МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Росія образилася на Україну, бо Тимошенко "кинула" "Газпром"

03/26/2009 | keymaster
Вперше було офіційно оголошено причини, через які Росія готова переглянути договори на постачання газу в ЄС і його транзит по Україні.

Річ у тім, що Москва сподівалася на відтворення Міжнародного газотранспортного консорціуму, який візьме в оренду ГТС України, а замість цього Київ просить Брюссель купувати весь російський газ на своєму східному кордоні з Росією.

Така змова споживачів і транзитерів зруйнує нинішню схему постачань газу, і "Газпром" опиниться за бортом міжнародних домовленостей, пише сьогодні "КоммерсантЪ-Украина".

Вчора на засіданні Ради безпеки Росії президент країни Дмитро Медведєв оголосив про перенесення міжурядових консультацій з Україною на рівні прем'єр-міністрів, які були заплановані на початок квітня цього року.

Він дав зрозуміти, що це пов'язано з підписаною напередодні "Спільною декларацією щодо газу ЄС і України". "Щоб нам визначитися, які наслідки ухвалення цієї декларації, слід подумати про те, щоб перенести ці консультації, заплановані на наступний тиждень, на якийсь пізніший термін", - пояснив президент РФ.

Як стверджують політики, своєю заявою Медведєв лише загострив міждержавні українсько-російські відносини.

У самому ж тексті декларації вперше офіційно вказано справжню причину її підписання. "Зважаючи на намір України вступити в енергетичне співтовариство ЄС і, зокрема, дозволити закупівлю газу в Україні або на її західних чи східних кордонах", - сказано в преамбулі документа.

newsru.ua/finance

Відповіді

  • 2009.03.26 | GreyWraith

    "Скрипач не нужен" ?

    keymaster пише:
    >Така змова споживачів і транзитерів зруйнує нинішню схему постачань >газу, і "Газпром" опиниться за бортом міжнародних домовленостей, >пише сьогодні "КоммерсантЪ-Украина".
  • 2009.03.26 | Историк

    Это был настоящий шок!

    Как известно, российская "народная дипломатия" на украинском направлении координируется СВР, в том числе, известным полковником Д. Аккурат накануне этой конференции в Брюсселе, я обсуждал положение дел с ним и с "привлеченным" политологом Ч. Поражало, что они напрочь не воспринимали саму возможность того, что в украинском руковдстве, в конечном итоге, "распределены роли", особенно, по ключевым национальным проблемам. Оба выражали уверенность, что Москве удастся сыграть в газовом вопросе на "расколе" между ЮТ и ВЮ. Их разочарование днем позже было вполне похмельно-искренним. В этом, как и в советские времена, очевидно проявилась уже воцарившаяся заскорузлость мысли: Кремль убедил сам себя и всю челядь в том, что политический плюрализм и оппозиция - гибель для власти, по крайней мере, ее сугубая уязвимость. Отсюда украинская модель трактуется как заведомо проигрышная. Примерно так Горби прос..л холодную войну. А потом и свой СССР.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.03.26 | GreyWraith

      Це аж ніяк не нова точка зору для Росії

      Историк пише:
      >Кремль убедил сам себя и всю челядь в том, что политический плюрализм >и оппозиция - гибель для власти, по крайней мере, ее сугубая >уязвимость.
      Так вважали російські інтелектуали у XIX віці, причому на ті часи у них був неспростовний аргумент: крах Речі Посполитої. Не помічаючи деталей і екстраполюючи цей виняток на усю Європу, ці самі інтелектуали прогнозували швидку загибель європейських держав від парламентаризму, свобод, прав людини, лібералізму і самоврядування.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.03.26 | Историк

        Re: Це аж ніяк не нова точка зору для Росії

        Я бы усугубил: среди этих самых "интеллектуалов" до 1861 года было немало рабовладельцев...
  • 2009.03.26 | АБВГ

    Виглядає так, що модернізація замінить північний і південний по-

    токи. така думка була висловлена в цілому дуже цікавій розмові на російській "Свободі".
    Портников, правда, трошки пошакалив за Газпром...

    Виталий Портников и украинские журналисты: как СМИ показывают конфликт вокруг модернизации украинской газотранспортной системы
    25.03.2009 14:00
    Виталий Портников

    Сергей Лукьянчук: В данном случае Россия не получила того, чего хотела, и хотела очень сильно, очень настойчиво, очень долго. И результат мы видим сейчас вот в таком проявлении чувств на повышенных тонах.

    Олег Пластовец: Я думаю, что компромиссы, так или иначе, будут достигаться. Ведь вопрос-то, по сути дела, в данном случае к нефти и к транзиту газа имеет самое отдаленное основание. В данном случае все-таки речь идет о политике, в первую очередь, и лишь только во вторую очередь, наверное, - о нервозности российских властей. Ведь если проследить хронологию событий, то получается, что вопрос модернизации газотранспортной украинской системы, он же ведь возник еще в 2002 году. В 2003 году было создано ООО «Международный консорциум по управлению газотранспортной системой». Но за пять или шесть лет дело ведь никак не сдвинулось с мертвой точки. И вдруг в 2009 году, накануне выборов в Украине неожиданно возникает этот вопрос. Политические силы Украины, противоборствующий премьер и президент начинают неожиданно вдруг договариваться по этому вопросу, что, естественно, вызывает некое недовольство российских властей. Хотя еще недавно украинский премьер просил 5 миллиардов долларов кредита. И тут неожиданно такая измена. С чего вдруг?.. я думаю, что Россия не оставит попыток договориться, ну, если уж не с президентом, так с премьером.

    Виталий Портников: Кстати говоря, то, о чем говорит Олег, сегодня пишет газета «КоммерсантЪ» московская. Она тоже утверждает, что главная причина напряженности – это то, что были достигнуты некие договоренности, или, по крайней мере, Россия считала, что достигнуты некие договоренности все же по возобновлению подготовки к существованию этого самого консорциума по управлению украинской газотранспортной системой. И некоторые наблюдатели совершенно уверены в том, что когда Юлия Тимошенко договаривалась с Владимиром Путиным о поставках газа, то это как бы подразумевалось, не объявлялось, но подразумевалось, что это будет следующим этапом российско-украинских договоренностей. И вот поэтому как бы премьер-министр России обижен на премьер-министра Украины, так, как мужчина обижен на женщину, которая его, как говорится в украинской народной песенке, «пiдманула, пiдвела».

    Сергей Лукьянчук: Свидетелей каких-либо договоренностей не было. Но обидчивая реакция высших должностных лиц России была очень показательной. Достаточно было посмотреть на выражение их лиц, когда они говорили: «Вот мы теперь не будем проводить консультаций. Все, мы не хотим больше видеть этих обманщиков».

    Сергей Лукьянчук: То есть логично предположить, что, на самом деле, не были, может быть, озвучены некие обещания, но общий контекст разговора, где-то в нем присутствовал момент, что консорциум... То есть, на самом деле, консорциум – это очень разностороннее понятие. Одно дело – модернизация, а второе – совместное управление. Наши русские братья хотят совместного управления, прежде всего, вопрос модернизации вторичен. Но этот вопрос поднимался. И такое масштабное разочарование связано именно с этим.
    Но все-таки я не согласен с тем, что здесь на первом месте какие-то политические моменты. На первом месте деньги. На кону стоят очень и очень большие деньги, колоссальные, многомиллиардные прибыли, причем те прибыли, которые гарантированы. То есть отойти, обойти каким-то образом потребление газа не способна ни Европа... То есть эти деньги надо взять. Россия хотела взять их больше. Но Европа это прекрасно понимала и сыграла на противоход, если можно так выразиться.

    Олег Пластовец: Честно говоря, я все-таки не соглашусь, наверное. Деньги – да, это важно. Но помилуйте, 2,5 миллиарда долларов – это не такие большие деньги ни для России, ни для Украины. Я опять-таки хочу напомнить, что ведь идея ремонта газотранспортной системы возникла в 2002 году, и возникла она на основании договоренностей Путин – Кучма – Шредер. Россия мужественно и стоически терпела пять или шесть лет.

    Виталий Портников: Пока ей разрешат ремонтировать.

    Олег Пластовец: Да. Ведь терпела же. И ничего не происходило. Да, мягко пыталась надавить – ничего не получалось. И вдруг возникает некий спор о том, что... точнее, я думаю, что, скорее всего, спор возник между Европой и Россией. Оба эти полюса сейчас пытаются, так или иначе, перетянуть Украину, а возможно, одного из двух будущих президентов украинских на свою сторону. Ведь не стоит забывать... опять-таки я говорю о том, что была договоренность премьера украинского с Россией о 5 миллиардах. С другой стороны, Ющенко периодически бывает в Брюсселе. И вот тут в данном случае мне кажется, что Европа просто опередила Россию с той точки зрения, что, скорее всего, просто европейским властям удалось, скажем так, заангажировать Украину и украинские власти.

    Сергей Лукьянчук: В 2002 году возник вопрос консорциума, который назывался «по модернизации и управлению газотранспортной системы Украины». И вот этот вопрос, он, по существу, был неким очень вкусным бутербродом, который держали перед носом наших русских братьев и обещали: «Вот-вот наступит момент – и вы его съедите». В ответ мы имели достаточно интересный договор. На самом деле, активизация по консорциуму произошла летом 2004 года, как раз в разгар избирательной кампании Януковича, когда были подписаны вот эти пресловутые договоры на 10 лет по 50 долларов за газ и 1,09 - транзит. То есть якобы у нас было светлое, безоблачное будущее. И собственно говоря, тогда и активизировался снова этот вопрос консорциума. «Оранжевая» революция, новая власть... Вопрос консорциума был закрыт в том контексте, в котором он тогда стоял. И как бы с этого момента украинская газотранспортная система вдруг срочно потребовала модернизации настолько, что ее каждый год, уже практически в течение этих трех лет проверяют на прочность, частично или в какой-то мере перекрывая газ.
    Что касается вопроса о продаже газа на границе. Это тоже вопрос двоякий. На самом деле, фактически реализовать подобную схему невозможно, и это надо четко понимать, по одной простой причине.

    Виталий Портников: Об этом Владимир Путин говорит.

    Сергей Лукьянчук: Нет. Я имею в виду, что в России есть независимые производители газа, они достаточно хорошо себя чувствуют, они, в отличие от «Газпрома», который производство газа сокращает в этом году, производство газа увеличили. Но они не имеют права, они не имеют доступа к экспортной трубе. Этот доступ им законодательно запрещен. Поэтому сложно себе представить, что кто-то сможет купить газ, если Россия не захочет его продавать, на наших границах. Вполне возможно, что будет идти некий торг вот именно по линии этих независимых потребителей, которые с удовольствием... они бы продали его где угодно, лишь бы продать его наружу, так сказать. И если такая возможность им будет предоставлена, каким-то образом выторгована... Есть еще один момент. Украина подписала Энергетическую хартию, по которой она не может, не имеет права перекрыть трубу для транзита газа через ее территорию, газа других собственников. Собственно говоря, это основоположный документ, на котором базируется газовая политика Европы. И я не думаю, что Европа в ситуации с Украиной каким-то образом пропагандировала бы отказ от этих принципов свободного транзита газа через территорию третьих стран. Поэтому тут, скорее всего, возможно, Россию не так напугал факт того, что весь газ украинцы будут покупать на российско-украинской границе, и все, мы не сможем продавать газ в Европу, наоборот, их больше испугал риск слома той схемы, которую они выстраивали в течение очень многих лет. А смысл этой схемы – это контроль трех ключевых звеньев: производитель газа, транзитер газа и продавец газа конечному потребителю, то есть в Германии, в Австрии, в Италии - в тех странах, где находятся богатые дяди, которые готовы платить большие деньги за тысячу кубометров газа.

    Виталий Портников: А может быть, дело в прозрачности. Может быть, Россия опасается того, что вот эта схема, которая существовала, действительно, она со всеми этими документами и с более плотным вхождением европейцев на украинский рынок и в украинскую систему доставки, вся схема будет гораздо более понятной – и тогда исчезнет возможность исчезновения тех кубометров газа, которые, собственно, сделали когда-то украинских миллионеров миллиардерами многих. И вероятно, их российских коллег тоже обогатили.

    Сергей Лукьянчук: В том-то и дело, что дело вовсе не в ремонте. В подписанной декларации был упомянут очень важный момент. Возможно, не все на него обратили внимание. Европа хочет отделения «Укртрансгаза», выделения его в отдельную структуру.

    Виталий Портников: То есть выделение из «Нефтегаза Украины».

    Сергей Лукьянчук: Из «Нефтегаза» в отдельную компанию. На самом деле, это будет иметь колоссальнейшие последствия. Во-первых, исчезает такая вещь, которая называется «кросубсидирование», то есть за счет одного направления экономической деятельности компании субсидируется другое направление экономической деятельности компании.

    Виталий Портников: Проще говоря, субсидируются выборы, например.

    Сергей Лукьянчук: Мы получали дешевый газ в обмен на дешевый транзит, дешевый для России. Теперь дешевого транзита, скорее всего, не будет, потому что независимое существование подобного транзитера предполагает экономически обусловленные транзитные ставки. Нынешняя транзитная ставка не является экономически обусловленной. Она, конечно, не должна быть поднята в 10 раз, как кое-кто предполагал, но уровень 2,5-3 долларов – в принципе, это может быть реально. А это практически в 2 раза выше, чем сейчас. Поэтому это будет очень большой и очень тяжелый удар для России. И в этом случае Россия не сможет апеллировать к каким-то моментам, потому что Европа ей сразу скажет: «Вот транзитные ставки, экономически обусловленные...». И ей вернется бумерангом тот же аргумент касательно экономически обоснованных цен на газ, которым мы постоянно получали по голове в течение всех этих конфликтов, когда нам говорили: «Вот же Европа, Германия платит столько-то...». Вот теперь им европейцы скажут: «Мы тоже платим столько-то за транзит. Так что деваться вам некуда».
    Вот поэтому вопрос выделения «Укртрансгаза» в отдельную структуру – это очень серьезный удар, действительно, по тем схемам прозрачным или непрозрачным...

    Олег Пластовец: Мне кажется, что все-таки мы достаточно серьезно усложняем этот вопрос. Мы говорим России, или украинско-европейский консорциум говорит: «Ребята, вам теперь придется платить другую цену, более высокую». Россияне говорят: «Хорошо. Вам придется платить более высокую цену за газ». Все очень просто.

    Сергей Лукьянчук: Дело в том, что нельзя задирать... по такой логике, цену на газ можно задирать до бесконечности. К счастью, существует такая вещь, как формула цены.
    Сергей Лукьянчук: Будут сжигать нефть. Будут строить атомные электростанции. Будут развивать альтернативную энергетику, хотя это длительный, сложный и дорогой путь.

    Виталий Портников: Тут есть еще одно обстоятельство, связанное с тем, что сегодня во всем мире падает потребление не только нефти, но и газа. И кстати говоря, самое важное, что потребление газа падает и в России, внутреннее потребление газа. И оно будет падать, потому что в этой стране тяжелейший экономический кризис. Об этом не рассказывают по телевизору, но он, тем не менее, имеет место. Вот по потреблению газа это очевидно, по сокращению. А «Газпром» продолжает добычу. Причем для того, чтобы серьезно сократить добычу, нужно будет заглушать скважины, что тоже очень дорого. И таким образом, вот этот газ, который добывается, его надо продавать. А если его не будут покупать по доступной цене, то это приведет вообще к обвалу «Газпрома» как предприятия, как концерна. А если «Газпром» развалится как концерн, то экономический кризис в России в еще большей степени усилится.

    Виталий Портников: То есть это ситуация, когда одно звено зависит от другого, а другое зависит от третьего. И поэтому я не думаю, что без нахождения... поэтому и удивляет... не удивляет реакция России, она по причинам, о которых мы говорили в начале передачи, понятна, но удивляет то, что есть сомнения в возможности достижения какого-то взаимоприемлемого компромисса между... даже не между Россией и Украиной, а между Россией как продавцом и Европой как покупателем. Европа покупает, конечно, гораздо больше российского газа, чем Украина. Вот в чем дело.

    Олег Пластовец: Тогда тут возникает вопрос: если, так или иначе, действительно, падает потребление газа... И об этом говорит сама российская статистика, что в январе-феврале у «Газпрома» на 44 процента упали продажи, в том числе и в Европу. Тогда возникает вопрос: почему вопрос модернизации газотранспортной системы возник именно сейчас, когда так плохи дела и у России, и у Европы?

    Сергей Лукьянчук: Во-первых, надо понимать, что газотранспортная система Украины сама по себе потребляет достаточно большое количество газа на работу собственной системы. Это, условно говоря, бензовоз, который потребляет бензин, находящийся у него в цистерне. Он за счет него и едет. Те 7 миллиардов кубометров, которые мы сжигаем ежегодно на работу компрессорных станций, ну, это примерно около половины того, что потребляет такая наша соседняя страна, как Польша.
    Кстати, в прошлом году Украина протранзитировала в Европу рекордные объемы газа. То есть в 2008 году потребление газа в Европе, несмотря на высочайшие цены на нефть и на углеводороды, на сырье, было колоссальным. То есть у нас за 15 лет независимости не было такого транзита российского природного газа через нашу территорию, как он был в 2008 году. Ситуация может поменяться в любой момент. И к этому моменту будет очень важно, кто будет стоять у руля газотранспортной системы, обеспечивающей 80 процентов транзита российского газа на территорию Европы. А это около 100-110 миллиардов кубометров – колоссальный объем, на самом деле.

    Виталий Портников: Кстати, об источниках и составных частях «газового марксизма», так сказать, который стал основой российской экономики после марксизма настоящего. Если посчитать затраты, то сейчас на ремонт и на модернизацию украинской газотранспортной системы выделяется 2,5 миллиарда долларов (если будет выделено). По российским оценкам, нужно гораздо больше. Ну, допустим, это даже 7 миллиардов.

    Сергей Лукьянчук: Господин Голубев сказал о 30-ти.

    Виталий Портников: Но, в любом случае, сумма, которую собираются затратить на Северный и Южный потоки, - это примерно 45 миллиардов евро. И если подсчитать затраты на газопровод «Nabucco», допустим, то это еще примерно 8-9 на «Nabucco». То есть это ориентировочные абсолютно цифры, понятно, но будем считать, что на новые проекты нужно где-то до 60 миллиардов евро в общей сложности. А тут, даже по самым пессимистическим прогнозам, нужно 30, и можно увеличить, насколько я понимаю, саму пропускную способность. И возникает вопрос: зачем тратить больше, когда можно потратить меньше и обеспечить всех желающих газом? Может быть, вот это пугает лоббистов?

    Сергей Лукьянчук: На самом деле, 30, конечно, не нужно. Это абсолютно фантастическая цифра. С таким же успехом можно было назвать и 300. С другой стороны, газотранспортная система Украины, в ее нынешнем состоянии, в том, как оно было после Советского Союза, способна отправлять... то есть у нее мощности на выход порядка 180-ти, 179,5 миллиарда кубометров. Это при нынешних объемах экспорта порядка 110. То есть мы имеем вот те самые 60-70 миллиардов кубометров – те дополнительные объемы, которые так, собственно, обидели российскую сторону. Потому что они сказали: «А где же вы газ возьмете для этих объемов?». Эта система строилась для этих объемов. Просто она не использовалась достаточно длительный период времени для этих объемов. Опять же были прекращены некие маршруты, например, со стороны Белоруссии. Но дело ведь не в этом.

    Сергей Лукьянчук: Абсолютно точно. Смысл сооружения таких колоссальных проектов только один – политический, в первую очередь. И во вторую очередь, смысл его в том, чтобы, о чем я уже говорил, сомкнуть вот эти три звена – транзитер, владелец ресурса и продавец конечному потребителю. Взять украинскую газотранспортную систему не получилось. Возникла альтернативная идея - соорудить две трубы. И опять же сооружать-то их предполагалось на деньги отнюдь не одной России. Под них предполагалось взять огромные кредиты в ведущих западных банках. Господин Шредер отнюдь не случайно оказался во главе «Nord Stream», в конечном итоге. Он эти вопросы очень активно лоббировал. А тут получилось, что, во-первых, и денег нет, потому что кризис. 40 миллиардов – это колоссальные суммы, и история не знает... мне, по крайней мере, неизвестны примеры аналогичных подводных газопроводов, которые сооружались бы вот за такие суммы и с такими заявленными параметрами.
    Но есть ведь еще один момент. Есть абсолютно готовая, абсолютно нормальная, абсолютно эффективно функционирующая труба, рассчитанная на значительно большие объемы транзита, чем они есть сейчас. И модернизировать ее, по сравнению с остальными проектами, - действительно, сущие копейки. И поэтому понятное дело, что, сосчитав, прибавив два плюс два, европейская сторона получила четыре. И вот эти арифметические действия Россию очень и очень огорчили.

    Виталий Портников: Видите, Олег, по крайней мере, Сергей согласился с вашей мыслью, что политика – это главное.

    Олег Пластовец: Да. Но мне просто хотелось бы еще, действительно, добавить, что Северный и Южный – это трубопроводы, которыми бы не пришлось делиться ни с украинцами, ни с Европой. Они отстаивали бы исключительно внутрикорпоративные российские интересы. Вот и все. И возможно, отчасти та модернизация или реконструкция украинских газопроводов, которая, возможно, сейчас начнется на европейские деньги, она, так или иначе, рушит планы по строительству этих Северного и Южного, и отчасти, может быть, действительно, вызвала гнев.
    Хотя возвращаясь к вопросу о стоимости модернизации украинских газопроводов, тут, действительно, достаточно интересная штука: как быстро прыгают цифры. В 2002 году (я, собственно, поднимал и читал специально) еще сам Владимир Путин говорил о том, что на модернизацию украинской газотранспортной системы нужно 2,5. Теперь говорят о том, что эта цифра 16-30.
    На самом деле, по поводу подводных газопроводов, которые не будут неподконтрольны никому, кроме России. Здесь есть еще один момент. На самом деле, газ ведь по газопроводу не идет сам по себе, он не телепортируется по трубе. Подводная труба предполагает очень серьезные эксплуатационные расходы, очень серьезные. Причем не только на прокачку самого газа, но и на обслуживание трубы, на обеспечение безопасности, экологию. Это колоссальный объем проблем и работ. Поэтому когда-то, по-моему, как раз господин Голубев в разгар газового кризиса (в 2004 году была очень смешная ситуация), он проговорился случайно, он сказал одному из информационных агентств России о том, что «транзит по подводным трубам будет дороже, но вот поскольку Украина такая плохая, мы вынуждены принять такое политическое решение». Люди из этого информационного агентства (а я тогда был начальником пресс-центра НАК «Нафтогаз Украины», поэтому я склонен доверять этим людям), они мне сказали, что этот комментарий исчез из ленты «Новостей» в течение часа или полутора. Потому что никто не должен подвергать сомнению тот непреложный факт, что... все газопроводы, которые проходят за пределами Украины и принадлежат России, они самые дешевые, самые экономически выгодные, самые надежные и вообще самые чудесные, расчудесные, которые только могут существовать в природе.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.03.26 | OlalaZhm

      А може це хитрість? Росія поправляє Юлькіну репутацію

      Обпалилися на тому, що підтримка кандидата росіянами інколи йде йому на шкоду. І вирішили скористатися нагодою, поправити юлькін імідж в очах західняків - мовляв, ми її вже не любимо. А про трубу вони собі потім тихенько омовляться, візьмуть їх в свою пісочницю і ЄС, і Україна нікуди не дінеться. Отож, вони нічогоне втратять.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.03.26 | АБВГ

        А от погляд з Москви. "Вбивчий для Росії договір"

        http://www.lenta.ru/articles/2009/03/26/gaz/
        Подруга подкинула проблем
        В России осознали, чем грозит "газовая" декларация, подписанная Юлией Тимошенко
        Еще недавно украинского премьера Юлию Тимошенко тепло встречали в Москве, заключали с ней договоры и подписывали меморандумы. Однако после того, как в Москве внимательно прочитали "газовую" декларацию, которую она 23 марта подписала с ЕС, российское руководство пришло в ярость, приглашение Юлии Тимошенко в Россию было отложено. В Москве заявили, что документ категорически не соответствует интересам стран-поставщиков топлива. Однако о том, что именно разозлило "Газпром" и российское руководство, а также о том, какие контрмеры они могут предпринять, сообщается скупо. А это как раз - самое интересное.
        Проспали
        Декларация - это не договор. Скорее, это благое намерение. Она лишь обозначает некоторые перспективы, то, к чему стороны обязуются стремиться. Даже то, как они будут стремиться, что будут делать для реализации своих планов, предстоит оговорить в дополнительных соглашениях.
        Возможно именно поэтому в Москве с самого начала всерьез к декларации не отнеслись: до самого последнего момента решался вопрос о том, стоит ли российской делегации вообще отправляться в Брюссель на конференцию.
        Но вчитавшись в документ внимательно, в Москве схватились за голову: перспективы, которые открывает его подписание и реализация, не сулят России ничего хорошего.
        Общий смысл декларации таков: на деньги европейских инвесторов украинская ГТС будет модернизирована, ее пропускная способность повысится на 60 миллиардов кубометров, "Укртрансгаз" (оператор трубы) будет выведен из структуры "Нафтогаза", а доступ к ГТС и подземным газохранилищам получат третьи стороны (читай - европейские энергетические компании). Кроме того, Украина взяла на себя обязательство обеспечить введение прозрачного механизма формирования тарифов на прокачку газа.
        Вроде бы ничего дурного тут нет. Для Украины и ЕС - это действительно так. Но для России - дело другое. И вот почему.
        Опт вместо розницы
        Во-первых, российскую сторону раздосадовала та часть преамбулы декларации, в которой написано, что одной из целей сторон является "...предоставить возможность закупать газ на Украине - на ее западной и восточной границах".
        Казалось бы - "Газпрому" продавать газ европейцам на украинско-российской границе выгодно: не надо платить за транзит топлива в Европу, исключаются риски перекрытия трубы и "газовых войн". Но не все так просто.
        Россия давно стремится выйти на розничные рынки газа в Западной Европе, где прибыль от реализации топлива значительно выше, чем от оптовой торговли им. Это позволило бы усилить маркетинговые позиции и влияние "Газпрома" в Европе.
        А декларация отодвигает российского монополиста от розничного европейского покупателя, подсовывая вместо него оптового - на украино-российской границе. Таким образом, "Газпром" отсекается от самого лакомого сегмента рынка. Розницей будут заниматься компании, которым декларация дает возможность закупать российский газ оптом еще на Украине и гнать его потом в Европу - до конечного потребителя в какой-нибудь немецкой деревеньке.
        "Это нормально? Какое это имеет отношение к модернизации ГТС? У нас долгосрочные контракты, заключенные на 20-30 лет, согласно которым европейцы покупают газ у "Газпрома", - произнес сразу после подписания декларации министр энергетики России Сергей Шматко.
        Переход на закупки газа у России на восточной границе Украины действительно может привести к необходимости пересмотра деталей многих контрактов, что чисто технически крайне непростая задача.
        Ускользающая ГТС
        Второй момент, который заставил напрячься Москву - это отмеченное в декларации намерение отделить от "Нафтогаза" его дочернее предприятие - "Укртрансгаз". Дело в том, что газ для Украины закупает именно убыточный "Нафтогаз", а транзитом топлива на Запад занимается его приносящая немалую прибыль дочка.
        В том случае, если она станет независимой от материнской компании, "Газпрому" трудно будет выбивать долги из потерявшего источник прибыли "Нафтогаза". Потребовать за них трубу у российского монополиста тоже не получится: "Укрстрансгаз" будет отдельной, формально не имеющей отношения к "Нафтогазу" компанией, при этом, видимо, весьма успешной. Таким образом, "Газпрому" придется навсегда расстаться с мечтой отобрать у Украины ГТС за долги.
        Более того, независимость "Укртрансгаза", наблюдение за ним со стороны европейских кредиторов и "введение прозрачного механизма формирования тарифов на прокачку газа" неминуемо приведут к существенному удорожанию тарифов на транзит российского топлива в Европу. То есть "Нафтогаз", ссылаясь на свое тяжелое положение, будет по-прежнему цыганить скидки на топливо, но за транзит "Газпрому" придется платить уже по-взрослому. Причем другой компании, которая не будет делать скидок в обмен на преференции "Нафтогазу".
        Декларация делает такую перспективу вполне реальной.
        Смерть "потоков"
        Третье положение декларации, которое не может не беспокоить российскую сторону - это намеченное расширение пропускной способности украинской ГТС. Это входит в прямое противоречие с намерениями Москвы диверсифицировать маршруты доставки топлива в Европу. Проще говоря, увеличение диаметра украинской трубы делает ненужными ни "Южный поток", ни Nord Stream.
        "Потоки" - и северный, и южный - ставят Европу в зависимость от России. Но расширение ГТС Украины под европейским присмотром ставит в зависимость уже Россию: единственный путь доставки газа будет находиться под совместным украинско-европейским контролем, благодаря чему они смогут диктовать свои условия поставщику. Россия, конечно могла бы сказать: "Ах так? Не нужны вам "потоки"? Хорошо, расширяйте свою трубу, газа мы туда все равно не дадим!" Но не выйдет.
        Дело в том, что "потоки" планируются под новые контракты. То есть они задумываются, чтобы работать не вместо, а вместе с ГТС Украины. Дополнительные объемы газа будут: месторождения разрабатываются, потребление в Европе растет, а вот с путями его доставки пока неясность. Чтобы хоть этот, пока не добытый, газ, минуя Украину, можно было самостоятельно перебросить непосредственно западноевропейскому потребителю, и задумывались новые газопроводы по дну Черного и Балтийского морей.
        Европа была вроде как не против: Украина слишком непредсказуема. Но с подписанием декларации все меняется: ГТС Украины неформально перейдет под контроль ЕС, кроме того, она будет расширена. То есть сама собой отпадает надобность в "потоках", которые, ко всему, ставят ЕС в зависимость от России и дают возможность "Газпрому" ворваться на уже давно поделеный европейский розничный рынок.
        Европейцам остается лишь придумать вежливую формулировку, чтобы послать Россию с ее "потоками" подальше. Причем возможность у них для этого есть: России самостоятельно не осилить их строительство, нужна финансовая помощь со стороны Евросоюза. Но он, согласно декларации, уже сделал ставку на расширение и модернизацию ГТС Украины. Тем более, что по звучавшим в Брюсселе оценкам это дешевле: около трех миллиардов долларов против семи только за Nord Stream.
        Грустные мысли
        В результате для "Газпрома" может сложиться крайне неприятная ситуация, когда дополнительные объемы топлива есть, контракты на его поставку в Европу тоже есть, а "своих" труб, по которым газ можно было бы перегнать, нет. Зато будет в наличии принадлежащая НЕ "Газпрому" обновленная и расширенная ГТС Украины, ждущая своего часа. И "прозрачное" формирование тарифов на транзит, благодаря которому украинцы отведут, наконец, душу и сдерут с "Газпрома" три шкуры за перекачку газа.
        Если же вариант с тремя шкурами России не понравится - пожалуйста, есть альтернатива. Придется продавать "третьим сторонам" газ на границе, причем по тем ценам, которые укажет покупатель: девать-то его все равно больше некуда будет. А вот уже эти покупатели заплатят, сколько надо, украинцам за прокачку топлива, но потом все равно останутся в барыше, перепродав его розничным потребителям через свои сети, по цене намного выше той, которую уплатили "Газпрому" (даже с учетом транзита через Украину).
        Помимо чисто финансовых потерь, Москва понесет еще и имиджевые: Nord Stream и "Южный поток", которые планировались как инструмент превращения России в "энергетическую сверхдержаву", из-за нехватки денег останутся лишь в проекте. А без этих "клещей", сжимающих Европу с севера и юга, влияние Кремля на континенте и во всем остальном мире неминуемо ослабнет.
        И это не говоря уже о том, сколько денег, времени и усилий, уже потраченных на подготовку проектов "потоков" к реализации, будет потеряно.
        Словом, российскому руководству и директорам "Газпрома" есть от чего схватиться за голову. Этот жест предполагает активизацию мыслительного процесса и активный поиск выхода из сложного положения. И кое-какие возможности для этого имеются.
        О роли газа в украинской политике
        Газ - это топливо, на котором не только жарят сосиски и работают химические заводы. На природном газе функционирует украинская политика. Она пропитана им, сочится им, втягивает и испускает его. В основе большинства конфликтов киевской элиты - газ. Мирные соглашения между непримиримыми врагами, удивительных конфигураций союзы случаются только во имя спасения и приумножения газа.
        Президент Виктор Ющенко и премьер Юлия Тимошенко еще две недели назад ожесточенно бились (естественно - за газ, 11 миллиардов кубометров которого оспаривают "Нафтогаз" и RosukrEnergo), но в Брюсселе во время подписания декларации, учуяв действительно МНОГО ГАЗА, помирились и смотрелись неразлучной парой.
        Собственно, Москва этой зависимостью может и воспользоваться.
        Упомянутые 11 миллиардов кубометров перешли в собственность "Нафтогаза" из собственности RosukrEnergo по, мягко говоря, не слишком прозрачной схеме, допускающей различные толкования. Причем делалось это с молчаливого согласия "Газпрома", с которым у лоббировавшей сделку Тимошенко, видимо, были какие-то договоренности.
        Благодаря этому украинский премьер за смехотворную цену (1,7 миллиарда долларов) получила синицу - 11 миллиардов кубометров газа, которые помогут ей пережить крайне непростой кризисный год.
        Но! Подписав с европейцами декларацию, она позарилась на журавля в небе, которого газпромовские руководители уже собирались облагородить синим логотипом.
        Подача Украине
        Такого не прощают. Газ можно и отобрать. В Стокгольме начинается суд о принадлежности этих 11 миллиардов кубометров, на которых представители "Газпрома" могут рассказать много интересного о сделке. И если газ вернут в собственность RosukrEnergo, в бюджете Украины образуется такая дыра, что положение Тимошенко в качестве премьер-министра станет крайне шатким. Ей такая перспектива, конечно, не улыбается.
        Бюджет, кстати, даже при условии принадлежности спорного газа "Нафтогазу", является крайне несбалансированным. Именно поэтому Тимошенко, отчаявшись найти денег хоть где-нибудь (последней отказала Япония), попросила кредит в пять миллиардов долларов у России.
        Москва изначально была вроде как не против, но после подписания злополучной декларации, призадумалась: визит украинского премьера отложен на неопределенный срок. Но Тимошенко долго ждать не может - Украина на грани банкротства. Поэтому у Кремля открываются неплохие возможности надавить на нее и добиться пересмотра декларации в обмен на предоставление кредита.
        Кроме того, у "Газпрома" подписан контракт с "Нафтогазом" об условиях транзита газа в Европу сроком на 10 лет. Любой суд признает, что заключенный контракт надо выполнять. Поэтому отделение "Укртрансгаза" от материнской компании, перезаключение контрактов на транзит и повышение его стоимости может дорого обойтись украинской стороне.
        Есть еще и штрафы за непотребленный с начала 2009 года газ, которые Москва на словах "простила" Киеву, а также оспариваемые "Нафтогазом" прошлогодние пени за невыполнение прошлогоднего контракта на сумму в более полумиллиарда долларов. Надавить на Украину можно.
        Подача Европе
        И для Европы, решившей встать на сторону Украины в газовом споре, найдутся аргументы. Так, премьер-министр России Владимир Путин напомнил, что "Газпром" закупает в Европе оборудование на десятки миллиардов долларов. Если поставщики аналогичных устройств найдутся, например, в Японии или в США, правительства стран ЕС ждет неприятный разговор со своими машиностроителями и профсоюзами. Тем более, что кризис на дворе.
        В Москве уже прозвучала угроза пересмотреть контракты на поставку газа, заключенные с западными потребителями, а также подумать и о смене этих самых потребителей на более покладистых (каких именно, правда, пока неизвестно).
        Несомненно, найдутся и другие аргументы в пользу пересмотра декларации: в конце концов, газ добывают в России, и полное игнорирование ее интересов может заставить Москву пойти на, может, и не очень выгодные для нее самой, но убийственные для Европы шаги.
        Осознавая это, тон европейцев и украинцев за последние дни поменялся с победного на почти заискивающий: Россию просят присоединиться к декларации и принять участие в модернизации ГТС Украины.
        Пойдет ли на это Москва, сказать сложно: подписание документа на нынешних условиях для нее неприемлемо.
        Но в одном можно не сомневаться: сейчас в "Газпроме" и в российском руководстве усиленно раздумывают над тем, как оставить декларацию лишь декларацией, и не допустить реализации ее положений.
        Мяч на российской стороне.
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.03.26 | Историк

        Re: А може це хитрість?

        Точно! Ведь русские - самые умные:
        "Минобороны РФ приостановило эксперимент по подготовке сержантов-контрактников в шести военных вузах по новой десятимесячной программе. Программа стартовала 1 февраля текущего года. Решение было принято из-за крайне низкого уровня общей подготовки претендентов, которые в массе своей не смогли сдать вступительные экзамены, по уровню сложности сравнимые с экзаменами в техникумы и лицеи. По словам представителя Минобороны, в военных вузах Рязани и Омска до 60 процентов испытуемых оказались неспособными решать квадратные уравнения, а половина не могла проводить вычисления с простыми и десятичными дробями".
      • 2009.03.26 | ak1001

        не може а може

        обговорюються лише слова
        причому Тимошенко відразу після підпису вже встигла такого наговорити, що підписані бумаги можна викидати в смітник
  • 2009.03.26 | Bestt

    Re: Россия официально обвинила Украину и Европу (л)

    Умом такое не понять: Россия официально обвинила Украину и Европу в нарушении какого-то «понимания»

    Подписанная 23 марта в Брюсселе декларация о модернизации украинской газотранспортной системы является недружественным шагом по отношению к Россси со стороны Украины и ЕС. Об этом сегодня на брифинге в Москве заявил официальный представитель Министерства иностранных дел РФ Андрей Нестеренко.

    http://obkom.net.ua/news/2009-03-26/1619.shtml
  • 2009.03.26 | ak1001

    операція Тузла-2



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua