першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Максим Исаенко: Такташов заказывал Ахметова

додано: 12-12-2006 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1165919371.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

УкраїнаПраво


8 декабря Соломенский районный суд города Киева принял решение удовлетворить иск одного из свидетелей в деле «Белый Лебедь» Константина Воробьева к газете «Сегодня» по факту распространения заведомо ложной информации. Суд обязал газету «Сегодня» опубликовать опровержение на публикацию выступления экс-следователя генеральной прокуратуры Якова Такташова, которая была опубликована 02 ноября 2005 года: «… дошло до такого цинизма, что ко мне пришел Константин Воробьев, проходящий обвиняемым по другому уголовному делу, и сказал, что очень солидные люди заинтересованы в том, чтобы Колесников сидел в тюрьме. За то, что я его «посажу», мне могут организовать генеральские погоны, денежную премию и высокое покровительство. На мой вопрос, кто эти люди, он долго мялся, а затем назвал генерала Москаля…».
В связи с этим событием корреспондент «Майдана» встретился с Константином и задал ему несколько вопросов.

- Константин, 25 ноября в телевизионной передаче «Пять копеек» на 5-м канале из Ваших уст вновь прозвучали обвинения в адрес Бориса Колесникова. Скажите, что послужило причиной Ваших выступлений?

- Как известно, 01 июля 2003 года я подал заявление в Генеральную прокуратуру Украины по факту вымогательства у меня Борисом Колесниковым авторских прав на бренды «Золотой Скиф» и «Пальма Мерцалова». Вместо того чтобы меня защитить донецкие правоохранительные органы в отношении меня открыли шесть уголовных дел. Чтобы не угодить за решетку пришлось добиться решения об их перерасследовании в городе Киеве следователями Генеральной прокуратуры Украины. 04 апреля 2006 года уголовные дела были закрыты в связи с отсутствием в них состава преступления, а вскрытые в результате расследования факты неправомерных действий против меня Борисом Колесниковым дали мне статус свидетеля в так называемом деле «Белый Лебедь». Все необходимые документы, свидетельствующие о преступной деятельности Колесникова, находятся в деле №81-251, а копии этих документов хранятся у меня и еще в нескольких независимых источниках. В период сентября 2005 – января 2006 года ко мне неоднократно от имени Колесникова обращались физические лица с просьбой не выступать в качестве свидетеля. Последний раз с таким обращением ко мне обратился Григорий Омельяненко (бывший заместитель министра министерства агрополитики в правительстве Украины 2002-2004 гг.). В этот раз уже прозвучали конкретные угрозы лично в мой адрес и по отношению к моему бизнесу. При этом угрозы начали исполняться моментально. В связи с этим 15 марта я был вынужден направить заявление в Генеральную прокуратуру по факту угроз.

- Как в этот раз отреагировали правоохранительные органы?

- А никак. Даже формального ответа не прислали. Поэтому в этой ситуации приходится как в лозунге: «Спасение утопающего – дело рук самого утопающего!». Самое главное – это гласность. Две недели назад вышел 7-й номер журнала «Золотой Скиф», где опубликованы документы, свидетельствующие о вновь начавшихся «наездах» на мои компании в Донецке, а также материалы из дела №81-251, свидетельствующие о том, почему я свидетельствовал против Колесникова. Журнал разослан всем основным «игрокам» украинского политикума, правоохранительным органам, бизнесу, прессе и т.д. Я в бизнесе с 1994 года и за это время против меня и моих компаний открывалось в общей сложности больше десяти уголовных дел и все они были заказными. То есть, для меня правоохранительные органы ассоциируются с так называемым «столом заказа»: кто раньше и больше заплатит. Поэтому, когда я впервые встретился в Генеральной прокуратуре со следователем Такташовым, который вел дело по «Белому Лебедю», я особых иллюзий не питал, и главным для меня было закрыть свои уголовные дела, открытые по заказу Колесникова.

- Закрытием Ваших уголовных дел занимался Такташов?

- Нет, моими уголовными делами занимались другие следователи, а Такташов только уговаривал меня написать заявление на Ахметова по факту якобы вымогательства с его стороны мотивируя это тем, что по Колесникову у него и так достаточно материалов в деле «Белый Лебедь». У нас, говорил Такташов, из свидетелей только ты близко общался с Ринатом. Я убежден, что Такташов тупо занимался шантажом, а все остальное – это просто игра на зрителя. Думаю, Колесников лучше меня это знает. В целях личной безопасности мне пришлось даже дать специальное интервью журналисту Андрею Цаплиенко, которое вышло в апреле 2005 года на телеканале «Интер» в передаче «Спецкор», где я рассказал о своих встречах с Ахметовым. Поэтому когда прочитал в газете «Сегодня», как Такташов решил из меня сделать «крайнего» - сразу же подал в суд. Может кому-то моя принципиальность не нравится, но «шестеркой» я никогда не был, и поверьте - в глаза могу смотреть любому в этой жизни.

- Тогда почему Вы сейчас выступаете против Колесникова, ведь это косвенно бросает тень на того же Ахметова?

- Я держал паузу до тех пор, пока вновь не почувствовал очередные неправомерные действия против меня и моих структур. Это, в первую очередь, попытка по «беспределу» с помощью донецкого хозяйственного суда выселить ООО «Фирма «Кардинал» из офисного помещения, «неожиданное» появление проверяющих из донецкой налоговой, попытка вновь открыть уголовное дело №81-251. О чем говорить, если Донецкое УВД под различными предлогами не хочет вернуть нам бухгалтерские документы, переписку, исходные документы по авторским правам, кино-, фотоматериалы, компьютерную технику моих компаний, личные вещи сотрудников, моей семьи, изъятые во время обысков 05 марта 2004 года, несмотря на то, что мои уголовные дела закрыты девять месяцев назад!!! Все это говорит о том, что ничего не изменилось, а методы господина Колесникова и Ко остались прежними. Я сам донецкий, поэтому достаточно хорошо усвоил тактику этих «ребят». За так называемой верностью данного слова стоит банальное желание выиграть время. Когда я перечитывал свои уголовные дела (13 томов), то видел, как на самом деле работает вся эта система: с информаторами, с фальсификациями, с продажными судами, липовыми экспертизами, подставами и т.д. И мне жалко тех людей, которые еще думают, что Колесников честный парень. Может кому-то такой в команде и нужен, но «моя рубашка мне ближе к телу». Поэтому в седьмом номере журнала «Золотой Скиф» мы с помощью документов уличили господина Колесникова с товарищами в конкретных преступлениях, а совершали они их по собственной инициативе или по чьему-то заданию пусть разбираются другие. Это уже не моя проблема…

- А продолжают ли донецкие нарушать авторские права, ведь Вы не раз выступали по этому поводу, может ситуация изменилась в лучшую сторону?

- Донецкие сейчас напоминают подопытных кроликов. После неоднократных выступлений Януковича и Ахметова с клятвами за «честный бизнес» люди из их команды, к сожалению, демонстрируют обратное. Решая свои частные интересы, они на самом деле портят общий имидж. Как в поговорке: «Паршивая овца все стадо портит». Про Колесникова и действия судьи Запорощенко из Донецкого хозяйственного суда я Вам уже рассказывал, теперь Вам свеженький пример. В 2003 году в ООО «Фирма «Кардинал» обратился мэр Донецка Александр Лукьянченко с просьбой разработать концепцию реконструкции бульвара Пушкина. В рамках реализации национальной имиджевой программы «Пальма Мерцалова» (авторское свидетельство № 4932) «Фирма «Кардинал» предложила мэрии разбить реконструируемый участок бульвара на три части в соответствии с историческими эпохами развития Донбасса: от Драматического театра до проспекта Гурова так называемый скифский период – предлагалось изготовить позолоченные скульптурные композиции копии всемирно известной скифской пекторали, скифского шлема (найденного археологами донецкого Госуниверситета) и скифского воина, взятого в качестве символа Фонда «Золотой Скиф». Кроме этого планировалось выложить аллею плакетами с именами победителей конкурса «Золотой Скиф» за весь период церемонии награждения с 1996 года (более 100 участников). От проспекта Гурова до Театрального проспекта - эпоха Киевской Руси. Планировалось разместить скульптурные композиции образов из «Слова о полку Игореве» (как раз готовилась постановка в Святогорске оперы Бородина «Князь Игорь»). И наконец, от Театрального проспекта до бульвара Шевченко - период промышленного освоения Донбасса – установить копию «Пальмы Мерцалова», скульптурные композиции, олицетворяющие основные промышленные отрасли региона и аллею городов где согласно реализации национальной программы «Пальма Мерцалова» установлены копии символа Донбасса.
Что в результате? Лукьянченко и градостроительный совет план одобрили (о чем писали местные газеты) и уже к 30 августа 2003 года ко Дню города Донецка планировалось открыть первый этап - Скифскую аллею. В рамках подготовки к этому событию Ясиноватский машиностроительный завод изготовил плакеты победителей, по заказу отдела капитального строительства донецкого горисполкома были изготовлены из бронзы скульптуры скифского воина и пекторали. Однако после того, как Колесников и Близнюк в июле 2003 года сфальсифицировали протоколы Фонда «Золотой Скиф», и я был отстранен от руководства Фонда, работы тут же прекратились. Плакеты хранятся на складе ООО «Фирма «Кардинал», а пектораль и скифский воин установлен почему-то на улице Артема в сквере за спиной у памятника Соловьяненко. Прошло три с половиной года и вдруг газета «Комсомольская правда» печатает сообщение о том, что по распоряжению мера Донецка на бульваре Пушкина будет установлена копия «Пальмы Мерцалова» в окружении скульптурных композиций олицетворяющих основные отрасли народного хозяйства Донецкого региона. Правда, все это в виде фонтана. Ну, просто гениально! Звонят представители ООО «Фирма «Кардинал» в горархитектуру, а там отвечают: да, действительно полтора месяца назад эту идею предложил мер Донецка Александр Лукьянченко и архитектура сейчас отрабатывает этот вопрос. И это не анекдот! Это правда! К сожалению, некоторые донецкие не могут свыкнуться с мыслью, что общество внимательно наблюдает за ними как за подопытными кроликами и каждый их шаг фиксируется и заносится в журнал для лабораторных работ.

- Как Вы на это отреагировали?

- Для начала поставил в известность Януковича о том, что один из видных членов партии регионов Александр Лукьянченко планирует совершить преступление – нарушить авторские права и этим испортить имидж партии. Во-вторых, написал письмо Лукьянченко о том, что если он хочет вернуться к реализации идеи, которая была предложена ему ООО «Фирма «Кардинал» три с половиной года назад, то нужно провести с этой фирмой переговоры. Он же не пещерный человек, как никак наступил 21-й век… А то будет как с памятником Кобзона в Донецке.



- А что было с памятником Кобзона?

- Идея установки памятника в Донецке была инициирована «Землячеством Донбассовцев в Москве», и по просьбе Президента Землячества Николая Стефановича Лунева я занимался согласованием этих вопросов в Донецке. На собрании учредители Фонда «Золотой Скиф» поддержали эту инициативу. После согласования с Президентом Фонда Виктором Януковичем я вел переговоры с Кобзоном. Изначально Кобзон наотрез отказался давать разрешение на установку памятника, говорил, что Вы меня хороните раньше времени. Однако после того, как увидел концепцию монумента, предложенную московским скульптором Александром Рукавишниковым, согласился. Идея автора заключалась в том, чтобы установить монумент Мужеству, посвященный событиям по захвату заложников во время мюзикла «Норд-Ост» на Дубровке в Москве. Все помнят, как Кобзон пошел на переговоры с террористами и спас жизнь пятерым заложникам среди которых было трое маленьких детей. Монумент состоял из двух частей: рыцарские доспехи, сквозь которые пробиваются весенние тюльпаны (размером 3 на 5 метров), и на этом фоне шагающая фигура Кобзона. После согласия Кобзона Рукавишников приступил к созданию монумента. Но тут в мае 2003 года Близнюк на собрании учредителей Фонда «Золотой Скиф», посвященном изданию фотоальбома «Донбасс с высоты свободного полета», неожиданно требует от учредителей прекратить финансирование проектов Фонда в том числе и памятника Кобзону. Естественно я поставил в известность Януковича и 23 июня 2003 года испуганный Близнюк срочно направил гарантийное письмо Рукавишникову с просьбой завершить работу над монументом. 10 июля Колесников сфальсифицировал протокол Фонда «Золотой Скиф», которым меня отстранили от должности исполнительного директора.
Недавно я был в гостях у Рукавишникова в Москве и он мне рассказал, что произошло дальше. В июле 2003 года к нему приехал мэр Донецка Лукьянченко и заместитель Колесникова по облсовету Зац, и стали рассказывать, что Воробьева сняли якобы за финансовые махинации. Надо, мол срочно ко дню Донецка к 30 августа поставить фигуру Кобзона, а рыцарские доспехи нужно установить в 2004 году. Сейчас будут деньги за скульптуру Кобзона, а до Нового года оплатим за весь монумент. Как известно, скульптуру Кобзона Рукавишников отлил и установил в Донецке 30 августа 2003 года, а Лукьянченко и Зац пропали и больше не появлялись… От себя добавлю, уже в 2004 году после того, как в отношении меня были открыты уголовные дела я задавал вопрос об окончании строительства Монумента и Колесникову, и Близнюку, и Бублею (исполнительный директор фонда «Золотой Скиф») каждому в отдельности. И знаете, что они мне ответили? Догадайтесь с трех раз… А Вы говорите культура. Я представляю, о чем думает Кобзон, когда приезжает в Донбасс по приглашению областных властей на очередной юбилей.

Обговорити цю статтю у форумі

додано: 12-12-2006 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1165919371.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  Новини з Обозу :
  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua