МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Чим процес виховання російськомовних нагадує підготовку різдвя-

03/06/2007 | Navigator
ного гуся?

Ми вже звертали увагу на сильний "місцевий патріотизм" прибалтійських росіян, що щойно ще раз яскраво проявилось в ході виборів парламенту Естонії. Російськомовний електорат в Естонії складає 20% - і дивіться, як вони проголосували!
Рецепт приготування з русопатріота українопатріота подібний до процесу підготовки різдвяного гуся - добре годувати в затишному місці - і він незабаром буде готовий!
Таким чином єдиний шанс України об"єднати Схід і Захід - це значно вищий, ніж в Росії рівень життя. Що легко досягається євроінтеграцією.

http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=747660

Вчера в Эстонии подвели итоги парламентских выборов. Победила правящая Реформистская партия, русские партии набрали 1%. Как выяснил специальный корреспондент Ъ МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ, это значит, что получивший скандальную известность Бронзовый солдат будет скоро демонтирован, а отношения с Россией станут еще хуже, если это возможно.
"Защитники памятника тоже хотят кушать" Мы с премьером Андрусом Ансипом (вчера он стал одним из наиболее упоминаемых персонажей на российских телеканалах – см. рубрику "Доступ к теле" на стр.4) чокаемся шампанским. Ресторан гостиницы Radisson гудит: партия реформистов празднует победу. У нее первое место и 31 место в парламенте из 101.
– Ну что,– спрашиваю,– Бронзовый солдат помог вам выиграть выборы?
– Для меня этот вопрос никак не связан с выборами,– премьер пытается перекричать песню "We Are the Champions", которую поют его однопартийцы.– Люди проголосовали за нас, за центристов и за правых, это значит, что они удовлетворены жизнью здесь и сейчас. Они хотят реформ и думают об экономике.
– Но памятник теперь точно уберете?
– Памятники должны объединять людей, а не разъединять. А этот памятник раскалывает общество. Нужно перенести захоронение и памятник на кладбище.
В другом конце ресторана сидит грустный Сергей Иванов. Он был депутатом от партии реформ в прежнем парламенте, а в новый не прошел, хотя его партия и победила. Повинуясь партийной дисциплине, он не стал голосовать против закона, требующего срочного переноса памятника. А оппоненты заказали предвыборный ролик: "Запомните эти лица. Именно из-за этих предателей принят закон о сносе памятника". Сергей Иванов получил только 257 голосов.
– Этим памятником меня убили. Меня даже в списке поставили на 35-е место. Непроходное. Партия стала бороться за голоса эстонских избирателей, а меня сдали.
– А теперь-то что будет? – спрашиваю.
– Ансип пообещал снять памятник. Выиграл. Теперь ему деваться некуда.
– Остановить это может только Буш,– включается в разговор человек, сидящий рядом.
– Буш? – переспрашиваю я.
– А как же. Он начал. Без него бы не рискнули. Страшно же быть впереди планеты всей.
Татьяна Муравьева – тоже депутат-реформист и тоже не голосовала против переноса памятника. Но в парламент все-таки прошла, хотя и ее на местном "Первом канале" клеймили как предательницу.
– А я всегда говорила, что защитники памятника тоже хотят кушать! – говорит она и протягивает мне новый бокал.– Я ведь экономист! Плехановку закончила. Столько сделала для людей! Меня не могли не выбрать. Зачем устроили из-за этого памятника предвыборную пляску? Что, у нас других проблем нет? Или у вас, в России? У вас все так хорошо живут, что вы начали чужие проблемы решать? Что-то я не заметила, чтобы русские в ответ на призыв Путина возвращаться в Россию ринулись уезжать из Эстонии.
До выборов многие русские в Таллине убеждали меня, что вовсе не страдают от национализма и проблема памятника надуманна.
– Я считаю, что памятник нужно перенести только для того, чтобы никто больше не смог использовать его в политических целях,– говорила мне в пятницу Катя Родина, журналистка русскоязычной газеты "День за днем".– Знаешь, когда Россия вдруг начинает заявлять, что будет нас защищать, нам страшно становится. Мы ведь ей нужны только для того, чтобы отбиться от обвинений в нарушении прав человека. Когда европейцы начинают Россию критиковать, она вспоминает о нас. И говорит: "Посмотрите на вашу Прибалтику, у вас там вообще фашизм". А где ты у нас видел фашизм? У нас и не бьют никого, и не дерутся, и девочек таджикских тем более не убивают.
"Подумайте о внуках, которых мы будем топить как котят" Праздник у реформистов продолжается. Молодой идеолог партии Рейн Ланг обнимает и целует юную блондинку.
– Это Кейт Пентус, глава аппарата премьер-министра,– представляет он мне ее и расплывается в улыбке.– Я с ней живу.
Кейт получила 7049 голосов, это восьмой результат среди всех кандидатов по стране, а Рейн чуть меньше – 7021. Он на девятом месте.
В ресторан к победителям приезжает бывший премьер Март Лаар. Его партия "Союз Отечества–Республика" заняла третье место – у них 19 мандатов.
– Хочет в коалицию к нам,– шепчет мне Рейн.
Я направляюсь к Марту Лаару.
– Как думаете,– спрашиваю,– удастся вам создать коалицию с реформистами?
Он отвечает медленно, все кругом кричат, но я понимаю: он имеет в виду, что программы у партий похожи, а переговоры еще впереди.
– Теперь,– говорю,– Бронзового солдата вы точно снесете, да?
Он отвечает в том духе, что предвыборные обещания надо выполнять.
Март Лаар в России известен как лидер эстонских националистов и едва ли не главный русофоб. Более того, до недавнего времени он был экономическим советником Михаила Саакашвили. В день выборов я встречался с его однопартийцем Марко Михкельсоном, возглавляющим в эстонском парламенте комитет по международным делам.
– Если коалицию создадут Реформистская партия и ваш Союз Отечества–Республика, отношения с Россией, наверное, будут еще хуже? Или хуже некуда?
– Да нет. Бывает хуже. Но реже,– говорит он.– В России и сейчас ведь эстонских политиков называют фашистами. Перед вами сидит самый настоящий фашист. Не верите? Мне об этом каждый день пишут. Всем депутатам парламента, кто голосовал за закон о памятнике, ежедневно приходит по 20-40 писем из России по электронной почте.
Одно из таких писем Марко выложил на своем блоге. "Тупорылые эстонские ублюдки! Запомните одно: Россия с вами соседствует больше тысячи лет и большую часть этого времени не было никакой Америки, которая вас теперь защищает. Лет через 50 Америки не будет. У нее уже много проблем, она уберется в свое полушарие, где ей и место. И вот тогда мы снова останемся с вами один на один. И вот тогда, суки, вам п...ц. Всякому терпению есть предел, подумайте о ваших внуках, которых мы будем топить в море как котят за то, что вы сейчас тревожите могилы наших предков!"
Про эти письма рассказывала мне и Эне Эргма, профессор Тартуского университета, которая в прошлом году едва не стала президентом Эстонии. Она набрала в парламенте 65 голосов из 101 – до необходимых двух третей ей не хватило двух голосов.
– Никто не спорит, что Россия – великая страна. Но мы должны вас любить, а не бояться. Мы должны сотрудничать в экономике, добрососедствовать. А Россия почему-то не ищет компромисса. Она только давит.
Я спросил у Эне Эргмы накануне выборов, как бы она поступила, если бы стала президентом: наложила бы вето на закон о переносе памятника, как это сделал избранный вместо нее Тоомас Хендрик Ильвес, или нет.
– Знаете, я очень люблю Булгакова. Помните, как у него было: он не заслужил света, он заслужил покой.
Я спросил, не думает ли она, что скандал с памятником нарочно раздули, чтобы ловко использовать на выборах.
– Да, раздули для выборов. Только не для наших, а для ваших. Я хорошо знаю Россию, я МГУ закончила. Слежу за российской политикой. В России в подобострастных СМИ шумиха вокруг Бронзового солдата намного больше, чем в Эстонии. У вас ведь скоро тоже выборы. А перед выборами нужно найти как можно больше врагов. Кто только у вас уже не побывал во врагах: Украина, Грузия, Польша, Белоруссия. Теперь еще и Эстония.
"Вот чего добился 'Ночной дозор'" Я ухожу из гостиницы Radisson, где гуляют реформисты, в Grand Hotel Tallinn, там собирались отмечать свою победу центристы. Они рассчитывали с помощью русских избирателей уверенно выиграть – ведь по телевидению за них и их лидера Эдгара Сависаара агитировали Борис Грызлов, Сергей Степашин, Игорь Левитин и даже Олег Табаков. Но получили 29 мандатов и второе место.
В большом холле живая музыка. Молодежь танцует. Лидеров уже нет. Расстроенный Эдгар Сависаар уехал кататься на машине по Таллину. Из знаменитостей встречаю лишь Эвелин Сепп, длинноногую блондинку, видного депутата парламента от центристской партии. В ее глазах грусть. В руках – тарелка с салатом оливье.
– Ну как ваше настроение? Будете вести переговоры с реформистами о новой коалиции?
Она безрадостно говорит, что, конечно, будут.
– А если они в качестве условия поставят демонтаж Бронзового солдата? Ведь лично вы выступали против его переноса.
– Я не знаю. Думаю, что некоторыми принципами не стоит жертвовать,– без уверенности в голосе отвечает она.
Многие центристы вообще не пришли на этот прием. Они, расстроенные, сидят в винотеке в другой части города.
– Вот чего добились этот "Ночной дозор" и Конституционная партия,– говорит мне по телефону пиарщица центристов Лена.– Премьером останется Андрус Ансип, а коалицию они будут формировать с националистами Марта Лаара. Всей своей возней вокруг Бронзового солдата они набрали один процент голосов. Этот один процент они отобрали у нас! Его нам и не хватило до первого места.
Лена лукавит. Отрыв реформистов составляет два процента.
Тем временем "Ночной дозор" и Конституционная партия – те самые активисты, которые громче всех защищали Бронзового солдата,– похоже, не сильно расстроены результатом. Многие их лидеры даже не остались в Эстонии в день выборов – их пригласили в Москву на Съезд русского народа. Другие тоже не ждали успешного результата.
– Я не думаю, что мы пройдем,– говорил мне в день выборов Дмитрий Кленский, журналист и ярый защитник памятника,– но мне важно не это. Я считаю, что у нас должна быть цивилизованная сегрегация. Как в Бельгии. Фламандцы – отдельно, валлоны – отдельно. В парламенте было бы бороться проще. Но мне не привыкать. Я диссидент.
Дмитрию Кленскому и правда не привыкать. Он работал в газете "Советская Эстония" еще с Сергеем Довлатовым. И в то время тот тоже называл Кленского диссидентом.
– А знаешь, что мы сделаем, если мы не пройдем в парламент? – рассказывал мне перед выборами лидер русской Конституционной партии Андрей Заренков.– Создадим с Чавесом антифашистский антиамериканский альянс. А то Эстония уже позади всего мира. Весь мир левеет – это общемировая тенденция. Посмотри на Латинскую Америку.
– С Чавесом-то,– спрашиваю,– уже говорили?
– Скажем так: об этой идее он знает.
– Откуда?
– Не скажу,– говорит.– Многие вещи могу сказать, а это нет.
– Ну, то есть Чавес уже ждет?
– А что, плохая идея?


действующие лица
русские не прошли

На выборах в Эстонии на 101 место в парламенте претендовали 11 политических партий и 7 независимых кандидатов. По предварительным итогам, в парламенте нового созыва будут представлены семь партий. Больше всего голосов набрала правящая Реформистская партия действующего премьера Андруса Ансипа, выступавшая за демонтаж памятника советскому воину-освободителю. Реформистов поддержали 28% проголосовавших, что позволит им получить 31 депутатское место. Второе место заняла Центристская партия, отставшая от реформистов всего на 2%. Центристы получили 26,2% голосов и могут рассчитывать на 29 депутатских мест.
Кроме двух перечисленных партий в парламент прошли объединенная партия "Союз Отечества/Республика" с 17,8% (19 мандатов), Социал-демократическая партия с 10,6% (10 мандатов), Народный союз с 7,2% и Партия зеленых с 7,1% (по 6 мандатов каждой). Ни одна из партий, выражающих интересы русскоязычного населения, в парламент не прошла, как и семь независимых кандидатов, не сумевших набрать проходной процент голосов.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua