МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Убийство Сергея Магнитского

11/24/2009 | Юлия Латынина
Главными политическими новостями России все чаще становятся убийства. На прошлой неделе такой новостью стала смерть, а фактически убийство в СИЗО 37-летнего юриста Сергея Магнитского, представлявшего интересы Уильяма Браудера, внука основателя американской компартии и главы фонда Hermitage Capital Management.

Глава Hermitage Уильям Браудер был одной из самых ярких звезд на инвестиционном небосклоне России 90-х, и занимался он, по сути, гринмейлом. Фонд Браудера покупал акции крупных российских компаний и действовал им на нервы по поводу их плохого corporate governance (корпоративного управления) до тех пор, пока из этого не получалась выгода для фонда. Сама деятельность фонда сильно улучшала инвестиционный климат: мы много нового узнавали от Браудера о том, как устроен Газпром. В частности, именно Браудер впервые поведал миру о компании Eural Transgas.

В 2005 году Уильям Браудер решил заняться структурой собственности «Сургутнефтегаза» (напомню, Станислав Белковский заявлял, что эта компания реально принадлежит президенту Путину). Зубы оказались не по добыче; Браудера вышибли из России, а 4 июня 2007 г. в офисе Браудера прошел обыск. Руководил обыском сотрудник управления налоговых проверок при ГУВД по г. Москве Кузнецов А.К.

Как заявил впоследствии Магнитский в показаниях, видимо, и ставших для него смертным приговором, «Кузнецов А.К. присутствовал при обыске в офисе филиала... и заявил, что надо было встречаться, когда предлагали, тогда бы ничего такого не произошло».

В ходе обыска из офиса были изъяты печати и уставные документы трех конторок, через которые Hermitage, как и любой другой участник российского рынка, торговал акциями с целью оптимизации налогов; конторки назывались «Махаон», «Парфенион» и «Рилэнд».

Затем конторки были перерегистрированы в московской налоговой инспекции № 25 и 28. После этого несколько липовых фирм подали против них в Санкт-Петербурге липовые иски. Согласно этим искам, «Махаон», «Парфенион» и «Рилэнд» должны были купить для истцов акции Газпрома, но не купили, в связи с чем истцы понесли убыток, равный разнице между тогдашней и теперешней курсовой стоимостью Газпрома.

Убыток истцы просили взыскать с конторок. Суд удовлетворил эти иски, у «Махаона», «Парфениона» и «Рилэнда» образовались убытки в размере 5,4 млрд руб., и «Махаон», «Парфенион» и «Рилэнд» обратились в налоговую с просьбой возвратить им 5,4 млрд руб. из переплаченного ими налога на прибыль.

Налоговые инспекции тут же (на следующий рабочий день) перевели деньги, которые были обналичены через отмывочный Универсальный банк сбережений, фактическим владельцем которого являлся некто Дмитрий Клюев. Дмитрий Клюев — довольно известное имя в сфере корпоративных мошенничеств. Это тот самый человек, который участвовал в афере с акциями Михайловского ГОКа и даже получил за это три года условно.

Кроме этого, г-н Клюев имел отдаленное отношение к службе безопасности инвестиционного банка «Ренессанс-Капитал», и, как удалось выяснить Браудеру, с «Ренессансом» была проделана такая же история: те же люди с теми же подписями и через тот же банк украли у государства налоги, заплаченные «Ренессансом».

«Ренессанс» (а также, возможно, другие пострадавшие) не стал поднимать шума по понятной причине. Было очевидно, что группа, способная проворачивать подобные аферы и делать налоговые возвраты по подобным липовым основаниям, обладает колоссальным административным ресурсом. Следователями Кузнецовым и Карповым (упомянутыми в показаниях Магнитского) и банкиром Клюевым дело явно не ограничивалось; связываться с такими — себе дороже.

Но Браудеру терять было нечего. Налицо была феерическая ситуация: украденные у него фирмы были использованы для хищения у государства 5,4 млрд руб., причем печати и уставные документы фирм, перед тем как попасть к мошенникам, были изъяты в ходе обыска.

Браудер поднял шум. И тут случилось невероятное: его адвокаты были объявлены в розыск, его юрист посажен в тюрьму, а вся российская правоохранительная система стала доказывать, что 5,4 млрд руб. украл и обналичил сам Браудер.

37-летнего больного Сергея Магнитского переводили из тюрьмы в тюрьму, из камеры в камеру, отказывая ему в элементарном медицинском обследовании, и фактически запытали до смерти, добиваясь показаний на Браудера.

Убийство Магнитского — это новый этап в истории России; ее окончательная африканизация. Это история, после которой иностранные инвесторы будут сообщать друг другу во время коктейля не о том, как их грабят. А о том, как их убивают в СИЗО.

Відповіді

  • 2009.11.24 | Сергій Кабуд

    Браудер на BBC:казати про ПУТІНА на ТБ є небеспечним для життя(л

    http://news.bbc.co.uk/2/hi/business/8373208.stm
    видео з бибиси , на 20 хв.

    В інтервю бібісі Браудер каже прямо:

    "казати про ПУТІНА на ТБ є небеспечним для життя".

    Тоді історії про педофілію путіна- це вирогідно правда,
    і вбивства трьох осіб, які робили публічні заяви про педофілію ПУТІНА

    вирогідно замовлалися ПУТІНИМ ОСОБИСТО. Міліардер, онук американского стукача-комуніста має знати.

    Не все так просто з браудерами

    очевидно Браудера запустили постріч купони у Россію неспроста.
    Дід Браудера був не просто американским комуністом

    а одним ДУЖЕ НАВІТЬ КОНКРЕТНИМ КРЕМЛЯДСКИМ АГЕНТОМ І СТУКАЧЕМ

    http://en.wikipedia.org/wiki/Earl_Browder

    Espionage activities

    Browder is alleged to have been involved in constructing an underground branch of the CPUSA, called the secret apparatus.

    This branch was intended to assist the Soviet Union in maintaining dominance of the CPUSA in policy issues, as well as to recruit potential espionage agents for Soviet intelligence.[citation needed]

    In 1938 Rudy Baker (Venona code name: SON) was appointed to head the CPUSA underground apparatus to replace J. Peters, after the defection of Whittaker Chambers, allegedly at the request of Browder (Venona code name: FATHER).

    According to self-confessed NKVD recruiter Louis Budenz, he and Browder participated in discussions with Soviet intelligence officials to plan the assassination of Leon Trotsky.[7]

    Browder himself ran an agent network, which he turned over to Jacob Golos, then Elizabeth Bentley after he was sentenced to prison.[citation needed]

    While in custody, Browder never revealed his status as an agent recruiter to U.S. authorities, and was never prosecuted for espionage.

    Venona decrypt #588 April 29 1944 from the KGB New York office states “for more than a year Zubilin (station chief) and I tried to get in touch with Victor Perlo and Charles Flato.

    For some reason Browder did not come to the meeting and just decided to put Bentley in touch with the whole group. All occupy responsible positions in Washington, D.C.”

    Soviet intelligence thought highly of Browder's recruitment work: in a 1946 OGPU memorandum, Browder was personally credited with hiring eighteen intelligence agents for the Soviet Union.




    Вся сімейка уродів-браудерів гадила ще й як:




    Members of Browder's family were involved in work for Soviet intelligence.

    According to a 1938 classified letter from Browder to Georgi Dimitrov, in the Soviet archives, Browder’s younger sister Marguerite was an agent working in various European countries for the NKVD.

    Browder expressed concern over the effect it would have on the American public if his sister’s secret work for Soviet intelligence were to be exposed: “In view of my increasing involvement in national political affairs and growing connections in Washington political circles”...“it might become dangerous to this political work if hostile circles in America should obtain knowledge of my sister’s work.”

    He requested she be released from her European duties and returned to America to serve “in other fields of activity.”

    Browder’s request was followed in short order by a classified letter from Dimitrov to “Comrade Yezhov,” (Nikolai Yezhov, then head of the NKVD) requesting Marguerite Browder’s transfer.

    Browder's niece, Helen Lowry, (aka Elza Akhmerova, also Elsa Akhmerova) worked with Iskhak Akhmerov, a Soviet NKVD espionage controller from 1936 - 1939 under the code name ADA (later changed to ELZA)).

    In 1939, Helen Lowry married Akhmerov. Lowry was named by Soviet intelligence agent Elizabeth Bentley as one of her contacts; she and Akhmerov and their actions on behalf of Soviet intelligence are referenced in several Venona project decryptions as well as Soviet KGB archives.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua