першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Стенограма пресс-конференції ГІМЦ "Всесвіт": «Что строят на твоей земле? Спроси у горсовета!»

додано: 20-06-2007 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1182352990.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

ХарківщинаПраво

«Что строят на твоей земле? Спроси у горсовета!»
Стенограмма пресс-конференции 30 мая 2007
Харьков. Телеканал «Фора»

Андрей Войцеховский: Добрый день уважаемые телезрители. С вами программа «Трибуна ТВ» и Андрей Войцеховский. Сегодня мы хотели бы с вами поговорить о внутриквартальной застройке. С вами буду участники общественной организации «Всесвит» Наталя Зубар и Игорь Олексенко. Тема их выступления: «Что строят на твоей земле? Спроси у горсовета!».
Прошу вам слово.

Наталка Зубар: Добрый день! Не только мы с Игорем сегодня будем выступать, будут выступать также представители разных инициативных групп разных объектов нашего города, как центральных, так и нецентральных, которые немножко расскажут о своем опыте по этой теме.

Всем вам раздали пресс-релизы и первая фраза там такая: «Не ждать, пока на месте детской площадке в вашем дворе вырастет небоскреб!» Вот мы призываем: не ждать, пока начнутся конфликты. И попробуем вам рассказать и показать, как самим пытаться это предотвращать даже еще до того, как у вас во дворе появился забор.

Два слова о самой проблеме. Вы, конечно, все о ней слышали. У нас в городе было много громких конфликтов, связанных с так называемой уплотнительной застройкой. Наша власть много раз в лице своих представителей клялась и божилась, что запретит это дело, но пока что все продолжается, у нас появляются все новые и новые объекты. И это будет продолжаться, пока люди сами не поймут, как с этим бороться и не начнут это делать.

Когда у вас во дворе на месте вашего любимого детского садика появляется стройка, люди чувствуют, что это несправедливо. И правильно чувствуют, потому что есть целый ряд законов, которые предусматривают, что перед тем, как что-то строить на земле, которая есть коммунальной собственностью, собственностью территориальной громады, а также просто находится рядом с вашим домом, граждан нужно проинформировать и спросить их мнение. Существует такая статья 18 закона «О планировании и застройке территорий», которая прямо предусматривает процедуру информирования граждан, а то, как их спрашивать о том, что они думают о планируемой застройке их двора.

Я хочу сразу подчеркнуть, что мы не боремся с застройкой вообще. Город должен строиться. Мы боремся с застройкой, в которой не учитывается мнение граждан. Это и уплотнительная застройка дворов, это и застройка зеленых зон – сквериков, парков, которые являются зонами общего пользования.

Мы уже два года занимаемся этой темой и стараемся ввести эту тему в законное русло, которое позволит людям без пикетов и демонстраций, не бросаясь под грузовики, бороться за свои права и отстаивать свои интересы.

Есть такой Международный Пакт о социальных и экономических правах, который Украина ратифицировала еще в 1973 году, который предусматривает, что люди имеют право на не ухудшение качества жизни. Уплотнительная застройка, очень часто, это прямое ухудшение качества жизни людей. И люди сегодня будут говорить о том, как конкретно они это ощущают.

Как начинаются такие проблемы? Игорь сейчас расскажет в двух словах стандартную схему.

Игорь Олексенко: Добрый день. Как обычно мы, жители города, граждане территориальной громады, узнаем про готовящееся строительство или про уже начатое строительство. В большинстве случаем мы, проснувшись рано по утру, идя на работу либо по своим делам, натыкаемся на уже установленный забор. С такой проблемой столкнулись жители такой скандально известной стройки по улице Данилевского 17-19, где люди, проснувшись рано утром, увидели во дворе вооруженную охрану и установку забора. Так же я лично столкнулся с таким на примере так называемого «Пионерского сквера» на улице Культуры, вокруг которого очень быстро, даже скоропалительно поставили основательный бетонный забор. Это проблема, с которой мы сталкиваемся уже, как с фактом, когда уже место строительства огорожено. То есть в большинстве случаев жители узнают о готовящейся стройке, непосредственно столкнувшись с забором.

Есть еще один вариант, который должен насторожить нас, это когда начинают вестись какие-то работы по перекладке коммуникаций. Так было до нашумевшего уже строительства на ул. Клочковской, 197. Там началась перекладка коммуникаций теплосетей, людей это насторожило, люди обратились в горсовет, поинтересовались, что же там происходит, и только тода узнали, что там готовится строительство.

Наталка Зубар: Есть и другие примеры. Стройка, так и не состоявшаяся на проспекте Ленина 70, когда люди узнали о том, что там планируется строительство из объявлений в газете о продаже квартир в доме, строительство которого еще и не начиналось.

А на самом деле, согласно статье 18, которая полностью процитирована в раздаточные материалах (см. файл приложения), еще на стадии выделения земли, а потом и разработки проектной документации, городская власть (уполномоченные органы местного самоуправления) должны информировать людей аж четыре раза о том, что, где и как планируется строить. Мы собираемся выпустить информационные материалы, флайеры для граждан, в которых расскажем, что же обеспечивает эта статья.

Как известно, город у нас, хоть и большой, но маленький, в смысле, что информация распространяется быстро. Даже если использовать для публикации такой, предусмотренной законом, информации официальные муниципальные газеты с небольшим тиражом, то люди, живущие поблизости от планируемой стройки, все равно узнают эту информацию, лишь бы она где-то была опубликована. Этого, конечно, мало, но это дает хоть какой-то шанс людям узнать, что планируется.

Какие есть методы защиты у граждан? Эта же статья их и предусматривает. Если вы член территориальной громады города, то вы можете направить запрос на информацию. У нас тут в папке есть пример такого запроса. Вы можете просто прямо спросить: какие в моем дворе планируются действия? Вам чиновники обязаны ответить на этот запрос. Не ответ на этот информационный запрос можно оспорить в суде. И чиновник, который не дал вам ответ, будет иметь, по крайней мере, дисциплинарное взыскание.

Как показывает опыт, на грамотно составленные запросы – отвечают. И на них обращают внимание.

Я хочу дать слово Дмитрию Лавриненко, который представляет объект по улице Отакара Яроша, 15. Он расскажет о том, как их инициативной группе удалось воспользоваться своими правами чисто в законном русле и что из этого вышло.

Дмитрий Лавриненко: Приветствую всех. У нас ситуация была такая, как рассказывал Игорь Олексенко. После Нового Года вдруг мы увидели забор возле стен дома, люди начали возмущаться, приехали журналисты, сделали репортаж, после этого быстро образовалась инициативная группа. Мы попали на прием в наш районный исполком, прием вел председатель В.Дулуб.

Были приглашены все службы, которые выдавали разрешения для проектной документации, были приглашены инвесторы, фирма-застройщик и целых две инициативные группы – одна как бы в поддержку, другая – наша, граждане, которые живут непосредственно рядом со стройкой.

На этом совещании никакого решения не было принято, все службы, которые согласовывали проект, сказали «все замечательно, все хорошо, у вас никаких нарушений нет», инвесторы сказали «мы тут у вас будем строить все равно, какие бы вы тут не собирали собрания».

Я задал только один серьезный вопрос «знаете ли вы о существовании такой статьи 18 в таком то законе?» на что главный архитектор проекта сказал: «этот закон, наверное, появился позже». Как выяснилось, он просто не знал, что этот закон существует и в официальном перечне градостроительной документации, на основании которого должна разрабатываться проектная документация, он указан одним из первых.

С этого закона все и начало крутиться. Изначально люди в нашей инициативной группе начали придираться к метражу – столько-то метров должно быть от стены нашего дома, такой-то этажности, там такой-то инсоляции и все остальное. Я же им сказал, что это технические моменты, а проблема-то гораздо шире, и закон предусматривает учет общественного мнения, мнения людей, которые тут живут, и не ухудшение условий их жизни. И это не проблема нормативов про 20 или 30 метров от стены дома…

После этого совещания мы уже были приглашены на встречу с секретарем горсовета Геннадием Адольфовичем Кернесом, где была инициативная группа, был застройщик. Мы высказали все свои претензии, основываясь на той самой статье 18. Не буду делать большую рекламу секретарю горсовета, но он разбирается в этих вопросах, и одним из его интересных замечаний было такое: «Товарищи-граждане города, учитесь грамотно отстаивать свои права!».

Это и есть лейтмотив темы, Многие люди действительно возмущаются. Кричат, кидаются грудью на машины, но при этом они не способны сослаться на статью закона, написать простое заявление, и все их возмущение заканчивается просто словами «не хочу!». Против этого возмущения выкладываются документы, против придирки к метрам выкладываются экспертизы, а по экспертизам у застройщика все хорошо. И действительно, мы прорабатывали эти документы, по строительной части у застройщика все хорошо, все согласовано.

После этого была встреча на конфликтной комиссии уже в горисполкоме, вел ее секретарь горсовета, были приглашены все депутаты, представители управления архитектуры. Мы снова там озвучили наши претензии по невыполнению статьи 18.

Результатом стал полный отказ инвестору, документы на согласование проекта – отозваны. В результате процедура выделения земли и получения архитектурного согласования будет начата заново, теперь уже с учетом нашего мнения.

Интересное мнение там было высказано некоторыми депутатами, они предложили нам, гражданам, поторговаться. Мол, вы имеете теперь золотую акцию и можете выдвигать требования к застройщикам, может быть у вас тут что-нибудь хорошее и появится. Может быть, они уберут ЛЭП, которая проходит рядом с вашим домом. Г.Кернес сказал интересную вещь – если дать на эту ЛЭП полную нагрузку, то у вас начнутся проблемы с излучением. А если инвестор будет строить у вас рядышком дом, то ЛЭП он куда-то перенесет и излучение у вас уберется. И депутаты на это сказали – о, да, у вас золотая акция, у вас ЛЭП перенесут, и волосы перестанут выпадать. На что я подумал и сказал «а если у нас возле этого нового офисного здания автостоянку поставят, то в волосах у нас свинец появится, и волосы будут выпадать, но уже вместе со свинцом».

Наш результат, обусловленный с одной стороны грамотным подходом, а с другой, возможно тем, что земля выделялась той фирме, что и далее продолжает претендовать на эту земле. И сейчас игра идет так, что при новом землеотводе электорат будет в проигрыше, а на этом можно играть гражданам всегда.

Андрей Войцеховский: Мораль: бабло побеждает зло. Вобщем, вы правильно составили документы.

Наталка Зубар: Да. И к этому мы привлекаем внимание. При прочих равных условиях – бабла, зла – более грамотный и более спокойный подход всегда выигрывает.

Не всегда, далеко не всегда удается так успешно отстоять свои интересы, как в случае с Отакара Яроша, 15. Дима не успел сказать, в чем там было дело. (Там изначально был произведен земле отвод под двухэтажный офисно-торговый центр, который на другой сессии как-то превратился в девятиэтажный жилой дом).

Кстати, большинство спорных землеотводов в Харькове – это решения горсовета 2002-2004 годов. Это была вакханалия таких землеотводов..

Кроме информационных запросов, статья 18, о который мы говорим, предусматривает еще один метод учета общественного мнения – это общественные слушания. Я хочу на них остановиться подробно потом, что наши новые правила застройки Харькова, которые находятся в процессе обсуждения, уже выносились на общественные слушания и, видимо, будут утверждены, так вот эти новые правила предусматривают общественные слушания как один из основных механизмов учета общественного мнения при застройке города.

Как вы, наверное, знаете, по крайней мере, журналисты точно знают, общественных слушаний в Харькове, которые предусмотрены в соответствии с уставом территориальной громады, решения которых обязательно должны рассматриваться властью, таких слушаний проводится очень мало. Так. в прошлом 2006 году, таких слушаний было проведено … 2. Для сравнения: во Львове – 27, и они там сами считают, что это мало. В этом году, в 2007 вообще пока прошли одни слушания как раз по правилам застройки города.

Так вот граждане имеют право и согласно закону о местном самоуправлении, и согласно устану территориальной громады Харькова, проводить общественные слушания по этим вопросам, по вопросам застройки города. К сожалению, в большинстве случаев этого сделать не удается даже тогда, когда люди это делают полностью согласно закону.

Вот сквер по улице Культуры, о котором говорил Игорь. Жители окрестных домов, а их там достаточно много, пытались собрать общественные слушания на эту тему, и им это не удалось. Я хочу дать слово представителю инициативной группы, жительнице этого района Алисе Марунченко, она вам расскажет про их отрицательный опыт.

Алиса Марунченко: Я хочу сказати, що громадські слухання не завжди вдається провести. Тому що влада в цьому не зацікавлена. Але що саме головне, ми спиняємося на півшляху. Коли нам відмовляють – нам потрібно подавати до суду. Але не завжди стає сил, тому що людей з ініціативних груп дуже мало, і люди на шляху цієї боротьби дуже часто відсіваються. Вони лякаються, вони бояться, вони втомлюються, їх застрашують і так далі. Поки не визріє суспільство – так нічого і не буде. Але я вам хочу сказати, що громадські слухання – це сама перша інстанція, котра мусить пройти до того, як надаватися дозвіл на забудову.

Наталка Зубар: Спасибо! Вот им конкретно, по скверу на улице Культуры, хотя они собрали очень много подписей, не удалось добиться проведения слушаний. А сколько подписей собрали?

Игорь Олексенко: Я могу рассказать конкретно. Я занимался инициацией проведения этих общественных слушаний. Уже по факту, когда был установлен забор, мы провели собрание, это было в октябре 2005 года. Собрали мы 179 подписей. Согласно уставу территориальной громады города Харькова для того, чтобы провести общественные слушания по распоряжению городского головы в обязательном порядке, для этого нужно собрать 100 подписей. Мы собрали более 100 подписей, написали заявление на имя городского головы и ответ мы первый раз не получили.

Мы обратились повторно с заявлением, напоминая, что мы обращаемся повторно, и получили ответ из управления архитектуры о том, что наш вопрос требует дополнительного времени для изучения.

В третий раз мы обратились уже в сентябре 2006 года, напоминая, что общественные слушания не проведены, ответа никакого не получили.

Вот таким образом наши представители в горсовете учитывают интересы жителей города, членов территориальной громады.

Андрей Войцеховский: Ну, ребята, не ответили вам. Что делать? Это самое главное, потому что мы уже как бы привыкли к тому, что не будут отвечать.

Наталка Зубар: Сейчас мы приведем пример того, что надо делать. Тут у нас есть представители еще одной, свежей инициативной группы, 155 подписей, это центральные кварталы города, которые ограничены улицами Пушкинской, Воробьйова, Гражданской, Харьковской набережной и Московским проспектом.

Итак, собрали 155 подписей, подали. Первый раз – ответа никакого. Воторой раз мы посылаем информационный запрос с просьбой дать ответ, почему согласно уставу территориальной громады пункта такого-то не дается ответа в предусмотренный срок. И так далее… То есть грамотно подали запрос. Вот на это наше обращение пришел ответ. По поручению мера директор департамента градостроительства, архитектуры и земельных отношений сообщает нам о том, что они сейчас проводят подготовку к общественным слушаниям.

А что мы будем делать дальше? Мы, конечно, не спустим этого «просто ведем подготовку». Дальше мы напишем следующее обращение – официальный запрос. Обязательно это надо делать с уведомлением почтовым. Ни в коем случае ни устно. То есть, вы можете говорить устно с какими угодно чиновниками, но обязательно у этого должен оставаться документальный шлейф. Мы будем просить их рассказать, когда конкретно пройдут эти слушания, и они обязаны будут нам ответить официально. Мы будем просить включить членов инициативной группы в комиссию, которая готовит эти слушания.

Я хочу дать слово Александре Красножон из этой инициативной группы и она расскажет, что требуют жители этих кварталов.

Александра Красножон: Я хочу сказать, что мы находимся на начальной стадии борьбы. Мы представляем интересы жителей улиц Короленко, улицы и переулка Воробьева, Гражданской, Московского проспекта, то есть как бы самого сердца исторического и архитектурного нашего города. На этих улицах, как вы помните, остались дома, построенные Бекетовым, Гинзбургом и так далее.

И вот что мы наблюдаем за последний год. Началась беспорядочная массовая уплотнительная застройка. Разрушается все, что может. Вот для примера – улица Короленко, я думаю, она всем вам знакома. На этой улице – 8-10 домов. Зато на сегодняшний день, судя по ответу на наш запрос на информацию, который мы получили, нам отвечают, что у нас тут будут строиться еще 8 многоэтажек. Причем какие – кафе, развлекательные центры, магазины, бары. Например, по соседству с библиотекой Короленко сооружен ночной ресторан. Как бы соответствует месту…

На улице Короленко 16 находился памятник архитектуры, классицизма постройки 1841 года. И когда его стали разрушать, обносить забором мы сразу же обратились к нашим властям. Ответ был такой – на следующий день дом был разобран. И даже рабочие, которые это делали, нам говорили со слезами на глазах, что подобного строения еще не видели – какова была кладка, какое мастерство… таких памятников, как нам сказали в историческом музее, осталось всего десять в нашем городе.

Теперь на месте этого исторического памятника строится объект под названием Х. Потому что никаких опознавательных знаков там нету и мы даже не можем догадаться, что там происходит.

Хочется сказать еще об одном очень важном моменте. У нас на улице Короленко осталась одна из немногих бесплатных спортивных детских площадок. Там есть баскетбольные кольца, сетки и так далее. И вот наши дети там очень очень много лет занимаются спортом. М вот что мы сейчас имеем? Мы имеем ответ нашего руководства о том, что тут будет сооружен торгово-административный центр. Стоит один раз прийти туда и посмотреть. Там действительно дети круглосуточно занимаются спортом, играют. Всю жизнь там заливался каток. Теперь там будет административный центр. И наших детей мы выгоняем в ларьки за пивом, в игровые автоматы и так далее. Кто будет заботиться о нашем подрастающем поколении – это вопрос, наверное, риторический, и я призываю всех, я считаю, что это очень важный вопрос. Давайте хоть одну площадку спортивную общими усилиями поможем отстоять, благоустроить, сделать образцом, примером того, что мы что-то можем сделать в нашем городе Харькове.

Хочется еще сказать, что в нашем районе за последний год, после того, как начали строиться 8 многоэтажек, начали все рыть, копать, катастрофически ухудшилась экологическая обстановка. Вырубаются последние зеленые насаждения, вокруг пыль, грязь, это всем, наверное, понятно.

И центр Харькова, второго по значимости города Украины, мы превращаем в какое-то уродливое и больное лицо. Мне, как коренной харьковчанке, просто больно и обидно все это видеть.

Да, мы обращались, спасибо Наталке, с ее помощью мы пытались все это проделать. Мы обращались с обращением, правда, три месяца мы ничего не получали, хотя мы звонили регулярно.

Андрей Войцеховский: Срок – месяц. После этого вы имеете право подавать в суд. И не стесняйтесь этого.

Александра Красножон: Как я объяснила, мы еще на начальной стадии борьбы, поэтому мы три месяца звонили и писали. Наконец, ответ на обращение мы получили. Причем ответ очень непонятный. Дат не указано, когда же все эти подготовительные периоды, стройки и реконструкции были утверждены.

Мы собрали более 200 подписей для того, чтобы провести общественные слушания. Нам никто не отвечал и опять спасибо Наталке мы все-таки получили ответ на наше письмо.

Андрей Войцеховский: Они не имеют право готовиться! Они должны дать ответ – когда, что и где они проведут. А вы не стесняйтесь! Не ответили по сути, по форме или в надлежащее время – подавайте в суд! Проиграете этот суд, подавайте в вышестоящий – ничего страшного в этом нет!

Наталка Зубар: Вот сейчас Андрей озвучил третий способ борьбы. Это действительно судебные обращения. В наших информационных пакетах есть рыба искового заявления, которую просто заполнить и подать. Это не страшно, 3.40 госпошлина и все. Вам не нужен для этого даже адвокат! Это может сделать каждый гражданин.

Андрей Войцеховский: Я хочу посмотреть на того судью, который отменит эту статью закона! В месячный срок, все отлично знают, должны дать ответ. И не один судья не может сказать, что этот закон они имеют право нарушать.

Наталка Зубар: Вот нам прислали записку с вопросом «сколько строек остановлено юридическим путем?» Мы знаем минимум 10. Вот сейчас Игорь покажет одну такую очень простую визуально.

Игорь Олексенко: Я, например, могу дать информацию по четырем стройкам, где таким путем это было остановлено.

В частности, есть такая арка – это проспект Ленина, 10, рядом с магазином «Природа». Вот здесь, внизу фотография, как это было «до того», как люди возмутились и начали чего-то добиваться. Вот здесь оно забором огорожено. Как ни странно, это такой объект, который запрещено застраивать вообще, это является въездной группой и конструктивным элементом здания. Но ждя наших властей правила не писаны.

Но тут жители смогли вмешаться и юридическим путем добиться своего. Вот Дима уже говорил, что путем общения с Геннадием Адольфовичем, я тоже не буду ему рекламу делать, путем активности жителей, путем многочисленных заявлений удалось чего-то добиться.

Тут в чем дело с этой аркой, тут выделена была земля под застройку. И решением сессии то ли июньской, то ли июльской это решение про землеотвод отменили.

Еще какие есть истории успеха. Проспект Ленина 70, ул.. 23 Августа 20, 22, 24 – тоже юридическим путем добились, Отакара Яроша 15, то, про что тут уже говорили, Гвардейцев Широнинцев, 44. Там то же самое – юридическим путем добились отмены решений про строительство домов.

Наталка Зубар: Дело в том, что юридически и фактически механизм один и тот же – что дом, что арка. Арка – это символ, который говорит нам вот о чем. (Показывает картинки). Обязательно фиксируйте все. Вот у вас во дворе начинаются какие-то там движения, сразу фотографируйте. Потому что потом вам будут рассказывать, как в случае со сквером на улице Культуры, что сквер был не ухоженный, что он был заболоченный, что он был заброшенный и так далее.. Обязательно фиксируйте состояние вашего двора.

Еще один очень важно, чтобы вы работали со всеми вашими жителями домов. Чтобы это была не борьба одного человека, вас обязательно назовут сумасшедшим, Постарайтесь убедить и других людей, чтобы это была не малая группа, а чтобы это была аргументированная позиция масс.

Андрей Войцеховский: Чтобы сумасшедших было как можно больше.

Наталка Зубар: Абсолютно правильно! Чтобы вы могли аргументированно показать, что это действительно общественное мнение.

И еще – обращайте внимание на экологическую часть. Вот в истории с центральными кварталами мы нашли, что в плане застройки Харькова от 2002 года написано, что на нас, на улице Пушкинской повышенная концентрация углекислого газа, пыли и так далее. И там предусматривались меры по борьбе с этим. И мы их спрашиваем теперь – а где меры? Что сделано?

Мы хотим, чтобы власть отчиталась перед нами о том, как они исполняют собственный план. Мы ничего от них такого не просим… Да, мы знаем, что может быть ответ, как на какой-то инициативной группе, как это было еще с прошлым горсоветом, когда на вопрос о том, а как выполняется принятый вами план делимитации при домовых территорий, ответ был дословный: «А чего вы нас в коррупции подозреваете?» Вот тут некоторые присутствовали на той встрече и помнят.

Дело в том, что грамотно заданный вопрос - это очень важно. Почему мы обращаем внимание именно на статью 18? Потому что она говорит именно об учете общественных интересов. А не о квадратных метрах, СНИПах, ДБНах и так далее, которые не есть компетенцией граждан, на самом деле. А вот общественные интересы – это чисто компетенция граждан. И там уже заложены все юридические и все информационные механизмы, чтобы добить власть на эту тему.

А если надо будет, вот тут есть представитель ХПГ, то помогут дойти и до Европейского суда, если вам будут отказывать в отечественных судах.

Андрей Войцеховский: Представитель ХПГ, давайте ваши вопросы.

Юрий Чумак, Харьковская Правозащитная Группа: Я хочу сказать несколько слов по поводу информационного доступа. Дело в том, что корме обращения в суд, в случае, если вам не ответили на информационный запрос или на обращение, не стоит забывать об еще одной интересной форме. Дело в том, что в кодексе про административные правонарушения прямо предусмотрена ответственность за нарушения права на доступ к информации, кроме того, там сказано, что должностные лица, виновные в этом, привлекаются к ответственности и согласно закону Украины о борьбе с коррупцией. Суд – очень эффективный механизм, но очень длительный, могу по собственному опыту сказать. Так вот, кроме этого, можно обращаться в прокуратуру или в СБУ.

На одном их семинаров в Киеве ребята рассказывали, что они обращались к городскому голове – он им не ответил. Они позвонили в СБУ, только позвонили, и уже на следующий день им пришел ответ. Так что есть еще такой механизм.

Вот вы говорили, что в некоторых случаях Геннадий Адольфович шел навстречу и те решения, которые принимал мер Шумилин не совсем законные или совсем незаконные были отменены. Так что, нам стоит ждать, пока придет следующий мер и отменит незаконные решения Геннадия Адольфовича?

У нас пресс-конференция посвящена тому, как в Харькове выполняется законодательство, а я бы хотел спросить о том, как у нас не выполняется законодательство, есть ли у нас общая статистика – в стольких-то случаях выполнили, а в таком-то объеме не выполнили?

Наталка Зубар: Если коротко сказать, то стало немного лучше. Потому что, возможно не по своей воле, но власть вынуждена публиковать, по крайней мере, первое объявление. Сейчас это стало выполняться гораздо лучше. Остальные нет, не выполняются. Насчет общественных слушаний я сказала, нет, стало не легче. Я надеюсь, что мы хотя бы одни слушания по центру пробьем. Если это получится, то мы будем использовать этот опыт, как пример и учить других, как это делать.

Что касается обращений в прокуратуру, а это – один из методов выполнения статьи 18, то в Харькове это действует очень и очень плохо. Прокуратура все футболит.

Лучше начало действовать только информирование о землеотводе. О разработке проектной документации никак не информируют. О порядке учета общественного мнения – не информируют.

Андрей Войцеховский: Проще, наверное, сказать, что не делается.

Наталка Зубар: Вот все, кроме первичной информации о землеотводе, не делается пока в системном плане.

Да, можно сказать, что нынешняя городская власть эту тему взяла и очень много о ней говорит. Это правда, действительно говорят, встречаются с людьми, можно спорить как – избирательно, не избирательно. Но на системном уровне эта статья пока не выполняется. И мы можем показать это в цифрах. Если это кому-то интересно, через месяц мы будем представлять результаты мониторинга в цифрах.

Андрей Войцеховский: Ну, если такие материалы будут, то я опять вам предоставлю слово для того, чтобы огласить это в прямом эфире – как власть выполняет законы.

Наталка Зубар: Да, обязательно, поскольку мы занимаемся не только методической помощью гражданам, но и мониторингом того, как власть выполняет законы.

Євген Ходун, Німецька Хвиля: Шановні пані Наталя, пане Ігорю! Згідно з вимогами перед відведенням земельної ділянки, розробленням проекту забудови мають бути не тільки слухання, а ще й згода місцевих жителів у вигляді сходу чи зборів громадян, збирання підписів, подання депутата, який представляє цей округ (але це ще в минулому скликанні) і деякі інші речі. Чи в пакетах документів вам траплялися випадки підлогу цих документів. Тобто документи є, але насправді ці збори не проводилися, місцеві жителі не розписувалися, або розписувалися, але за щось інше. Дякую.

Игорь Олексенко: Я могу ответить на этот вопрос только частично. Что касается проведения собраний с застройщиками, по крайней мере, я такого не знаю. Что касается подписей «за», то я такого тоже не знаю. Наоборот, такой скандальный пример как застройка по Данилевского-Галана, то там собрали больше 200 подписей против. Жители обратились даже за защитой своих интересов в суд. Из всех вопросов, которые вы задали, ничего этого не делается.

Андрей Войцеховский: Может что-то и проводится, но мы об этом, к сожалению, ничего не знаем. Может где-то что-то и проводилось. Могу сказать, что за последние 5-6 лет таких жалоб (на не учет общественного мнения) было очень много.

Полина Мирер, Медиапорт: У меня вопросов много. Первый – к Наталье. Скажите, сколько лет вы работаете в этой теме?

Наталка Зубар: Два года. Именно в этой теме – два года. Как это началось я могу рассказать. На форуме Медиапорта, тогда еще он назывался Медиа-обьектив на обсуждении какого-то спорного строительного объекта, я уже даже не помню какого, собрались неравнодушные люди, перезнакомились в реале. Тогда был заместителем мера Политучий, мы добились встречи с ним и обсуждали эти вопросы. Это было очень интересно… Вот то, о чем я говорила «вы нас в коррупции подозреваете?» – это с этой встречи.

Именно тогда мы разработали первые рекомендации. В пакете документов, который у вас, есть наши предложения к плану застройки города как раз по учету общественного мнения. Вот люди, которые создали эти предложения, они перезнакомились тогда.

И теперь уже нас знают, Игоря, меня, к нам обращаются люди с других объектов, и даже других городов. И мы будем заниматься этой темой и дальше.

Полина Мирер, Медиапорт: Сколько за это время к вам обратилось людей за методической помощью? Или инициативных групп? Сколько адресов?

Наталка Зубар: Больше 30 инициативных групп.

Игорь Олексенко: Наталка заметила, что у нас есть обращения с других городов. Например, из Сум, Винницы, последнее было из Киева. А по Харькову больше 30. Это то по чему у нас есть документы, статистика, контакты. А так, наверное, и больше…

Полина Мирер, Медиапорт: Скажите, пожалуйста, Наталья, вы говорили, что стало лучше в последнее время с соблюдением закона…

Наталка Зубар: Только одного конкретного пункта – первого информационного сообщения.

Полина Мирер, Медиапорт: А каким сроком исчисляется «последнее время»?

Наталка Зубар: Последний горсовет. То есть с весны 2006 года.

Полина Мирер, Медиапорт: Скажите, я правильно понимаю, что если жителям не сообщили о запланированной стройке, то эту стройку нужно приостановить?

Наталка Зубар: Да, во всяком случае, можно приостановить. Если жителям она не нравится, то по закону это можно сделать. И не только речь идет просто об информации. Жителям не только должны сообщить, а еще и спросить их мнение.

Тут есть один важный момент, о котором мы не сказали, Это – придомовые территории. Дело в том, что уплотнительная застройка во дворах очень часто может заходить на придомовые территории других домов. А поскольку у нас абсолютное большинство придомовых территорий не выделено в натуре, то никто не может сказать, заходит новая стройка туда или нет. Это еще одна большая тема, про которую я час или два могу говорить. Но если коротко – то это еще и потенциальный земельный конфликт, конфликт землевладения.

Полина Мирер, Медиапорт: Вопрос тогда такой. Приостановить – понятно. А закрыть ее совсем, отменить эту стройку, можно? Как? Через суд?

Игорь Олексенко: Ну да, и через суд, и без него, примеры есть, мы же уже их приводили.

Полина Мирер, Медиапорт: А что тогда будет основанием? Что людей не известили?

Наталка Зубар: Да. А) Не известили. Б) Не спросили их мнение. В) Не учли их мнение.

Андрей Войцеховский: И только потом уже пошла проектная документация.

Полина Мирер, Медиапорт: Но у людей все равно нет гарантии, что стройка не начнется через полгода снова?

Наталка Зубар: Да. Они не застрахованы, абсолютно правильно. К сожалению пока нету механизма, кроме как каждый раз бороться… Впрочем, один механизм есть и о нем мы всем говорим – пробовать закреплять за собой придомовые территории. Как только вы закрепили за собой свою придомовую территорию и получили как совладельцы вашего дома правоустанавливающие документы на совладение этой придомовой территорией, тогда все. Это становится уже вопрос вашей собственности. Вы может туда просто собак поставить, забором обнести и не пускать туда никого.

Игорь Олексенко: Однако не всегда это получается. Есть такой пример – улица Воробьева 8. Там. Несмотря на то, что жители создали ОСМД (объединение совладельцев многоквартирного дома) и подали документы на закрепление при домовой территории, не тут то было. Им сделать это пока не удалось.

Наталка Зубар: Кстати это тоже пример, когда удалось отменить строительство, но не выделили землю. Там была интересная история, когда строить собирались на месте старой развалившейся бетонной мусорки. Она шла по документам как старый аварийный двухэтажный дом. И вот на месте этого дома было дано разрешение на так называемое заменное строительство – на многоэтажный дом. Но жителям удалось это остановить.

Андрей Войцеховский: Тут еще один вопрос есть.

Женщина из зала: Вы, наверное, слышали о таком последнем скандальчике городском, о том, что в парке «Зустрич» вполне законно сессия горсовета во главе с кем-то тут любимым секретарем, которые хорошо решает спорные застройки, выделила землю судье. Это кстати вопрос о судьях, которые будут рассматривать такие дела… так вот – что делать людям? Как им себя вести? Там строительство еще не начато, просто судья получил землю. Это в парке, парковая зона отдана под застройку.

Наталка Зубар: Что делать людям. Людям, которые живут вокруг, пользуются постоянно этим парком, собирать подписи, немедленно инициировать общественные слушания. Чем больше этих людей будет – тем лучше. Убеждать в том, что эта парковая зона им нужна. Если общественные слушания не будут проводить – обращаться в суд. И судиться за неучет их общественного мнения. Это как раз вопросы коммунальной собственности. Все эти парки есть в коммунальной собственности. И судится не из-за того, перевели этот парк в какую-то не такую зону или не перевели. А упирать именно на неучет общественного мнения.

Андрей Войцеховский: Самое смешное, что этот парк перевели в землю сельхозпользования. И 6 гектар выделено именно в сельхозпользование.

Наталка Зубар: Это не проблема граждан, куда там это перевели. Это их парк, они должны, увы, они вынуждены доказывать, что он им нужен, и что они им пользуются. Да, нам надо постоянно доказывать, что мы – не верблюды. Но надо доказывать компетентно, спокойно и очень напористо. Как правильно Андрей говорил, вам отказывают – в суд! Не бойтесь этого. Суд ответил не так как надо – выше подавайте!

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua