МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Вбивство Гонгадзе. Як було насправді. Замовники - Дагаєв і Фере.

09/16/2006 | AST

Читайте на "Главреді".

Частина Перша.

http://www.glavred.info/archive/2006/09/13/115242-6.html


Новые имена в деле Гонгадзе или Молчание генералов. Часть первая
«Главред»
13.09.06 // 11:52

В канун шестой годовщины исчезновения Георгия Гонгадзе так и не получен ответ на главный вопрос – кто стоял за этим преступлением. Выдвигаются все новые и новые версии, а результата до сих пор как не было, так и нет…

Одна из версий всплыла совсем недавно. Ее изложил источник, который имеет отношение к следственным органам, но по понятной причине не захотевший себя называть.

Осознавая ответственность за изложенное, «Главред», тем не менее, считает, что эта информация имеет право на существование. Как и та, которая была озвучена ранее.

В любом случае, мы готовы предоставить место для иной версии, которая может хоть частично пролить свет в расследовании исчезновения нашего коллеги:


Дагаев и Фере – главные организаторы исчезновения Гонгадзе?


С течением времени пазл из разнообразных и противоречивых сведений, относящихся к делу Гонгадзе, начал складываться в более-менее ясную картину.

Переломным моментом, позволившим отбросить ложные версии, было установление убийц журналиста, которыми руководил начальник Управления криминального поиска МВД Алексей Пукач.

После этого не осталось сомнений в том, что к преступлению причастен высший милицейский генералитет времен президентства Кучмы.

Сегодня главные подозреваемые в организации убийства основателя «Украинской Правды» уже не могут предстать перед правосудием. И речь идет не только о странном самоубийстве Юрия Кравченко, расследование которого возобновила Генпрокуратура.

Три года назад, летом 2003-го, навсегда замолчали два генерала – бывший глава Аппарата МВД Эдуард Фере и начальник Государственного управления делами Украины (ДУС) Юрий Дагаев.

Справка:
Дагаев Юрий Александрович
Генерал-полковник МВД. Родился 03.08.1950 г. в селе Мурафа Краснокутского района Харьковской области, русский. Трудовую деятельность начинал егерем Харьковского областного общества охотников и рыбаков. В органах МВД - с 1972 г. Служил рядовым милиционером в Жовтневом райотделе МВД г. Харькова, с 1977 г. – участковый инспектор милиции. В 1978 г. окончил Харьковский юридический институт. В 1993 г. дослужился до должности начальника Управления МВД на Южной железной дороге. В 1996-1998 гг. при министре Кравченко возглавлял ГАИ Украины, выступил инициатором создания элитного спецподразделения «Кобра». До февраля 2000 г. – заместитель Министра внутренних дел Украины. 23.02.2000 г. указом Кучмы с грифом “опубликованию не подлежит” назначен руководителем Государственного управления делами Украины.

Фере Эдуард Вадимович
Генерал-полковник МВД. Родился 08.03.1936 г. в селе Кублищи Гайсинского района Винницкой области, русский. Окончил юридический факультет Киевского университета им. Т.Г.Шевченко. В органах МВД – с 1962 г. Службу в милиции начинал с должности оперуполномоченного отдела дознания Жовтневого райотдела МВД в г. Киеве. С 1969 г. – старший инспектор Управления уголовного розыска МВД УССР. В 1974-1976 гг. – зам. начальника милиции Полтавской области. С 1977 г. Фере постоянно работал в главке МВД Украины – и.о. начальника и зам. начальника Управления уголовного розыска. В 1984-1992 гг. – заведовал 7-ым управлением МВД, в 1992-1995 гг. – стал начальником Главного управления криминального поиска. В 1995 г., после назначения главой МВД Юрия Кравченко, Фере занял должность руководителя Аппарата министерства. В ноябре 2001 г. перешел на работу в ДУС, став советником ее руководителя Юрия Дагаева.


Как известно, Дагаев скоропостижно скончался в клинике в Австрии, а Фере, практически одновременно, попал в Центральный госпиталь МВД, где по сей день находится в коме.

Источники, причастные к расследованию дела Гонгадзе, склоняются к тому, что именно Фере и Дагаев, а не министр Кравченко, были организаторами убийства основателя «Украинской Правды».

При этом, к большому сожалению для Кучмы, преступление вряд ли было спланировано “под записи Мельниченко”. Хотя следствие до сих пор не исключает и такую версию.

По достоверным данным, в 2000 году Эдуард Фере, благодаря дружеским отношениям с руководителем ДУС Дагаевым, имел доступ в кабинет Кучмы – в обход министра Кравченко.

Известно, что генерал Фере лично заведовал “наружкой” МВД начиная еще с 1984 года. В советские времена это подразделение занималось слежкой за диссидентами и наказаниями путем их “вывоза в лес”.

Именно Фере могла принадлежать зафиксированная на записях Мельниченко реплика: “Пусть Кравченко скажет на меня”, в ответ на требование Кучмы разобраться с “оборзевшим” журналистом.

Другими участниками разговора в кабинете на Банковой, состоявшегося 3 июля 2000 года, были, скорее всего, Юрий Дагаев и Владимир Литвин.

Можно согласиться с тем, что Кучма не желал и не заказывал смерти Гонгадзе. Однако, судя по всему, эксцесс, который привел к непоправимому, лежит на совести организаторов, а не исполнителей преступления.

Сегодня практически доказано, что Пукач действовал с четким умыслом на убийство журналиста. Мотивом, который побудил его совершить тяжкое преступление, мог быть пресловутый “жилищный вопрос”.

До убийства журналиста Пукач жил с семьей в маленькой двухкомнатной квартире в панельном доме по ул. Васильковская. Вскоре после событий 16 сентября 2000 года он получил ордер на большую квартиру в новостройке по бульвару Леси Украинки.

Не исключено, что трагедия Гонгадзе стала следствием какой-то борьбы в треугольнике Кравченко – Дагаев – Фере. Вопреки распространенному мнению, отношения между тремя генералами были далеко не безоблачными.

Как известно, в записях Мельниченко нет доказательств того, что Кучма и Кравченко знали об убийстве Гонгадзе.

Окружение бывшего президента убеждает, что Кучма верил (или заставил себя поверить) в то, что журналист скрылся из Киева по собственной воле. Видимо, Кучма страшился самой мысли, что Гонгадзе действительно могли убить по его приказу.

Согласно нашим источникам, глава МВД узнал об исчезновении Гонгадзе непосредственно от самого президента.

В воскресенье 17 сентября 2000 года, после того, как пресс-секретарь Мартыненко сообщил Кучме о пропаже журналиста, Президент позвонил по служебной связи министру Кравченко. Случайным свидетелем этого телефонного разговора стал один из руководителей МВД, который ныне является депутатом Верховной Рады.

По словам этого человека, собеседники разговаривали на повышенных тонах. Исчезновение журналиста сильно обеспокоило Кучму, он требовал от Кравченко немедленно выяснить, что с ним произошло. Рефреном разговора звучало: «Не дай Бог, если вы его убили!».

Источники, близкие к следствию по делу Гонгадзе, допускает, что Фере сознательно скрыл от Кравченко достоверную информацию о судьбе журналиста.

О возможной причастности Фере и Дагаева к расправе над Гонгадзе свидетельствовал Александр Попович – личный водитель Пукача и соучастник убийства журналиста. Он рассказал, что в конце октября 2000 года возил своего начальника в загородный ресторан на встречу с Фере и Дагаевым.

Спустя пару дней Попович почувствовал от джипа «Ниссан» (одна из служебных машин, которой пользовался Пукач) трупное зловоние. Позднее Пукач обмолвился, что ему пришлось перепрятать убитого.

Если Попович говорит правду – а он уже подтвердил свои показания в суде – это означает, что Фере, Дагаев и Пукач могли обсуждать перезахоронение тела Гонгадзе.

Зачем понадобилось обезглавить тело журналиста, оставив на нем украшения, и почему оно было перемещено именно в таращанский лес, остается загадкой, ответ на которую знает лишь сам Пукач. А, может быть, и кто-то еще…

Источники, причастные к расследованию дела Гонгадзе, выдвигают самое простое объяснение: Пукач перепрятал труп потому, что не до конца доверял своим подельникам и захоронил его в ближайшем лесном массиве. Расстояние от места убийства журналиста возле села Сухолисы до таращанского леса составляет всего 15 км.

Слабейшим звеном среди исполнителей преступления был Валерий Костенко. Став невольным соучастником убийства, он склонялся к тому, чтобы сдаться правосудию. Костенко свидетельствовал в суде, что Пукач постоянно терроризировал его, заставляя молчать о событиях вечера 16 сентября 2000 года.

Как утверждают наши источники, обнаружение таращанского тела стало полной неожиданностью для Кравченко, что подтверждает версию о его непричастность к убийству журналиста.

Известно, что отношения главы МВД с Пукачем не выходили за рамки служебных. Они не поддерживали неформальных связей и никогда не встречались вне стен министерства. Посредником между Кравченко и Пукачем, если речь шла о явно незаконных поручениях, мог быть только Эдуард Фере.

Генерал Фере, в свою очередь, лично покровительствовал Пукачу и содействовал его продвижению по службе. Именно по протекции Фере будущий убийца Гонгадзе возглавил Управление криминального поиска МВД.

Кроме Пукача, Фере был тесно связан с Дагаевым, причем их дружба продолжалась как до, так и после преступления против основателя «Украинской Правды».

Уволившись в конце 2001 года с должности начальника Аппарата МВД, Фере устроился на работу в ДУС - Дагаев назначил его своим советником. Генералы общались едва ли не каждый день – как на Банковой, так и в неформальной обстановке.

К лету 2003 года следственная группа Генпрокуратуры во главе с Юрием Столярчуком вплотную приблизилось к раскрытию убийства основателя «Украинской Правды».

Уже тогда было ясно, что именно начальник милицейской “наружки” Пукач обладает достоверной информацией о судьбе Гонгадзе. По некоторым данным, еще в мае 2003 года тогдашний Генпрокурор Пискун лично информировал об этом Кучму.

Вскоре после этого, по странному совпадению, навсегда замолчали возможные заказчики убийства Гонгадзе.

Обстоятельства ухода в кому Эдуарда Фере и скоропостижной смерти Юрия Дагаева до сих пор служат основой для всевозможных кривотолков.

Так, в прошлогодней телепрограмме «Закрытая Зона», посвященной делу Гонгадзе, намекалось, что Дагаев и Фере были отравлены во время совместной трапезы.

Журналист Владимир Арьев утверждал, что Дагаев скончался в венской клинике «Рудольфинерхауз» – там, где позже лечился Виктор Ющенко.

По последним сообщениям, Генпрокуратура возобновила расследование странного самоубийства Юрия Кравченко.

Во второй части мы проясним, что на самом деле случилось с Юрием Дагаевым и Эдуардом Фере.


Частину Другу читайте тут:

http://www.glavred.info/archive/2006/09/14/134142-8.html


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2019. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua