай им сказать.

Міллер: Да они сами знают.

Путін: Да знаю, что знают… От, суки… И чё они там думают?

Міллер: Не могу знать, Владимир Владимирович.

Путін: А чё ты ва-аще знаешь? А, ну да, ты ж дурак. Будем тебя снимать. Вот только с хохлами разберемся.

кладе слухавку і бере іншу

Путін: Виктор Андреевич? Здравствуйте, здравствуйте. Как настроение предновогоднее? Как делишки? Как детишки?

Ющенко (президент України) (веселим бадьорим голосом): Спасибо, спасибо, Владимир Владимирович. Все прекрасно, чего и Вам желаю.

Путін (кривлячи обличчя, недовірливо): Так уж и все?

Ющенко: Да вроде бы все.

Путін: И совсем нет проблем?

Ющенко: Как же нам, президентам, без проблем. Они всегда нас сопровождают. Но каких-то критичных не наблюдаю.

Путін (ледь стримуючись): А чем сейчас занимаетесь?

Ющенко: Да вот, прочитал вчера книжку “Конотопская битва”, и так захотелось мне картину нарисовать, что ночью почти не спал, с утра пораньше встал и вот только сейчас на обед прервался. Вы знаете, Владимир Владимирович, удивительную вещь я сегодня обнаружил: если смешать на палитре синий, желтый, белый и красный цвета, то…

Путін: Виктор Андреевич, а что это за битва такая? На каком фронте произошла?

Ющенко: Да не было тогда фронтов. Это наши казаки под предводительством гетьмана Виговского разбили московское войско…

Путін: А в каком году сие случилось?

Ющенко: В 1659-м.

Путін: После Переяславской рады?

Ющенко: Ну да, конечно. Это когда бояре московские нарушили все соглашения, стали порядки свои заводить в Украине, условия нам разные ставить. Мои предки тоже в той битве участвовали. Я вот одного из них хочу изобразить на коне и с саблей. Как по-Вашему, лучше, чтобы он саблей этой замахивался или пусть она будет как бы после удара, окровавленная?

Путін: Виктор Андреевич, а с газом у вас разве нет проблем?

Ющенко: С газом? Щас спрошу у Катерины, она как раз на кухне… Катю, ти що там робиш?

Катерина Ющенко: Рибу тобі смажу, ти ж іще нічого сьогодні не їв.

Ющенко: В мікрохвильовці?

Катерина Ющенко: Та ні, на плиті.

Ющенко: На тій електричній ручної роботи, що Саакашвілі подарував?

Катерина Ющенко: Та ні, на нашій, домашній, на газовій

Ющенко: А з газом все нормально?

Катерина Ющенко: Ну, так, як завжди. А що з ним має бути? Вітю, що тобою? Ти не захворів? Казала тобі, купайся в ополонці не більше трьох годин. А ти: “Я ще трошки, ще годинку, та не холодно”...

Ющенко: Та ні, здоровий я, нічого не має з ним бути... Владимир Владимирович, все нормально у нас с газом.

Путін: Ну а дальше чё делать думаете?

Ющенко: Да вот думаю на Новый год в Карпаты махнуть. На лыжах покататься. Хотите – присоединяйтесь.

Путін: Нет, спасибо. Тут от газа голова пухнет.

Ющенко: А что у Вас с газом? Утечка? Забыли кран на ночь закрутить? О, с этим шутить не надо. У меня в селе дядько Васыль чуть не задохнулся раз из-за этого. Кран не закрутил, а там трещинка была...

Путін кидає слухавку і з триповерховими матами починає трощити телефон.

Ющенко дивлячись на трубку, з якої долинають довгі гудки: Знов зв’язок перервався? От, клятий “Укртелеком”, пора його приватизовувати.

Путін хапаючи цілий телефон: Миллер?

Миллер (улесливо і перелякано): Слушаю, Владимир Владимирович.

Путін: Звони этому кругломордому с усами. Наедь на него, чё там они думают? Через 5 минут доложишь.

Міллер: Не могу так быстро, Владимир Владимирович. Переводчики оба загрипповали, я машину, конечно, пошлю, домой, но пока туда-сюда…

Путін: Какие переводчики? Ты чё это, фриц недобитый, государственные деньги транжиришь на переводчиков с хохляцкого? Тебе уже и одного мало? Ладно, с этим я еще розберусь, а ты звони и через пять минут доложи.

Міллер: Владимир Владимирович, ну как же я за 5 минут. Один из них живет в Чертаново, другой аж в Загорске.

Путін: Та чё это у тебя за хуйня? Денег столько натырили, что больше переводчиков нанять не хватает?

Міллер: Так Вы же только что сами сказали...

Путін: Молчать! Короче, как только перезвонишь – сразу доложи.

Розмову Міллера з Івченком записати не вдалось оскільки для економії часу він сам поїхав до перекладачів, і телефонував з їхнього домашнього

Міллер: Владимир Владимирович, Ивченко говорит, что они думают о том, какие подарки купить родным к Новому году.

Путін: А газ?

Міллер: Он сказал, что они с Ехануровым такой же вопрос задавали Ющенко, а он им ответил, что у нас контракт на 5 лет, и вы, Юра с Лешей, лучше думайте, какие подарки купить родным к Новому году.

Путін кидає слухавку і з матюками трощить телефон

Відповіді

  • 2006.01.07 | Oleksiy St.

    Тут влучніше

    http://vladimir.vladimirovich.ru/

    Однажды Владимир Владимирович™ Путин сидел в своем кремлевском кабинете и считал на президентских счетах с золотыми двуглавыми орлами на пузатых платиновых костяшках будущую прибыль от продажи Украине российского газа.
    Вдруг на столе у Владимира Владимировича™ зазвонил телефон. Владимир Владимирович™ снял трубку.
    - Слышь, брателло, - раздался в трубке голос заместителя главы его Администрации Владислава Юрьевича Суркова, - Я вот че-то никак не могу понять, где деньги.
    - Какие деньги? – немедленно спросил Владимир Владимирович™.
    - Да у Росукрэнерго этого, - пояснил Владислав Юрьевич, - Они покупают наш газ по двести тридцать долларов, а продают его по девяносто пять. В чем бизнес-то?
    - Вот потому я у нас президент, а ты – нет, - улыбнулся Владимир Владимирович™, - Бизнес в том, что Росукрэнерго – это наша фирма.
    - В каком смысле? – не понял Владислав Юрьевич.
    - Акционерами Росукрэнерго, - пояснил Владимир Владимирович™, - являются лица, которые многие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики.
    И Владимир Владимирович™ отключил связь.
  • 2006.01.07 | майор Майданченко

    Секретні українсько-російські переговори по газу (31.12.2005)

    31.12.05

    Путін (нервово ходить по кабінету): Бляцкий Ющенко, пач-чему не звонит.

    (бере “десятку”): Виктор Андреевич?

    Ющенко: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Как здоровье? Отошли от угара?

    Путін: Какого угара?

    Ющенко: Газового. Вы ж вчера говорили, что у Вас там дома утечка была, и голова распухла…

    Путін: Все хорошо… Виктор Андреевич, Вы определились, как мы с вами дальше жить будем?

    Ющенко (здивовано): Это как понимать, Владимир Владимирович? Нет, я демократ, конечно, но, видите ли, традиционного воспитания.

    Путін (зашарівшись і затинаючись): Я имею в виду Россию и Украину.

    Ющенко: А, Вы в этом смысле… Простите, Владимир Владимирович, а то я уже подумал… Ради Бога, простите…

    Путін: Да ничего. Это я не так сконструировал предложение. Ну так как мы будем… жить?

    Ющенко: В мире и дружбе, Владимир Владимирович. Я всегда говорил, что Россия – наш стратегический партнер, с которым у нас…

    Путін: Газ.

    Ющенко: Опять утечка?

    Путін: Нет, я имею в виду, что с Нового года мы намерены Вам предложить новую цену за наш газ – 230 долларов.

    Ющенко: Мы не потянем такой цифры. У нас экономика станет. Поэтому, к сожалению, на это пойти не смогу. Вы уж нас извините.

    Путін: Виктор Андреевич, это Ваши проблемы. Газ – наш. И нам выбирать, за сколько его продавать. Вы, конечно, имеете полное право его не покупать.

    Ющенко: Но у нас с вами контракт на 5 лет, и заканчивается он только в 2009 году.

    Путін: Но Вы же понимаете, что 50 долларов – это не цена.

    Ющенко: Понимаю, но Вы тоже поймите, что я не могу заморозить страну. И конракт…

    Путін: А если мы вам этот газ просто перекроем?

    Ющенко: То есть как? Вы лишите Европу газа, бюджет России – денег и сознательно пойдете на разрушение своей газовой промышленности? Ведь хранилищ у вас мало, а скважины – это не утечка в Вашем доме, где просто достаточно краник перекрыть.

    Путін (сам до себе): Грамотный, сука. (до Ющенка). Виктор Андреевич, перед Европой обязательства мы свои выполним. Мы просто загоним в трубу меньше газа. А на тот объем, что мы вас поставляли, хранилищ у нас хватит. Вы, конечно, можете обращаться в Стокгольмский суд, но пока суд да дело, а холод не тетка…

    Ющенко: Да нет, Владимир Владимирович. Мы просто будем отбирать положенный нам газ по контракту. А вот вы можете обращаться в Стокгольмский суд.

    Путін: Виктор Андреевич, давайте начистоту. Вы в НАТО хотите?

    Ющенко: Хотим. Но это никак не является враждебным по отношению к России, просто система коллективной безопасности…

    Путін: К черту система! Вы считаете, что это красиво, проводить независимую политику от России и выживать за счет ее дешевого газа? Вы же либерал, черт возьми!

    Ющенко: Владимир Владимирович, я прежде всего реалист. Хоть и гордый. Поэтому согласен платить больше. И постепенно повышать цену. Но постепенно… Ведь у меня за спиной 50 миллионов людей.

    Путін: Вас уже не 50 миллионов.

    Ющенко: Ну вам тоде в этом смысле нечем похвалиться. Я хоть в индивидуальном порядке… Да дело не в этом. Не можем мы, Владимир Владимирович, пойти сейчас на ваши условия.

    Путін: Хорошо, давайте обговорим условия.

    Ющенко: О, вот это другой разговор. Давайте.

    Путін: Ваше предложение?

    Ющенко: Владимир Владимирович, такие вопросы по телефону не решаются. Вы ж сами понимаете, что тут и транзит, и Черноморский флот, и радиолокационные станции…

    Путін роздратовано: А при чем тут флот и станции?

    Ющенко: Ну как же. Если мы с Вами либералы, то буркунец врозь.

    Путін: Что врозь?

    Ющенко: Буркун. Это трава такая. Ее наши казаки курили в люльках, когда еще табак из Америки не завезли. Целебная трава была, ее курить для легких полезно. Я сам веду здоровый образ жизни…

    Путін: Я тоже. Так что, ждать Вас сегодня у нас?

    Ющенко: Почему сегодня? Зачем?

    Путін: На переговоры.

    Ющенко: Ну кто ж под Новый год переговоры проводит? Отдохнем, Рождество отпразднуем, Водохреще

    Путін: Что?

    Ющенко: Водохреще… Я не знаю как это по-русски.

    Путін: Нет, Виктор Андреевич, мы ждать не можем? Приезжайте сейчас.

    Ющенко: Владимир Владимирович, это никак невозможно. И у меня, и у Юрия Ивановича уже все планы расписаны. Да и куда вам спешить? Я смотрел ваши экономические показатели, все у вас нормально, так что тридцать долларов плюс, тридцать минус…

    Путін: Что за 30 долларов?

    Ющенко: Ну те, которые мы можем вам добавить за газ.

    Путін (сам до себе): Блядь, надо посоветоваться с пацанами. (до Ющенка): Ну я тут подумаю...

    Ющенко: Хорошо, Владимир Владимирович, как надумаете – звоните где-то после Водохреща (не знаю, как это по-русски). Счастливого отпраздновать.

    Путін (притуплено): И Вам, и Вам, Виктор Андреевич.

    Путін: Миллер?

    Міллер: Слушаю, Владимир Владимирович.

    Путін: 1 января приготовься отключать хохлам газ. И объяви об этом по телику.

    Міллер: Как отключать? А что ж мы сами… Системе пиздец… Европа… Скважины…

    Путін: Дурак, по нарошку. Как на учениях. Понял! Но только никому ни слова! Пусть хохлы думают, что мы себя готовы ограничить в средствах, но их – заморозим. Русский характер, панимаешь.

    Івченко (голова правління “Нафтобазу України”): Вікторе Андрійовичу, нам москалі газ збираються відключати.

    Ющенко: Ти ж сам казав, що це – неможливо. Тобто можливо, але...

    Івченко: Ну так, але сказали, що збираються...

    Ющенко задумавшись: Почекай на дроті. (бере іншу “десятку”): Юрій Іванович, скажи мені, це точно, що росіяни нам газ можуть відключити лише дорогою для них ціною, і що до Європи він йде лише через нас?

    Єхануров (прем’єр-міністр України): Саме так, от тільки відсотків 20 вони через Білорусь та Туреччину можуть пустити.

    Ющенко: Але ж 80% тільки через нас.

    Єхануров: Саме так.

    Ющенко: От ти, як росіянин, їхню ментальність краще знаєш, ти мені скажи, чи можуть вони дійсно піти на таке, щоб перестати качати газ через нас хай навіть і ціною збитків для себе.

    Єхануров: Я не росіянин, я – бурят.

    Ющенко: Ой, перестань. А типу вони там слов’яни. Я ось тут нещодавно книжку прочитав, що росіяни – це угро-фінський та тюркський субстрат, приправлений слов’янською мовою...

    Єхануров: Вікторе Андрійовичу, я в цьому ще не компетентний. Щойно Трипілля вивчив, зараз лише скіфську добу опановую.

    Ющенко: Ну добре, ти мені скажи тільки, підуть вони на таке?

    Єхануров: Ні, не підуть.

    Ющенко: Точно?

    Єхануров: Та точно.

    Ющенко: Кріслом відповідаєш?

    Єхануров: Та хоч тим, чим я сиджу на кріслі.

    Ющенко: То мені можна їхати у Карпати і бути спокійним?

    Єхануров: Звичайно.

    Ющенко: Ну добре, щасливо тобі відсвяткувати, але про всяк випадок сильно не напивайся та приглядай за ними. В разі чого – телефонуй. Я теж не зловживатиму і буду постійно на зв’язку. (Івченку): Та ні, Олексію, вони жартують. Святкуй спокійно, але не напивайся і будь на зв’язку з Єхануровим. Там можуть виникнути технічні дрібнички, але ж то – газ. Може вибухнути, як дихнеш перегаром.
  • 2006.01.07 | майор Майданченко

    Секретні українсько-російські переговори по газу (01.01.2006)

    01.01.06 02.00 за московським часом

    Путін (нервово ходить по кабінету): Бляцкий Ющенко, пач-чему не звонит.

    (бере “десятку”): Миллер?

    Міллер: А, Владимир Владимирович. С Новым годом Вас. Желаю, чтоб все и…

    Путін: Напился, сука?

    Міллер: Так Новый год же, Владимыч. Ну под газом немного. Так это ж традиция на Руси…

    Путін: Русским стал, бля? А ну слушать сюда! Марганцовки выпил! Быстро!

    Міллер (здивовано): Зачем, Владимир Владимирович?

    Путін: Чтоб газы вывести из организма. Быстро выпил, проблевался, и к Суркову. Вдвоем зайдете.

    Міллер телефонує Суркову: Владислава Юрьевич. Мне тут Владимир Владимирович звонил...

    Сурков (голова Адміністрації президента Росії): Знаю, знаю, жду...

    Міллер: Слышь, Юрьевич, ты не знаешь, чё шеф не в духе.

    Сурков: Трезвый он.

    Міллер з жахом: Ой, бля!

    Кабінет Путіна. Заходять Сурков, Міллер і Фрадков. Всі тверезі.

    Путін: Чё делать будем, други.

    всі мовчать

    Путін: Ну? Чё я тут – самый умный? Можем мы перекрыть хохлам газ?

    Міллер: Как я уже говорил, это технично возможно, но грозит нам как большими убытками, так и потерей деловой репутации в мире западного бизнеса…

    Путін: К черту репутацию. По баблу потянем? Фрадков?

    Фрадков (прем’єр-міністр Росії): Хотя экономика России и находится в стадии устойчивого роста, прирост ВВП не настолько велик, чтобы компенсировать те воистину колоссальные потери, которые мы понесем в результате замораживания Хохляндии. Иными словами, Владимир Владимирович, выгребать нам придется лет 20, чтобы снова достичь нынешнего уровня.

    Путін: А народ готов к этому? Как там з запасом патриотизма? Поймет временные трудности?

    Сурков: Хуй там поймет, Владимир Владимирович. В массе своей они все патриоты, и подъем отмечается, да как только жрать что не станет – пиздец тому патриотизму. Ну там без 13-й зарплаты еще б согласились пожить, а на такие жертвы – не-е-е. Распустились, привыкли, расслабились. Да и пропаганда всякая вражеская. Фильмы про сладкую жизнь, интернет, революции ржавые…

    Путін: А на хуя мы эти фильмы снимаем?

    Сурков: Так пусть уж наши, чем западные.

    Путін: А запретить это все? Железный занавес, а с интернетом как в Китае. А на хуя нам вообще этот интернет?

    Сурков: А спутниковые антенны тоже запретить? Так дети ж патриотов первыми их заводят себе. Запретный плод сладок, Владимир Владимирович. И никуда от мира нам не спрятаться. Иначе пиздец. Как с СССР. Развалимся на хуй.

    Путін: А ты точно настроения народа вычислил? Или опять ограничился политологами и социологами? Батюшек спрашивал?

    Сурков: А то как же? Ко всем чудотворным иконам обратились за советом.

    Путін: Шаманов припахивал?

    Сурков: Вот Вам крест, от Нарьян-Мара до Анадыря.

    Путін: На картах гадал?

    Сурков: Ну конечно.

    Путін: И на таро?

    Сурков: И на таро, Владимир Владимирович, и кости кидал, и на кофейной гуще. Все одинаково говорят.

    Путін: И чё говорят?

    Сурков: Говорят, что пиздец Вам будет, коли с хохлами войну начнете.

    Путін: Ну так что, на попятную?

    Сурков: Да придется. Мы вот тут мозговали, чтоб не ударить мордой в говно, надобно Вам милость свою проявить: мол, хохлы, это наши братья-славяне, хоть и непутевые и надо бы их проучить, но жалко дураков, замерзнут, поэтому даем им отсрочку до весны, а так уже учить по отечески будем. Я вот уже и текст приготовил. Наш люд схавает.

    Путін: Давай, потренируюсь, а ты через часик камеру сюда пригони. Чтобы к утру прозвучало по телику.

    пройшла година

    Путін: Это пиздец. Еле выдержал. Такое читать. Все, мужики, теперь грех не напиться. Не по поводу праздника. С горя! (знімає слухавку): Водяры нам. Много.

    Сурков (тихцем знімає непомітно для Путіна знімає ту саму слухавку): И закуси. Побольше.
  • 2006.01.07 | Albes

    Привет Штатам...(-)

  • 2006.01.07 | Славянин

    Re: Секретні українсько-російські переговори по газу (30.12.2005)

    Оранежевые! Тем, кто не понял:
    1. Газпром лишил Украину возможности самостоятельно покупать газ в Туркмении и других Средне Азиатских странах, раз и навсегда.
    2. Газпром установил выгодную для себя транзитную ставку (планировал 1.75, получила 1.6)

    3. Газпром исключил возможность отказа Украины в транзите через ее территорию, заявленного им, экспортного объема газа в Европу.
    4. Газпром, установив денежную форму расчетов за транзит его газа через территорию Украины, исключил законную возможность отбора транзитного газа Украиной.
    5. РУЭ установила денежную форму расчета за поставляемый на Украину газ.
    6. Газпром и Нафтогаз зафиксировали транзитную ставку до 01.01.2011
    7. Газпром исключил увязку стоимости транзита со стоимостью поставляемого РУЭ в Украину газа.

    8. Газпром ввел в схему поставок всего объема газа в Украину компанию-посредника, по обязательствам которой, Газпром ответственности не несет.
    9. РУЭ не будет поставлять в Украину российский газ. Поставки будут только среднеазиатского газа.

    10. Газпром высвободил 17-25 млрд.куб.м газа ежегодно, и направит его в Европу по цене 255 USD за 1000 куб.м (вместо того чтобы отдавать его по бартеру Украине по расчетной стоимости 50 USD за 1000 куб.м)
    11. Украина лишилась возможности реэкспортировать российский и среднеазиатский газ.
    12. РУЭ и Нафтогаз создадут СП, которое монополизирует внутренний газовый рынок Украины.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2006.01.07 | Предсказамус

      Re: Секретні українсько-російські переговори по газу (30.12.2005

      Славянин пише:
      > Оранежевые! Тем, кто не понял:
      Голубой! Мы все давно поняли.
  • 2006.01.09 | майор Майданченко

    Секретні українсько-російські переговори по газу (03.01.2006)

    03.01.06

    Кабінет Путіна. Всюди розкидані порожні пляшки, розмазане блювотиння, розлита горілка, побиті тарілки і склянки, на підлозі, столах і стінах жирні плями. Путін хропе у кріслі. Заходить Сурков

    Сурков: Владимир Владимирович, вставайте.

    Путін: А? Чё? Уже? Хахлы?

    Сурков: Вставайте, Владимир Владимирович, хуйня в государстве.

    Путін підскакує: Скважины взорвались? Хохлы, суки, бляди… Кисло род по трубам пустили?

    Сурков: Да нет, не настолько. Просто мы провели социологическое исследование постновогодних высказываний граждан Украины.

    Путін: Подожди. наливає собі Грінчак “Руського размера” й випиває Ну так чё там стряслось?

    Сурков: Так вот, недоволен народ уступкой хохлам. Говорят, что если уж сказали 230, то отступать нельзя. Как предательство расценивает такие уступки.

    Путін: И чё делать?

    Сурков: Надо бы убедить хохлов. Ну хоть перебазарить с ними не по телефону. Вызвать сюда, пригрозить чем-то. Хуй его знает.

    Путін: А для чего я тебя держу, если хуй знает? Может мне хуя вместо тебя взять? Ладно, пиздуй думай, а присутствие хохлов завтра тут я беру на себя. До их приезда план мне на стол. Ой, голова бля… Сколько ж я выпил? Может их в заложники взять? Думай-думай иди, не торчи тут. Зайдешь часа через три.. І пусть приберут тут. Смотреть противно.

    Кабінет Путіна. Все прибране. Путин сидить за столом чистий і блідий. Руки в нього трусяться. Бере “десятку”

    Путін: Виктор Андреевич? Как вчера отпраздновали?

    Ющенко: А что вчера праздновать?

    Путін: Как что? Новый год. Или вы там в НАТО уже так интегрировались, что от наших славянских праздников отказались?

    Ющенко: Так Новый год три дня назад был.

    Путін кладе слухавку: Бля... бере іншу “десятку” Сурков? Сегодня какое число?

    Сурков: 3 января.

    Путін кладе слухавку і сам до себе: Это ж скока я пил?

    Ющенко: Знову зв’язок обірвався? Ні, таки приватизую я цей “Укртелеком”. От вибори пройдуть і приватизую.

    Путін знову бере десятку: Виктор Андреевич, ну так чё там по газу? Вопрос будем решать?

    Ющенко: А что решать? Вы ж сами сказали 1 января, что на первый квартал все остается по старому.

    Путін: Мало что я сказал. Ну выпил, брякнул, а вот подумал, что ж это выходит, мы три месяца будем ваших индусов дотировать? За счет простого русского человека? Хуй им, а не дотация. Пусть платят свои 230 и выгребают себе на здоровье.

    Ющенко: Если Вы имеете в виду “Криворижсталь”, то она на украинском газе собирается работать. А на 230 мы не пойдем. У меня тоже за спиной простые люди. И вынужден напомнить Вам про контракт…

    Путін: Андреич, да мне по хую контракт. Да я, бля, ради русского народа, заморожу вас на хуй. Да я Европу всю вместе с вами… Да я на все пойду, ты понял меня, на все. Я свой народ на голодный паек посажу, но вас, сук, заморожу... Вы у меня попляшете, хахлы бляцкие...

    Ющенко кладе слухавку й бере інший апарат: Юрію Володимировичу, у Вас є психіатри, які можуть діагноз по телефону поставити?

    Поляченко (міністр охорони здоров’я України): В принципі є.

    Ющенко: Знайдіть терміново кілька і приходьте з ними до мого кабінету. Я скажу Рибачуку, щоб пропустив. Тільки хай у розмову не втручаються, лише слухають. бере інший телефон Олеже Володимировичу, я тут через якийсь час з Путіним розмовлятиму, то забезпечте можливість, щоб Поляченко з психіатрами могли все це слухати.

    В цей час Путін безуспішно намагається зв’язатися з Ющенком, але вдається йому це лише раз. Ющенко взяв слухавку, промовив “Я позже перезвоню” і поклав її..

    через кілька годин

    Ющенко: Так что Вы там про газ говорили, Владимир Владимирович?

    Путін: Я говорил, что я вас всех урою, хохлы гребаные. Туркменский газ я вам уже перекрыл. Если завтра мы не договоримся с вами за 230, я закрою задвижку, на хуй, и пусть горят мои скважины, пусть воет Европа, пусть на хлеб и воду сядет русский народ. Но вам меньше чем по 230 не будет. Нечего там всяким черным жировать за счет простого русского языка. Хватит, наездились на нашем горбу. Мы проживем и без вас всех. А вот как вы зимой греться будете и вообще жить? Парафированные с НАТО договора спаливать в домнах?

    Ющенко кладе слухавку одного телефону і бере іншого: Що скажуть фахівці?

    Поляченко: Вердикт однозначний. Посталкогольний маніакально-агресивний психоз – запущена стадія.

    Ющенко: То він здатний втілити свої погрози чи це блеф?

    Поляченко: Фахівці переконані, що здатний.

    Ющенко: А коли дія алкоголю пройде?

    Поляченко: Оскільки стадія запущена, то навряд чи це щось змінить. Тим більше, що маніакальна акцентованість на питанні спонукатиме пацієнта до вживання все нових і нових доз алкоголю. Але проблему можна вирішити, якщо дати пацієнту ілюзію, що все насправді буде по його. Він сам у цьому себе переконає, якщо надати йому таку можливість. Він радісно на неї пристане, це – елементарний випадок, так що хворий не становить великої суспільної небезпеки при правильному лікуванні.

    Ющенко: Дякую. Зрозумів. бере іншу слухавку Владимир Владимирович, мое слово: 230 экономика Украины не выдержит. Поэтому нам хоть так погибать, хоть так. Тож лучше мы и вас, клятых москалей, каких еще мои предки били, за собой потянем. Мы согласны, что 50 – мало, и я понимаю, что Вы лоханулись, наезжая на нас. Эти вопросы и выход из положения можно обговорить. Но в ультимативном тоне я разгноваривать не буду, и вообще меня друзья на горе с лыжами заждались.

    Путін: Гр-р-р-р, пф-ф-ф-ф. Ах вы, сволочи. Дамы же братья. Да... Ну, ладно, Андреич, оба мы погорячились, но вопрос надо решать, ты ж согласен? Ну так чё, завтра у меня?

    Ющенко: Без меня.

    Путін: Чё?

    Ющенко: Без меня, говорю. Не тот вопрос, чтобы я отдыхом пожертвовал. У меня три напряженных месяца впереди, я должен сил набраться. К вам поедут Ехануров с Ивченко. Они во всем в курсе. А я буду на связи если что.

    Путін: Андреич, да ты чё? Это что, мне Фрадкова вместо себя на переговоры делегировать?

    Ющенко: Не вижу препятствий.

    Путін: Да ты чё? Фрадкова? Этого дурака? Шестерку? Да точбы я ему доверил дело государственной важности?

    Ющенко: Ну это проблемы Ваших с Фрадковым отношений. Я своим доверяю, так что извольте с ними решать вопрос, а у меня есть дела поважнее. Если у Вас более важных дел нет, то, конечно, Вы можете и лично. А мои вон уже пять раз с горы спустились, пока я тут с Вами время теряю. До свидания. кладе слухавку

    Путін: Сука, казёл ванючий. Хохол. Суркова и Миллера ко мне!

    входятьСурков і Міллер, які весь цей час сиділи під дверима президентського кабінету

    Путін: Что еще у нас плохого?

    Сурков: Социологи молвят, что на Украине растет рейтинг Ющенко и падает Януковича. Звездочеты бают, что чем напряженнее наши отношения, тем рейтинг Ющенко будет больше расти. То есть имеем обратный результат, ради которого всю эту бодягу затеяли. И теперь нам бы хотя бы не допустить бы еще худшего для нас эффекта. Бы.

    Путін: Значицца так. Если мы заморозим хохлов ценой величины кармана наших поданных – наш народ этого не поймет и нам не простит. Так?

    Сурков: Так.

    Путін: Я вас на хуя держу? Чтоб работали? Потому вот вам задачка. Хуй там с этими рейтингами, заебал этот Янукович, миллиард в него вбухал год назад, а толку? А вот как с хохлами вылезти с жопы – ваша проблема. Завтра приедет этот чукча с кругломордым, будем переговоры вести. Я все равно ничего не придумаю. Голова болит. Потому до завтра меня нет. Считайте, что я вам доверяю. Все решения будете озвучивать вы, я только общее руководство совершать буду. Но ежели потом обнаружится, что вы наебали или лоханулись, считайте себя трупами. Пшли вон!

    Міллер з Сурковим виходять.
  • 2006.01.10 | майор Майданченко

    Секретні українсько-російські переговори по газу (04.01.2006)

    04.01.06

    20 хвилин до початку переговорів. Путін розмовляє з Сурковим і Міллером.

    Путін: Ну чё? Придумали?

    Сурков і Міллер разом: Придумали, Владимир Владимирович. Значицца так. Мы продаем хохлам по 230. Оформляем это документально и сообщаем народу. Хохлы покупают у нас по меньшей цене, тут еще надо сторговаться. Начнем со 160, как предлагали им сначала. Ну а для прикрытия возьмем Сему Могилевича. Его фирмочка будет мешать наш газ с дешевым туркменским, вот и выйдем на цену, которую выторгуем у хохлов.

    Путін: Чё то я не въезжаю. Как это продаем по 230, а у нас покупают по 160?

    Миллер: Понимаете, Владимир Владимирович, мы продаем по 230 не хохлам, а Семе для хохлов. Хохлам уже продает сам Сема. И нас не ебет, за сколько он там им продаст. Перед народом мы чистые, а то что Сема хохлам продаст дешевле народ сам объяснит жидовскими происками. Одновременно мы продаем Семе туркменский газ. Он дешевый. Сема его мешает с нашим т выходим на договорную с хохлами цену. А не хватит туркменского, мы отдадим ему часть денег за всякие консультации-хуяции. Вот только это уже будут не газовые отношения, и для народа все равно будет, что мы продаем хохлам по 230.

    Путін: Это что ж, мы этому бандиту за липовые консультации еще платить должны? Он чё, делится с вами?

    Сурков: Да нет, Владимир Владимирович. Реально, чтоб не сесть на жопу, мы должны хохлам продать газ дешевле, чем по 230. А они не согласятся. Поэтому мы эту реальную цену и спрячем за фирмочкой Могилевича, цифры напишем те, что намнадо, а к реальной цене документами второстепенными вроде подгоним. Народ это не прочесет.

    Путін: А без этого жида никак нельзя? Эх, я мечтал, что хоть на втором сроке избавлюсь от этих расхитителей добра рассейского…

    Сурков: К сожалению, без них не выходит. С ними верняк получается. Правильные на такие схемы не пойдут.

    Путін: Вот блядь! Ну ладно, а Семе этому какой резон покупать у нас по 230, если он дешевле потом продает?

    Міллер: Хи-хи, так если он у нас дорогой газ не купит, хуй мы ему дадим у Баши покупать дешевый туркменский. Труба ж их Туркмении идет через нас. И мы ее Семе не отдаем.

    Путін: А не кинет? Достань его тогда в нью-йоркских джунглях.

    Міллер: Не кинет. Реально ж газ у нас, и мі все контролируем. Он только бухгалтерией занимается. Ежели что не так, мі ему краник враз прикрутим и на хуй пошлем.

    Путін: Смотрите мне, ежели что не так, так я вам не только краники, но и яйца скручу. А вот и хохлы. Их что, никто в аэропорт встречать не ездил?

    Сурков: А на хуя? Они чё, дороги не знают?

    Путін: А кто это с ними третий?

    Сурков: Переводчик Івченко.

    Путін: На хуй переводчика. Переговоры секретные. Не пускать его.

    Круглий стіл квадратно-гніздової зали Кремля. За ним сидять Путін, Сурков, Міллер, Єхануров, Івченко та кілька шафоподібних чуваків з роздертими лобами. Під кривавими шрамами проглядається якийсь роздертий та розмитий напис.

    Путін: Итак, братья-славяне и галичане, сэкономлю час на формальностях и перейду к делу. Давайте начнем.

    Єхануров: Одну минуточку, Владимир Владимирович. Тут нашого переводчика в зал не пустили...

    Путін: Єханурыч, ну какой переводчик. Переговоры ж секретные. Тут лишних ушей не надо. Сам переведешь если чё.

    Єхануров: Я вообще-то Иванович... И это... С вашей стороны вон сколько прижатых к голове ушей сидит. Вы бы хоть их представили.

    Путін: Гм… Еханурыч как-то больше по-бурятски звучит. Но хуй с ним. А что касается наших, то чё их представлять. Это ж обслуживающий персонал.

    Єхануров: Ну так наш переводчик вроде бы тоже обслуживающий...

    Путін: Ребята, вы сюда приехали вопросы решать или где? Вам мало, что с вамии сам президент наибольшей в мире державы сидит, хотя вроде как не по рангу, так вы еще права качаете. Организация встречи проходит за наш счет. Поэтому обслуживающий персонал наш. А русский язик учить надо. Переходим к делу. Миллер, доложи оперативную обстановку.

    Міллер: Первуй вопрос повестки дня – цена на газ. Мы понимаем, что украинцы – братский народ, но вы тоже должны нас понять. Если брат решил жить сам и выбирает друзей, не советуясь с братом, то право брата отказать такому ьрату в бескорыстной братской материальной поддержке. Потому мы заявляем, что газа по 50 больше не будет ни при каких условиях, но готовы пойти на уступки, как братьям, и предложить цену ниже рыночной, т.е. 160, как и предполагалось с самого начала.

    Єхануров: Как мы уже не раз говорили, наша экономика не выдержит такой цены, а еще у нас есть контракт. Рыночной цены на газ также не существует, поскольку не существует и конкурентного газового рынка. И это легко доказать, посмотрев на цены, по которым Россия продает газ в разные страны. Цены очень разные, и даже почти натовская Прибалтика имеет больше братского внимания со стороны России, чем нейтральная и славянская Украина. Цена 230 исходит из ориентировки на те цены, по которым Россия продает газ большинству европейских стран. Вот у меня книжка Миллера, где все это объясняется. Обратите внимание: “Для избавления себя от рисков возможного давления со стороны авторитарной России, европейским странам слежует подумать о формировании реального конкурентного рынка газа, причем покупатели на этом рынке должны проявить едва ли не большую активность, чем продавцы”.

    Обличчя Путіна видовжується, руки стикаються в кулаки, він кидається на Міллера

    Путін: Сука, скотина, на кого работаешь, бля. Диссидент, бля, тупой. Даже псевдонимом не подписался. Славы захотел в Европе, фриц недобитый. Гены, бля, заговоиили. Сколько волка ни корми... ловить на собі здивовані погляди Єханурова та Івченка і зупиняється Не, ребята, я понимаю, что демократия. Я сам демократ. Но согласитесь, как-то неетично, корда госслужащий, работая на зарплату, делает и говорит одно, а за спиной проворачивает дела во вред результатам своей работы. Тут возникает вопрос: “А может он и на работе делает то же самое?”

    Єхануров: А что он такое сделал?

    Путін: Как что? Ну вот эта же книжка…

    Єхануров: А он тут при чем?

    Путін підбігає і хапає книжку: Ну вот здесь же написано: “Миллер, бля”...

    Єхануров: Какое ж тут”бля”, когда “Л”?

    Путін: Каное еще “Л”?

    Єхануров: Ну, Лешек Миллер, польський премьер-министр.

    Путін: Мда-а-а... Дела-а-а. Ну ничего, он стока хуйни еще наворотит, что все равно пиздюлей не таких еще заслужит. Пусть это будет авансом. Для профилактики. Итак, продолжайте...

    Єхануров: У нас еще есть встречное предложение. Мы хотели бы вам предложить европейские цены за транзит и аренду базы черноморского флота, а также ваши РЛС на нашей территории нас ну никак не устраивают.

    Путін: Подожди, Еханурыч. Я еще понимаю – транзит. Но какое отношение имеют флот и РЛС к газу?

    Єхануров: Я – Иванович. А к газу они отношения не имеют. К братству имеют. Как и газ.

    Путін: Не, Еханурыч. Я все понимаю. Но мы же не говорим, что 160 – окончательно. Мы уступим. Но вот давай начнем торг со 160, транзит оставим, как козырь, а флот и РЛС забудем.

    Єхануров: Я – Иванович. У меня встречное предложение. Если начинаем с 230, то я достаю конракт, где написано 50 до 2009 года. Поэтому если уже начинаем со 160, то я забываю про конракт. И составляющими цены остаются транзит, флот и РЛС. Но все деньгами, кроме РЛС, которые убрать. Никакого бартера.

    Путін: Извини, Иваныч. Не, я согласен деньгами, но давай – 120 и без флота. Как же мы без флота. Без Севастополя. Город русской славы… Не, нас народ не поймет. Ханурыч, ой, Иваныч. Ты же сам русский человек, славянин.

    Івченко Ковіньку вам у пельку, а не Севастополь. А наші Кубань, Зелений Клин, Північну Слобожанщину та Східне Причорномор’я віддати не бажаєте?

    Путін: Чё это он?

    Єхануров: Ничего. Он без переводчика не так Вас понял. Кстати, не русский. Я – бурят.

    Путін: Так буряты ж тоже русские. А вообще теперь я понимаю откуда у тебя эти шаманские штучки, представитель народа Крайнего Севера.

    Єхануров: Во-первых, Владимир Владимрович, мой народ проживает на тысячи так две километров южнее от Вашего и к Крайнему Северу, как и к Северу вообще, отношения не имеет. Во-вторых, мы, буряты, исповедуем очень сложную религию – буддизм ламаистского толка, а вот Ваши вепсы до сих пор сохраняют многочисленные языческие поверья, которые значительно ближе к шаманству.

    Путін: Ты это к чему? Какие псы?

    Єхануров: Да нет, вепсы – нормальный народ, как и все народы впрочем. И верования их, как и шаманские, я уважаю. Вот со мной училась такая девушка из вепсов с Ленинградской области. Там такая грудь…

    Путін: Чё то я не понял. Причем тут я к ее груди?

    Єхануров: К груди ни при чем. К вепсам причем. Народ такой, угро-финский. Это я к слову о нашем с Вами славянстве и братстве.

    Путін: И чё?

    Єхануров: Да ничё. Просто к слову пришлось. Посмотрел я на Ваш антропологический тип…

    Путін: Ты чё, совсем охуел, бурят хренов? Сидишь у меня дома, жрешь мою водку і тіпом меня обзываешь? А Андропов чем тебе насолил?

    Сурков миттєво підбігає до Путіна і щось гарячково шепоче йому на вухо

    Путін: А-а-а, ты в смысле классификации. Ну звини, Ханурыч, извини. Это у меня с похмелья. А Андропова все ж не трожьте. О мертвих или плохо, или ничего. Прожил юы он больше, сиделт б Вы сейчас где-нибудь в Бурятии… Да ладно, кто старое помянет, тому глаз вон. Итак, договорились? Мы вам газ по 110, вы забыли про флот и РЛС?

    Єхануров: Договорились. Ну и мы вам транзит по 2,5.

    Путін: Как это по 2,5?

    Єхануров: Европейские цены.

    Путін: Подожди, мы ж вам газ не по-европейски, а по-братски… Не по 230.

    Єхануров: Так мы ж вам флот и РЛС тоже по братски.

    Міллер: Давайте транзит по 1,6 на 5 лет без изменений, а мы вам газ на полгода по 100.

    Єхануров: А почему на полгода?

    Міллер: Ну вы же сами говорили о постепенном переходе на рыночные цены?

    Єхануров: А через полгода что?

    Міллер: А там будем договариваться. На меньшее мы просто не пойдем. Это уже совсем смешно.

    Єхануров: Ну чтобы не было обидно, давайте газ по 95 на полгода и изменение цены лишь по согласию сторон. Согласны? А то у нас там демонстрации против флота…

    Путін: Мать его ёб. По рукам. А то голова болит. Только, Ханурыч…

    Єхануров: Іванович

    Путін: Ну да, Иваныч. У нас тут деликатная ситуация. Наш народ не поймет, если мы продадим вам газ по 95.

    Єхануров: А по сколько поймет? По 96?

    Путін: По 230.

    Єхануров: Опять сначала? А у нас контракт и флот черноморский...

    Путін злякано: Нет, нет. Ты не понял. Вам будет по 95. Иебе Миллер сейчас все объяснит в отдельной комнате без ушей. Мы даже переводчика нашего туда вызовем. Мы ж для вас все. Братья ж.

    кімната дійсно виявилась без вух, по закінченні переговорів з неї вийшли представники сторін, і Єхануров набрав по мобільному Ющенка

    Єхануров: Вікторе Андрійовичу. Домовилися на 95 на півроку і транзит 1,6 на 5 років. Флот і РЛС винесли за рамки, що не заважає нам підняти ці питання пізніше.

    Ющенко: А через півроку?

    Єхануров: Ну ми ж з Вами розмовляли, що для стимуляції наших виробників-споживачів, і щоб з гачка злізти, непогано було б поступове підвищення ціни до європейської. Домовилися, що перегляд ціни лише за згодою сторін. Тобто, підемо на такі поступки у підвищенні, наскільки нам дозволятиме ситуація.

    Ющенко: То може і на транзит не треба було 5 років забивати?

    Єхануров: Романтик Ви, Вікторе Андрійовичу. Невже гадаєте, що за 5 років ми зможемо платити 230 чи 250? Так що якраз 1,6 через 5 років буде ще актуально.

    Ющенко: Ну добре, підписуйте.

    Єхануров: Тут є ще одна штука. Їм обличчя зберегти треба, тому вони тут схему одну хитру пропонують.

    Ющенко: Та знаю я. Поки ви там у кімнаті радилися, мені її Путін факсом вислав. Я от одного не розумію, чого нас має хвилювати їх обличчя? Хай би самі думали, як викручуватись. Правда, Поляченко каже, що хай так і буде. Аби не кинули. Не кинуть?

    Єхануров: Якщо захочуть кинути, то з найкращим контрактом кинуть. Але поки труб у нас...

    Ющенко Все зрозуміло. Підписуйте.

    Єхануров: Виктор Андреевич дал добро на подпись.

    Путін ставить свій підпис: Давайте быстрее закончим, и отметим это братское единение…

    В цей момент докімнати вбігає шафоподібне створіння й стає навпроти Путіна. Погляди Єханурова й Івченка зупиняються на лобі створіння, де яскраво написані літери ФСБ. Вони переводять погляди на лоби інших подібних створінь, і всі розуміють, що вони помітили дивовижну схожість розмитих та затертих контурів на їх подертих лобах з цими літерами.

    Створіння: Разрешите обратиться, товарищ главнокомандующий.

    Путін дрібно тремтить від люті, червоніючи та блідучи поперемінно, від чого стає на погано закопаний у землю світлофор на сильному вітрі. Він дістає пістолета і мовси всаджує всю обійму у лоба створіння, яке з гуркотом падає на підлогу

    Сурков звертаючи до Єханурова й Івченка та винувато посміхаючись: Это у нас Федеральная служба брейн-сторминга.

    в цей момент до кімнати вбігає ще одне таке саме створіння, хапає папери у Путіна з рук, й підбігає до Єханурова

    Створіння: Разрешите обратиться. і не чекаючи дозволу Как Вас звать?

    Єхануров: Юрий Иванович.

    Путін: К кому обращаешься, сука. Он тебе кто? На кого работаешь, бля? вихоплює другий пістолет і всаджує у спину створіння всю обійму. Кулі відскакують від бронежилета, створіння встигає подивитися у папери, зупиняє на чомусь погляд, а потім рве їх на шматки і ковтає. Путні починає стріляти в потилицю, створіння падає.

    Сурков підбігає до Путіна й шепоче йому на вухо По-моему, они хотели что-то сказать?

    Сурков махає заклично рукою і до кімнати вбігає третє створіння начальственого вигляду. Вдвох із Суркових вони підходять до трупа, начальственне створіння запускає йому руку в горлянку по плече і витягає шматочки паперу. Від цього руху мертве створіння відкриває очі й з останніх сил уривчасто промовляє: Он Юрий. Это причина для них не выполнять договор. після цих слів створіння помирає остаточно

    Сурков з начальственним створінням стинають плечима і починають роздивлятись кожен папірець окреме. Раптом начальственне створіння зупиняється і тикає пальцем в один шматок. На ньому написано “премьер-министр Украины Е. Хануров”. Сурков мовчки киває створінню головою, створіння киває у відповідь і йде геть. Сурков щось говорить на вухо Путіну. Через кілька хвилин начальственне створіння повертається і мовчки кладе перед Путіним папери.


    Путін: Благодарю за бдительность. С меня орден. Этим показує на трупи Героя России посмертно. звертаючись до Єханурова та Івченка Чё то у нас подписание затянулось, а, как у вас, бурятов говорят, шось у горле деренчит. Так что давайте по быстрячку подписываем и за другой стол. підписує сам, передає Міллеру, той теж підписує і передає Єханурову

    Єхануров: По быстрячку не выйдет, Владимир Владимирович. Тут моя фамилия неправильно написана. Переделать придется.

    Путін,, Сурков і Міллер наввипередки біжать до Єханурова, дивляться на папір і бачать там напис ““премьер-министр Украины Ю. Хануров”. Путін вихоплює пістолет і біжить у двері, за якими зникло начальств енне створіння. Чуються постріли й гуркіт падаючого мертвого тіла

    Путін звертаючись до Суркова: Этого оформить как предателя, двум предыдущим – Героев России посмертно.

    Сурков киває головою, йде геть і через кілька хвилин повертається з новими паперами. Всі мовчки підписують їх, уважно перечитуючи від початку до кінця


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2019. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua