МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

«Видимо, кое-кому просто надоело быть президентом Беларуси»

06/15/2009 | keymaster
Российское руководство не собирается идти на компромиссы c белорусскими властями, а готовится к жесткому противостоянию. В Кремле заявляют прямо: «Видимо, кое-кому просто надоело быть президентом Беларуси».

Об этом сообщает 15 июня российская газета "Коммерсант" в материале "Вредность за молоко", который посвящен итогам воскресного саммита ОДКБ и отказу от участия в нем белорусской делегации во главе с Александром Лукашенко.

"На вчерашнем саммите лидеры семи стран — членов ОДКБ планировали продемонстрировать, что они способны не только принимать решения, но и оперативно их исполнять, — пишет газета. — Однако триумфальное подписание широко разрекламированного соглашения о КСОР (Коллективные силы оперативного реагирования) оказалось под угрозой срыва из-за конфликта Москвы и Минска, апофеозом которого стала разразившаяся неделю назад "молочная война".

В Кремле до последнего момента не верили, что А.Лукашенко откажется участвовать в саммите, на котором к его стране по ротации должен был перейти пост председателя ОДКБ, отмечает газета. "Передовая группа сотрудников протокольной службы и службы безопасности господина Лукашенко находилась в российской столице вплоть до вчерашнего утра и даже присматривала подходящий ресторан для торжественного ужина президентов. Неизбежность скандала в Кремле окончательно осознали в воскресенье утром, когда представители белорусской делегации внезапно отбыли на родину", — пишет издание.

"Для нас это было очень неожиданно. Мы рассчитывали, что создание КСОР станет центральной темой саммита, а вместо этого всех интересует одно — почему не приехали белорусы,— посетовал в беседе с "Ъ" пресс-секретарь ОДКБ Виталий Струговец.— Мы ждали проблем от кого угодно, только не от Минска".

Как пишет газета, "вчера стало ясно, что ОДКБ, которую Россия позиционирует в качестве главного инструмента обеспечения безопасности в обширном регионе от Беларуси до Центральной Азии, сама является уязвимой. Причем угроза деятельности организации исходит от ее же членов".

Прощать Минску "публичную демонстрацию этой слабости" в Кремле не намерены. "У нас нет особого расстройства по поводу поведения Беларуси. Видимо, кое-кому просто надоело быть президентом этой страны",— сказал в беседе с "Ъ" высокопоставленный сотрудник администрации Дмитрия Медведева.

"Уже в ближайшее время Москва может начать новую атаку на Минск. На этот раз — газовую, — сообщает газета. — Еще в конце мая советник посольства РФ в Беларуси по экономическим вопросам Андрей Кузнецов заявил, что Беларусь расплачивается за российский газ не в полном объеме. "Цена на газ в первом квартале должна была составлять 210 долларов за тысячу кубометров, однако оплата идет в пределах 150", — сказал дипломат.

"Вопрос о цене на газ для Беларуси обсуждался Дмитрием Медведевым и Александром Лукашенко еще в декабре 2008 года, — отмечает "Коммерсант". — Тогда они условились, что цена будет рассчитываться по следующей формуле: среднеевропейская цена с понижающим коэффициентом 0,8 за вычетом транспортных расходов и экспортной пошлины. Правда, в первом квартале 2009 года Минск "не заметил" повышения цены на газ со 128 до 210 долларов за тысячу кубометров и оплатил поставки по прежнему тарифу, накопив за зиму долг перед "Газпромом" около 70 млн. В конце марта в ходе переговоров двух президентов в Завидово решение, казалось, было найдено. Москва разрешила Минску оплачивать российский газ по среднегодовой цене около 150 долларов за тысячу кубометров, причем период окончательного расчета был перенесен на конец года".

Однако, подчеркивает газета, эта договоренность осталась устной. Официальный представитель "Газпрома" Сергей Куприянов заявил вчера газете, что "никаких дополнительных изменений в контракт с Беларусью в этом году не вносилось". Это обстоятельство Россия может использовать как инструмент дополнительного давления на Минск, требуя исполнять условия контракта 2006 года и оплачивать поставки газа поквартально.

Как сообщил источник в "Газпроме", у монополии уже "имеются финансовые претензии к белорусской стороне в рамках действующего контракта".

Комментируя возможные ответные меры белорусской стороны, источник, близкий к руководству РФ, заявил: "Давление на нас бесперспективно. Мы уверены в своей правоте и пойдем до конца".

Відповіді

  • 2009.06.15 | Историк

    ...еще такая маааленькая деталь:

    ...позиции президента Белоруссии среди собственного народа также пошатнулись, - пишет журнал «New Times». К тому же, - говорится в сегодняшнем номере, - белорусские чекисты теснейшим образом связаны с российскими, и если недовольство внутри страны начнет расти, они совместными усилиями могут, как поговаривают в Минске, Батьку задвинуть и заменить кем-то из своих.
  • 2009.06.15 | Pavlo

    Цікаво, чи почне зараз Лука зачистку Бєларусі від гебні.

    Московські агенти стають для нього смертельно небезпечні.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.06.15 | Almodovar

      Re: Цікаво, чи почне зараз Лука зачистку Бєларусі від гебні.

      "Если ты пьёшь с ворами - опасайся за свой кошелёк!" (с) "Наутилус Помпилиус".
    • 2009.06.15 | Историк

      Ага, возьмет пример с Украины. Или с Польши...

      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.06.15 | GreyWraith

        Україна почала самовичищення від гебні?

        Я щось пропустив? Поки, судячи із того, що я бачу, гебня нас із України швидше вичистить... :(
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2009.06.15 | Историк

          ...Можете себе представить! (/)

          http://www.ng.ru/printed/227345
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2009.06.15 | GreyWraith

            "Заявив про необхідність" - це ще майже нічого не значить...

            Звісно, хотілося б, щоб цей вивід справді відбувся, але не так давно інший нормальний український політик заявив, що послу Росії в Україні варто було дотримуватися дипломатичної етики і не вести себе як губернатор. Посол залишився на місці, а політик волею парламенту України пішов у відставку.
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2009.06.15 | Историк

              Вообще, таких интервью в росс. СМИ раньше не бывало...

              СБУ хочет простимулировать ФСБ (плюс ГРУ и еще некоторых) на выход? А те, вероятно, к этому внутренне не готовы? А отставку Огрызко Вы просто как случай из жизни упомянули? ;) Интересно, что будет дальше...
    • 2009.06.15 | АБВГ

      Лукашенко сам розповідав, як викликав високопосадового гебіста

      до себе, щоб запитати, звідки в того гроші на котедж.
      Той відповів, що з Москви дали позичку.
      Лука продовжив так: "Прямо з пачки з будівельниками розраховувався. Перевірили той банк, через який йому позичку ніби то дали - нема такого банку!"
  • 2009.06.15 | АБВГ

    Лукашенко-економіка може існувати, поки є путіно-дотації.

    http://www.echo.msk.ru/programs/albac/598567-echo/

    Е.АЛЬБАЦ: Добрый вечер, 20.07, в эфире радиостанция «Эхо Москвы» и телекомпания RTVi, и я, Евгения Альбац, как всегда, начинаю нашу традиционную программу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев, и специально для этого мы пригласили в студию двух бывших губернаторов – Бориса Ефимовича Немцова, бывшего губернатора Нижегородской области, а потом вице-премьера российского правительства и Валерия Михайловича Зубова, бывшего губернатора Красноярского края, а также политолога Станислава Александровича Белковского. Сегодня с новой силой вспыхнула «молочная информационная война» между Россией и Белоруссией, идут по информационным лентам «молнии», Белоруссии, как сообщают информагентства, изменена сетка вещания центрального телевидения - каждые два часа идут сообщения о ситуации на молочно-информационных фронтах. Напомню нашим зрителям и слушателям, что конфликт начался с того, что министр финансов Кудрин во время визита вместе с премьер-министром Путиным в Минск, предложил Белоруссии дать кредит в 500 миллионов долларов – это очередной транш российского кредита, но сказал, что Россия готова дать эти деньги только в рублях. В ответ последовала, как отметили многие наблюдатели, буквально истерика белорусского президента, который назвал министра финансов не самой маленькой соседней страны «отморозком», в интервью, в частности, главному редактору газеты «Завтра» А.Проханову сказал о том, что Россия его шантажирует, требует признать независимость Абхазии и Южной Осетии, а за это готова дать кредит в 500 миллионов долларов. А дальше Россия, как всегда в таких ситуациях, выдвинула свое оружие главного удара - главного санитарного врача Геннадия Онищенко, - что продукты, которые Белоруссия поставляет в основном в Россию, они «совсем не того», а Белоруссия поставляет этого «не того» в Россию на немаленькую сумму в 1 млрд. долларов – это при том, что весь бюджет Белоруссии 15 млрд. долларов. В пятницу казалось, что ситуация разрешилась, Путин выступил и сказал, что как-то эта проблема улаживается, сегодня Лукашенко должен был прилететь в Москву на заседание ОДКБ, где Белоруссия председательствует, и там сегодня подписывалось соглашение, однако МИД Белоруссии выступил с нотой, Лукашенко в Москву не приехал, российские власти вновь заявили, что что-то не то в молочных продуктах Белоруссии – в общем, как мы видим, грузины могут успокоиться - у России появился другой враг под названием «Белоруссия». Итак, что происходит? – будем обсуждать именно эту тему. Борис, вы много раз приезжали в Белоруссию, вы – «персона нон-грата» в этой стране.

    Б.НЕМЦОВ: Правда, это не очень связанные вещи.

    Е.АЛЬБАЦ: И все-таки – почему российские власти решил так рассориться с Лукашенко, и, наверное, даже так поставлю вопрос – где проблема? В Москве или в Минске?

    Б.НЕМЦОВ: Проблема и в Москве и в Минске, естественно. Дело в том, что и там, и там, авторитарные режимы, а они, как известно, договориться друг с другом не могут. Если вы посмотрите на объединенную Европу – она стала объединенной после того, как пала франкистская Испания, потом «черные полковники» в Греции исчезли, - когда Европа стала демократической, она стала и объединенной. Лукашенко, кстати, уникальный лидер – в том смысле, что больше, как Лукашенко, Россию не обманывал никто и никогда. Он кидал Россию всегда – надо отдать ему должное, - причем, делал это за большие деньги. Вспомним, например, как он в свое время водил за нос Ельцина, а потом и Путина в связи с единой валютой, например, - сколько на эту тему было разговоров? - кинул. Сколько раз он говорил о том, что будет общеконституционный акт – то есть, конституция реального союзного государства? – кинул. Постоянно кидал в связи с газовыми проблемами, при этом получал для себя фантастические привилегии - газ Белоруссия получала по российским ценам. И сейчас, кстати, для Белоруссии газ существенно дешевле, чем для наших соседей. На самом деле он к России относится как к дойной корове и сырьевому придатку – как бы это ни звучало странно, но так оно и есть. Это что касается Лукашенко, теперь, что касается России. Дело в том, что Путинская Россия умудрилась поругаться со всеми соседями. Моно еще обвинять Ющенко, Саакашвили, еще кого-нибудь, но когда выяснилось, что Путин переругался со всеми, кроме, может быть, Армении, которой никуда не деться и Назарбаев, который проводит более хитрую политику, я бы сказал, -= со всеми остальными поругался. Даже с Туркменией недавно. Отсюда следует вывод, что политика г-на Путина на ближнем зарубежье полностью провалена, и сейчас – последний пример с Белоруссией лишний раз это доказывает. То есть, полный провал.

    Е.АЛЬБАЦ: Хочу сказать, что в интервью г-ну Проханову президент Белоруссии выдвигает рациональные аргументы, почему ему Россия должна приплачивать. Вот, что говорит – ко: «У России западнее Москвы нет ни одного солдата, но есть солдаты Белоруссии. Представляете, если бы мы взяли курс на европейскую безопасность, на сотрудничество с НАТО? Под Смоленском стояли бы американские ракеты, были бы развернуты группировки НАТО» - он говорит о том, что Белоруссия это такая нейтральная линия между странами НАТО и Россией.

    Б.НЕМЦОВ: Да, защищает нас от «агрессивной Европы» - это мы слышали

    Е.АЛЬБАЦ: Что касается подписания союзного договора, он говорит: «Б.Ельцин спросил мнение ближайшего окружения по вопросу о подписании союзного договора. К нему тогда пришло письмо за подписью Степашина и Путина - Степашин был тогда премьером, а Путин – директором ФСБ, письмо было на двух страницах и на второй странице, как сейчас помню, четко написано: «Россия – самодостаточная ядерная держава», и прочее, и такого союза нам с Белоруссией не надо, и подписи - «Степашин. Путин». То есть, Лукашенко говорит о том, что он-то всегда хотел этого союза, но в России к власти пришли правители, которые этого не хотели. С.Белковский, как вы можете объяснить сегодняшнее такое вдруг невероятное обострение отношений с Белоруссией?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Во-первых, это обострение далеко не первое, а во-вторых, вполне закономерное. Потому что любой союз может быть успешен, когда участники этого союза преследуют одинаковые цели. Участники союза России и Белоруссии изначально преследовали качественно диаметрально противоположные цели. Для России изначально союз, а потом союзное государство, было чистым пиар-проектом, которое должно было подсластить пилюлю страдающему русскому народу в 90-е гг. и поднять популярность власти. Для Белоруссии и Лукашенко это был проект, который позволял, во-первых, реализовать нео-белорус-советскую модель развития, то есть, советский проект в миниатюре, в масштабах Белоруссии, во-вторых, со временем, попытаться претендовать на президентство в России – в союзном государстве, которым фактически является Россия, на главный кабинет в Кремле. В начале этого десятилетия стало ясно, что для России этот проект боле е не нужен, поскольку те бизнес-группировки, которые выдвинули Путина во власть, решили проблему популярности легитимности власти, и для этого проекты типа союзного государства были им больше не нужны, и с этого момента союзное государство стало чемоданом без ручки, который, может быть, тяжело нести, но легче бросить со временем. Лукашенко стал понимать, что союзного государства в полном объеме не будет, и он не сможет претендовать на место Б.Ельцина, на что он теоретически мог бы претендовать в условиях больного и непопулярного российского президента. Поэтому расхождение началось давно – с российской стороны еще в начале десятилетия, со стороны Лукашенко – сразу после «оранжевой революции» на Украине, когда он понял, что Россия более даже теоретически не в состоянии контролировать постсоветское пространство.

    Е.АЛЬБАЦ: Вернемся к сегодняшнему дню - зачем России надо было вводить это эмбарго на молочные продукты с Белоруссией, понимая, что у Белоруссии дефицит бюджета 50%, им нужно, как минимум, 9 млрд. долларов. МВФ дал кредит в 2,5 млрд. долларов, Мировой банк дает 500 млн. долларов, евро Европейский банк реконструкции и развития - 40 млн. Его включили в «Восточное партнерство», пригласил к себе Папа Римский – понятно, что Европа всячески заигрывает с Лукашенко. Казалось бы, в этой ситуации Россия должна предпринять какие-то шаги, чтобы лояльность Белоруссии сохранить – почему мы этого не делаем? Зачем «молочная война»?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Потому что, в полном соответствии с моей книгой «Бизнес В.Путина», выпущенной четыре года назад, российское руководство преследует интересы бизнеса. До сих пор не решены ключевые проблемы приватизации в Белоруссии, в первую очередь, дело касается «Белтрансгаза», который должен был уже перейти под российский контроль, но до сих пор перешла только четверть – за миллиард 250 млн. долларов. Не решены проблемы приватизации белоруской химической промышленности и молочной, пресловутой, промышленности. Вот когда они будут решены, тогда и войны не будет. Абсолютно симметричная ситуация с Украиной, - несмотря на всю разницу в природе и характере политических режимов.

    Е.АЛЬБАЦ: Правильно я понимаю, что Россия добивается допуска, возможности скупит собственность? Но пока нет этой приватизации, и представитель МВФ в Минске говорит о том, что приватизация пойдет только когда наступит макроэкономическая стабилизация.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Просто потому что поезд ушел - Белоруссия переориентировалась на запад. Но вчера эта приватизация вполне была реальна, и, собственно, конфликт из-за нее и является первопричиной всего, что происходит сегодня – так же как и с Украиной – разницы нет. Хотя казалось бы, режимы Ющенко и Лукашенко прямо противоположны по политическому содержанию. Зато един подход России к этим режимам.

    Е.АЛЬБАЦ: В.зубов, вопрос вам - мои корреспонденты из журнала «Нью Таймс» прошлись по магазинам – на самом деле, молочные продукты Белоруссии как стояли, так и стоят. Мне любопытно - это чисто виртуальное – то, что мы слышим от Онищенко, министр сельского хозяйства сказала: «Повышения цен на молочные продукты не будет» - как это может произойти?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: будет.

    Е.АЛЬБАЦ: Конечно, будет. Просто это дешевые продукты, рабочая сила значительно дешевле в Белоруссии. Скажите, вы понимаете, зачем это все делается?

    В.ЗУБОВ: Если позволите, я тоже внесу свою лепту в исторический экскурс наших отношений с Белоруссией. Скажу, что модель наших взаимоотношений с Белоруссией после 1992 г. просто неверно была построена: мы старались пойти конкретно с президентом - ко «под венец», создать союзное государство, хотя надо было больше думать больше о гражданском браке с населением – сии, то есть, создавать единое правовое поле, делать одинаковые условия проживания и там, и там, снимать, - что и сделали, - таможенный барьер, границу. Но строить иллюзии насчет единого государства – это была принципиальная ошибка. Это невозможно. А для Лукашенко появилась возможность эксплуатировать и шантажировать этой моделью. Поэтому мы сейчас пожинаем, в некоторой степени, плоды изначально неправильно построенной стратегии, что касается сегодняшнего дня. Мне кажется, что методы, которые применяет Онищенко - я поставлю в кавычках, потому что не он лично принимает, он реализует - вот эти «онищенковские методы» недостойны великой державой, коей я считаю свою страну. И вот эти мелкие укусы в размере - они получаются большими, в один миллиард, но они ведь и для нас болезненны. Я не знаю, как долго будут держаться неконтрабандные товары на молочных прилавках, которые заметили ваши журналисты, но если их действительно запретили и они точно так же исчезнут, как ряд других продуктов, из сопредельных государств – я считаю, что это против самих себя. Это неправильная политика. Надо принципиально разделить: верхняя политика - это политики, там, вверху. И если кто-то из членов правительства позволяет себе высказывание, отличное от той позиции, которую заявляет самое высшее руководство – это просто неправильно, некорректно и надо исправлять. Но ориентироваться на долговременный союз и делать какие-то особые преференции под какие-то задачи для сегодняшней власти Белоруссии я бы не стал. Точно так же, как я не стал бы ущемлять свое население вот этими методами «по-Онищенко».

    Е.АЛЬБАЦ: Мы говори мо вопросе союзного государства, но забываем, что сейчас ситуация принципиально другая, иона связана с тем, что практически рухнула белорусская экономика, что действительно, когда потребность в 9 млрд. при бюджете в 15 млрд. – это катастрофа. Очевидно совершенно, что положение самого Лукашенко в Минске становится более шатким, – по информации, которую я получаю непосредственно из Минска, - Лукашенко очень боится своего собственного КГБ, чекисты белорусские очень тесно связаны с нашими, и, кстати, в этом интервью А.Проханову, которое я очень советую всем прочесть – тут очень много любопытной вдруг информации. Например, - Лукашенко говорит: «У нас председатель КГБ недавно слетел с должности – он наличными платил строителям своего дома прямо из пачки. Приглашаю: - Где взял деньги? – Мне в России дали взаймы. – Скажи адрес? - Проверили - адреса нет. Вот и все. Прогнали». Говорят, что пару лет назад Лукашенко пришлось поделиться экономическими активами со своими силовиками, но сейчас ситуация довольно сильно обостряется - он реально боится, говорят, переворота. Одновременно с этим назначен новый руководитель администрации, вполне прозападный, набирает силу сын Лукашенко, Виктор, помощник по безопасности – нет, это не тот, которому 5 лет, у него есть постарше. Если вам что-то известно на эту тему, не думаете ли вы, что на самом деле внутри Минска лежит основная проблема? Что такая истерика, неадекватная реакция Лукашенко на слова Кудрина в связи с рублевым кредитом, скорее, связана с внутренней политикой? Как известно, в авторитарных странах внешняя полтика есть продолжение политики внутренней.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Вообще-то во всех странах такое. Но нет, я знаю его отношение к силовикам, но не согласен с этой точкой зрения. Нет, силовики повязаны – несмотря ни на какие личные разногласия с Лукашенко, круговой порукой. Ясно, что движение на запад является стратегическим для всей политической элиты Белоруссии.

    Е.АЛЬБАЦ: То есть, они выбор сделали?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Конечно.

    Е.АЛЬБАЦ: Вы считаете, что Лукашенко и элита, даже такие люди, как бывший руководитель его администрации Виктор Шейман?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Отставка Виктора Шеймана была ритуальной жертвой перед Россией – там по целому ряду вопросов Шейман не выпал полностью из обоймы Лукашенко.

    Е.АЛЬБАЦ: Он там назначен советником по особым поручениям.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, это временная мера. И ясно, что сегодня нет альтернативы политической Лукашенко – я сейчас не буду говорить, хорошо это или плохо, я просто констатирую факт. И сценарий политического развития Белоруссии достаточно ясен: или Лукашенко удастся согласовать на западе, с ЕС и США преемничество Виктора, своего сына – в таком случае он передаст ему власть на следующих выборах, если нет – останется сам. Но сегодня у Лукашенко есть достаточная уверенность. Я глубоко достаточно изучал ситуацию, - Запад его поддержит. Потому что для запада важен тот дрейф, то движение, которая Белоруссия сегодня начинает.

    Е.АЛЬБАЦ: Но тогда он должен пойти на определенные концессии. Ну, действительно, - он выпустил уже политических заключенных, что, можно ожидать либерализации режима в Белоруссии?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, постепенной. Небыстрой, но постепенной.

    Е.АЛЬБАЦ: Что вы называете «постепенным»?

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, вот все говорят, что при Медведеве какая-то «оттепель» происходит, хотя никакой «оттепели» нет, - то же будет и у Лукашенко.

    Е.АЛЬБАЦ: Но Медведеву не надо получать кредиты на западе, а у Лукашенко будет потребность в политически-мотивированных кредитах.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: У Лукашенко будет потребность в политически-мотивированной поддержке – он ее получит, поскольку для запада важна Белоруссия, независимая от России, и постепенная либерализация, например, на протяжении 20 лет режима, - почему нет? Через 20 лет Белоруссия будет условно демократической страной по стандартам, принятым на постсоветском пространстве.

    Е.АЛЬБАЦ: Однако вы пессимист. Говорят, что в июле сменится правительство и Миленкевич станет вице-премьером.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Дай ему бог. Кстати, это не исключено, но никоим образом не означает крушения режима Лукашенко, потому что если завтра Юргенс и Гонтмахер станут вице-премьерами, это никак не изменит российский политический режим, чего же Миленкевичу не стать вице-премьером? Но Лукашенко останется при власти.

    Е.АЛЬБАЦ: Вы явно не согласны с тем, что говорит Белковский?

    В.ЗУБОВ: Да, похоже, что я заметно не согласен.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: И это прекрасно, чай не в Белоруссии.

    В.ЗУБОВ: Думаю, что в значительной степени поведение Белоруссии определяем мы. Мы, все-таки как народы дружественные, братские, связанные одной историей. Если мы своими действиями будем загонять Белоруссию в безвыходную ситуацию, в угол, то конечно, - куда ей деваться? Если же мы действительно очень четко разделим: Лукашенко это одно, а жители Белоруссии это совсем другое…

    Е.АЛЬБАЦ: Секундочку – он избранный президент. Как мы можем разделить?

    В.ЗУБОВ: И, тем не менее, надо делить. Если мы будем поступать так мелочно, как мы поступили сейчас с молоком, то конечно, мы озлобим население, и оно забудет все исторические наши добрые взаимоотношения. Если же мы не будем постукать так мелко, а будем вести себя достойно, то никакого дрейфа в сторону Европы у Белоруссии не будет, как минимум, по двум причинам. Первая причина - кризис показал, что помимо желания войти в Европу, надо еще иметь какие-то внутренние ресурсы для того, чтобы стать теми европейцами, которые в той старой Европе давно живут. И в момент кризиса, думаю, что многие из элиты – разных государств, в последнее время вошедших в Европу, уже поняли, что недостаточно войти в Европу, чтобы получить и этот уровень жизни, и безопасность, надежность – мы видим, как разваливается экономика целого ряда стран, и они вдруг вспомнили, что связи с Россией это достаточно весомый аргумент, чтобы не отталкивать от себя Россию – это первая причина. И вторая: знаете, невозможно заиграться. Ясное дело, что Лукашенко был популярным руководителем Белоруссии - это ясно, но когда у вас дефицит бюджета в 50%, я думаю, что он не определяет ситуацию. И его вот эта истерия - действительно истерия - имеет экономические корни, безусловно. И он не будет диктовать правила игры, если ситуация финансово не разрядиться. Как она может разрядиться, я по4ка себе трудно представляю. И поэтому элита, которая у Лукашенко все-таки существует, - думаю, что она будет играть более серьезную роль в этой ситуации, и думаю, что с ней нам надо тоже, помимо Лукашенко, иметь общий язык.

    Е.АЛЬБАЦ: мы сейчас уходим на перерыв, потом вернемся в студию.

    НОВОСТИ

    Е.АЛЬБАЦ: Еще раз добрый вечер, 20.33, в эфире радиостанция «Эхо Москвы» и телекомпания RTVi. В студии жарко обсуждается ситуация в Белоруссии. На СМС сообщение от Натальи: «В «Перекрестке» сегодня уже нет белорусской молочной продукции»- правда, это пока единственное сообщение. У меня просьба к слушателям – если кто был сегодня в магазине, сообщите, видели ли вы белорусскую продукцию молочную, или нет. У меня данные на пятницу – в пятницу в московских магазинах белорусские молочные продукты были, хотя Онищенко уже сообщил, что они вредны для здоровья – что-то в этом роде он сказал. Борис Ефимович, вы хотели что-то возразить?

    Б.НЕМЦОВ: Вы сказали, что дефицит бюджета Белоруссии большой, экономика упала – кстати, она меньше упала, чем в России, и уж тем более чем на Украине.

    Е.АЛЬБАЦ: Секундочку – дефицит бюджета…

    Б.НЕМЦОВ: Можно я договорю? Дефицит бюджета России - 100 млрд. долларов. Три триллиона рублей.

    Е.АЛЬБАЦ: Правильно. Это 30% бюджета. А у них 50%.

    Б.НЕМЦОВ: Вот я вам могу сказать – эти сто миллиардов долларов никак не повлияли на популярность Медведева и Путина – просто никак. У нас Пикалево, голодают люди на «Русском вольфраме», едят объедки картошки, в Алтае на тракторном заводе народ забаррикадировался и ждет, когда ему заплатят зарплату с прошлого года, на Байкальском ЦБК у нас с ноября не платят зарплату, а рейтинг г-на Путина и Медведева не меняется. Примерно то же самое в Белоруссии. Дело вот, в чем – рейтинги как-то сильно влияют в демократических странах, в демократических странах, где народ хоть что-то значит, действительно, ухудшение жизни влияет на популярность. А в авторитарных, диктаторских странах, ничего подобного. Смотрите, что сейчас делает Лукашенко с точки зрения внутренней политики: он назвал главным врагом и главной бедой Белоруссии, России – имперскую, наглую, которая не покупает молоко. И теперь все плохое, что будет происходить в Белоруссии, во всем будет виновата Россия – вот эти негодяи в Москве, которые не покупают молоко, а также трактора, МАЗы и тому подобное. У него в руках пропагандистская машина – вы же правильно сказали, что он переверстал сетку вещания - это все очень умная и правильная политика. Теперь – откуда взялся дефицит? Дело в том, что Белоруссия всегда жила за счет России – надо иметь это в виду, - начиная с прихода к власти Лукашенко в 1994 г., - с 1994 г. масштабы поддержки экономики Белорусии и лично Лукашенко, его режима и первое же КГБ составляло от 4 до 10 млрд. долларов в год – денег. И эта поддержка, косвенная, продолжается до сих пор – например, за счет того, что пониженные цены на газ у Лукашенко, за счет того, что у него внутрироссийские тарифы на железных дорогах, за счет того, что он не платит никакие пошлины, поскольку пользуется огромным российским рынком, а вся его экономика ориентирована на экспорт в Россию. То есть, на самом деле он живет за счет России в высокой степени. Теперь, естественно, постепенно, Путин, видя, что его близкий по крови человек обидел, будет постепенно закручивать вентиль, что будет? Ничего не будет. Будет враг по фамилии «Путин», «Кудрин», «Медведев», и народ сплотится вокруг Лукашенко. Что надо иметь в виду? Лукашенко выжег вокруг себя всю землю. Там я знаю оппозицию почти всю лично. Должен сказать, что оппозиция не пользуется никакой поддержкой народа, потому что на протяжении более чем 10 лет она была дискредитирована, уничтожалась, и Миленкевич, о котором мы говорили, это человек – объединенный, кстати, кандидат от оппозиции на президентских выборах - человек, который, по-прежнему, ни в какой сравнение с популярностью Лукашенко не идет. Он выжигал землю на протяжении последних 15 лет. Возможен ли переворот? Я в это не верю. Дело в том, что конечно, Лукашенко контролирует все силовые структуры, он их кормит. Он уничтожит все на свете, но будет давать зарплату КГБ, спецслужбам, - до последнего, поскольку это основа его режима. Теперь по поводу запада. Запад, конечно же, Лукашенко в свои объятия не примет до конца, поскольку считает его диктатором, и имидж его вряд ли изменится за это время. Но с другой стороны, Запад будет играться с ним – с тем, чтобы он опять не вернулся в Путинскую Россию. Денег больших запад ему не даст просто потому, что на западе у самих дефицит бюджета.

    Е.АЛЬБАЦ: 3 млрд. уже дает.

    Б.НЕМЦОВ: Это маленькие для него деньги. Для того чтобы режим выживал, чтобы спецслужбам платить огромные зарплаты, чтобы содержать огромный репрессивный аппарат, ему нужно от 4 до 10 млрд. в год денег. И эти деньги он получал от Путина, Медведева, а до этого – от Ельцина.

    З.,: Маленькая реплика – все когда-то кончается. Все может затягиваться, но потом все равно кончается. У нас то же самое - в конце 70-х – начале 80-х - мы с Борисом это точно помним, - уже исчезали товары, уже реально падала зарплата, уже не сбалансировался бюджет, и тем не менее. Все держалось. Потом пришел достаточно популярный руководитель М.Горбачев, и еще все это долго держалось. До 1991 г. Но в 1991 г. все сразу и резко обвалилось. И откуда-то появились лидеры, без всяких сначала рейтингов, и сначала их силовым путем могли снять, увести с политической арены, а они все равно прорастали, и все равно в 1991 г. попытка силового блока в советском государстве ни к чему не привела. Есть объективная реальность: если длительно ухудшается положение людей, власть колеблется. И если это продолжается какой-то относительно длительный срок, а в современном мире – мы все-таки не в Африке, и Белоруссия не в Африке – это будет пару-тройку лет, - режим Лукашенко не устоит. Но правда, и не уйдет в Европу.

    Б.НЕМЦОВ: Я с Валерой согласен во всем, что он сказал, кроме одного - у Лукашенко есть супер-резерв, который мы недооцениваем: у Лукашенко совковая, советская, абсолютно недоразвитая экономика, и он будет вынужден, в условиях дефицита денег, начать реформы – которые он не хочет начинать, а реформы означают приватизацию. Приватизация будет, естественно, ориентирована в основном на Европу – то есть, европейским компаниям и возможно, американским, дадут право покупать, в том числе, и молочные заводы. Я утверждаю, что поскольку белорусская часть советской экономики была самая современная, там основные мощности были построены в 80-е гг. – это самая современная часть советской экономики, - то эти куски предприятий будет очень выгодно продать Лукашенко. После этого повысится эффективность экономики. И после этого будет то, о чем сказал Стас – то есть, на протяжении 10-20 лет - он уже умрет, будет уже его сын, старший или младший – не знаю, какой – будут меняться. Постепенно будет такая китайская модель превращения государства.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Лукашенко не против любых реформ, которые сохранят ему власть.

    Б.НЕМЦОВ: То есть, на самом деле, он будет искать деньги в приватизации и поиски технологий на западе – вот что он будет вынужден сделать.

    Е.АЛЬБАЦ: Когда происходит приватизация основных отраслей, то вы неизбежно теряете власть. В этом проблема. В авторитарных режимах начинается столкновение внутри режима кланов, кланы борются за собственность. Если приватизация - значит, вы всегда у кого-то что-то забираете. Сейчас ЕБРР будет там проводить аудит собственности, значит, у кого-то это будет отнято. Те, кто не согласен с тем, что у них это будет отнято и передано каким-то западникам или туркам, которые купили мобильного оператора, будут сопротивляться, - и все, и режим Лукашенко может рухнуть.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Что-то режим Путина никак не рухнет – несмотря на тотальную приватизацию.

    Б.НЕМЦОВ: Есть конкретные вещи – не надо говорить абстрактно. Конкретная вещь - «Белтрансгаз». Началась приватизация – Стас об этом сказал. Каждый год Лукашенко продает «Газпрому» 12,5% «Белтрансгаза» - кстати, по не очень дешевым ценам - по 625 млн. долларов за транш. Вот уже получил миллиард 250 млн. денег, сохранив при этом тотальный контроль над «Белтрансгазом», на всякий случай, и при этом получив деньги. Ровно так же – примерно – будет идти приватизация всего остального. Он отлично знает – он торгаш, директор совхоза, не знаю, конюх или не конюх, но он отлично знает, что такое деньги и собственность. Он знает то, что вы говорите. Поэтому он будет по кусочкам, потихоньку-полегоньку, сохраняя своя власть на первом этапе будет все это продавать…

    В.ЗУБОВ: А у него есть время на это?

    Б.НЕМЦОВ: Секунду. И будет покрывать дефицит бюджета в 5 млрд. долларов в течение 3-5 лет. А дальше – либо корова сдохнет, либо ишак помрет.

    С.БЕЛКОВСКИЙ: Мне кажется, пример Фиделя Кастро наиболее красноречив: в 1992 г. тоже все говорили, что Фидель Кастро рухнет через год после прекращения советской поддержки. А уже прошло почти 20 лет, а Фидель Кастро и ныне там.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua