МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

"Обрусевший инородец хуже русского держиморды"

03/30/2008 | stefan
На холмах Грузии...
http://kamsha.ru/journal/analitycs/kavkaz.html

Тема отношений России и Грузии не сходит с первых газетных полос, но говорить об этом нельзя, не затронув "кавказский узел" в целом и не упоминая тех грузин, которые сыграли заметную роль в русской истории.
Витязи в тигровых шкурах

Немногие государства имеют столь древнюю и без преувеличения славную историю, как Грузия. Об Иверии, ее истории, культуре, обычаях можно говорить или очень бегло или очень подробно, потому что даже легкое к ней прикосновение завораживает и затягивает не хуже саги Толкиена.
Известное нам по мифу об аргонавтах Колхидское Царство возникло в 6 веке до нашей эры, а в четвертом и третьем веках античные авторы стали писать и говорить об Иверии. Историки и лингвисты до сих пор не могут решить, являются ли грузины родичами обитающих на Иберийском полуострове басков или же речь идет о фонетических совпадениях и сходстве национальных характеров, которые очень хорошо выразил Шота Руставели, сказав "что ты нажил, то пропало, что ты отдал, то твое".
Считается, что грузинская народность в ее современно виде сложилась в период 6-10 веков нашей эры, когда оформились первые феодальные княжества - Кахети, Эрети, Тао-Кларджети и выделилось самостоятельное Абхазское царство. Тогда же на Грузию нацелились Византия, арабский халифат и персы. Проще всего было с византийцами, поскольку грузины к тому моменту уже были христианами, причем православными. В начале 4 века святая Равноапостольная Нина обратила в христианство мцхетского царя Мириана, а он сделал свою веру государственной. В 457 году грузинская православная церковь получила самостоятельность, став автокефальной, а ее глава стал носить титул католикоса-патриарха всея Грузии. Эту свою автокефальность грузинская церковь сохраняет и поныне.
В 11 веке начались объединительные процессы, связанные с именем величайшего из грузинских царей Давида Строителя. Конечно, были крупные государственные деятели и до него (хотя бы царь Тау-Кларджети и союзник Византии Давид Куропалат, во второй половине 10 века освободивший от арабов бОльшую часть грузинских земель), но объединил все княжества в единое централизованное государство "от Никопсы до Дербента" Давид из династии Багратиони, взошедший на престол в 1089 году. Он же создал постоянное войско и разгромил турок-сельджуков.
Символично, что Давид Строитель умер в один год с Владимиром Мономахом, и после смерти обоих, что на Руси, что в Грузии восторжествовало феодальное безобразие, каковое продолжалось до середины 12 века, когда на сцену вышла знаменитая царица Тамар, правившая с 1184 по 1207 год. В ее царствование Грузия не только добилась огромных военно-политических успехов, став ведущей державой Кавказа, но и обратила свои взоры на север. Мужем Тамар стал один из русских князей. Насколько удачным был брак существуют разные мнения, но сама эта двусмысленность явилась предзнаменованием позднейших русско-грузинских отношений. С одной стороны - безусловное тяготение друг к другу, общность религий и культур, борьба с общими врагами, с другой - мелкие обиды, которых вполне можно было бы избежать.
Начиная с 13 века феодальная Грузия становится добычей различных кочевников. В1221 году в предгорья Кавказа врываются воины Чингиз-хана, разгромившие Хорезм-шаха Мохаммеда. Неоднократные последующие нашествия монголов и "хромого тигра" Тимура то и дело опустошают грузинские земли, а затем распавшаяся на семь феодальных царств и княжеств Грузия становится объектом многовекового спора между Ираном и Турцией.
Россия в те времена имела сложности и на востоке и на западе, а затем выясняла отношения с Речью Посполитой и шведами, так что отбиваться от мусульманских гигантов грузинам пришлось самостоятельно. Грузия не покорились так как большинство соседних народов, достаточно вспомнить блистательно описанное в романе Анны Антоновской "Великий Моурави" народное восстание против иранского шаха в 1625 году. Отвага, присущая грузинскому народу, долго спасала нацию и от физического уничтожения и от насильственного омусульманивания, но концу 18 века вопрос о выживании государства и народа встал остро, как никогда.
Такой-то царь, в такой-то год вручал России свой народ

Первые контакты славян и кавказских народов относятся к 11 веку, когда на землях Таманского полуострова и в предгорьях Кавказа было образовано Тьмутараканское княжество. 200 лет спустя горцы почти год сопротивлялись шедшей из Персии монголо-татарской коннице. Только сломив сопротивление Кавказа, монголы смогли вырваться на степной простор и разгромить в 1223 году на реке Калке русских князей.
Степняки запомнили кавказское "гостеприимство" - через 15 лет Батый повел свои орды на запад в обход недружелюбных гор.
Прошло триста лет, и глаза русских царей вновь обратились на юго-восток. Как известно, одной из жен Ивана Грозного стала кабардинская княжна Мария Темрюковна. Тогда же в Кабарде появились первые русские стрельцы - "воины огненного боя", посланные Грозным для защиты Кабарды от турок и союзных им ногайцев; однако последовавшая за смертью Иоанна смута и общее ослабление российской власти отодвинули продвижение на Кавказ еще на 150 лет - до Петра Великого, прибравшего к рукам Дагестан, включая Дербент. Так впервые на Северном Кавказе появились русские территории, русские крепости и русские военные, но закрепиться там надолго не удалось. Преемники Петра потеряли всякий интерес к сохранению территориальных приобретений, а приснопамятная Анна Иоанновна не могла их даже найти на карте. В конце концов, прибывшие в Петербург послы персидского шаха Надира без единого выстрела получили эти земли обратно. В качестве подарка. Как тут не вспомнить пресловутую "Кэмску волост", чуть не отданную иноземцам оказавшемся по случаю на троне ничтожеством! Впрочем, тогдашние злые языки утверждали, что Дагестан обошелся Надиру в кругленькую сумму, уплаченную в виде взяток тогдашней российской "семье", в состав которой входили Волынский, Бирон и Остерман.
Утверждение на престоле Екатерины ознаменовало начало последовательного и поступательного движения России на юг. После первой русско-турецкой войны в конце 70-х годов восемнадцатого века на Кубани появляются бывшие запорожцы (отсюда, кстати говоря, и специфический кубанский диалект, напоминающий украинську мову). Возникают казачьи поселения. В 1778 году русские регулярные части впервые поднимаются в высокогорные аулы, в том числе, и с целью предотвращения и отражения набегов горцев. Одновременно налаживаются контакты с осетинскими князьями и Адыгеей. Все это отнюдь не означало, что территория Северного Кавказа была подконтрольна России. Речь шла лишь о безопасности крепостей и транспортных путей, идущих в Закавказье, и, прежде всего, Военно-Грузинской дороги.
А что же сама Грузия? Она держалась из последних сил между персидским молотом и турецкой наковальней. Наиболее реалистичным и думающим грузинским политикам стало очевидно, что дальше так продолжаться не может и так же бессмысленно искать защиты от персов у турок и наоборот. Единственным реальным выходом представлялся союз с единоверной Россией, вплотную приблизившейся к Кавказским горам. По этому пути и пошел царь Картли-Кахети (Восточная Грузия) Ираклий Второй, заключивший 4 августа 1783 года в крепости Георгиевск договор с Россией, вошедший в историю, как Георгиевский трактат, согласно которому Российская империя гарантировала Грузии автономию и защиту в случае нападения.
Другое дело, что местные феодалы не очень хотели видеть над собой пусть и единоверцев, но чужаков и трактат фактически ими саботировался. Как всегда за княжеские амбиции заплатил народ. В 1795 многотысячная персидская армия, возглавляемая "кривоногим евнухом" Ага Мохаммедом, ворвалась в Грузию, практически полностью уничтожив Тбилиси и разорив восточную половину страны. Именно этот поход привел Ага Мохаммеда год спустя на трон шахов Ирана, где он, опровергнув свое прозвище, основал династию Каджаров.
В 1798 на трон Картлийско-Кахетинского царства вступил сын Ираклия Второго Георгий Двенадцатый. Он возобновил Георгиевский трактат и, умирая в 1800 году совсем не старым человеком (ему было всего 54 года), просил императора Павла принять Грузию в подданство России. В 1801 году Восточная Грузия официально становится частью Российской Империи, именно с этого года и начинается серия войн за подчинение российской короне северокавказских и закавказских земель. Одновременно идет война России с Турцией и Ираном, также претендующими на Закавказье. Компания ведется успешно - под крыло России переходят и практически все северокавказские земли, кроме Чечни, Ингушетии и западного Дагестана.
Два года спустя после присоединения Восточной Грузии в состав Российской Империи вошла Западная Грузия. Новые земли составили соответственно Тифлисскую и Кутаисскую губернии, но окончательное присоединение Грузии затянулось еще на 60 лет. Лишь с разгромом имама Шамиля на землях Грузии и Абхазии был установлен относительный мир. Последним же территориальным приобретением явился Батум, вошедший в состав России по итогам Русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов.
"Этот счастливый Тифлис"

Грузия вошла в состав России, но порядки в ней в основном сохранялись старые, разве что местная знать получала чины в русской армии, грузинские красавицы блистали в Петербурге, становились женами русских аристократов, а основная деятельность российской администрации сводилась к обеспечению безопасности. Никакого антагонизма между русскими и грузинами не было, более того, они часто, особенно в армии выступали единым фронтом против засилья столь любезных русским царям "немцев". Ну а история любви гениального драматурга, выдающегося дипломата и знаменитого бретера Александра Грибоедова и княжны Нино Чавчавадзе до сих пор поражает своей красотой и трагичностью. Нельзя не вспомнить и Петра Ивановича Багратиона, потомка грузинских царей и одного из самых выдающихся полководцев наполеоновской эпохи, и его племянника, знаменитого химика, открывшего новый способ добычи золота.
К сожалению, российским властям не хватило мудрости понять все выгоды предложенного Грибоедовым незадолго до его гибели от рук мусульманских фанатиков проекта российско-закавказской компании. Предполагалось массовое переселение российских крестьян и ремесленников в Закавказье и на Северный Кавказ, создание там современных машинных фабрик и особых зон беспошлинной торговли разного рода, как тогда говорили, "колониальными товарами".
Реализуйся эта идея, Россия получила б мощнейший рычаг не только военного, но и экономического воздействия на регион и, возможно, все дальнейшие события развивались бы по другому сценарию. Увы! Столичная бюрократия, не была лично заинтересована в экономическом развитии далекого края, а сам Грибоедов числился в неблагонадежных в связи с "делом 14 декабря". Проект был положен под сукно, а наводить порядок на Кавказе получили генералам. Причем не лучшим.
Война с горцами выдалась кровопролитной и затянулась до конца 50-х годов 19 века. Ядро сопротивления составили чеченцы, ингуши и некоторые народы Дагестана. Прочие кавказские народы восприняли вхождение в состав империи достаточно равнодушно, а осетины и черкесы и вовсе выступили на стороне России. В Грузии, правда, случился ряд народных восстаний, среди которых особо следует отметить Гурийское (1841 года) и Мегрельское (1857), но направлены они были против местной знати, а против центральной власти выступали лишь постольку поскольку эта власть защищала местных удельных князьков.
Следует отметить, что долгое и успешное сопротивление горцев было вызвано не столько условиями высокогорной местности или боевыми качествами чеченцев, сколько провалами и просчетами русского военного командования. Одним из первых действий Николая I по восшествии на престол стало отстранение талантливого и дальновидного Ермолова и появление в качестве командующих кавказской армией целой череды быстро сменявшихся и не чистых на руку придворных полководцев. Бездушные карьеристы, они не жалели ни горцев, ни собственных солдат, а в конец ошалевшие от безнаказанности воры-интенданты отправляли людей в высокогорные экспедиции без надлежащей обуви, продовольствия и даже без патронов, а потом с шиком пропивали наворованное в Тбилиси и Пятигорске. Короче, все это живо напоминает картины недавних "чеченских войн".
С легкой руки Николая появились на Кавказе и голубые мундиры жандармов. Эти господа вместо охоты за турецкими и иранскими шпионами, которых хватало, занялись писанием и разбором доносов на своих же товарищей по оружию и поборами среди местных коммерсантов. Неудивительно, что Шамиль продержался так долго. Впрочем, он в любом случае был обречен. Сказались общая усталость горского населения от войны и численное превосходство русской армии, восполнявшей, в отличие от противника убыль личного состава за счет резервов. У Шамиля не было выхода к морю (об авиации тогда не слышали), а, стало быть, и возможности получения помощи от зарубежных держав. Ну а сам вождь в подчиненном ему имамате установил столь жесткие порядки, что не стерпели даже ближайшие сподвижники.
Окончательный же перелом на Кавказе наступил после смерти Николая. Воспитанный Жуковским Александр Второй сделал ставку
на мирное разрешение проблемы. Была объявлена амнистия. Изменилась административная политика: при условии лояльности российским властям и отказа от вооруженной борьбы, горцы могли сохранять свой привычный уклад и свою собственную систему управления. На административные должности в Кавказское наместничество начали выдвигать проявивших себя на русской службе местных феодалов и чиновников, адекватно воспринимавших существующие реалии и способных договориться с местным населением. Все это привело к осознанию горцами бесперспективности дальнейшей войны. После пленения Шамиля вооруженная борьба практически сошла на нет, и вплоть до начала двадцатого века на Кавказе вообще и в Грузии в частности воцарилось относительное спокойствие.
Заря капитализма

Через три года после отмены крепостного права в России эта форма рабства была ликвидирована и в Грузии, но развитие капитализма на кавказских землях происходило замедленно и в несколько специфических условиях. Основную массу не только чиновников и администраторов, но и рабочих на предприятиях составляли выходцы из России. Грузинские пролетарии начали формироваться лишь в 70-80 годах прошлого века из бывших крестьян, подавшихся на заработки в крупные города, однако общий темп развития промышленности был достаточно высок. Возникли железнодорожные мастерские Тифлиса, росли морские порты Батуми и Поти, но ничего, сопоставимого с Путиловским или Обуховским заводами в Петерьурге в Грузии не появилось. Это и предопределило особый характер политической жизни в Грузии.
Грузинское дворянство чем дальше, тем больше врастало в российскую знать, роднилось с ней и фактически являлось частью единой имперской элиты. Администраторы, ученые, депутаты Думы, высокопоставленные военные занимали ответственные посты и не испытывали никаких притеснений. Достаточно вольготно чувствовали себя и журналисты, адвокаты, врачи, учителя, кустари-ремесленники, рабочие мелких предприятий. Разумеется у них, как и у их русских собратьев были свои проблемы, а разночинной интеллигенции хотелось то ли конституции то ли севрюжины с хреном, но, несмотря на пресловутый знойный темперамент, радикализмом в этой среде и не пахло.
Крайне немногочисленные радикальные грузинские большевики никаким серьезным политическим влиянием такие как Орджоникидзе, Сталин или начинавший на Кавказе Лев Каменев не пользовались и могли с успехом работать лишь в инонациональной среде будь то армяне, русские или азербайджанцы. Акции, которые они пытались организовывать накануне и в ходе первой русской революции (батумская стачка 1902 года, серия крестьянских восстаний 1905 года) в итоге усилили репрессии царского правительства, привели к значительным жертвам и еще больше сузили политическую базу грузинских большевиков, превратив их в небольшую маргинальную политическую секту.
Скорее всего ассимиляция не столько культурная, сколько политико-экономическая в конце концов привела бы к полному размыву границ между Россией и исторической Грузией, но грянул 1917 год.
Грузинские губернии оказались единственными в России, где наиболее влиятельной силой были ни монархисты, ни кадеты и ни эсеры, а меньшивики, которые совмещали идеи социальной справедливости и национального самоопределения и имели соответствующую социальную базу.
После февральской революции могло сложиться впечатление, что грузинские политики будут вершить судьбы России. В последней Думе немалую роль играли грузинские социал-демократические депутаты во главе с Чхеидзе, ставшие парламентской опорой Временного Правительства. Созданную в марте 1917 года систему Советов возглавил опять-таки грузинский меньшевик - Ираклий Церетели, избранный Всероссийским съездом Советов председателем Исполкома. Этот факт лишний раз подтверждает полное отсутствие антагонизма между русскими и грузинами.
С учетом того, что тогда Советы опять-таки поддерживали Временное Правительство господин Церетели стал второй опорой нового режима. Идиллия, однако, продолжалась недолго. Осенью 1917 власть в советах перешла к большевикам, а грузинские меньшевики потянулись домой в Тифлис, где в ноябре 1917 образовали самостоятельное правительство. В ходе гражданской войны Грузия де факто стала независимой, и являлась оазисом относительного спокойствия, приютив многих изгнанников из Москвы и Петрограда, особенно из числа художественной интеллигенции. Этот период неплохо описал в мемуарах известный в начале века поэт, друг Есенина Рюрик Ивнев. Можно считать доказанным, что на фоне обезумевшей бывшей империи Грузия оставалась доброжелательной, гостеприимной, терпимой к чужакам и относительно благополучной.
В борьбе за это

Когда разгорелась первая мировая война и последовавшие за ней февральская и октябрьская революции, националисты на Кавказе не преминули воспользоваться моментом. Объявили о своей независимости Азербайджан и Армения, подняли голову религиозные экстремисты на Северном Кавказе и, что самое главное, к Кавказу потянулись загребущие лапы иностранных держав. Сперва это были Турция и Германия, а в 1918 году их сменила Англия, высадившая в районе бакинских нефтепромыслов десант. И вся это неразбериха накладывалось на общероссийское противостояние в ходе гражданской войны.
У белых был весьма популярен лозунг России единой и неделимой, что многими трактовалось, как Россия для русских. К тому же, белые части опирались на казачество, помнившее кавказскую войну и имевшее достаточно устоявшееся отношение к горцам, которые, естественно, стали тяготеть к противоположному лагерю. В ответ на нарастающее неприятие кавказцев, белые начали отправлять в аулы карательные экспедиции, собственными руками создавая в своем тылу второй фронт. Этим не замедлили воспользоваться большевики. Ленин, как человек прагматичный, подписал декрет о создании горской республики, где всем северокавказским народностям предоставлялась самая широкая автономия. Гораздо бОльшая, чем они могли съесть. Это явилось решающим факторам: большинство северокавказских племен поддержало красных.
Красная Армия пришла на Кавказ в 1920 году. В апреле был занят Азербайджан, в ноябре - Армения, но по отношению к Грузии у большевистских вождей единства не было. Ленин возражал против советизации Грузии, полагая, что социальной базы для диктатуры пролетариата там нет, население поддерживает меньшевистскую власть и независимость, а правительство готово добрососедствовать с Советской Россией, не допуская на свою территорию откровенных белогвардейцев. Сталин, Троцкий и Орджоникидзе выступали за вторжение в Грузию, руководствуясь в том числе и личными обидами, которые им в дореволюционный и революционный период нанесли вожди грузинского меньшевизма. Победили они.
В феврале - марте 1921 года Одиннадцатая армия Красной Армии вошла в Грузию. Тогдашний грузинский премьер Ной Жордания решил избежать кровопролития и эмигрировал. Практически на всей территории Кавказа установилась советская власть, однако, у победивших большевиков не было единого взгляда на кавказские национальные проблемы. Сталин и Орджоникидзе считали необходимым включение всех кавказских республик в Россию на правах автономий, а большинство местных кадров выступало с национально ориентированных позиций.
Была навязана советская власть и Грузи, но она, тем не менее, отличалась от порядков, существовавших в остальной Советской России. Ленин специальным письмом потребовал от грузинских коммунистов дать максимальную свободу и автономию местному населению, категорически избегать русификации и опираться только на местные кадры, что в общем-то было верно и притушило очаги антисоветского сопротивления.
В свежеобретенную Грузию на бронепоезде прибыл товарищ Сталин, но его попытка взять морально-политический реванш за неудачи прежних лет успехом не увенчалась. Выступления перед рабочими тифлисских железнодорожных мастерских закончилось афронтом. Грузинский пролетариат встретил будущего вождя свистом и улюлюканьем. Бросив в сердцах фразу "это не мой народ", Сталин уехал обратно в Москву и с тех пор НИКОГДА не выступал публично перед грузинской аудиторией.
Ленин тогда уже болел, что несколько развязало руки Иосифу Виссарионовичу, и он направил в Тифлис Серго Орджоникидзе, начавшего проводить жесткую централизаторскую политику. Деятельность горячего Серго натолкнулось на сопротивление других не менее горячих товарищей. Дело кончилось банальным мордобоем. На партийном активе Грузии старейший грузинский коммунист Буду (Петр) Мдивани назвал
Орджоникидзе ишаком, не разбирающимся в национальных проблемах. Серго ударил обидчика по лицу.
Скандал вышел отменнейший, такого в большевистской партии еще не было. Из Москвы на расследование инцидента направили комиссию во главе с Дзержинским, который занял весьма осторожную позицию, по сути став на сторону Орджоникидзе и Сталина. ЦК фактически утвердил результаты работы этой комиссии и уже постфактум об этом узнал больной Ленин, впавший в неимоверный гнев. Он потребовал немедленного наказания Орджоникидзе, отмены результатов проверки и в специальном письме заклеймил Сталина, Орджоникидзе и Дзержинского, как "великодержавных держиморд". Владимир Ильич особо подчеркнул, что проживший всю жизнь в русской среде и полностью обрусевший инородец является худшим вариантом великорусского шовиниста.
Ленин вопреки сопротивлению большинства на одном своем авторитете "продавил" создание Закавказской федерации. Три закавказских республики получили статус самостоятельных государств, образовали Закавказскую республику и в таком виде вошли в состав СССР. Северокавказские образования оставались в Российской Федерации на правах автономии, при этом граница между Северным Кавказом и Закавказской федерацией была прочерчена по Кавказскому хребту, а не по этническим границам. Так некоторые дагестанские народности оказались как бы разрублены пополам - часть оставалась в России, а часть оказывалась в Азербайджане. Пока Ленин был жив, эта система, более или менее, функционировала, но вскоре начались сбои.
В августе 1924 года грузинская ЧК (естественно не без ведома Москвы) фактически спровоцировала антисоветский мятеж. Мятежников достаточно быстро разгромили, после чего начался массовый террор и уничтожение недовольных. Именно тогда выплыл на большую политическую арену молодой и перспективный грузинский чекист Лаврентий Берия, под сурдинку приписавший к восставшим и уничтоживший без суда и следствия своих личных врагов. В следующие семь лет Лаврентий сделал фантастическую карьеру, дойдя до должности руководителя сначала грузинских коммунистов а затем и всей Закавказской Федерации, где ему суждено было заложить большинство взорвавшихся ныне на Кавказе национальных бомб.
Под водительством Берии

Несмотря на склонность к интриганству, беспринципность и многочисленные преступления Лаврентий Павлович обладал широким государственным кругозором. Он четко ухватил две основные проблемы грузинской экономики - слабую промышленность и нехватку трудовых ресурсов при переизбытке интеллигенции, особенно гуманитарной. Любимая присказка "рыжего мерзавца" в конце двадцатых была "каждый второй - князь, а работать некому, вот и строй с такими социализм".
Меры, предложенные Берией для решения экономических проблем вверенной ему республики, были в общем-то правильными. Грузия была страной курортов, чая и цитрусовых, а Лаврентий сделал упор на, как это модно теперь говорить, "продукцию с высокой долей добавленной стоимости", то бишь начал вывозить за пределы республики не мандарины, а консервы и не чайные листы, а упакованный и расфасованный чай, годный к продаже. Второй его идеей, также реализованной, стало строительство мощных электростанций и развитие промышленности, ориентированной на переработку добываемых в Грузии полезных ископаемых. Затем Берия начал в массовом порядке отправлять грузинских юношей и девушек на учебу в Россию, создавая кадровое обеспечение строящейся грузинской промышленности.
Кадры для рабочих специальностей рекрутировались из грузинских сел, людей изымали из традиционной среды и по тогдашней терминологии "перековывали" в крупных трудовых коллективах под надзором начальства. И надо отдать должно организаторским способностям Берия и его команды, хозяйственниками они оказались неплохими. Толчок экономическому развитию Грузии, который был дан в 30-е годы, обеспечил устойчивый рост и развитие республиканского хозяйства до конца 80-х. Другое дело, что за это было заплачено сотнями и тысячами погубленных жизней и насильственным разрывом со многими культурными традициями.
В период 36 - 39 годов Грузию накрыла волна массовых репрессий. Практически полностью были уничтожены не только основатели грузинского большевизма, но и национальная художественная интеллигенция. Причем к личным врагам товарища Сталина верный Лаврентий добавил и некоторых своих личных врагов, как например дирижера Евгения Микеладзе или художника Сандро Ахметели. Те, кто видел знаменитое "Покаяние" может представить атмосферу тех дней. Товарищ Берия при поддержке и одобрения товарища Сталина творил в своем доме такое, до чего вряд ли б докатился иноземный завоеватель. Методы следствия, применявшиеся в борьбе с грузинскими "врагами народа" кажутся садистскими даже в сравнении с тем, что творилось в других регионах СССР.
Отдельная тема - Абхазия. Именно Берия стоял у истоков будущего грузино-абхазского конфликта. Дело в том, что в Абхазии во время гражданской войны возникло мощнейшее партизанское движение, возглавляемое Нестором Лакобой. И белых они изгнали сами, и власть новую организовали, напрямую выйдя из Сухуми на Москву. Берию это не устраивало, и рыжий интриган затеял многоходовую комбинацию. Для начала он решил подружиться с Лакобой, но тот был человеком брезгливым, на контакт не пошел, в частных беседах сравнивая Лаврентия Павловича то с гадюкой, то с коброй. В придачу красавица-жена Лакобы не оценила мужских качеств Берии, что дополнительно уязвило гордость будущего генерального комиссара госбезопасности.
Путем подковерных интриг и демонстрации верности Иосифу Виссарионовичу Лаврентий добился изменения статуса Абхазии и вхождения ее в 1931 году в состав Грузии на правах автономии. Затем подоспел 37 год. Лакобу отравили, его семья была уничтожена, над вдовой Лаврентий Павлович издевался лично, а по Абхазии прошелся настоящий каток. Кадровые вакансии заполнялись грузинскими чиновниками, на места, где раньше жили уничтоженные либо высланные абхазские семьи, силком заселяли грузинских крестьян. Особенно старались в пограничных районах, то есть в тех самых местах, где полвека спустя вспыхнули самые ожесточенные бои и где сейчас подрываются на минах российские миротворцы.
Интересовался Лаврентий Павлович и Арменией, и Азербайджаном. Именно его следует "благодарить" за нарезку границ, благодаря которой Нагорно-Карабахская автономная область оказалась полностью отрезана от Армении, а населенная азербайджанцами Нахичевань от Азербайджана. К этому следует добавить, что первого секретаря ЦК компартии Армении Берия лично застрелил в своем кабинете, а остальное республиканское руководство сгинуло в подвалах НКВД (та же судьбы постигла и руководителей Азербайджана, объявленных националистами и шпионами).
В 1938 году Лаврентий отправился в Москву на повышение, а Грузию передал своему верному соратнику Кандиду Чарквиани. Кандид Несторович звезд с неба не хватал и во всем ориентировался на старших московских товарищей, параллельно с большим культом личности Сталина насаждая в республике маленький культик Берия. О Лаврентии писались стихи и диссертации, его регулярно избирали в Верховный Совет от одного из избирательных округов города Тбилиси.
Великая Отечественная война обошла Грузию стороной, в Закавказье немецким войскам войти не удалось они были остановлены в ожесточенных боях на кавказских перевалах. Следует отметить, что в самый критический момент, когда существовала угроза прорыва, на Кавказ были направлены члены Политбюро Берия и Каганович, которые руководили отражением немецкого наступления. Каганович даже был ранен, оказавшись единственным членом Политбюро, получившим боевое ранение. Ну а Берия чуть не сорвался в пропасть - поскользнулся, упал и в самый последний момент был ухвачен начальником собственной охраны полковником Саркисовым.
С завершением войны ситуация в Грузии особо не изменилась, разве что общее отношение к грузинам в стране стало еще лучше. Люди не забыли ни теплый прием, оказанный тысячам эвакуированных, ни героизм, проявленный в действующей армии.
А вот местное начальство за десять послебериевских лет пообросло жирком и начало по тогдашнему выражению "бюрократизироваться и морально разлагаться". Некоторые факты дошли до Сталина, регулярно в конце лета - начале осени выезжавшему на отдых в Абхазию.
Осенью 1951 года отдыхающий Сталин получил серию доносов, которые стронули лавину, завершившуюся постановлением ЦК "О взяточничестве в Грузии и антипартийной группе товарища Барамия" (Михаил Барамия был ближайшим приятелем Берия и вторым лицом в грузинском руководстве).
У товарища Сталина никак не укладывалось в мозгу, что коммунист может брать взятки просто потому что он - жулик, и вождь углядел в выявленном безобразии не банальную коррупцию а хитрый антипартийный заговор с целью дискредитации власти, создания в Грузии антисоветских настроений и увода республики из состава СССР. Эти постулаты были закреплены во втором постановлении ЦК в марте 1952 года, после чего полетел с должности доселе непотопляемый Чарквиани. При этом Кандид со страху рассказал партийным следователям все, что было и, похоже, даже то, чего не было и быть не могло. Так возникло пресловутое "Менгрельское дело".
Банальные подарки и подношении Берии и его московскому окружению и то, что современным языком именуется "откат за крышевание" стали интерпретироваться, как доказательства факта существования возглавляемого Берией крупного заговора. В Грузии началась массовая чистка. Лаврентий, однако, был не лыком шит. Он начал яростно защищаться, о чем "Тайный Советник уже рассказывал.
После перехода великого вождя в мир иной и прихода Лаврентия к власти, он бросился выручать своих приятелей. В Тбилиси убыло два поезда оперативников - освобождать арестованных коррупционеров и сажать тех, кто оных сажал. Великая реабилитация продолжалась до июня, когда после ареста Берия начали арестовывать его приспешников.
В итоге усредненная биография высокопоставленных грузинских деятелей выглядела следующим образом: До марта 1952 года -министр; март 1952 - март 1953 - подследственный; март 1953 - июнь 1953 - министр, июнь 1953 - декабрь - 1953 подследственный; с декабря 1953 - персональный пенсионер.
Весь этот цирк завершил Никита Хрущов, отправивший в Тбилиси своего давнего знакомца, бывшего армейского политработника из Львова Василия Мжаванадзе, воцарившегося на тбилисском престоле на следующие 20 лет. Добив последних бериевцев и расстреляв в марте 1956 демонстрацию недовольной критикой Сталина грузинской молодежи этот достойный товарищ пережил и вынос Сталина из мавзолея, и отставку Хрущева и пал жертвой антикоррупционной компании 1972 года. "Подсидел" ветерана молодой энергичный министр внутренних дел республики Эдуард Шеварднадзе, любимец Брежнева, который ввел его сначала в ЦК а потом и кандидатом в Политбюро.
Батоно Эдуард и мистер Саакашвили

Рецепт нормализации обстановки на Кавказе, предложенный Хрущевым, напоминал действия Александра Второго за сто лет до этого: выдвижение национальных кадров на руководящие должности, открытие национальных школ, университетов, издательств. В целом эти меры можно было считать оправданными, но они предполагали, что новый век мы будем встречать при коммунизме, СССР вечен и могуч, национальные различия будут стираться, а противоречия и вовсе исчезнут. Увы! События последующих лет показали, что восстанавливая человеческую справедливость, Никита Сергеевич закладывал бомбу. Такое в истории случается достаточно часто.
Тем не менее, с момента "оттепели" и до конца 80-х серьезных национальных конфликтов на Кавказе удавалось избежать (хотя были и волнения абхазской молодежи в 78 году, когда Шеварднадзе попытался законодательно ограничить сферу абхазского языка, и осетино-ингушское противостояние 81года). Впрочем, именно эта, вроде бы спокойная эпоха, стала годами набухания и расцвета так называемой теневой экономики, многие из деятелей которой стали активными игроками в ходе вооруженных конфликтов 80-90-х.
Тогда в Грузии как и в целом по стране начали нарастать националистические настроения. Забурлила недовольная грузинским засильем Абхазия, в ответ замитинговал Тбилиси. Попытка разгона демонстрации 9 апреля 1989 года закончились побоищем у Дома Правительства. Именно после этих событий на политический небосклон взошла звезда Звиада Гамсахурдиа.
Сын известного грузинского писателя, бывший диссидент, организатор апрельских акций протеста Звиад Гамсахурдия в свое время публично покаявшийся, но в глубине души придерживавшийся прежних взглядов с головой бросился в политику. Вольно или невольно батоно Звиад по максимуму использовал сложившуюся конъюнктуру и победил на первых свободных выборах после распада ССР, став президентом независимой Грузии. Президенство его вышло коротким и бурным. Неуравновешенная и конфликтная натура Гамсахурдиа во многом способствовала прорастанию зерен межнациональных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, брошенных в землю еще Берией. Более того, Звиад Константинович умудрился рассориться и с собственными бывшими соратниками, каковые и свергли его вооруженным путем.
Гамсахурдиа бежал в Грозный к генералу Дудаеву, где по считающейся доказанной версии год спустя был убит во время ссоры своим бывшим охранником; похоронен он в Грозном.
Падение Гамсахуридиа совпало с поиском Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе нового места под солнцем. Хитрый лис, как его прозвали соотечественники, при Горбачеве стал полноправным членом Политбюро и министром иностранных дел Союза, но в России Ельцина ему места не нашлось. Шеварднадзе решил вернуться на историческую родину и в 1992 году вернулся. Пригласили бывшего первого секретаря ЦК на царство победители Гамсахурдиа - тогдашний правящий триумвират в лице Тенгиза Китовани, Джабы Иосселиани и Тенгиза Сигуа. Эта тройка отчаянно нуждалась в легитимности и в качестве визитной карточки режима на запад бывший "министр разрядки" и соучастник разрушения берлинской стены подходил как нельзя лучше. Вчетвером они составили президиум Госсовета, который начал коллегиально управлять государством, но вскоре Шеварднадзе избавился от троих соправителей, став единоличным главой республики. Фактически была принята новая конституция, Госсовет был распущен, а недовольные в лице Китовани и Иосселиани оказались в тюрьме.
Несмотря на все старания, Шеварднадзе так и не стал спасителем отечества. Фактически его роль свелась к зачистке политического пространства от сторонников Звиада Гамсахурдиа и коммунистов и удаления от власти свергших Гамсахурдиа и приведших в президентское кресло его самого руководителей крупных негосударственных вооруженных формирований.
Правление батоно Эдуарда ознаменовалось кровавым конфликт в Абхазии, закончившимся поражением грузинских войск и фактическим отделением республики, противостоянием с властями Аджарской автономии, заигрыванием с Америкой, непрерывными попытками выдавить с территории Грузии российские военные базы и энергетическим кризисом, перешедшим в общий спад экономики и крах грузинской промышленности. До трети взрослого дееспособного населения страны подалось на заработки за рубеж, прежде всего, в Россию. Внутри самой Грузии на местах хозяйничали бандитские формирования, а в Кодорском ущелье засели чеченские боевики, которых официальный Тбилиси "не видел" в упор.
Постоянные конфликты с Россией по этому поводу Шеварднадзе пытался компенсировать заискивая перед США. Не получилось - американцы сделали ставку на более молодых и перспективных, дав зеленый свет "бархатной революции" в конце прошлого года.
Характерно, что сместили Шеварднадзе люди, которых батоно Эдуард привел в свое время привел в большую политику. Именно благодаря Шеварднадзе дочь крупного хлебного магната Нино Бурджанадзе стала главой парламента, а сын тбилисского профессора Михаил Саакашвили, учившийся за рубежом, работавший адвокатом в США и женатый на гражданке Голландии сначала сел в кресло министра юстиции, а затем продолжил карьеру в качестве главы местного самоуправления города Тбилиси.
Свергнув 75 летнего Шеварднадзе, победители организовали президентские выборы, и после избрания Михаила Саакашвили начали перекройку Конституции. Принятые в первом чтении парламентом поправки с одной стороны расширяют полномочия президента (то есть Саакашвили), с другой - вновь вводят пост премьер-министра, которого при Шеварднадзе не было. В премьеры всерьез нацелился Зураб Жвания, которого на политический Олимп опять-таки втащил Эдуард Амвросиевич.
За полтора месяца своего президентства Саакашвили сделал два важных политических шага - заявил о примирении со сторонниками покойного Звиада, объявив о грядущей амнистии 30 осужденных при Шеварднадзе звиадистов, и ввязался в борьбу с криминальными авторитетами, при Шеварднадзе практически полностью контролировавшими тюрьмы (власть охраняли лишь внешние границы по периметру). Обещана Грузии и борьба с коррупции, причем к числу коррупционеров отнесли крупных чиновников шеварднадзевской администрации и дружественных им предпринимателей.
Первый ход при удачном развитии усилит влияние и власть Саакашвили в Западной Грузии, где традиционно сильны сторонники Гамсахурдиа. Что до второго пункта, то президент собрался построить на востоке Грузии новую тюрьму по европейским стандартам и перевести туда всех криминальных авторитетов. В ответ в январе вспыхнули тюремные бунты, которые, впрочем, быстро выдохлись. Так что не исключено, что именно эту инициативу Саакашвили реализует.
Куда хуже с национальными автономиями и территориальной целостностью. Абхазия и Южная Осетия в президентских выборах не участвовали, в Аджарии на участки пришло лишь 25 процентов имеющих право голоса. Естественно, это снижает легитимность нового президента, стало быть надо идти на компромисс, но его контуры пока что не просматриваются. Неясна и судьба российских военных баз на территории Грузии. Судя по всему, нынешнее руководство РФ выводить их не собирается, а кредит доверия в США отрабатывать надо.
Трудно сказать, надолго ли пришел Саакашвили и как изменится ситуация в стране и российско-грузинские отношения, однако с учетом огромной грузинской диаспоры в Москве и Питере, географического соседства, необходимости подключения Грузии к проектам энерготранзита, будь то нефть или электричество народами правителям обеих стран так или иначе придется договариваться. 28 марта в Грузии состоятся парламентские выборы, после которых станет более или менее ясно, какой курс изберет грузинское руководство, однако соседство России и Грузии не отменит ни одно голосование, равно как и многовековую дружбу и взаимную симпатию обоих народов.

Відповіді



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua