МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Теорія Шутера - "це нормально, бо так і в Бельгії"

11/24/2007 | Tatarchuk
Кілька дописів одного нашого дописувача роблять вигляд, нібито можлива криза в Україні - нефункціонування парламенту, неформування повноважного уряду - є НОРМАЛЬНИМ, бо бач "таке в Бельгії вже є півроку".

Прошу звернути тоді увагу на Бельгію, яка (віддамо їй належне) дійсно з честю виходить з найстрашніших криз. Але - саме з КРИЗ, ЯКІ СТАВЛЯТЬ ПІД ПИТАННЯ ІСНУВАННЯ ДЕРЖАВИ.
Але почитайте ось це і скажіть, чи є це НОРМАЛЬНО.

Кризис в Бельгии



[15.11.07]

В Бельгии сложилась критическая политическая ситуация, которая может привести к расколу этой страны на две новых – Фландрию и Валлонию.

Политические процессы, происходящие сейчас в Бельгии, крайне важны для Украины, поскольку наша страна во многом напоминает Бельгию и имеет те же факторы риска для единства страны, которые привели ее на грань раскола – сосуществование двух разных языковых общин (причем язык одной из них – это язык могущественного соседа), которые вдобавок исповедуют разные течения христианства; неравномерное экономическое развитие регионов, в которых проживают разные языковые сообщества (проблема донор-получатель) и т.д. Сегодня сложилась ситуация, когда Бельгия может перестать существовать как отдельное государство, распавшись на франкоговорящую Валлонию и Фландрию, жители которой говорят на голландском языке (отметим также, что франкоговорящие бельгийцы в основном католики, тогда как фламандцы, жители Фландрии – лютеране-протестанты).


Краткая справка: Бельгия. Форма правления — конституционная монархия (с момента образования). Форма административно-территориального устройства — федерация (с 1980 года). Фактический глава государства — премьер-министр. Как правило, премьер-министром становится представитель партии, набравшей большее число голосов на парламентских выборах. Конституция требует соблюдения в правительстве языкового паритета: половина министров должна быть представителями нидерландскоязычного сообщества, половина — представителями франкоязычного сообщества. Бельгию иногда называют двойной федерацией, так как страна делится одновременно на три округа и три языковых сообщества. В зону ответственности округов входит руководство местной экономикой, публичные работы, вопросы экологии и т. п., в зону ответственности языковых сообществ — прежде всего вопросы, связанные с культурой, в том числе образование, научная деятельность и спорт. Каждый округ и каждое языковое сообщество имеет свой парламент и своё правительство. Таким образом, в Бельгии имеется шесть правительств и шесть парламентов. Федеральное правительство отвечает за координацию действий остальных пяти правительств, а также за вопросы общегосударственной важности: оборона, иностранные дела, общегосударственная экономическая и монетарная политика, пенсии, здравоохранение.

В 1970-80-е годы экономический центр страны переместился из Валлонии во Фландрию. Это связано с упадком традиционных отраслей экономики Валлонии — добычи угля и чёрной металлургии. В настоящее время добыча угля прекращена совсем, металлургия же остаётся важной отраслью экономики, хотя её значение сильно уменьшилось. Сейчас экономика Фландрии получает больше инвестиций. Уровень безработицы в Валлонии в два раза выше, чем во Фландрии. Сейчас Фландрия – наиболее урбанизированный и экономически благополучный район Бельгии

Две главные группы, составляющее население страны — фламандцы (около 60 % населения) и валлоны (около 40 % населения). Фламандцы говорят на нидерландском языке и его многочисленных диалектах. Валлоны говорят на французском, валлонском и некоторых других языках.

После обретения независимости Бельгия была франкоориентированным государством, и единственным государственным языком сначала был французский, хотя фламандцы всегда составляли большинство населения. Даже во Фландрии французский долгое время оставался единственным языком среднего и высшего образования.

После первой мировой войны в Бельгии возникло движение за эмансипацию нидерландскоязычного населения. Результатам его стала так называемая «языковая борьба» (нидерл. taalstrijd), которая стала приносить плоды к шестидесятым годам XX века. В 1963 году был принят пакет законов, регламентирующий использование языков в официальных ситуациях. В 1967 впервые был создан официальный перевод конституции Бельгии на нидерландский. К 1980 оба главных языка страны были фактически уравнены в правах. Однако, различия между желаниями франкофонной части населения, и частью, говорящей по-фламандски по вопросам образования, политики в области культуры и медицины стали слишком велики, чтобы страна оставалась унитарным государством. Перед лицом обостряющихся культурных конфликтов – и роста правого сепаратизма в северной Бельгии, в 1993 году было реализовано асимметричное федеральное устройство страны. С 1993 Бельгия была разделена на три округа, являющиеся субъектами федерации. Единственным официальным языком на территории Фламандского округа является нидерландский.

Первый серьезный кризис в отношениях двух разноговорящих групп населения, который едва не привел к распаду страны, возник в 1968 году. Причиной стал языковый конфликт: политики не могли договориться, на каком должно вестись преподавание в Лувенском университете. Дело едва не дошло до автономизации Бельгии на две области – Фландрию и Валлонию. Тогда этот процесс удалось остановить, изменив ради этого конституцию, которая определила границы использования обоих языков и предоставила двум частям страны больше регионально-языковой свободы.



События после последних выборов

На парламентских выборах этого года самой многочисленной стала фламандская Партия христианских демократов, возглавляемая экс-премьером Фландрии Ивом Летермом1. Именно этому политику король Альберт II поручил формирование коалиционного правительства. Однако это оказалось невозможным. Бельгия живет без нового кабинета министров вот уже 148 дней (на рубеже 1987-1988 годов к 147-му дню удалось сформировать правительство).

Главный камень преткновения – вопрос о федеральном устройстве страны. Фландрия требует автономии и конфедерации, валлонские политики – сильного федерального государства. Последние опросы общественного мнения показывают, что 40% населения Фландрии поддерживают идею полного отделения от Бельгии.

Комиссия по внутренним делам бельгийского парламента, большинство членов которой фламандцы, проголосовали за разделение Брюссельского избирательного округа по языковому признаку. Т.о., ок. 120 тыс. франкоязычных бельгийцев, живущих вокруг столицы, могут лишиться возможности голосовать за кандидатов-валлонов. Подобные действия можно расценивать как еще один шаг к фактическому расколу страны на две части – фламандскую и валлонскую. Решение фламандских депутатов было расценено франкофонами как объявление войны.

И. Летерм уже заявил в интервью французской газете Liberation, что Бельгия – это «недоразумение истории, которое не имеет «особенной ценности». Он призвал провести плебисцит по вопросу предоставления суверенитета Фландрии. Король созвал Совет короны. (Эта мера применяется в самый кризисный для государства момент. За всю историю Бельгии Совет короны, куда входят ведущие политики, созывался лишь накануне двух мировых войн.)

Практически все проблемы бельгийцев свободно можно отнести к классике государственной политики. Тут и противостояние богатого севера бедному югу, и кризис в отношениях между регионом-донором и дотационным регионом, и языковое разделение, и, как следствие, четко выраженный парламентский кризис – все как в Украине. Следствием этого является утрата бельгийской идентичности.

Отметим, что сама победа Летерема стала возможной благодаря тому, что у прошлого правительства (экономически вполне успешного) отсутствовали новые подходы в решении проблемы культурного и регионального раскола.

Ситуация в Бельгии имеет противоречивые последствия для Европы.

С одной стороны, усиление национально-культурных идентичностей в ущерб национально-государственным – естественный результат развития ЕС. Концепция «субсидиарного государства» экономически усиливает микрорегионы, «вес» же национальных органов управления снижается. Усиление центральной власти ЕС и местно самоуправления происходит за счет национальных государств, как видно на примере Бельгии – вплоть до их распада.

С другой стороны, распад национальных государств усложняет структуру ЕС, ведет к появлению территориальных конфликтов внутри сообщества. От раскола Бельгии рукой подать до предоставления независимости Косово, а там поднимут голову Баскония, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье… В конце концов, само объединение Европы шло по образцу Бельгии, а значит, бельгийский раскол сильно ударит по имиджу ЕС.

Прямые последствия бельгийского кризиса для Украины несущественны, а вот потенциальные последствия могут быть весьма значительны. Прецедент распада государства из-за политического кризиса может вызвать «ситуацию домино» по всей Европе.



--------------------------------------------------------------------------------


1 В ходе кампании Летерем активно выступал за ослабление федерального правительства, а сейчас федеральное правительство Бельгии — это в основном механизм по перемещению доходов из богатых фламандских областей в бедные валлонские. Субсидии, основанные на налогах, уплаченных во Фландрии, достигают 15% дохода Валлонии.

http://www.analitik.org.ua/ukr/current-comment/ext/473adf0b166f5/

Відповіді

  • 2007.11.24 | stefan

    ЄС - за збереження цілісної, повноцінної держави Україна

    Так, сьогодні це непроста проблема для Бельгії.
    А через деякий час може бути і для України.
    ------------
    Якщо Україна достойно, з честю вийде з своєї кризи, це бе великий "+" не лише для неї самої, а і для всієї Європи, ЄС.
    ...
    Висновок:
    ЄС заінтересований, щоб у нас всі основні політичні процеси проходили цивілізовано і демократично.
    А також ЄС - за збереження цілісної, повноцінної держави Україна.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua