МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Как я стал кандидатом в депутаты и главным редактором (/)

02/25/2006 | Юрій Шеляженко
Многие граждане с недоумением смотрят на палаточно-агитационные городки, выстраивающиеся в людных местах, и думают: кому это нужно? На кого рассчитаны, скажем, красивые буклеты со списком кандидатов в депутаты от «Гражданского актива Киева», якобы отобранных в открытом конкурсе «комиссией экспертов» (состав ее не публикуется)? Как только хватает наглости некоторым партиям и блокам бессовестно врать избирателям, плодить фальшивые рейтинги и несбыточные обещания!

Наверное, я знаю немного больше других про грязную кухню политических махинаций. Последний месяц я работал редактором газеты и пресс-секретарем одного из подставных политических блоков в Вышгороде Киевской области. Более того, был (и пока остаюсь) 14м номером в его избирательном списке. Все, что я видел, предлагаю на суд читателей.


Профессору МАУП ничего знать не надо, потому что он уже профессор

Получив предложение работать в избирательном штабе подставной политической силы в Вышгороде, я готов был идти туда бесплатно, лишь бы пустили набраться свежих впечатлений. Но «лидер блока» о моем альтруизме не догадывался и пообещал платить 200 долларов в месяц. Как потом было уточнено — после выборов. Эта маленькая хитрость Руслана Ткача — так зовут лидера нашего блока, баллотирующегося также в мэры Вышгорода, конечно же, очень меня рассмешила.

Пару слов о моем «работодателе». Ему 32 года, женат, имеет 9-летнего сына. Выпускник Бердянского педагогического университета, по специальности учитель труда и информатики. Два года проучив детей в сельской школе, он подался в «Союз молодых депутатов», потом в партию «Новая генерация», а затем перешел в «Народний рух України за єдність», где в 2003—2005 гг. возглавлял Киевскую городскую организацию. Одновременно с началом политической карьеры г-н Ткач чудесным образом стал расти как академическое светило. Работал на мелких руководящих должностях в Запорожском госуниверситете и Запорожском институте повышения квалификации учителей, защитил кандидатскую диссертацию по особенностям детского творчества в дошкольном возрасте, затем стал профессором кафедры психологии в МАУП.

При всем этом неразговорчив, выражается туманно и несвязно, хотя с обаянием, эрудицию не демонстрирует, о своих амбициях, а тем более научных изысканиях говорит неохотно. Любимая тема для частного общения — методы психологической манипуляции людьми. Вот типичный портрет молодого политика с затемненным прошлым и неопределенным будущим.

И еще один штрих. Когда однажды секретарша нашего штаба указала Руслану на орфографические ошибки в его рукописи, недоумевая, как «профессор» мог их допустить, он заявил (дословно): «Это ты должна все знать. А я и так профессор, мне ничего знать не надо».

Первый визит в Вышгород

Весь последний месяц я поднимался рано утром и к 9 часам приезжал на станцию метро «Героев Днепра», где меня подбирал шофер Руслана Ткача — Игорь, друг нынешнего мэра города Александра Борисовича Кимлача, через которого вышел на будущего лидера подставного блока. Руслан и Игорь по-своему решали все политические, юридические и финансовые вопросы, касающиеся блока. Все, кто вошел в избирательные списки, включая киевлян (которые по документам, поданным в ТИК, фиктивно числятся проживающими в Вышгороде), вышгородцев и, наконец, мою скромную персону, были тщательно отобраны ими вкупе с мэром. Поэтому буду называть их в дальнейшем «лидерами».

Приехав в Вышгород первый раз, мы зашли в подвальчик недалеко от центра, где, кроме офиса местной сети кабельного телевидения, ютится районный штаб блока «Наша Украина». Там встретились с неким Николаем Ивановичем, который сказал Руслану, что его план избирательной кампании «одобрен наверху». Он предоставил нам «паспорт» района, то есть детальную статистическую информацию, контакты активистов и другие важные сведения, которые собирает любая партия для «полевой агитационной работы» в каждом регионе.

Потом Игорь повез нас в местный жэк. Оказывается, здесь уже нашли нам помещение: «секретную комнату» на втором этаже, куда ведет дверь из кабинета начальника (она замаскирована под шкаф). Позже, правда, все-таки выдали ключи от второй двери этой комнаты, выходящей в коридор.

«Лидеры» решили меня проверить и дали задание написать первую листовку блока. К вечеру с ней мы отправились к Александру Кимлачу.

Он принял нас на первом этаже своей дачи, в неотремонтированной гостиной. Среди строительного хлама на усыпанном песком полу стояли четыре шезлонга, в один из которых сел хозяин — он был в шортах, а в остальных разместилась команда «заезжих политтехнологов», включая меня.

Мэр внимательно изучил листовку, а затем начал долгий спор о названии блока. Он хотел, чтобы подставной блок назывался «Народный рух против районной администрации». Его поначалу даже не особенно волновало, что в теризбиркоме структуру с таким провокативным названием могут не зарегистрировать: ведь ставка делалась на то, что избирательная кампания Руслана станет «сливом компромата» на главных соперников Кимлача — главного районного врача Виктора Решетняка и Вышгородскую организацию Партии регионов.

Для их дискредитации планировалось упирать на связи некоторых «регионалов» и Решетняка с бывшим главой райадминистрации Василием Мельником, довольно непопулярным в районе политиком, участником скандалов с незаконным выделением земли, который, как рассказывают, имеет много преданных людей и среди чиновников, и в райсовете.

Кроме того, штаб блока «Народний рух ПРАВ» должен был осуществить несколько примитивных провокаций, не афишируя свою причастность к ним. Например, в день выдвижения Виктора Решетняка кандидатом на пост мэра Вышгорода наши активисты тайком развешали по столбам в центре листовку под броским заголовком «Нашествие крыс-мутантов», где утверждалось, что райбольница скрывает число пациентов, которых грызуны, укусив, заразили лептоспирозом. Поскольку городское коммунальное хозяйство запущено и крыс можно встретить в каждом подъезде, а город расположен недалеко от светящегося по ночам бассейна Киевского моря, слухи о вызванных радиацией мутациях крыс должны были взволновать вышгородцев, а заодно и стать лишним поводом для беспокойства главврача.

Проявив изрядную настойчивость, Руслан Ткач уговорил «заказчика» сократить «против районной госадминистрации» до «Против РАйонной Власти», т. е. подставной блок получил название «Народний рух ПРАВ». На этом спор завершился, и Александр Борисович сказал, что кроме «выливания грязи» на его соперников, наша вторая задача — отвоевать у них как можно больше голосов «протестного электората».

План избирательной кампании

Читатель, наверно, уже хочет задать вопрос: почему вы все надеялись, что хоть один человек отдаст свой голос за этого никому неизвестного Руслана Ткача? Ответ был простой: в Вышгороде... будет открыт вуз!

Именно на этом замысле основывалась наша избирательная кампания. Намеревались, конечно, поздравлять избирателей со всеми подвернувшимися праздниками, включая День св. Валентина, Масленицу, 23 февраля, 8 Марта и т. п., проводить встречи с избирателями и общественные слушания, выпускать газету... Но открытие первого в городе вуза было той изюминкой, которая, как надеялся Руслан, принесет ему немало голосов.

О доступном высшем образовании жители райцентра, даже под Киевом, могут только мечтать. Не говоря уже о селянах, ведь в некоторых школах района нет даже 11 класса. Зависть к другому райцентру области — Ирпеню, который просто на глазах вырос после появления там Налоговой академии, вполне могла воспламенить сердца вышгородцев.

Руслан Ткач, профессор МАУП, планировал триумфально заявить об основании в городе филиала Гуманитарного университета (расположенного аж в далеком Запорожье — но кто будет об этом рассказывать наивным избирателям?) и провести школьные олимпиады, победители которых получат право стать студентами по результатам собеседования. Это должно было стать первым пунктом программы блока «Народный рух ПРАВ». И в этом ему вызвался помочь Александр Кимлач.

«Где мы разместим филиал?» — спросил Руслан у мэра на той памятной встрече. Мэр задумался. «Улица Симоненко, 3а. Там давно закрытый детский сад ремонтируется, вот и будешь говорить, что идет подготовка к открытию вуза» — ответил Александр Борисович.

Кстати, школьные олимпиады по Вышгородскому району начали проводить, вот только непонятно, какие призы получат их участники.

Как я работал главным редактором

Для освещения своей избирательной кампании Руслан Ткач получил в каком-то рекламном агентстве согласие использовать марку всеукраинской газеты «Слово і Діло». Как главный редактор этого издания я должен был подготовить ее выпуски под №2(45), №3(46) и т. д.

На первую страницу первой газеты был помещен огромный портрет Руслана и заметка об открытии вуза, а заодно выдержанная статья штабного социолога о рейтинге кандидатов в мэры с иллюстрацией — аккуратной диаграммой. Статья писалась примерно так: «Какой ставим рейтинг Решетняка? Реально около 20%» — спрашивал социолог у Руслана Ткача. «15%!» — отвечал тот. Остаток приписали к мэрским 5%. А на последней развлекательной полосе поставили две колонки «анекдотов про врачей». И слово «главврач» там неоднократно бросалось в глаза — разумеется, совершенно случайно...

После визита в штаб группы сомнительных дельцов, предлагавших Руслану «долю» в застройке города многоэтажками, на первой полосе второго номера газеты поместили статью о пользе жилищных кооперативов.

Работа со СМИ, кроме выпуска своей газеты, была в деятельности штаба далеко не последней. Городская газета «Вышгород», полностью зависящая от мэра, без лишних вопросов принимала от нас в печать материалы с антирекламой Виктора Решетняка и рекламой Руслана Ткача.

Кроме того, мне довелось опубликовать и критический материал на председателя Вышгородской Партии регионов Валерия Кухарчука в одной всеукраинской газете, где я давно сотрудничаю как внештатный корреспондент. По долгу службы — а он руководит госпредприятием «Вышгородтеплосеть» — Кухарчук в свое время отказал одному местному инженеру, который обзавелся экономичным электронагревателем и не хотел платить за тепло, в отключении от системы централизованного отопления в доме. Это и было использовано как «зацепка».

А чтобы в редакции не выбросили из статьи нужные фамилии, без которых эта история не повлияла бы на городскую политику — особенно неуместно упоминание о Руслане Ткаче, якобы предложившем изобретателю создать в городе испытательную площадку для энергосберегающих технологий, — Игорь после разговора с зам. главного редактора заключил в отделе распространения газеты договор о покупке тысячи экземпляров того номера, в котором должна была выйти моя публикация.

Жадность и невежество

Забавно, что будущий мэр работников штаба не очень жаловал. Если «активистам-волонтерам», стоявшим в палатках и обходившим дома, еще что-то платили (и инструктировали отвечать на все вопросы: «работаем бесплатно»), то большинство «штабистов» сидели без зарплаты — зато им было обещано депутатство и щедрая оплата после выборов. «То, что вы тут работаете, это уже очень недешевый опыт», — объяснял Руслан Ткач.

«Лидеры» ввели в штабе строгую дисциплину. «Всем быть на планерке в 9.30!» — говорили они. Штаб работал с 9.30 до 11 вечера без выходных. При этом отлучки — под любым предлогом — запрещались, даже когда речь шла о подготовке к экзаменам или чрезвычайных обстоятельствах в семье.

Как типичный современный педагог Руслан уверен, что главное — даже не работа, а присутствие «на парах», то есть в штабе, с утра до вечера. Он называл это «верностью команде». Убедить его, что журналистика — творческая профессия, требующая свободного графика, было невозможно. Он не хотел отпускать меня в местную библиотеку для ознакомления с архивом газеты «Вышгород» в «рабочее время», а когда был сверстан первый номер «Слова і Діла», не дал присутствовать в типографии при выводе ее на пленки, в результате я не смог вовремя исправить «съехавшие» колонки и заголовки статей. Потом газету так и распространяли с типографским браком.

Поскольку в «штабе» не было даже нормальной телефонной связи, не говоря уже про интернет, для меня он совершенно не подходил на роль «рабочего места». Даже в своей киевской квартире я мог бы работать гораздо эффективнее, временами наезжая в Вышгород. Десяток других нанятых сотрудников вообще не знали, что им делать, — плана кампании, расписанного по календарю, не было, «штаб» работал только во время нечастых визитов Руслана или после его коротких звонков с указаниями на чей-то мобильный телефон. Большую часть времени «штабисты» бездельничали, играли в компьютерные игры и проклинали «режим военного времени», объявленный нашим кандидатом.

Экономить на «человеческом ресурсе» всегда рискованно. На доске для объявлений в «штабе» долгое время была приклеена одна из листовок, которые мы расклеивали: «Мізерна і нерегулярна зарплата? ТИ ПРАВ!», а когда Руслан распорядился ее снять, над портретами Руслана и Игоря, висевшими там же, кто-то прикрепил шутливую надпись: «Их разыскивает милиция!»

Все средства, «сэкономленные» таким образом, «шли в дело». Например, печать одного номера издания тиражом 5000 экз. стоила примерно 300, организация одной вечеринки для кандидатов в депутаты от блока «Народний рух ПРАВ» в местном ресторане «Беназир» — 200. Разумеется, эти мероприятия проводились не раз.

Регистрация блока

С первого дня работы в штабе меня поразило, насколько буднично относятся наши юристы к разным фальсификациям.

Например, заявления и протоколы от трех партий, участвующих в создании блока, не заверялись настоящими печатями. Вместо этого рисунок печати наносился на эти документы с помощью струйного принтера. Забавно выглядела и «районная межпартийная конференция», выдвинувшая общий список кандидатов в депутаты райсовета от «Партії правозахисту», партии «Народний рух за єдність» и партии «Молода Україна».

Два десятка человек — в основном молодые люди такого юного возраста, что трудно было судить, имеют ли они избирательные права, — собрались за длинным столом в кабинете начальника коммунального предприятия «Вышгородводоканал» (он входит в первую пятерку кандидатов от «нашего» блока в горсовет) и молча слушали, как Игорь зачитывает список кандидатов. Кстати, реально был подан в территориальную избирательную комиссию совсем другой список. Но судя по тому, как участники «конференции» молча подняли руки и разошлись, вряд ли их это особенно интересовало.

За несколько дней в промежутке между получением подписных листов и конечным сроком подачи избирательных списков мы, естественно, не успели собрать подписи за регистрацию кандидата в мэры и за регистрацию избирательного блока в районе и городе. Поэтому активистов блока посадили на «конвейер» — переписывать разными почерками контактные данные из подписных листов то ли за регистрацию блока в городе, то ли за регистрацию Руслана Ткача кандидатом в мэры в те подписные листы, которые мы не успели заполнить. Особенно трудно было подделывать подписи: практически никто из активистов этого не умел.

Самое интересное, что люди, которых таким образом «подписали», потом подтвердят по телефону: да, я подписывался за регистрацию блока «Народный рух ПРАВ», ведь они же не знают, в чем отличие подписных листов для регистрации блока от городской и районной ТВК.Но если рай- и гортеризбиркомы сверят подписные листы блока «Народний рух ПРАВ», находящиеся у них, и найдут записи с одинаковыми фамилиями, именами, адресами и телефонами — подлог сразу обнаружится, ведь в разных подписных листах все данные будут написаны разными почерками и с разной подписью.

Я опасаюсь, что предел фальсификаций еще не достигнут, поскольку незадолго до моего ухода из штаба блока «Народний рух ПРАВ» Руслан хвастался, что две трети председателей участковых избирательных комиссий «его люди». Вот как, по его словам, «подфартило»... При этом он размахивал толстой пачкой распечатанных бланков избиркомовских удостоверений.

Я прав?

Теперь, увидев изнутри, как сейчас принято делать местную политику, знаю точно: в таких играх участвовать нельзя. Приходить «наемниками», «варягами» в незнакомый город, принося с собой ложь, грязь и махинации, — это неприемлемо для нормального человека.

Любые амбиции должны быть обоснованны. Для меня, например, ясно, что депутатом мне быть пока рано. Да, работая журналистом, я помог многим людям, рассказал обществу про их беды и огрехи государственной политики, которые герои моих публикаций прочувствовали на своей шкуре. Но ведь этого мало. Депутат должен быть уважаемым членом местной общины, который никогда не посмеет пойти против воли народа. Не марионеткой.

Я живу в Печерском районе Киева, на улице Тверской тупик, в доме №9, кв. 82. Год назад выпускал стенгазету своего дома, а после покупки ксерокса издаю газету своего микрорайона «Привет, Тверской тупик!» тиражом 500 экз. — самостоятельно, без чьей-либо «крыши». В ней нет ни рекламы политиков, ни какой-либо идеологии — просто факты и мнения о нашем коммунальном быте. Соседи из ближайших домов иногда обращаются ко мне с просьбами напечатать объявление, статью, помочь составить какую-нибудь официальную бумагу. Славы, кстати, тоже хватает — телевизионщики не раз снимали сюжеты о моем самиздате. И я знаю, что к следующим выборам, когда мне будет уже не 24 года, я стану старше и умней — у меня будет достаточно опыта, знаний и друзей, чтобы стать настоящим депутатом. И прийти на этот ответственный пост не с голыми амбициями, а с конкретными планами, зная, чем помочь жителям Печерского района, которые будут меня избирать.

А пока мне хватает свободы и заработка честного журналиста-внештатника. Вы спросите, как быть с депутатской неприкосновенностью. По-моему, лучший вид неприкосновенности — это хорошая репутация!

Юрий ШЕЛЯЖЕНКО, независимый журналист, а также кандидат в депутаты Вышгородского райсовета от избирательного блока «Народний рух ПРАВ», № 14 в списке (телефон районного теризбиркома (296) 56512), sheliazhenko@mail.ru

(и со вздохом - ссылочка на единственное бумажное издание, которое согласилось это все напечатать без купюр с началом на первой полосе)
"2000", 24.02.2006
http://2000.net.ua/print/forum/kakyastalkandidatomvdeput.html

Відповіді

  • 2006.02.25 | damoradan

    Правильно мыслишь, молодец! (-)

  • 2006.02.25 | BIO

    Re: Как я стал кандидатом в депутаты и главным редактором (/)

    Снова прокол: профессор и ЕГО рукопись...:)

    Тверской тупик как коммунальная остановка в электоральном
    развитии общества атрофированных ценностей.
  • 2006.02.27 | Михайло Свистович

    Це дуже добре, що ти побачив це на власні очі

    Може тепер не будеш вимагати від мене доказів з інтернету про мудакуватість деяких персонажів, яких я бачив на власні очі щ й не в таких ситуаціях. Бо ж у відкритих джерелах Кімлач - білий і пухнастий, жертва кучмівського режиму, опозиціонер.
  • 2006.02.27 | Scubo

    Додаткові матеріали на Кімлача можна взяти у Корчинського.

    Він разом зі своїм "Братством" бомбить вишгородського мера з того самого року, як під Вишгородом заселився Янукович. Кімлач шось тоді з великим "проффесором" не поділив. З того часу Братство зі своїм "Распутіним" на прапорі майже не вилазило з Вишгороду - постійно пікетує мерію.Мушу сказати що у вишгородців вже появився імунітет на найкреативніші бомбометання в мера, і наряд чи їх схвилює навіть стаття в такому високоповажному у Вишгороді виданні як "2000".

    А Кімлач очевидно вирішив сумбурно використати ті самі методи , якими його бомблять вже кілька років. Дійсно краще б він обійшовся без цього всього і Шеляженка зокрема...
  • 2006.02.27 | Людмила

    цю публікацію вчора по Ері згадували в обзорі преси (-)



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2019. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua