МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Владимир Литвин: путь к Олимпу

06/09/2002 | Майдан
Владимир Литвин: путь к Олимпу

Владимир Литвин
Кость Бондаренко

“Литвин рождается!” – “Славимо его!” – такими словами вчера иронично приветствовали друг друга журналисты и политические обозреватели после того, как были объявлены результаты голосования по тройке, предложенной фракциями “Единая Украина” и СДПУ (о). Таким образом, Верховная Рада четвертого созыва получила своего главу. Спикериада оказалась недолгой, однако напряженной. Парламент раскололся на две части – приблизительно равных (как здесь не вспомнить ІІ съезд РСДРП, где большевики над меньшевиками получили победу в один голос?).

- Слушай, а почему у него кликуха такая – “Спикер”?
- Да потому, что постоянно с пикой ходит.
Сериал “Улицы разбитых фонарей”.

Несмотря на то, что имя Литвина постоянно на слуху, он остается человеком-загадкой. В первую очередь – из-за своей замкнутости и некоммуникабельности, склонности решать вопрос кулуарным способом, из-за абсолютного отсутствия навыков публичного позиционирования.

Владимир Михайлович Литвин родился 28 апреля 1956 года в селе Слобода Романовская Новоград-Волынского района Житомирской области в крестьянской семье. Окончив в 1973 году Старомановскую среднюю школу (кстати, с золотой медалью), Владимир Литвин едет в Киев и поступает на исторический факультет Киевского государственного университета им. Тараса Шевченко. Студенту с села на первых порах приходилось нелегко. Литвин впоследствии вспоминал: “В студенчестве подрабатывал дворником в детском саду КГБ, потом разгружал вагоны, работал грузчиком на заводе художественного стекла”. Поэтому впоследствии, во время работы в ЦК, Литвина упрекали “не солидностью” карьеры. Поистине неизвестны те рычаги, которые двигали карьерой Владимира Литвина. Известно только, что во время учебы в университете он проявил задатки ученого-аналитика и то, что называется “гибкостью”: в 1978 году он не только с “красным” дипломом оканчивает университет, и сразу же становится помощником ректора. Много ли студентов могли рассчитывать на такую должность сразу же после окончания вуза?
Далее – еще не менее интересная деталь: в 1980 году 24-летний Литвин становится старшим преподавателем кафедры новейшей истории Киевского государственного университета имени Т. Шевченко. Одновременно он учится в аспирантуре, где готовится к защите кандидатской диссертации. Учеба в аспирантуре закончилось успешной защитой диссертации на тему “Деятельность Коммунистической партии Украины по совершенствованию подготовки преподавателей общественных дисциплин (1966 – 1975 гг.)” (специальность “История КПСС”). В 1984 году Владимир Литвин становится доцентом и продолжает свою преподавательскую деятельность. В это же время появляются его научные исследования, посвященные А. Герцену и М. Чернышевскому.
Как вспоминают бывшие студенты КГУ, лекции доцента Литвина с кафедры Истории СССР пользовались популярностью в студенческих кругах. Однако сам Владимир Михайлович решил сменить профессию ученого на профессию политика и администратора. В 1986 году 30-летний Литвин возглавляет управление в Министерстве высшего и среднего специального образования УССР, впоследствии переходит на работу в ЦК КПУ – работает сначала лектором, потом – консультантом, далее – помощником Секретаря ЦК КПУ.
1989 год – это был особенный год для Компартии. КПУ начала терять силы в борьбе с диссидентством и силами национального возрождения. В среде КПУ зарождается демократическая оппозиция. Секретарь КПУ по идеологии Леонид Кравчук решил сначала ударить по сторонникам национальной символики (июнь 1989 года), а потом согласился на диалог с руховцами (сентябрь того же года). Тогда же, в сентябре, пошел в отставку Владимир Щербицкий и в Украине наступает правление Владимира Ивашко – на то время казалось, что Ивашко пришел всерьез и надолго.
Придя на работу в ЦК, историк Литвин, очевидно, должен был работать в идеологическом отделе. Идеологией в то время ведал Леонид Кравчук. Точно неизвестно, почему у Литвина выработалась определенная оппозиционность относительно своего шефа. И впоследствии Литвин больше работал с людьми, которые были причастны к созданию решений в отрасли экономики. Например, в работах Литвина просматривается определенная симпатия и сочувствие к тогдашнему секретарю ЦК (впоследствии – первого секретаря ЦК) Станислава Гуренко.
О ГКЧП и запрете КПУ Владимир Литвин узнал, находясь в отпуске в селе, откуда была родом его жена. Владимир Михайлович в нескольких интервью вспоминал, как его бабушка успокаивала: мол, ничего, как-то проживем на одну пенсию…
После августа 1991 года и запрета КПУ Владимир Литвин остался без работы. Ему удалось вернуться на кафедру в университет (во время работы в ЦК он также почитывал лекции, но не считал это основной работой). Ректор Киевского университета, Виктор Скопенко, подписал приказ о зачислении Владимира Михайловича Литвина на должность доцента сроком на 1 год. На историческом факультете к Литвину относились враждебно – и во второй половине 80-х (считая, что он “предал” историческую науку ради партаппаратной работы), и в начале 90-х (после запрещения Компартии). Поскольку денег нехватало, Литвин при помощи своего давнего приятеля, Адама Мартынюка (бывшего первого секретаря Львовского горкома КПУ) – кстати, тоже историка по профессии – устроился на работу ночным охранником в коммерческую фирму.
“Как раз в этот период я очень серьезно работал в архивах. Это большое наслаждение. Меня впервые допустили тогда к документам Политбюро. В то же время открыли документы по Западной Украине до 1955 года. Я впервые прочитал, как происходили зачистки, чекистские операции, и о том, как действует ОУН–УПА… Прозрения приходило постепенно, как и понимание государства. Я много переосмыслил после того, как поработал в архивах”, - вспоминал Владимир Литвин.
В течение двух лет Владимиру Литвину пришлось зарабатывать именно таким образом.
1993 год резко изменил его биографию: как признавался впоследствии сам Владимир Михайлович, в этом году он познакомился с Леонидом Кучмой – в то время уже экс-премьер-министром. Кучма именно аккумулировал интеллектуальные и бизнес силы для того, чтобы побороться за президентское кресло. Нелегко утверждать наверняка, какую роль в сближении Литвина и Кучмы сыграл Дмитрий Табачник, но точно известно, что Дмитрий Владимирович, учась в Киевском университете, не мог не знать доцента Литвина. Более того: студент Табачник специализировался на кафедре, где работал Литвин. Кстати, у Литвина и Табачника пересекались даже научные интересы: они прорабатывали один и тот же хронологический период, у них приблизительно одинаковый методологический подход. Вполне возможным является предположение, что Литвин был учителем Табачника в науке. Но так же возможным является предположение, что впоследствии Литвин учил Табачника администрированию – старый ЦК-овский опыт понадобился.
В конце 1993 – начале 1994 года Владимир Литвин пишет большое по объему и значению произведение – “Леонид Кравчук: путь на Олимп власти”. Этот труд начал публиковаться из номера в номер в газете “Киевские новости”. Практически с этого времени о Владимире Литвине заговорили в широких кругах, пророчили ему большое будущее. Структура работы была достаточно интересной и необычной для Украины. Литвин использовал любопытный материал (немало документов из архива ЦК, что было новинкой для украинской историографии), немало статистических и социологических данных, делал глубокие экскурсы в историю. Портрет Кравчука вышел выразительным, интересным, интригующим, он расставил немалое количество акцентов и стал своеобразным образцом политической портретистики.
Труд носил не только научный характер. Есть такое явление: человек смотрит сериал, чтобы знать, что будет в следующей серии. И последняя серия всегда больше всего запоминается. Так же было и с портретом Кравчука. Несмотря на в общем объективное освещение биографии Леонида Макаровича, Литвин оставил за собой право на тенденциозность. Добавьте, что публикация основных разделов произведения пришлась именно на предвыборный период, и становится понятным, что, во всяком случае, 10% голосов в пользу Леонида Кучмы добавил своей работой именно Владимир Литвин. Тогда еще читали газеты, а не только заголовки. И газетный материал мог стать серьезным аргументом и серьезной PR-овской находкой. Те, кто читал труд о Кравчуке, все больше разочаровывались в Кравчуке.
Литвин активно работал в команде Леонида Кучмы, и именно ему (а не только Дмитрию Табачнику) принадлежит разработка стратегий и тактик избирательной кампании. Именно Литвин – обладатель действительно иезуитского ума – дал Кучме ценные указания, которые впоследствии првели к победе на выборах 1994 года. Учтите: никто из команды Кучмы не вел такой аскетический и замкнутый образ жизни, как Литвин. Об его существовании все догадывались, однако никто не мог с большей или меньшей уверенностью сказать, чем конкретно он занимается и какие рычаги влияния использует. Волков, Голубченко, Табачник – все они активно “светились”.
Всему свое время. Тот, кто в жару выходит из тени, рискует обжечься на солнце. Лучше уж подождать, пока солнце начнет садиться. Недаром украинцы своих лидеров иногда называют “Красным Солнышком”. Владимиру Великому этот эпитет тоже, по-видимому, дали в конце его княжеской карьеры…
Но лето 1994 года было периодом восхождения Кучмы и его команды. Они еще были вместе и не выросли до такого уровня, чтобы общее одеяло оказалось для них маловато. Это уже потом началось перетягивание одеяла. Это уже впоследствии стало понятно, что после второй каденции Кучмы третьей не будет, и каждый из членов команды в своих мечтах захотел себя же видеть на престоле “папы” (не в церковном, а в светском – вышеобразовательном! – понимании этого слова). А тогда они все еще были единой командой. Телевидение демонстрировало несколько растерянного и опьяненного успехом (и только ли успехом?) Кучму и его пресс-секретаря Дмитрия Табачника, который чувствовал себя в роли распорядителя. Показывало других членов команды (большинство лиц и фамилий еще ни о чем не говорили). Где-то там, в среде этой команды время от времени возникала и фигура Владимира Литвина – легкая и малозаметная, как тень. “Кто это?” – спрашивали одни. “А, Литвин… Так себе, “второй эшелон”, - отвечали другие. Скоро для Литвина наступило время доказать, что он – не во втором эшелоне, а где-то поближе к основному локомотиву.
В августе 1994 года Президент назначает Владимира Литвина своим помощником. Состоя в этой должности, Литвин и далее продолжает заниматься научной работой и в следующем году выдает еще один сенсационный труд – “Политическая арена Украины: действующие лица и исполнители”. В этом труде (который уже стал классическим и отправным для многих исследователей современных политических процессов в нашем государстве) делается попытка дать систематизированную, осмысленную оценку событий, явлений и лиц в украинской истории начала 90-х годов. Литвин создал первую концепцию развития независимой Украины – от начал демократических процессов до конца правления Леонида Кравчука. В 1995 году Литвин защищает эту работу как докторскую диссертацию.
Став доктором наук, Литвин в то же время получил и целый ряд научных должностей, регалий и тому подобное – и не только чисто номинальных. В его официальной биографии перечень этих титулов занимает немало места. Следовательно, в течение следующих лет Литвин стал профессором Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, членом-корреспондентом Национальной Академии Наук (отделение истории, философии и права, новейшая история Украины), членом Координационного совета по вопросам внутренней политики, членом Президиума ВАК Украины, членом специализированных научных советов Института истории Украины НАН Украины и исторического факультета Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, членом редколлегии журналов “Украинский исторический журнал” и “Интеллектуальная собственность”, председателем наблюдательного совета Национального музея истории Великой Отечественной войны, заслуженным деятелем науки и техники Украины. Согласитесь, мало в нашем государстве найдется ученых, которые бы сделали за такое короткое время столь молниеносную карьеру в науке и которые в 44 года могли бы похвастать таким количеством приобретений!
Владимир Литвин, став помощником Президента, очень скоро сумел раскрыть свой талант в полную силу. “Трудоголик” Литвин молниеносно выполнял поставленные перед ним задачи, при этом выполнял их на удивление качественно. В конце 1995 года Владимир Литвин перешел на работу в Администрацию Президента. Кучме был необходим верный и опытный помощник – особенно после ноябрьского “прокола” 1995 года: тогда Кучме подготовили доклад, из которого вытекало, что “национальная идея в Украине не сработала”. Поднялся скандал – как в Украине, так и за ее пределами. Были сделаны оргвыводы, и на их гребне в Администрацию въезхал Литвин. С этого времени без визы Литвина ни один проект доклада, ни одно официальное заявление не ложились на стол Президенту.
Тогда же, в декабре 1995 года, в среде приближенных к Президенту людей возникли первые разногласия. Из-за конфликта с Дмитрием Табачником – главой Администрации – из команды Л. Кучмы вышли Александр Разумков и Дмитрий Выдрин. Разумков возглавлял группу советников и помощников Президента, Выдрин был советником Президента. Это был ощутимый удар: Кучма избавился от двух чрезвычайно талантливых людей в своем окружении.
В сентябре 1996 года группу помощников и референтов Президента Украины возглавил Владимир Литвин.
Постепенно Литвин сосредоточил в своих руках огромную власть. Фактически он руководил написанием докладов и других материалов для Президента, он устанавливал распорядок дня и очередность аудиенций. “Я пытаюсь, насколько это возможно, не допускать к Президенту тех людей, относительно которых есть моральные предостережения, а также тех, кто пытается прибежать к Президенту и первым рассказать, кто плохо говорит о главе государства”, - признавался Литвин. Интересный случай: инаугурационная речь Президента Украины в 1999 году была написана только за два дня. Из-за этой речи Литвин отказался ехать на похороны своей 93-летней бабушки. Если кто-то и соответствовал титулу “серый кардинал” – то это именно Литвин. Не Табачник, не Горбулин (лица хотя и весомые, но довольно публичные), а именно Литвин. Скажем, Дмитрий Табачник сосредоточил в себе значительный негатив – показательные награждения и пристрастие к славе вызвали невосприятие Табачника в политических кругах. Литвин достигал большего – в наградах, регалиях, почестях, но при этом пытался “не светиться”. В результате, когда в декабре 1996 года Табачник пошел в отставку, немало политологов пророчили пост главы Администрации Президента именно Литвину. Очевидно, хитрый и осторожный игрок Литвин решил пренебречь такой возможностью. Вместо него на этой должности оказался харьковчанин Евгений Кушнарев. Это было начало конца первого проекта по материализации полумифической “партии власти”. “Партией власти” была “назначена” Народно-демократическая партия. Впоследствии номенклатуризация погубила партию. Реально же эта номенклатуризация начинается с назначения известного своими демократическими взглядами Кушнарева на место, освобожденное Табачником.
С отставкой Табачника Администрация пережила реорганизацию структуры. Верхушка Администрации с этого времени состояла из Главы, первого помощника Президента, его первого заместителя и трех заместителей председателя Администрации. Таким образом, Кушнарев уже не мог ощущать себя полноправным хозяином Администрации – как это мог позволить себе Табачник. Власть Главы Администрации существенно ограничивалась (вплоть до чисто бюрократических функций) должностью первого помощника Президента. Стоит ли напоминать, что первым помощником был именно Литвин?
Первый помощник и заместители Главы Администрации отвечали непосредственно перед Президентом (а не перед Главой). Предусматривался прямой выход этих должностных лиц на Президента с целью обеспечения “многоканальности поступления информации Президенту” (в результате Владимир Литвин стал основным источником информации). Под руководством первого помощника Президента работали группа помощников, советников и консультантов, пресс-служба, служба протокола и канцелярия Президента – т.е., основные структуры, которые обеспечивали как поступление информации к Президенту, так и дозирование информации по президентскому окружению для общества.
Литвину приписывают разработку маневров в противостоянии Кучма–Мороз и Кучма–Лазаренко, и активную роль в разработке всей избирательной кампании 1998 года, и удачное представление под названием “спикериада” в мае – июне 1998-го, и селекцию “олигархов” (когда каждому сильному олигарху создавался определенный противовес или когда олигархов сорили между собой). Одним словом, Литвин стал своеобразным Меттернихом украинского масштаба. Или Талейраном. Он одинаково умел давать полезные советы хозяину и быть незаменимым при решении споров. Он контролировал все сферы общественной жизни и благодаря ему создавался миф о главе государства. К тому же он так же исповедовал аскетические принципы в жизни и никто не может обвинить его в коррумпированности. “Зеркало недели” в феврале 2000 года писало, что “деньги Литвина мало интересуют. Легенда говорит, что тех, кто пытался забыть в его кабинете пакеты, догоняли не далее, нежели в десяти метрах от кабинета главы Администрации. Пакеты “забывчивым” возвращали”.
При этом Литвин бывает бескомпромиссным и даже резким. “За время работы в Администрации я понял, что мы должны учиться говорить “нет”. Часто находятся аргументы, хотя нужно иметь мужество произнести только одно это слово”. Литвин никогда не повышает голоса на подчиненных (”Я на работе кричать не могу. На кого? На подчиненных кричать – последнее дело”, - говорит сам Владимир Михайлович). Однако сотрудники Администрации Президента неоднократно говорят о жестком стиле Литвина-руководителя. Этот стиль достигается высокой требовательностью. Литвин также признает, что “в политике борьба идет фактически на уничтожение”, и неоднократно демонстрировал это (имеется в виду не физическое уничтожение, а политическое и моральное уничтожение соперников).
За время пребывания на должности первого помощника Президента Владимиру Литвину удалось создать собственную команду политиков. Большинство в этой команде объединялись интерпресональными отношениями, а не бизнесовыми контактами (именно такая модель в свое время объединяла людей в определенные группы внутри ЦК). Среди людей, приближенных к Литвину, стоит назвать, в первую очередь, министра внутренних дел Украины, генерала Юрия Кравченко. “Связка Литвин – Кравченко может рассматриваться как поощряемый Президентом эффективный механизм контроля за происходящим в тех или иных пропрезидентских группах воздействия", - считает “Зеркало недели”. Стоит также заметить, что у Литвина существуют и другие “завязки” на силовые структуры. Скажем, его родной брат, Николай Литвин долгое время был начальником штаба и первым заместителем командующего внутренних войск Украины, впоследствии начальником Главного управления внутренних войск – командующим внутренними войсками МВД.. Бывший руководитель Государственной автоинспекции Украины Юрий Дагаев сегодня занимает достаточно высокий пост в Администрации Президента – руководитель Государственного управления делами. Также достаточно тесные отношения у Владимира Литвина с рядом политиков-парламентариев. При этом политическая окраска не является определяющей для Литвина. Он поддерживает одинаково хорошие отношения и с руховцем Александром Лавриновичем, и с коммунистом Адамом Мартынюком, и с “солидаристом” Петром Порошенко. Поговаривают, что с подачи Администрации были утверждены кандидатуры таких должностных лиц (в правительстве Ющенко), как Министр культуры Богдан Ступка и Министр экономики Василий Роговой (последний некоторое время был заместителем Литвина по Администрации).
После президентских выборов 1999 года Литвин осмелился выйти из политической “тени”. 28 ноября Указом Президента он назначен Главой Администрации Президента Украины.
За время своей первой каденции Кучма избавился от почти всей команды. Остался один Владимир Литвин. “Литвин – это единственный, кто остался в президентском окружении из старой гвардии и не потерял доверия… Никогда и никому Президент не будет верить, как верил Горбулину, Табачнику, Разумкову, Волкову. Тогда. Отношения, сложившиеся с Литвином, напоминают о возможности легкого общения. А сентименты в джунглях – редкость”, - писала Юлия Мостовая.
Как Глава Администрации Президента Литвин осуществил целый ряд акций, направленных как на упрочение его личного положения, так и на определенное “перетасовывание” политических колод. Его влияние опосредованно ощущается в целом ряде активностей, осуществляемых на общегосударственном уровне. Скажем, к таким активностям можно отнести референдум апреля 2000 года и парламентские баталии – от “январской революции” и создания большинства до новых фракционных раскладов. Явно по сценарию Литвина состоялось объединение политических сил правоцентристского лагеря.
Как бы там не было, Литвин, прийдя к руководству Администрацией Президента, ликвидировал те рычаги, которые позволяли ему самому подняться по иерархической лестнице. Например, была ликвидирована должность Первого помощника Президента и распущен соответствующий штат. Все это, очевидно, подведено под “Административную реформу”. Но отныне все подразделения Администрации замыкаются исключительно на Литвине. Руководители подразделений не имеют возможности в обход Литвина пробиться к Президенту. Таким образом, Литвин является главным специалистом по дозированию информации для Леонида Кучмы. Когда-то при турецком дворе султана был титул “уха, глаза и правой руки султана”, которого удостаивали наиболее верных и наиболее приближенных к хозяину лиц. В ХІХ веке этот титул получил земляк Литвина Михаил Чайковский. Литвин является, наверно, вторым полищуком, который (пусть даже неформально) добился такого положения при дворе.
Ощутимыми стали определенные манипуляции, направленные на ослабление существующих олигархических структур и усиление позиций Литвина. В начале 2000 года у Литвина был конфликт с Евгением Марчуком из-за сферы влияния в “силовом поле” Украины. Из этого конфликта победителем вышел Литвин. Марчук подрейфовал в сторону тандема Суркис-Медведчук. Летом 2000 года Виктор Медведчук, вернувшись с отдыха на Карибах, вдруг понял, что его президентская перспектива отдаляется. Взбунтовались губернаторы – причем все, даже только что принятый в партию Владимир Лукъянец, председатель Черкасской облгосадминистрации. Губернаторы протестовали против того, что их насильно заставляют вступать в ряды одной из партий (хотя партия и не называлась, но все и так поняли, о ком идет речь). Единодушие не могло не удивлять. Кто-то должен был организовать это письмо. При поисках ответов на эти вопросы все почему-то оглядывались на Литвина.
Целый ряд комбинаций и замысловатых сплетений, придуманных Литвином, преследовали понижение рейтинга и влиятельности одних политиков и обеспечение соответствующего воздействия одного человека – именно Литвина. Литвину Президент продолжал доверять. Как следствие, в определенный момент власть Литвина пошатнулась, он не ожидал, что Украина может оказаться на грани политического кризиса. Он не мог предусмотреть, во что может вылиться убийство журналиста Георгия Гонгадзе.
В ходе политического кризиса 2000 – 2001 годов Владимир Литвин растерялся. На следующей же день после предания огласке аудиозаписей майора Мельниченко Литвин на пресс-конференции заявил, что он подаст в суд на Александра Мороза, и будет требовать компенсации в виде “33 гривен”. Присутствующие журналисты поняли, насколько растерян Литвин: доктор исторических наук не мог не знать, что в евангельской притче фигурировали не 33, а 30 сребреников. Возникли два вопроса: сребреник – символ измены. Неужели, таким образом, Литвин признал, что Мороз предал какую-то тайну? Т.е., тем самым признал действительность записей? Все это стало причиной того, что в политических сферах стали поговаривать о близости отставки Литвина и его назначении ректором Киевского национального университета им. Т. Шевченко или Академии государственного управления при Президенте Украины. Первая версия выглядела более чем смешно, поскольку осведомленные люди знали давний конфликт Литвина и профессуры университета: Литвина в университете не любили и не считали “своим”, хотя он там долгое время работал.
Точки над “і” расставил сам Президент, который в марте 2001 года отправился отдыхать в Крым и взял с собой Литвина. На импровизированной пресс-конференции Кучма заявил: “Литвин? Пусть работает.”
И Литвин начал работать. Ему за короткий срок удалось возобновить свое могущество – теперь уже без помощи Юрия Кравченко, который в марте 2001 года пошел в отставку. Литвин начал использовать естественные дипломатические задатки. Скажем, он дважды ездил в США и даже, по его же словам, добился поддержки курса Леонида Кучмы со стороны новой американской администрации. Он удачно провел операцию по замене Ющенко на Кинаха и сохранил влияние на Партию регионов Украины. Одним словом, Литвин выжил и даже начал проводить изменения в работе Администрации Президента. Теперь у него появились два первых заместители – Олег Демин и Юрий Ехануров (хотя, последний за несколько месяцев после назначения покинул Администрацию). В Администрацию на работу перешла, скажем, пресс-секретарь премьер-министра Ющенко Наталья Зарудная. Немало людей Литвина (Яцуба, Роговой) имеют значительное влияние на деятельность правительства Анатолия Кинаха. А попытка внедрить должности государственных секретарей вообще поставила правительство под полный контроль Администрации Президента, т.е., Литвина.
Летом 2001 года Литвин почувствовал, что для полноты ощущения власти ему необходима выборная должность. Оставаясь главой Администрации Президента, Литвин постоянно был якобы заложником настроения Президента. Леонид Кучма, как известно, не имеет слишком стойких привязаностей к своим фаворитам и меняет их время от времени. Даже Литвин не мог чувствовать себя в полной безопасности и не мог иметь гарантий относительно своего политического “завтра”. В затылок Литвину начал дышать донецкий клан, который требовал постов и портфелей в Киеве. Литвин сам в некоторой степени повлек за собой создание этого “голема” украинской политики. Теперь же губернатор Донецкой области Виктор Янукович постоянно демонстрировал силу региона и откровенно давил на киевские структуры власти. Это давление подрывало мощь самого Литвина как политической фигуры. Скажем, с подачи дончан в правительстве появились такие фигуры, как Виталий Гайдук и Игорь Юшко. В лагерь дончан перешел вице-премьер Олег Дубина. С симпатией к дончанам относился Виктор Пинчук. Литвин начал бить в набат тогда, когда Президент опять возобновил должность первого помощника Президента, назначив на нее тесно связанного с донецким кланом Сергея Левочкина.
Литвин был вынужден пойти на переговоры с различными политическими силами и продемонстрировать свое умение и жизненность своих теоретических разработок при создании блока “За единую Украину”. Блок с самого начала создавался как “проект Администрации” и должен использовать в полной силе административный ресурс, чтобы избежать его разбазаривания на несколько пропрезидентских проектов. В состав блока вошли два фаворита Кучмы – НДП и “Трудовая Украина”, а также партии, которые имели воздействия в отдельных регионах – Партия регионов на Востоке и Аграрная партия Украины на Западе.
Накануне нового 2002 года Литвин попал в автомобильную катастрофу, мчась на большой скорости с Борисполя в Киев. Полуученые сотрясение мозга и незначительные ранения не помешали Литвину окунуться в избирательную кампанию. В самом начале 2002 года был предан огласке избирательный список блока “За единую Украину”, в котором Литвин занял первую ступеньку. На второй позиции в списке оказался премьер-министр Анатолий Кинах. Порядок мест в списке должен продемонстрировать два момента: во-первых, то, что Администрация Президента является органом, высшим в государственной иерархии, нежели Кабинет Министров, и, во-вторых, то, что главным ответственным за административный ресурс должен стать именно Литвин, а не Кинах.
Перед выборами в Верховную Раде Литвину удалось поставить на ряд ключевых позиций своих людей. Скажем, Государственный комитет по вопросам охраны государственной границы возглавил брат Литвина, генерал-полковник (для сорока лет – более чем высокое военное звание, особенно учитывая то, что в начале карьеры Владимира Литвина он был только заместителем командира полка по воспитательной работе – т.е., на подполковницкой должности) Николай Литвин. Экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко был отправлен в Херсонскую область – губернаторствовать.
Хотя именно накануне выборов в Верховную Раду эксперты поймали Литвина на факте плагиата, который имел место во время подготовки одной со статей главы Администрации, в которой он критиковал основы гражданского общества. Поскольку Литвин не смог привести ни одного более-менее убедительного аргумента в свою пользу, его научная репутация была подмочена.
Во время выборов в Верховную Раду блок “За единую Украину” набрал едва 12% голосов, что не соответствовало планам Литвина. На определенном этапе Литвин опять растерялся – он рассчитывал на цифру значительно высшую. Однако здесь на помощь пришел Дмитрий Табачник, который справедливо заметил, что считать требуется не по процентам, а по “штыкам” в парламенте, а их может быть значительно больше – особенно учитывая фактор депутатов-мажоритарщиков. Продолжительное противостояние между Литвином и Виктором Ющенко, лидером фракции “Наша Украина”, завершилось тем, что Литвин получил тактическую победу и в парламенте создал мега-фракцию небывалых размеров – более 170 человек. Ющенко неоднократно обращал внимание (в том числе и в разговорах с Президентом) на недопустимые методы давления и шантажа на депутатов-мажоритарщиков с целью перетягивания их в провласные фракции.
Для Президента же просто необходимым было спикерство Литвина. В первую очередь, для того, чтобы сделать невозможным рассмотрение в парламенте вопроса об импичменте. В то же время на Литвина должны быть возложены и другие функции: перевода парламента на “ручное управление” из Администрации Президента, имплементация решений референдума и т.п.
Спикериада, которая началась 18 мая 2002 года, показала, что у Литвина есть мало шансов быть избранным, если он не достигнет компромисса с какой-то политической силой со среды оппозиции – коммунистами, социалистами, “Нашей Украиной” и Блоком Юлии Тимошенко. Большинство оппозиционных сил заняли бескомпромиссную позицию, считая, что спикером должен быть или представитель “Нашей Украины”, или коммунист, или внефракционный Иван Плющ. Лидер киевского Украинского народного руха Евгений Жовтяк добился принятия заявления от своей организации, в котором говорилось о необходимости поддержки на выборах спикера коммуниста – чтобы только не допустить к власти над парламентом Литвина. Сложилась интересная ситуация: национал-демократы во имя сохранения демократии были готовы пойти на союз с коммунистами!
28 мая 2002 года по усмотрению Верховной Рады было представлено три “тройки” кандидатов на руководство парламента. Первую тройку представили блок “Единая Украина” и фракция СДПУ (о). Тройка выглядела следующим образом: Владимир Литвин, Геннадий Васильев, Александр Зинченко. Оппозиция выдвинула другой проект тройки: Роман Бессмертный, Адам Мартынюк, Станислав Николаенко. Третий проект выдвинул депутат Сергей Терехин. Он предусматривал достижение компромисса с донецкой региональной группой. Тройка Терехина выглядела следующим образом: Роман Бессмертный, Геннадий Васильев (представитель Донецка) и Станислав Николаенко. Однако, поняв, что ни одна со сторон на компромиссы не пойдет, Терехин снял с голосования этот проект. Оппозиционные фракции приняли решение не брать участия в голосовании.
В 18.30 председатель счетной комиссии объявил результат: за первую тройку проголосовали 226 народных депутатов. Литвин стал спикером с преимуществом в один голос. Он набрал минимально возможное количество голосов – своего времени с таким же минимальным результатом премьер-министром Украины стал Валерий Пустовойтенко. Оказалось, что в кругу оппозиции были предатели – семь депутатов фракции “Наша Украина”, два – с Коммунистической партии, один – из СПУ. Все они впоследствии были исключены со своих фракций. Создается впечатление, что в украинском парламенте установилась “добрая” традиция – избирать спикера вследствие предательства части депутатов. В 1998 году Александр Ткаченко был избран спикером также благодаря предательству двух фракций, которые нарушили договоренности в рамках антилевой четверки.
В знак протеста оппозиционные фракции покинули зал заседаний в то же момент, как Литвин занял место на трибуне Верховной Рады. Литвин вдогонку заявил, что “благодарен” оппозиции за критику и учтет ее при дальнейшей работе в парламенте. Хотя большинству обозревателей эти слова вежливости показались почему-то похожими на угрозу...
Возникает правомерный вопрос: как же Литвин распорядится своим спикерским креслом? По этому случаю есть несколько мыслей.
Во-первых, возможен сценарий, согласно которому в отставку отправляют премьер-министра, и парламент длительное время не дает согласия на назначение следующего руководителя правительства. В это же время Президента вынуждают пойти в добровольную отставку. Согласно Конституции, исполняющий обязанности премьер-министра не может быть исполняющим обязанности Президента. Верховная Рада в таком случае может принять решение о передаче полномочий Президента Председателю Верховной Рады.
Во-вторых, Литвин, будучи спикером, начнет усиливать вертикаль председателей областных и районных советов, чтобы посредством ее сформировать административный ресурс на президентские выборы 2004 года. Однако этот вариант не лишенный изъянов – теперь после 1991 года ни один спикер не смог стать Президентом, используя для этого свою должность.
В-третьих, Литвин может действительно выставить свою кандидатуру на выборы в роли наследника Кучмы (никто кроме Литвина не может гарантировать безопасность Кучме и его капиталам после отставки Леонида Даниловича). Пост спикера – это первая возможность “засветится” в новой ипостаси. Если же выборы будут проиграны и президентом станет кто-то из врагов или соперников Литвина, то сам же Литвин, в роли спикера, будет инициировать актуализацию лозунга “Вся власть советам!” и будет выступать за превращение Украины на парламентско-президентскую республику с урезанием полномочий Президента.
В-четвертых, Литвин может оказаться только предтечей настоящего “украинского Путина”.
Литвин не исключает возможности своего возвращения в науку. В интервью радио “Инициатива” (Львов) он говорил: “Я сейчас только записываю для себя. Вот возле меня лежит папка, которую я ношу с собой. Если мне не спится, я иду к себе в кабинет, в котором отдыхаю душой, и, зная, где какая книга лежит в творческом беспорядке, работаю. Если только дети что-то возьмут, сразу вижу, какого словаря нет. Скажу честно, я люблю писать, люблю ощущать перо, люблю мучаться над каждой фразой. И этим живу. Я ощущаю трепет, когда что-то берешь свое только что с печати. Но через два дня думаешь, какой же вздор ты написал. Потому что эта жизнь. Вот я теоретически изучал политические процессы. Потом начал изучать их на практике. И увидел две несопоставимые картины. Это будто, когда вы изучаете в мединституте человеческое тело по таблицам, и когда впоследствии видите живое вскрытие тела. Так же с наукой и нашей практикой. И, думаю, согласитесь, что наша политическая практика не идет в ни одни сравнения и в ни одни каноны, с политологией и наукой вообще. Я очень хочу написать работу, которая будет называться "История власти" (уже собрано несколько томов архива). Она будет написана, если даст Бог здоровья, сквозь призму людей. Не просто о том, которые принимались решения, совещания проводились, тона, квадраты километры получались, миллиарды бюджетного дефицита и т.д. Нет, история должна быть наполнена людьми, тогда она лучше будет восприниматься. Каждое решение нужно пропускать из-за человека. Как член-корреспондент Национальной академии наук я плодотворно сотрудничаю в Институте истории, а также в Киевском университете. С него я вышел и, думаю, вернусь туда на работу”.
Хотя, кажется, вряд ли Литвину удастся вернуться к научной или преподавательской деятельности. Политика – это и стихия, которая так просто не отпускает со своих объятий, и у Литвина впереди – политическое будущее. Во всяком случае, он добился очередной высоты, с которой вряд ли так просто, без боя согласится сойти. Во всяком случае, сомневаюсь, что когда нынче Литвину предложат должность профессора Киевского университета – он ее таки примет и добровольно уйдет из поста спикера.
Литвин как никто другой в этом государстве познал вкус власти. И ему пока что этот вкус не надоел.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua