МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Юля на ТРК "Украина".(Стенограмма) (л)

02/28/2006 | Забойщик
Стенограма ефіру Юлії Тимошенко на ТРК "Україна" в Донецьку
http://www.tymoshenko.com.ua/ukr/exclusive/speeches-appeals/2825/

2222, 27 лютого 2006 // Інтернет-прес-служба Юлії Тимошенко



Під час візиту в Донецьк у понеділок, 27 лютого, Юлія Тимошенко взяла участь у прямому ефірі ТРК "Україна". Пропонуємо Вам повну стенограму ефіру (мовою оригіналу).



--------------------------------------------------------------------------------


Ведущий: В эфире канала "Украина" "Акутальный разговор". Сегодня у нас в студии экс-премьер-министр, лидер одноименного блока, а еще ее называют газовой принцессой, локомотивом Оранжевой революции, последним самураем и единственный мужчина в украинской политике, – Юлия Тимошенко.

Юлия Владимировна, добрый вечер.

Юлия Тимошенко: Добрый вечер.

Ведущий: Вас награждают самыми разными эпитетами. Как Вы к ним относитесь?

Юлия Тимошенко: Важно не казаться, важно быть. И то, что старались постоянно какие-то эпитеты для меня найти не очень лестные, говорит о том, что я просто не похожа, возможно, на тех мужчин-политиков и не готова с ними кулуарно договариваться о делении страны. Я хочу строить страну, это многим не нравится, и поэтому, конечно, находят оскорбительные эпитеты. Мне бы хотелось, чтобы мужчины-политики были немножечко более смелыми и конкурировали не словами, а конкурировали действиями и результатами.

Ведущий: В том числе такие эпитеты Вам начисляют за радикальные высказывания. Например, Вы выступаете за полную реприватизацию. Об этом Вы заявляли в Брюсселе. И интересно, как европарламентарии восприняли вот именно этот Ваш тезис.

”Мне бы хотелось, чтобы мужчины-политики были немножечко более смелыми и конкурировали не словами, а действиями и результатами”

Юлия Тимошенко: Во-первых, реприватизация может быть тогда, когда была приватизация. А когда многие заводы в Украине были просто украдены, розданы зятьям, кумовьям, друзьям, то это, к сожалению, не приватизация, а совсем другое. И поэтому я всегда буду очень последовательна, потому что люди сегодня ждут возвращения сбережений, люди сегодня ждут выполнения закона, например, о детях войны, они сегодня ждут денег на жилье своим молодым семьям, своим детям. Ничего этого нет. И поэтому надо твердо сказать: или мы дооцениваем то, что было украдено абсолютно бесплатно или за очень маленькие деньги, и тогда можем решать вопросы людей по всем абсолютно их проблемным вещам – или тогда мы честно говорим людям, что денег будет взять неоткуда.

Я не привыкла врать людям, и поэтому я честно говорю: или дооценим собственность, по реальной стоимости эту собственность продадим, возвратив ее государству, или просто дооценив, и тогда выполняем обещания перед людьми, или тогда нечего обещать людям пустые вещи.

Ведущий: То есть Ваше мнение в отношении этого вопроса не изменилось, и когда Вы были премьером, и сейчас, когда Вы в оппозиции. Вы в оппозиции?

Юлия Тимошенко: Да, Вы знаете, у меня уже такое ощущение есть, что я поборолась за то, чтобы быть в оппозиции. И сегодня я не могу сказать, что я в оппозиции. Но я многое, что делается властью, не разделяю. И я хотела бы многое изменить.

Я очень искренне старалась убрать режим Кучмы, помогла в этом Виктору Андреевичу Ющенко, сделала все, чтобы была возможность смены власти. Я так, как и миллионы людей верила, верила не в то, что придет какой-то добрый и хороший Президент, а верила в то, что страна будет меняться. Но, к сожалению, не все так быстро получается, как того хотелось.

”Сегодня я не могу сказать, что я в оппозиции. Но я многое, что делается властью, не разделяю. И я хотела бы многое изменить”

Ведущий: В Брюсселе Вы также говорили о создании помаранчевой коалиции. Тем не менее, коалиции пока нет, и политологи утверждают, что до выборов вряд ли ее удастся создать. И еще также политологи говорят, что проблемно будет создать коалицию и уже в новом парламенте.

Юлия Тимошенко: Знаете, что меня, например, удивило? Боролись по разные стороны баррикад Ющенко и Янукович. Янукович отстаивал свои видения, Ющенко – свои, мы помогали одному из них. Но потом они пришли в парламент и подписали меморандум...

Ведущий: Ну, меморандума уже нет.

Юлия Тимошенко: Да нет, извините. Часть страны голосовала за Ющенко, часть – за Януковича, а потом оказалось, что не в принципах дело, а дело в том, как договорились в кулуарах. Вот я не хочу в этом участвовать. И когда мне сегодня задают вопрос, например, как выглядит на самом деле будущая коалиция? То я могу твердо сказать о том, что я мечтаю, чтобы прийти такой силой в парламент, чтобы ни с кем не приходилось создавать коалиции, потому что коалиция – это всегда компромиссы против интересов людей. Вы, пожалуйста, оставьте, не трогайте этот завод – а мы вам примем финансирование закона о детях войны. Вы нам тут, пожалуйста, финансы "Укртелекома" оставьте, чтоб мы их поделили, – а мы вам, возможно, проголосуем за детей-сирот…

Я устала от этих компромиссов, я их не хочу. Я хочу на самом деле собрать в парламенте тех депутатов, которые ни разу не отошли от своих принципов, ни разу не нарушили своих обещаний перед людьми, чтобы мы вместе могли многое сделать в парламенте. Я очень надеюсь, что теневые компромиссы, несовместимые с наведением порядка в стране, происходить не будут.

Но если Вы уже заговорили о коалиции и сказали, что меморандум помер не своей смертью, так вот у меня, например, целая папка заявлений разных политиков о том, что в новом парламенте будет создаваться коалиция Януковича и Ющенко. И тогда зачем сегодня имитировать борьбу? Если новые, старые кланы все, в общем-то, сбились в одну хорошую команду. Когда, например, вот держу цитату Януковича, он говорит: "В помаранчевому таборі є досить конструктивні політичні сили, з якими в нас іде нормальний абсолютно діалог по створенню більшості в новому парламенті". Ющенко в интервью Financial Times, – это, Вы знаете, всемирно известная газета, – на вопрос корреспондента "Чи можливий союз, співпраця між Вами та Януковичем після парламентських виборів?" говорит: "Швидше за все, так". Так я вот как раз хотела бы тогда спросить: а зачем тогда было бороться на революциях, зачем кому-то говорить, что отстаивает русский язык, кому-то – украинский, кому-то говорить, что НАТО, кому-то – Россия… А потом просто взяли, пожали друг другу руки, и оказалось, что за этим реально стоит банальное разделение собственности, финансовых потоков, власти и никаких изменений в стране.

”Я мечтаю, чтобы прийти такой силой в парламент, чтобы ни с кем не приходилось создавать коалиции... Я устала от этих компромиссов, я их не хочу”

Знаете, я сегодня уже разделяю мнение людей, что все эти политики – они все одинаковые, они все вот тут – когда люди не хотят их ни видеть, ни слышать. Потому что каждый раз ничего не меняется. А вопрос нужно решить только один: либо мы разделям большой капитал, большие кланы и политику, и тогда власть может служить обществу, а не отдельно взятой корпорации, – либо это все снова остается, как есть, и тогда ничего в стране не меняется: ни бюджета не будет, ни честных судов не будет, ни Генеральной прокуратуры, которая будет бороться за право человека, а не за право клана где-то что-то еще дополнительно забрать себе.

Вот я хочу, чтобы это так было. И моя борьба – она вся в этом. Восемь лет мы хотим это сделать.

И мне очень больно, что власть, в которую я тоже верила, за которую я боролась, что эта власть была точно так же приглажена, адаптирована, можно сказать – прикормлена из тех же самых клановых рук. И она растворилась, ее нет. Она сегодня не делает то, что нужно стране.

Ведущий: Ну, Президент как раз в обращении к народу сказал, что нужно прекратить конфронтацию, нужно вообще избегать слова "борьба", нужно объединяться. Может быть, именно поэтому вот, заявление Ющенко вот с этим связано?.. Вообще тогда, на Ваш взгляд, возможно ли, чтобы политики разных цветов, разные партии смогли сейчас или уже в парламенте, пусть через месяц, – меньше месяца осталось или почти месяц, – все таки смогли объединиться ради интересов Украины? Потому что люди хотят стабильности, люди устали.

Юлия Тимошенко: Вы знаете, Вы сказали ключевую фразу: чтобы политики могли объединиться вокруг интересов людей. Так вот этого и не происходит много лет. Политики объединяются вокруг своих собственных интересов. Они знают, что им нужно, и они объединяются, это деля, распределяя и договариваясь об этом. Так вот я не хочу таких компромиссов. Я не хочу такой стабильности и такого мира. Потому что этот мир ни копеечки, полушки не принесет обществу. Он не даст обществу ничего, о чем люди мечтают.

”Если мы этого не сделаем, то тогда наш народ сможет обижаться только на себя, потому что выбор сегодня в руках каждого человека”

И поэтому я хотела бы, чтобы эта Ваша ключевая фраза – когда политики объединяются вокруг интересов людей – хоть когда-нибудь стала реальностью. А для этого нужно, чтобы власть не была отдельным департаментом в большой, мощной, богатой корпорации, а чтобы власть стала арбитром между обществом и между большим капиталом. И чтобы власть никогда не служила вопреки интересам народа бизнес-интересам отдельных людей. Вот если мы это сделаем, а за 15 лет мы ни разу этого не сделали, мы сможем получить страну. Получить ее как развивающуюся, как богатую, как цивилизованную. Если мы этого не сделаем, то тогда, наверное, наше общество, наш народ сможет обижаться только на себя, потому что выбор сегодня в руках каждого человека.

Ведущий: Сегодня мы на улицах Донецка попросили наших корреспондентов записать вопросы людей, которые хотят задать свой вопрос лично Вам. И у нас есть два блока вопросов. Первый, пожалуйста, я прошу показать.

Вопрос от жителей Донецка: Юлия Владимировна, почему, будучи премьер-министром, Вы не добились успеха? Почему Вы не нашли таких достаточно много общих контактов с Виктором Ющенко, чтобы остаться на своем месте?

Вопрос от жителей Донецка: Юлия Владимировна, во-первых, когда Вы будете в парламенте, какие отношения у Вас будут складываться с Партией регионов?

Вопрос от жителей Донецка: Уважаемая Юлия Владимировна, когда вы все оранжевые официально объединитесь, а не так, как вот сейчас?

Вопрос от жителей Донецка: Юлия Владимировна, я хотел бы только одного – чтобы в стране было спокойствие, закончились споры, закончились скандалы, кто прав, кто виноват...

Ведущий: Вот несколько вопросов, пожалуйста.

Юлия Тимошенко: Знаете, я думаю, действительно важные вопросы. Первый – это что мне удалось сделать как премьер-министру и почему мы не нашли общего языка с Ющенко. Ну, прежде всего, почему не нашли общего языка. Потому что возле нового Президента сразу образовалось две команды.

”Да какой же "бюджет проедания", если гроши людям отдали?! И то, что обозвали так бюджет, просто свидетельствует о том, что никто не собирался с людьми делиться”

Одна команда – которую возглавляла я, и мы были уверены, что навести порядок в стране можно, только лишь восстанавливая справедливость, можно, только лишь восстанавливая права каждого человека иметь хоть какую-то долю в этих огромных богатствах Украины. И мы думали, что нужно, чтобы старая власть обязательно отвечала перед законом и чтобы это стало показательным для всех остальных новых чиновников – что воровство не бывает безнаказанным, что надо всегда отвечать, если у страны что-то взял.

Другая команда возле Президента предлагала совсем другое. Они предлагали, что ну, давайте, вот там вот сядем нормально все за стол, договоримся о том, как поделить собственность, как поделить деньги, как поделить власть – и, собственно, будет мир и покой. Так вот я была против этого пути, вот такого всепрощения, потому что ни одному человеку в стране, который не во власти и не в большом бизнесе, эти компромиссы не принесут никакого позитива. И именно поэтому уже с первых месяцев меня назначали на пост премьер-министра, чтобы просто очень быстро, но дискредитировав, убрать с этого поста, потому что между всеми уже консенсус был достигнут.

А что я сделала? Да я первое, что попробовала сделать за эти несколько месяцев, которые мне отвели на посту премьер-министра, это я попробовала наполнить бюджет. Потому что я знала, что в бюджет падают просто крошки со стола. Там никогда ничего не приносили и не делали так, чтобы почувствовало здравоохранение, образование… Я как премьер-министр на 73% увеличила доходы бюджета – это 40 с лишним миллиардов. Много это или мало? Что это за деньги? Да очень просто. Для бюджета – это огромные деньги. Для людей, которые уже изголодались от отсутствия справедливости, это – копейки, крохи. Мы сделали помощь при рождении ребенка 8,5 тысяч гривен, мы немного повысили заработную плату учителям и врачам. Я лично своими руками вырвала 320 миллионов гривен, чтобы погасить задолженности шахтерам за много лет, которые при всех премьер-министрах накопились.

”Решите для себя: нужно ли вам такое условное спокойствие, когда за вашими плечами все делят, а вы сидите у голой тарелки?.. Если да, то мне не сложно будет даже уйти из политики”

Так вот, показатель – нужно ли это было власти – был один: глава Верховной Рады Владимир Литвин назвал этот бюджет "бюджетом проедания". А его подхватили все в парламенте и сказали: посмотрите, Тимошенко сделала "бюджет проедания". Да какой же "бюджет проедания", если гроши людям отдали?! И просто то, что обозвали так бюджет, просто свидетельствует о том, что никто не собирался с людьми делиться, никто не собирался даже эти копейки отдавать. И поэтому вы решите для себя: или вам нужно такое условное спокойствие, когда за вашими плечами все делят, а вы сидите у голой тарелки?.. Если вам нужно такое спокойствие, мне не сложно будет даже уйти из политики.

Потому что мне от политики ничего не нужно, меня в политике держит только лишь одно: это ответственность перед миллионами людей, которых я лично просила голосовать за смену власти и которые верят лично мне. Вот эта ответственность меня держит. А еще меня держит понимание, что если нас не станет на политической арене, то вы вообще даже знать не будете, что происходит в этой политике. Возможно, вы будете чувствовать себя очень мирно и хорошо, но очень голодно, потому что и дальше вы будете жить в злыднях. А я этого не хочу. Я хочу это поправить. И каждый раз, когда я приходила на пост или вице-премьер-министра, или премьер-министра, меня никогда больше, чем несколько месяцев, не терпели. Потому что я для них несовместима с продолжением зарабатывания нечестных денег. Вот и все.

Ведущий: Разные соцопросы, разные институты проводят, разные организации… Одни утверждают, что Вы можете набрать 15 и 20%, другие говорят, что Блок Юлии Тимошенко вообще на грани проходного барьера. Как Вы видите свою победу? Сколько Вы собираетесь взять в парламенте мест?

”Каждый раз меня больше, чем несколько месяцев, не терпели. Потому что я для них несовместима с продолжением зарабатывания нечестных денег"

Юлия Тимошенко: Ну, наверное, прежде чем говорить о рейтингах, очень важно сказать, что это не совсем парламентские выборы в стране. Это – практически вторые президентские выборы. Это то, что даст возможность народу Украины сформировать власть на 5 лет вперед. И 5 лет выборов потом не будет. Вошла в силу конституционная реформа, Президент страны утратил 90% своих полномочий. Практически люди сегодня всенародно будут избирать премьер-министра, большинство в парламенте, и эти люди и будут властью на 5 лет. И поэтому сегодня, конечно же, важно понять, кто может выиграть.

45 партий зарегистрировалось, но реально только две политические силы имеют шансы победить в этой борьбе. Это Партия регионов во главе с Януковичем и это Блок, который возглавляю я. И мы очень разные. Очень разные. И разница наша не в том, кто любит, кто не любит русский язык. Я люблю русский язык очень, потому что это мой родной язык. И в то же время очень люблю украинский язык, потому что это язык моей Родины. Кто за НАТО, кто против НАТО. Ну, понятно, что, например, Партия регионов голосовала за отправку наших войск в Ирак, а наша фракция не дала ни одного голоса. Поэтому не лозунгами нужно жить, а нужно смотреть, что реально делают политики.

И наша разница – между Партией регионов и Блоком, который возглавляю я, – только лишь в одном: в том, что мы боремся восемь лет за то, чтобы капитал не был властью, чтобы можно было строить справедливую страну, и мы в это верим; Партия регионов – это классический пример того, как огромная, сильная, мощная корпорация будет практически одновременно и властью.

”Бизнес должен заниматься бизнесом, а политики должны принести хоть каплю справедливости. Чтобы страна почувствовала, что все равны перед законом”

Нужно ли это стране? Мне кажется, что бизнес должен заниматься бизнесом, а политики должны принести хоть каплю справедливости. Чтобы страна почувствовала, что все равны перед законом. Чтобы страна почувствовала, что может быть так, что генеральный прокурор будет честным, а не будет купленным. Что можно поверить, что, например, суды будут не на заказ решения принимать, а будут принимать решения так, как это прописано в законе. Вот поэтому я хочу, чтобы люди, которые меня слышат, главное поняли: что разница в том, что мы – против капитала в политике, а все-таки Партия регионов – она есть чистый капитал в политике.

Ведущий: Один из сценариев, который сейчас широко обсуждается: новый парламент долго не просуществует, он будет распущен. Как Вы считаете, это возможно?

Юлия Тимошенко: Я считаю, это будет невозможно. И я уверена в том, что парламент…

Ведущий: Даже были заявления одних из… не будем называть фамилий, чтобы не делать лишней рекламы… Но одна из провластных сил заявила о том, что… один из лидеров этой провластной силы заявил о том, что если помаранчевой коалиции не удастся взять большинство, парламент будет распущен Президентом.

”Разница в том, что мы – против капитала в политике, а Партия регионов – она есть чистый капитал в политике”

Юлия Тимошенко: Я абсолютно не поддерживаю такие заявления, и я в них не верю. Я знаю, что если эти выборы будут честными, – а они очень близки к тому, чтобы быть честными, честнее, чем любые другие выборы в стране, – я верю, что люди приведут тех, кого хотят видеть в парламенте. И будет очень неправильно, если Президент воспользуется своим правом роспуска парламента, потому что это будет просто унижение целого народа.

Я знаю, что люди хотят стабильности, но в тоже время они хотят и духовности, моральности и хотят богатства, они хотят нормально жить. Они хотят не видеть, как мелькают черные красивые машины на улицах, а они хотят жить, они хотят видеть, что их дети обогреты какой-то заботой государства, что они сами могут пойти полечиться, иногда – от смертельной болезни, когда копейки нет. Вот и я этого хочу. Но пока у нас в бюджете будет дыра, и пока в бюджете будут живиться десять семей Украины, а все остальные будут просто получать копейки, мы никогда не восстановим нашу страну и не дадим людям, чего они хотят.

Ведущий: Еще один из лидеров одной из провластных партий заявил в интервью известному украинскому изданию, еженедельнику, я процитирую: "Сколько она наговорила против России, столько же она наговорила против Президента и своих бывших коллег". Вообще вот тема Ваших антироссийских настроений, она сейчас очень сильно муссируется в Интернете. Вы действительно имеете вот такое вот негативное отношение к России?

”Если выборы будут честными, люди приведут тех, кого хотят видеть в парламенте. И будет очень неправильно, если Президент воспользуется своим правом роспуска парламента, потому что это будет просто унижение целого народа”

Юлия Тимошенко: Ни в коем случае. Это совершенно не соответствует действительности. Потому что из меня уже много лет, восемь лет, именно сильные Украины, а не сильные мира сего, вот те люди, которые имеют и телевизионные каналы, и те люди, которые имеют большие деньги, пытаются создать врага, врага людей, пытаются создать из меня такой страшный, пугающий образ.

На самом деле надо просто подумать: а почему они такой образ мне создают? Да ответ очень простой – потому что я не такая, как они. Я не собираюсь договариваться с ними о каких-то личных капиталах, личных каких-то интересах. И именно поэтому каждый раз ко мне стараются приклеить другой ярлык.

Я уверена, что если у нас все получится, мы будем дружить с Россией, мы построим с Россией отношения, которые будут стабильными, потому что изначально будут учтены интересы и граждан Украины, и граждан России. И я знаю, что этот путь мы пройдем.

Потому что сегодня… Вот посмотрите-то, что сегодня. Сегодня по газу – проблемы. И президент России, и Президент Украины отказались от посредников. И вопрос: а кому принадлежат эти посредники? А кто их проводил в эту межгосударственную политику? И вот такие вещи, они рушат отношения. А я хотела бы, чтобы мы их строили.

Ведущий: Как раз по газу. Вы недавно заявили, что "РосУкрЭнерго" долго не просуществует. Почему?

”Мы будем дружить с Россией, мы построим стабильные отношения, потому что изначально будут учтены интересы и граждан Украины, и граждан России”

Юлия Тимошенко: Потому что два президента двух стран отказались от "РосУкрЭнерго", и они заявили, что ни один, ни второй президент не имеют никакого отношения, как и страна, к этому приобретению такого масштабного характера. И это говорит о том, что я была права. Что "РосУкрЭнерго" – это большая корупция, огромная.

И то, что сегодня отказываются со всех сторон от этой структуры, говорит о том, что что-от все-таки в стране изменилось. Что возможность сказать слово правды меняет незаконные процессы на законные. Вот газовый вопрос – это и есть тому пример. Когда через полтора месяца борьбы наконец обе стороны признали, что "РосУкрЭнерго" ни России, ни Украине не нужно.

Ведущий: До сих пор люди не могут понять, сколько сотит газ – 95 или 230, и тем не менее промышленники заявляют, что наконец-то им определили цену 140 долларов за тысячу кубометров. Вы или Ваша политическая сила рассчитывали те убытки, которые понесет Украина вот с этим договором?

Юлия Тимошенко: На самом деле это был договор, который давал возможность от 3 до 5 миллиардов долларов заработать большой частной абсолютно теневой корпорации "РосУкрЭнерго" именно на российских и на украинских проблемах, и именно за счет России и за счет Украины.

”Возможность сказать слово правды меняет незаконные процессы на законные. Вот газовый вопрос – это и есть тому пример”

И я думаю, что не нужно быть особо энергетиком, чтобы понять, что это было просто нечестно – наш туркменский газ отдать компании "РосУкрЭнерго", хотя мы его имели до 2008 года, контракт с Туркменистаном, отдать этот газ "РосУкрЭнерго" по 75 долларов на границе Россия-Украина, а нам предложили его по 95. Вот откуда и цена взялась – 95. То есть вся страна теперь будет платить 20 долларов отката "РосУкрЭнерго". Отката – это я грубо говорю, потому что это действительно теневые заработки будут.

И тогда вопрос: зачем же нашим салом по нашим губам вот так вот делать?.. Наш газ был, и из-за того, что пришел посредник он стал на 20 долларов дороже и стал по цене 95.

А вот вопрос, например, цены, "РосУкрЭнерго" которую выставила на российский газ, – это не Россия выставила, а выставила компания "РосУкрЭнерго", – 230 долларов. Так вот знайте, что на границе Росии и Украины это самая дорогая цена в мире. Германии отдают по 182 доллара, Франции – по 170, нам – по 230. Почему? Да потому что 50-60 долларов со всей страны снимает "РосУкрЭнерго".

”Вся страна теперь будет платить $20 отката "РосУкрЭнерго"... ”

Вот это и есть реальность. И то, что сегодня все отказались от этого, я имею ввиду – на уровне большой власти в двух странах, говорит о том, что если в стране поднимается волна противодействия против такого грабежа, – а я считаю, что я была участником такой волны непринятия этого, – то дело может закончиться хорошо, и нас могут очередной раз не ограбить.

Ведущий: А какие механизмы? Как вернуть ситуацию, скажем так, обратно или вот восстановить справедливость?

Юлия Тимошенко: Да очень просто. Все договора, которые подписаны с "РосУкрЭнерго", они незаконны. Их можно отменить в украинских судах. То есть подать в суд, отменить эту всю макулатуру и вернуться к старым договорам с Российской Федерацией.

Ведущий: То есть это не поздно сделать и сейчас.

Юлия Тимошенко: Не поздно. И главное, что без посредников вернуться. Никому никакие посредники в этих процедурах не нужны.

”Если в стране поднимается волна противодействия против такого грабежа, то дело может закончиться хорошо, и нас могут очередной раз не ограбить”

Ведущий: Одно из последних Ваших, скажем так, громких заявлений касалось могильника ядерных отходов в зоне Чернобыльской АЭС. Якобы такое соглашение уже было подписано "Энергоатомом" и американской компанией Holtec International. Позже американская сторона назвала информацию недостоверной. И Вам не угрожали судом, были вот тоже такие заявления, и Вы не собираетесь отказываться от своих слов.

Юлия Тимошенко: Мы передали послу Соединенных Штатов большой фолиант документов, которые подтверждают наши слова. И когда я что-то говорю, я всегда стараюсь опираться на документы, на реальные вещи.

И поэтому... Вот мне задают вопрос: а Вы не думаете, что вот то, что Вы так сегодня критикуете Еханурова, что это повлияет на Ваш рейтинг, что это как-то, возможно ухудшит Вашу репутацию в стране? Да нет, дорогие мои. Я просто хочу сказать, что мне все равно, какого цвета очередной чиновник, который не просто разрушает страну, а который продолжает заниматься в тени тем, чем занималась и старая власть. Мне все равно, какие они, – голубые, оранжевые.

Я за собой оставляю право только лишь одно: четко занимать позицию, которая попытается пролить свет для общества на то, что делается за кулисами. Вы никогда не видите то, что делается за кулисами. А это нужно видеть. Потому что это Ваше богатство, Ваше благосостояние и Ваша счастливая жизнь. И поэтому вот я и хочу быть тем человеком, который, независимо от цветов избирательных кампаний, будет все-таки стараться сделать политику понятной для людей.

”Вы никогда не видите то, что делается за кулисами. А это нужно видеть... Я хочу быть тем человеком, который будет делать политику понятной для людей”

И даже если, возможно, многие люди вследствие этой пропаганды, этого надругательства над нашей командой, вот иногда в очень зависимых средствах массовой информации, думают обо мне плохо или относятся ко мне плохо, знайте: я понимаю, почему это так. Потому что много лет вам внушали, что я враг. Но даже если вы не готовы поддержать нас, мы будем работать на вас. Потому что другой команды в стране, которая будет работать на вас, я, – как политик, видя всех, – просто не вижу.

Ведущий: У Вас было еще одно заявление. Вы заявили, что переданных правоохранительным органам экс-госсекретарем Александром Зинченко материалов было достаточно, чтобы доказать вину обвиняемых им в коррупции чиновников. Почему, на Ваш взгляд, скандал был замят, кому это выгодно и почему Александр Зинченко не с Вами в команде?

Юлия Тимошенко: Ну во-первых, то, что Александр Зинченко не с нами в команде, говорит о том, что он – самостоятельный политик, он возглавил партию, и он сегодня тоже берет участие в выборах. А то, что вообще стало возможным такое, чтобы человек, занимая такой пост, – глава Администрации Президента практически, – что он смог расстаться с этим креслом, что он мог отойти от власти, только лишь потому, что он видел: мораль, с которой мы шли вообще-то на избирательную кампанию, мораль власти, которую мы обещали людям, что это сталось не так. И то, что он вышел и сказал это, говорит о том, что уже много изменений в стране произошло. Потому что подумайте: мог ли глава Администрации, кто бы ни занимал этот пост у Президента Кучмы, выйти и сказать, что у Кучмы в команде есть нечестные люди, которые не позволяют сделать власть моральной? Так вот даже то, что это случилось, это уже меняет страну.

”Даже если вы не готовы поддержать нас, мы будем работать на вас”

Зинченко был прав, абсолютно в каждом своем слове. И то, что замяли это дело, – замяли потому, что каждая партия власти не очищается от людей, которые дискредитируют, а пытается их отмывать. А это неправильно. Нужно очищать каждый раз кресло чиновника, если человек не достоин этого кресла. И я хотела бы, чтобы очередная власть не отмывала своих подлецов, а все-таки их освобождала от занимаемых постов.

Много чего хотелось бы.

Вот и сегодня, например, с "5 канала" ушел один из ведущих журналистов Скрипин. Он сказал откровенно и честно, что он не согласен…

Ведущий: Даже было несколько заявлений.

Юлия Тимошенко: …да, с редакционной политикой, он не согласен с политикой собственника. Вот "5 канала" собственник – это Порошенко. И это значит, что на "5 канале" много честных журналистов, и они уже не будут молчать. Они все будут делать для того, чтобы можно было дать хоть какое-то честное слово, донести до людей.

”Каждая партия власти не очищается от людей, которые дискредитируют, а пытается их отмывать. А это неправильно. Нужно очищать каждый раз кресло чиновника, если человек не достоин этого кресла”

Сегодня сделал еще одно заявление один из журналистов УТ-1, центрального канала, который тоже сказал, что он не будет терпеть надругательство над свободой слова.

Ведь такого же не было при старой власти. Я просто вот хочу сказать: невзирая на то, что после всех этих бурных событий на президентских выборах, что не все складывается так, как хочется, что не все политики пришли честными и преданными именно тем, кто их избирал, – но, тем не менее, Украина меняется. И было бы очень больно, если бы мы на полпути остановились, если бы не дали мы завершить этот путь, если бы мы не дали очистить политику, страну от незаконных, корыстных и иногда даже абсолютно криминальных интересов.

Вот это то, что, собственно говоря, случилось со страной, и поэтому Александр Зинченко – яркий пример того, что Украина стала другой. И многие другие люди.

Ведущий: Сейчас много взаимных обвинений в использовании админресурса. Но вопрос немножко другого плана…

”Украина меняется. И было бы очень больно, если бы мы на полпути остановились”

Юлия Тимошенко: Извините, я Вас перебью. Я, кстати, о могильнике не сказала. Да, так вот я как раз хотела бы еще остановиться на этом. Что даже не вопрос, какую фирму там наняли. Я просто ни во власти, ни в оппозиции – где бы я ни была – я никогда не позволю сделать так, чтобы в Украине полмира хоронило ядерные отходы, никогда. Потому что это уже касается даже не политики, а это касается жизни. И когда мне говорят, что "Вам же выгодно, Вы там 100 миллионов долларов заработаете, если будете каждый год хоронить"… Да нет, пусть эти 100 миллионов кто-нибудь другой заработает. Украина, она не производит сама ядерного топлива, и поэтому Украина никогда не будет хоронить ядерное топливо. Она будет в этом отношении экологически чистой территорией.

Ведущий: Админресурс. Ваш штаб ведет учет использования на этих парламентских выборах админресурса, грязных технологий и черного пиара?

”Я не позволю сделать так, чтобы в Украине полмира хоронило ядерные отходы, никогда. Потому что это уже касается не политики, это касается жизни”

Юлия Тимошенко: Ну, черный пиар, конечно, есть. Привести пример – против меня выпущено море грязных листовок. Например, одной листовкой в мой День рождения пригласили от моего имени всех детей Украины покушать бесплатно в "МакДональдсе". Это что? Это что – унижение детей, которые пришли и выстроились в очередь в "МакДональдс" и которые копейки никогда не имели купить этот, извините, гамбургер в этом "МакДональдсе"? Это что – против меня сработали? Против детей! А сколько других таких листовок, которые от моего имени что-то пенсионерам обещают – там пойти в какой-то банк, получить 30% надбавку к пенсии дополнительно из прибыли банка. Это что? Это против пенсионеров работают.

Я, знаете, хотела бы, чтобы мужчины-политики, чтобы они все-таки были немножечко почище. Чтобы они конкурировали своим отношением к стране, отношением к людям, а не тем, сколько они грязи бросят в женщину-политика. Просто странно. Но я думаю, это слабость просто, просто слабость. И для того, чтобы вот снять такие вещи, знаете, когда политики говорят одно, а делают в жизни другое. И это часто бывает так.

Я очень хотела бы вот, например, Виктора Януковича, Юрия Еханурова пригласить на прямые дебаты и просто спокойно с ними поговорить в прямом эфире о том, кто из политиков что представляет, – с документами, с конкретными фактами: кто, когда, как делил богатства Украины и кто, когда и как их присваивал. Это важно!

”Я хотела бы, чтобы мужчины-политики были почище, конкурировали своим отношением к стране, отношением к людям, а не тем, сколько они грязи бросят в женщину-политика”

И мне странно очень, что ни Янукович, ни Ехануров не согласились пойти со мной в прямой эфир на дебаты для того, чтобы поговорить. Они решили пойти вместе, между собой поговорить. Я думаю, что, конечно же, им легче поговорить между собой, потому что они много лет делали одно дело. А со мной им сесть поговорить – это, конечно, особое надо мужество иметь.

Я думаю, что, может быть, Вы поможете мне? Может быть, ТРК "Украина" пригласит Виктора Федоровича Януковича и меня в прямой эфир для того, чтобы мы могли поговорить – вот честно, при людях, и каждый свою позицию чтобы доказал.

Ведущий: Это было бы интересно. Есть еще один блок вопросов людей, которые хотят спросить лично у Вас. Пожайлуйста, подготовьте...

Вопрос от жителей Донецка: Вот я хотела бы узнать у Юлии Владимировны, каким образом она старается привлечь инвестиции в нашу экономику? Потому как ее действия последние были направлены скорее против, чем на… создание новых рабочих мест. Вот я хотела бы этот вопрос ей задать. Каким образом, какая программа у нее для создания новых рабочих мест, для создания новых предприятий в Украине?

Вопрос от жителей Донецка: Что Вы можете сделать, чтобы цены не повышались? Потом, что еще… Чтобы рабочих мест больше было для людей.

”Янукович и Ехануров решили пойти на дебаты вместе, между собой поговорить. Конечно, им легче поговорить между собой, потому что они много лет делали одно дело. А со мной им сесть поговорить – это надо особое мужество иметь”

Вопрос от жителей Донецка: Юлия Владимировна, что Вы для пенсионеров можете лучше сделать?

Вопрос от жителей Донецка: Какие она планирует изменения в здравоохранении? Потому что я являюсь медработником, и вот этот вопрос меня очень волнует. Я являюсь врачом, и этот вопрос меня очень-очень волнует. Обеспечение медицинское населения и, соответственно, оплата труда медработников.

Вопрос от жителей Донецка: Уважаемая Юлия Владимировна, вот какая перспектива для молодых семей? Какая социальная помощь для молодых семей? Кредиты на житло? Вот вот этот самый главный вопрос, по-моему, молодежь интересует.

Вопрос от жителей Донецка: А хотела задать ей только один вопрос: станем мы жить лучше и стабильнее?

Ведущий: Я обобщу. Дело в том, что тут можно долго говорить.

Юлия Тимошенко: Осталось 5 минут.

Ведущий: Да, мало времени. Все партии, все блоки обещают, что с победой на выборах будет огромная пенсия, зарплаты, социальные гарантии и будет все. Но без успешной работы экономики как это обеспечить?

”Все эти обещания перед выборами – это пустой звук. Нужно смотреть, что политик в своей жизни сделал”

Юлия Тимошенко: Ну, действительно партии и блоки обещают все. И поэтому я хочу призвать всех не верить ни одному обещанию, ни одному рекламному ролику, ни одной программе партии. Все эти обещания перед выборами – это пустой звук. Нужно смотреть, что политик в своей жизни сделал. И главное, что могут сделать политики и могли сделать политики, это справедливо, во-первых, распределить те финансы государства, те экономические ресурсы государства, которые есть, между 99% людей, граждан Украины, которые не бизнесмены, и 1% тех, которые действительно есть собственниками громадных корпораций.

Вот я каждый раз, приходя на свой пост – министра, премьер-министра, я демонстрировала, что я могу это сделать. А если можешь наполнить бюджет, приводя какие-то отношения к справедливости, то это значит, что можно минимум в 2 раза увеличить деньги на здравоохранение, как следствие – заработная плата может быть и у медиков прекрасная. Если мы можем увеличить бюджет в 2-3 раза за счет честного его наполнения, то это и пенсии, которые могут быть минимум на 50% увеличены. Многое можно сделать. Но вы посмотрите: ведь никто никогда, кроме нас, не становился, вот, лицо к лицу, баррикада на баррикаду с теми, кто никогда не даст наполнить бюджет. Потому что большой бизнес, клановый бизнес никогда не устанет зарабатывать.

”Студент, будучи самостоятельным человеком, не может прожить на 126 гривен. Это исключено. Это несовместимо с жизнью”

А то, что касается молодых семей, я вам скажу, это – ключевой вопрос. Что мы вобще хотим для молодежи сделать? Первое: чтобы не только те дети попадали учиться, которые имеют богатых родителей. Второе: мы хотим стипендию студентам, которые есть, по сути, самостоятельными людьми, сделать не меньше прожиточного минимума. Это значит – минимум в 2,5 раза больше. Потому что студент, будучи самостоятельным человеком, он не может прожить на 126 гривен. Это исключено. Это несовместимо с жизнью просто. Не у всех есть богатые родители, чтобы себя обеспечивать. Третье: мы мечтаем о том, чтобы после того, как человек закончит обучение, он имел гарантированное первое рабочее место от государства.

И вот еще одна интересная вещь, которую я хочу вам сказать, и то, что есть программным нашим заданием. Это мы дали сейчас на рождение ребенка в семье первого 8,5 тысяч гривен такой разовой помощи. Мы хотим на рождение второго ребенка дать в 2 раза больше помощь, потому что нам очень нужны сегодня эти семьи, которые будут преумножать наше население, преумножать граждан Украины. И для рождения третьего ребенка мы хотим не меньше 25 тысяч гривен давать разовую помощь.

Поэтому, молодые семьи, я вас очень прошу: поддержите Украину и родите просто побольше детей.

”Мы хотим на рождение второго ребенка дать в 2 раза больше помощь, потому что нам очень нужны сегодня семьи, которые будут преумножать наше население, преумножать граждан Украины. И для рождения третьего ребенка мы хотим не меньше 25 тысяч гривен”

И еще, я думаю, для молодых семей очень важно иметь уголок, вот где они могут жить. И главное, что купить это сегодня для молодой семьи невозможно. В бюджете ­– ну просто мизерные деньги для этого. И поэтому мы сделаем таки реальностью те 5 законопроектов, которые не дали мне принять как премьер-министру. Мы сделаем так, что семья может получить кредит под покупку квартиры, если она хочет, от 10 до 30 лет кредит, не больше, чем под 4% годовых. Эти законопроекты находятся в парламенте, их просто не дали принять, потому что никто не хотел нарастить авторитет правительства, которое я возглавляла, и меня, как премьер-министра.

Мы будем жить для того, чтобы и молодые люди, для того, чтобы и люди пенсионного возраста почувствовали, что власть иногда может быть другой. Что она может быть не такой подлой по отношению к людям, не такой холодной. И я думаю, что я смогу в этом убедить людей.

И если после моего пребывания на посту вице-премьер-министра все-таки очень большое количество людей, которые работают в энергетике, поверили, что я могу что-то менять. На посту премьер-министра еще больше людей стали возле меня. То я думаю, если мы сможем поработать командно 2-3 года, мы можем увидеть совершенно другой вашу жизнь.

Ведущий: И буквально один вопрос, коротко – да, нет. Есть ли у Вас президентские амбиции?

”Кто бы что ни говорил, и кто бы что обо мне не думал, знайте, что я боец вашей команды. И, кроме вас, я никому во власти не нужна”

Юлия Тимошенко: Нет. У меня нет президентских амбиций, потому что по новой Конституции Президент утратил почти все полномочия, и сегодня страна будет избирать премьер-министра. И я очень хотела бы продолжить хотя бы с третьего захода то, что я очень старалась сделать каждый раз, пребывая на том посту, куда меня вообще-то и судьба, и народ определял.

Я хочу построить красивую Украину. И кто бы что ни говорил, и кто бы что обо мне не думал, знайте, что я боец вашей команды. И, кроме вас, я никому во власти не нужна.

Ведущий: Спасибо большое. Спасибо, что нашли возможность, ответили на актуальные вопросы.

Відповіді

  • 2006.02.28 | mirgor

    Вы нам-финансы "Укртелекома", а мы вам-проголосуем за детей-сиро

    То я могу твердо сказать о том, что я мечтаю, чтобы прийти такой силой в парламент, чтобы ни с кем не приходилось создавать коалиции, потому что коалиция – это всегда компромиссы против интересов людей. Вы, пожалуйста, оставьте, не трогайте этот завод – а мы вам примем финансирование закона о детях войны. Вы нам тут, пожалуйста, финансы "Укртелекома" оставьте, чтоб мы их поделили, – а мы вам, возможно, проголосуем за детей-сирот…

    P.S. Для чого такі інтимні подробиці Юлія Володимирівна розповідає? Це лишннє... :lol: Тільки не зрозумів за дітей-війни, чи за дітей-сиріт?


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua