МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Русский национализм: от шовинизма к ксенофобии

10/30/2006 | Сергей Кургинян
И Кондопога, и грузинский эксцесс – это крупные акции в рамках нового этапа реализации стратегии "деструктивной уменьшительности", которую проводит все тот же преступный псевдо-русский субъект. Нельзя рассматривать Кондопогу и грузинский эксцесс по отдельности. При таком отдельном рассмотрении мы ничего не поймем и, простите, окончательно проморгаем Россию.

Прошу рассмотреть вышесказанное как независимую аналитическую гипотезу. И как ученый, и как гражданин я просто обязан ее высказать. Высказать – и обосновать. В противном случае, это не научная гипотеза, а огульное обвинение.

Начну с вещей, вроде бы, далеких от основной темы. А именно, с анализа политической лингвистики.

Скажите мне, пожалуйста, чем ксенофобия отличается от шовинизма? Конкретно – русская ксенофобия от русского шовинизма? Почему вдруг слово "шовинизм" заменилось словом "ксенофобия"? В чем политический смысл этого, я бы сказал, "нейролингвистического программирования"?

Шовинизм – это попытка всех подмять под себя. Это, так сказать, геополитическая прожорливость. С желудком все в порядке. И хочется все сожрать – и баранину, и свинину, и пироги. Конкретно – и Кавказ, и Украину, и Среднюю Азию.

Ксенофобия – это нечто прямо противоположное. Это несварение геополитического желудка. Это геополитическая рвота, так сказать. Никого не могу сожрать, все создают проблемы. Любая геополитическая пища отторгается.

Программируя русских на ксенофобию, их программируют на умаление своей территории. Это не русский национализм – это его фактическая антитеза. Это провокативно-уменьшительный русский племенной синдром. Синдром, отчасти вызванный объективными причинами. А отчасти искусственно созданный для окончательного распада России. В любом случае, синдром абсолютно губительный.

В принципе возможны два типа русского национализма – расширительный и уменьшительный. Я считаю, что расширительный русский национализм (который, по сути, и есть "русский шовинизм") обладает как негативными, так и позитивными чертами. И в каком-то смысле имеет связь с фундаментальными российскими интересами. Но в реальности-то расширительного русского национализма нет!

А уменьшительный русский национализм, проявления которого мы видим сегодня, – это программирование русского суицида.

Мы сталкиваемся с уменьшительным русским национализмом не в первый раз. Я уже говорил об этом, когда разбирал действия элитной "русской партии". Но это была, еще раз напомню, "игра в две руки". Ведь Советский Союз разваливали, так сказать, "по матрице НТС". Тем, кто забыл, напомню, что эта аббревиатура означает Народно-Трудовой Союз российских солидаристов.

Я не демонизирую НТС в целом. Я просто обращаю внимание на построение этой организации. На то, что она сознательно заложила в свою структуру два как бы несовместимых крыла – либеральное ("Демократический союз" Валерии Новодворской) и консервативное (пресловутая "Память" Дмитрия Васильева).

По этой энтээсовской схеме творцы Перестройки и скроили "двукрылую" систему сепаратизма, разрушившую СССР. Деструкция предполагала одновременное задействование двух как бы полярных, но на деле взаимно согласованных сепаратизмов. Один из них, более очевидный – сепаратизм национальных окраин, поддерживаемый в России либеральными партиями. Другой, менее очевидный, но гораздо более опасный – сепаратизм "почвенный", собственно русский, призывающий Россию к выходу из состава СССР.

Надо помнить тот горький урок. Еще раз подчеркну, что окончательный распад государства всегда обусловлен отпадением от этого государства его опорного системообразующего начала. В случае России этим началом всегда являются русские. Что касается бунта окраин, то это лишь частный фактор. Пока ядро государства прочно и едино связано, эксцессы на периферии могут быть преодолены. А вот когда эксцессы начинаются в самом ядре, то это... Это уже агония.

Развалить русскую империю того или иного образца (красную – советскую, или белую – православную, или любую другую) можно, только внушив русским, что это "не их государство". Что из этого государства надо выйти. Что из него надо бежать, как от чумы. Одновременно надо внушить ту же мысль и малым народам, входящим в империю.

(Выдержка из доклада на заседании клуба "Содержательное единство"
19 октября 2006 года)

Відповіді

  • 2006.10.30 | Koala

    Ну й гидота...

    Ага. Зараз. І Грузія, і Україна - це, на думку автора, зараз частина Росії. Політика, спрямована на втрату України - це самовбивча політика для Росії, а ось намагання з'їсти Україну, я так розумію, це "фундамєнтальниє расійскіє інтєрєси". У ФОФУДЬЮ ТАКИХ АВТОРІВ! ДОКОЛЄ?

    Сергей Кургинян пише:
    > Шовинизм – это попытка всех подмять под себя. Это, так сказать, геополитическая прожорливость. С желудком все в порядке. И хочется все сожрать – и баранину, и свинину, и пироги. Конкретно – и Кавказ, и Украину, и Среднюю Азию.
    > Программируя русских на ксенофобию, их программируют на умаление своей территории.
    > расширительный русский национализм (который, по сути, и есть "русский шовинизм") обладает как негативными, так и позитивными чертами. И в каком-то смысле имеет связь с фундаментальными российскими интересами. Но в реальности-то расширительного русского национализма нет!


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua