МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Як комуністи співпрацювали з нацистами

04/30/2008 | igorg
У нас є дискусійна гілка, де наш активний дописувач ніяк не може розібратися, з ким же і як співпрацювала ОУН.
Про те як саме більшовики співпрацювали з нацистами сумнівів нема.
Ось тут непогана книжечка, рекомендую закачати

ЦЯ КНИЖЕЧКА ВЕЛЬМИ КОМУСЬ НЕ ДО ВПОДОБИ. ТОЖ ЛІНКИ ДУЖЕ ШВИДКО ПОВМИРАЛИ. ТА НЕ БІДА, МИ ВЖЕ ЗАКАЧАЛИ :). ТОЖ КОРИСТУЙТЕСЯ
СЮДИ ЗАЙДІТЬ ТУТ НОВІ ЛІНКИ http://www2.maidan.org.ua/n/hist/1230232521

Советско-германские договоры 1939—1941 годов: трагедия тайных сделок
Павлов Я.C.
Издательство: Бел. НИИ документоведения и архивного дела. Минск
Год: 1996 Страниц: 100 Формат: djvu Размер: 1.45 Мб ISBN: 985-6099-32-3 Качество: 300 dpi, ч/б Язык: русский

Из аннотации:
Почти шестьдесят лет минуло после событий лета-осени 1939 г., когда были подписаны печально известные "Пакт Риббентропа-Молотова" и "Договор о дружбе и границах между СССР и Германией". Тем не менее, интерес к "болевым точкам" нашей истории среди историков, политиков, публицистов и просто широкой общественности по-прежнему не ослабевает. Появившиеся новые документы, мемуарные свидетельства непосредственных участников событий позволяют во многом по-новому и без предвзятости оценить шаги и действия тогдашних политиков, их влияние на судьбы государств и народов планеты.
В контексте малоизученных документов и новейших публикаций в настоящей брошюре предпринята попытка отобразить собственное видение тех далеких событий.

Качати звідси:
http://infanata.ifolder.ru/6276881
http://rapidshare.com/files/111258895/sov_germ_dogovory.rar
http://up.spbland.ru/files/080429118/

Відповіді

  • 2008.04.30 | igorg

    Прекрасна оцінка польського маршала Ридз-Смигли

    про оцінку загрози від німців й росіян перед 2-ю світовою "З німцями ми ризикуємо втратити свободу, а з росіянами ми втратимо нашу душу". Важко сказати точніше й далекоглядніше. Російський імперіалізм (не важливо під яким кольором чи штандартом) вбиває душу народу.

    Не менш цікаво як відбувався наступ совєтів на Польщу. Під виглядом допомоги полякам і ця версія всіляко поширювалася. Класний приклад успіху інформаційної віни й класна перевірка цієї стратегії перед захопленням-визволенням Європи.
  • 2008.04.30 | igorg

    Який клас! Я цього не знав ст.64 Де тофарісч Нікіта?!

    Когда 14 июня 1940 года фашистские войска заняли Париж сам Сталин поздравил Гитлера с победой. Это поздравление на следующий день было опубликовано в газете "Правда".
    Блискуче! Про такі тісні й довірчі стосунки з націонал-соціалістами українські націоналісти не могли й мріяти :).
  • 2008.05.14 | igorg

    Русский след в рождении Люфтваффе Владимир Ильин

    http://www.airwar.ru/history/av2ww/axis/lipetsk/lipetsk.html

    Русский след в рождении Люфтваффе
    Владимир Ильин

    Липецк, как и любой другой город, имеет свои легенды, передающиеся из поколения в поколение горожан. Одна из них связана с пребыванием здесь Германа Геринга. Он, якобы, обучал здесь немецких военных летчиков в 1920-е годы. Коренной горожанин в подробностях расскажет о том, как тот проживал в одноэтажном домике на улице Липовская. У него, мол, была русская жена и несколько детей. Он их нежно любил, в годы войны отдал приказ: ни одна германская бомба не должна упасть на Липецк. На самом деле ничего документально не подтверждается. Правда, немецкая авиация город практически не бомбила (несмотря на то, что фронт находился рядом, под Воронежем и Ельцом). Ну а немецкие летчики в Липецке учились - это факт. Прежде чем вернуться к нему, расскажу о том, что еще в годы первой мировой войны, в 1916 г., здесь построили завод, который начал сборку самолетов ╚Фарман╩ или ╚Моран╩ (точный тип машин установить пока не удалось). Развал российской промышленности, вызванный февральской революцией 1917 г., привел к свертыванию авиационного производства.

    Летом 1918-го на липецком аэродроме разместился дивизион тяжелых воздушных кораблей ╚Илья Муромец╩. Они использовались в боевых действиях против войск Мамонтова и Шкуро, наступавших на Москву с юга. В 1924-м сюда перебазировалась 1-я разведывательная эскадрилья им.В.И.Ленина, оснащенная самолетами Р-1. В 1925 году открылась немецкая страница истории Липецка. Как известно, условиями Версальского мира Германии запрещено иметь военную авиацию. Она встала перед реальной угрозой навсегда отстать в этом от Франции и Англии. В то же время началось сближение Германии и Советской России, не питавшей особой симпатии к странам Антанты и рассчитывающей через военное сотрудничество воспользоваться техническим и организационным опытом немецкой авиации, накопленным в годы первой мировой войны.

    Опыт этот был действительно богатейшим. Первую мировую Германия закончила, имея (на ноябрь 1918 г.) в составе ВВС 4050 боевых самолетов и 80 человек личного состава. По данным, приведенным в книге В.Грина и Д.Фринкера ╚ВВС стран мира╩ (Лондон, 1958г.), с сентября 1915-го по сентябрь 1918-го немецкие летчики одержали 7425 побед в воздухе (в том числе 358 на Русском фронте), потеряв при этом 2158 самолетов (189 на востоке). И если соотношение потерь 1:1,98 в пользу Германии на востоке можно было отчасти объяснить качественным и количественным превосходством в технике, то на западе (1:3,59) ей противостояли новейшие английские и французские аэропланы с количественным превосходством. Первым идею о военном сотрудничестве Советской России и Германии высказал Карл Радек, член ЦК РКП(б), попавший в феврале 1919 г. за ╚экспорт╩ революции╩ (участие в восстании ╚спартаковцев╩) в берлинскую тюрьму Маобит, где, очевидно, у него и родились планы будущего военного союза. В декабре 1919-го Радек вернулся в Москву и поделился своими соображениями, в первую очередь, с В.И.Лениным, Л.Д.Троцким. С немецкой стороны творцами русско-германского союза стали военачальники Рейхсвера (название вооруженных сил Германии в 1919 - 1935 гг.) - Г.фон Сект, Й.Вирт, У.Брокдорф-Ранцау, В.Ратенау и другие. Первоначально предполагалось создать военный союз, имеющий антипольскую направленность, однако ограничились военно-техническим сотрудничеством. В 1921 г. для взаимодействия с РККА в Министерстве Рейхсвера создали специальную группу, возглавляемую майором Фишером. В конце 1923-го был образован ╚Московский центр╩ (представительство группы Фишера в России) под руководством полковника Отто фон Нидермайера. Для обучения германских летчиков и танкистов, а также поддержания и углубления опыта боевого применения авиации, танков и другой современной техники, работы над которой в Германии запрещались, приняли решение разместить соответствующие учебные и научные центры на территории Советской России. Зондергруппу ╚Москва╩ возглавил полковник Лит-Томсен (Lieth-Thomsen). В 1924 г. первых семь германских офицеров-авиаторов откомандировали в Красный Воздушный Флот.

    Для размещения германской авиационной школы советской стороной был предложен Липецк, где в то время действовала недавно сформированная Высшая школа военных летчиков. В 1924-м ее закрыли после осмотра немецкими специалистами. 15 апреля 1925-го между Россией и Германией было подписано соглашение об образовании в Липецке немецкого авиационного учебно-боевого подразделения (одновременно создали учебный центр ╚Кама╩, специализирующийся по танкам и испытательный центр ╚Томка╩ - боевое использование отравляющих веществ). Липецкий аэродром поступил в совместную советско-немецкую эксплуатацию. В собственность германской стороне выделили один ангар, мастерскую, ╚домик Управления╩, помещения для топливного и вещевого складов. В немецких источниках липецкое подразделение именовалось Wissenschaftliche Versuchs uud Prufansalt fur Luftfahrzeuge - ╚Научное и летно-испытательное авиационное учреждение╩. В советских документах (в частности, в материалах липецкого УГПУ, переданных областным управлением КГБ Липецкому областному государственному архиву в 1991 г.) часть первоначально именовалась ╚Немецкая авиационная школа╩. В дальнейшем - ╚4-й немецкий авиаотряд 38-й (позже - 40-й) отдельной авиационной эскадрильи ╚Вифупаст╩. Последнее название ≈ ╚Немецкая научно-исследовательская станция ╚Вифупаст╩.

    Липецкое подразделение, как явствует из справки УГПУ, являлось ╚концессией немцев, во всех отношениях самостоятельной организацией Рейхсвера╩. В соответствии с протоколом соглашения между Управлением Военно-Воздушных Сил РККА и германской стороной немецкий персонал школы должен был состоять из руководителя школы, летчика-инструктора, помощника летчика-инструктора, двух мастеров, оружейного мастера помощника оружейного мастера и зав. складом, а также шести-семи летчиков-курсантов. Советская сторона представлялась помощником руководителя школы и 20 мастерами для обслуживания аэродрома (14 техников-механиков, два столяра, седельщик, маляр, кузнец и сварщик). Специально оговаривалось, что некоторая часть наших специалистов должна владеть немецким языком. Первым в конце мая 1925 г., в Липецк из Германии прибыл зав. складом со своим штатом. Руководство школы и основная часть немецкого персонала появились во второй половине июня. Первоначально управление авиаотрядом осуществлялось через Нидемейера негласного немецкого военного атташе в Москве. Кадровые вопросы решал Шенк - гражданин СССР, по национальности - немец.

    Весь немецкий персонал подбирался в Германии, как отмечено в справке УГПУ, ╚по особым протекциям╩. Так, в 1925 - 1928 гг. отряд был укомплектован ╚исключительно из людей, лично известных руководителю организации - майору Штару╩, то есть летчиков, воевавших в 1914 - 1918 гг. на Западе, ╚боевых комрадов╩. Первый командир Липецкой школы Вальтер Штар (Stahr) в войну возглавлял истребительное соединение на германо-французском фронте. Разумеется, липецкие чекисты постарались собрать максимально подробные сведения об этом человеке. Так, в материалах УГПУ сообщается, что В.Штар - ╚приверженец Гинденбурга, нацист весьма крутого нрава, требователен и беспощаден. К советской власти настроен исключительно враждебно, не может переваривать русских. Кабинетный работник, окружавший себя родственниками, выведший свою прислугу на руководящие должности╩. В то же время приводятся сведения о том, что Штар во время охоты в окрестностях Липецка любит общаться с местными крестьянами. В 1930 г. на смену Штару прибыл Мако Мор - человек несколько более ╚демократичных╩ взглядов, любитель комфорта и завсегдатай казино.

    Первоначально в Липецке были организованы штабная группа, школа летчиков-истребителей, истребительная учебная эскадрилья (на Фоккерах D-XIII и нескольких самолетах других типов), а также школа летчиков-наблюдателей с приданной ей учебной эскадрильей на двухместных разведчиках HD-17. В дальнейшем центр реорганизовали, и он состоял из штаба, отрядов истребительного, разведывательного и летных испытаний. В окончательном виде ╚Вифупаст╩ имел шесть отделений. Первое ведало кадровыми вопросами и взаимоотношениями с русской стороной. В 1930 г. его возглавил лейтенант Гано Иоганоон. Он начал свою карьеру в Липецке с первого дня образования немецкого отряда, сначала занимал должность заведующего фотолабораторией. Его заместителем был Генрих Зоман, бывший боевой летчик и профессиональный журналист. 2-е отделение (очевидно, руководящее деятельностью немецкого персонала) возглавил Сигмар Бодье - родственник (по жене) Штара. В справке УГПУ С.Бодье характеризуется как ╚человек исключительной энергии и ума╩. Также любопытна характеристика этого человека, данная сотрудниками УГПУ: ╚По-русски не говорит, но усиленно изучает русский язык. Много пьет, но дома. Читает Ленина. На банкетах первый тост всегда поднимает за Россию. Хороший служака╩.

    3-е, медицинское, отделение возглавлял доктор Густав Галлер, врач-гинеколог, общительный человек, любитель охоты, породистых собак и хорошего застолья. Поддерживал знакомство с липецкими врачами и пользовался авторитетом как специалист. 4-е отделение ведало финансовыми вопросами. Его возглавлял Вильгельм Фрич. Командиром истребительной группы был Карл Шенебек - ас первой мировой войны, отличный летчик и опытный офицер. Во главе технической группы первые четыре года находился Герхард Шульте, характеризовавшийся как ╚Один из талантливейших инженеров╩. В дальнейшем его сменил Готфрид Рейденбах - летчик, ранее возглавлявший в Липецке авиаремонтные мастерские (характеризовался УГПУ как ╚аристократ╩ и неплохой администратор, к недостаткам относилось незнание русского языка).

    В 1925 - 1930 гг. в Липецке существовала немецкая строительная контора. Ею сооружены две казармы, жилой дом (ныне корпус ╧ 12 в военном городке - длинное трехэтажное строение из красного кирпича, находящееся в состоянии перманентного ремонта и пользующееся в настоящее время репутацией самого ╚непрестижного╩ дома в гарнизоне), казино (уютный деревянный домик с садом на краю оврага) и другие помещения, многие из которых сохранились и до сего дня. Возглавлял контору Эрнст Бориан - бывший летчик-ас первой мировой войны, по специальности инженер-строитель доменных печей. К практическим полетам германские летчики приступили летом 1925 г. Первой поднялась в воздух истребительная эскадрилья на Фоккерах D-XIII из Голландии. Эти машины доставили в разобранном виде на корабле в Ленинград из Штеттина в мае 1925-го.

    Кстати, в книге В.Б.Шаврова ╚История конструкций самолетов в СССР до 1938 г.╩ сообщается, что для нашей страны в Голландии было закуплено всего два ╚пробных╩ экземпляра D-XIII, с двигателями Нэпир ╚Лайон╩. В действительности германский отряд в Липецке получил 59 самолетов этого типа, 30 из которых осталось в России после возвращения немцев на родину. Самолеты 1924 г. оснащались двигателями Нэпир ╚Лайон╩ (судя по немецким источникам, моторы для Липецка были форсированы до 480 л.с., на серийных же ╚Фоккерах D-XIII╩ устанавливались двигатели в 450 л.с.). Машины являлись одним из наиболее совершенных истребителей своего времени, превосходили по максимальной скорости и потолку аналогичные английские и французские. ╚Фоккер╩ отличало аэродинамическое совершенство (безрасчалочное бипланное крыло с относительно толстым профилем, ╚чистый╩ фюзеляж большого удлинения, хорошо закопотированный мотор), а также простота и прочность конструкции. Это позволило эксплуатировать самолеты в Липецке более восьми лет. Вооружение D-XIII включало два синхронных пулемета, узлы подвески малокалиберных бомб.

    В 1926 г. из Германии в обстановке строгой секретности прибыло семь разведчиков ╚Хейнкель HD-17╩ - двухместных бипланов, по внешнему виду напоминающих Н-9 (машина была создана в Германии в 1924 г. в тайне от союзников, ее летные испытания проводились, как правило, рано утром, между тремя и четырьмя часами, чтобы скрыть полеты от наблюдателей из комиссии Антанты). ╚Первоначально ╚Хейнкели╩ оснащались двигателями Нэпир ╚Лайон╩ мощностью 450 л.с., что было недостаточно для тяжелой машины. В дальнейшем их заменили на более мощные BMW-III, BMW-IIIA и BMW-VI (1x600 л.с.). Для тренировочных полетов использовался легкий УТС ╚Альбатрос L-68╩ (биплан со звездообразным мотором Sh-11 мощностью 98 л.с.), напоминающий У-2 Поликарпова, и два самолета ╚Альбатрос L-69╩ (весьма совершенный в аэродинамическом отношении моноплан-парасоль, с мотором Бристоль ╚Люцифер╩ мощностью 100 л.с.). В 1928 г. в Липецк прибыли 10 самолетов ╚Альбатрос L-76╩, которые, ╚по мнению знатоков, являлись самыми лучшими из всех прочих╩ на Липецком аэродроме. Это были довольно большие двухместные двухстоечные полуторапланы, вооруженные синхронным пулеметом калибра 7,9 мм и еще одним на турели. Машины предназначались для решения задач разведчика-бомбардировщика и двухместного истребителя. Затем появилось еще шесть ╚Альбатросов╩ L-77 и семь L-78 - дальнейшее развитие L-76.

    L-78, прибывшие в Липецк в 1929 г., имели две модификации, существенно отличающиеся. Первая представляла собой классический тип разведчика-бомбардировщика с отдельной кабиной стрелка и радиатором, расположенным перед стойками шасси (на L-76 и L-77 он располагался за стойками). Вторая модификация больше соответствовала типу транспортного самолета: фюзеляж с пассажирской кабиной имел увеличенную строительную высоту, в его боковых стенах устанавливались окна и дверь. Турель для пулемета отсутствовала, капот сделали более аэродинамичным, с ╚утопленным╩ радиатором и гофрированной обшивкой (самолет именно этого типа применялся на полигоне в Шиханах для отработки техники распыления отравляющих газов. Во вместительном фюзеляже ╚пассажирского╩ L-78 легче было разместить баки со сжиженным ОВ. Все тяжелые ╚Альбатросы╩ оснащалась двигателем BMW-VI (1x600 л.с.).

    Можно предположить, что работы над бомбардировщиками фирма Альбатрос, так же как и Хейнкель, вела в обстановке повышенной секретности, и на Западе об этих самолетах в то время ничего не знали. Во всяком случае, в наиболее информированном авиационном справочнике Jane's all the World's Aircratt за 1926 г. сведений о L-76, L-77, L-78, нет, хотя учебно-тренировочные и пассажирские ╚Альбатросы╩ описаны довольно подробно. В 1930 г. в Липецкий центр поступило три двухместных истребителя Юнкерс А-48 (К-47) - подкосные монопланы с низким расположением крыла, фюзеляжем круглого сечения, довольно чистых аэродинамических форм, весьма напоминающие наш одноместный пушечный истребитель И-Z Григоровича, а также два легких бомбардировщика Юнкерс К-47 (W-34) - изящные бипланы со звездообразными моторами. Большинство этих машин осталось на Липецком аэродроме, и после ликвидации немецкой концессии в 1933 г. Курс обучения летчиков-истребителей был рассчитан на четыре недели интенсивных полетов. Численность учебной группы составляла шесть-семь человек. В 1927-1928 гг. подготовили 20 пилотов. Затем учебные группы увеличили, и с 17 апреля по 5 октября 1931 г. сделали два выпуска - 21 летчика. Всего с 1925-го по 1933-й подготовили около 120 немецких летчиков-истребителей, 30 из них являлись участниками первой мировой войны, 20 - бывшими гражданскими пилотами. Контингент поздних выпусков значительно ╚помолодел╩, асы войны уступили место юношам 1906-1912 годов рождения.

    В Липецке обучались будущие асы фашиской Германии Блюмензаат, Гейец, Макрацки, Фосо, Теецманн, Блюме, Рессинг и другие. По мнению немцев, уровень подготовки пилотов, выпушенных в 1929 г., оценивался как ╚хороший╩, 1931 г. - ╚очень хороший╩. Советская сторона рассматривала липецкие курсы, как своеобразный учебный центр, служащий для ознакомления отечественных авиаторов с последними достижениями авиационной техники и методики летной подготовки. В 1926 г. ╚при любезном содействии Красного Воздушного Флота╩ были устроены ╚сравнительные состязательные полеты╩, которые дали ╚весьма ценный опыт╩. Очевидно, речь идет об учебных воздушных боях с советскими истребителями, базировавшимися на липецком аэродроме. Более сильной оказалась немецкая сторона, оснащенная лучшей материальной частью - ╚Фоккерами╩ D-XIII с моторами по 480 л.с. Наши ╚воевали╩ на ╚Фоккерах D-XI с 300-сильными моторами (150 машин закупили в Голландии в 1925 г. при посредничестве Германии якобы для Бразилии, однако пароходы с истребителями прибыли не в Рио-де-Жанейро, а в Ленинград).

    Эволюция авиационной техники накладывала свой отпечаток и на программу подготовки летчиков. Так, в 1931 г. были запланированы полеты на отработку высотного перехвата, однако в полном объеме их не провели из-за нехватки жидкого кислорода для кислородных приборов. Выход нашли в организации полетов на высотах 5000 - 6000 м - предельных без специального оборудования. Практиковалась стрельба по буксируемым мишеням-конусам, отработка групповых действий истребителей, бомбометание. Было установлено, что сброс бомб на пикировании дает высокую точность попадания в цель, (результат опытов использовался при создании пикирующих бомбардировщиков - знаменитых Ju-87). В 1926 г. начали работу курсы летчиков-наблюдателей, в 1928 - 1931 гг. выпустили около 100 летнабов для люфтваффе. В конце 1931-го их подготовку вели уже в Германии.

    Летчики и летнабы, командируемые в Липецк, в целях конспирации формально ╚увольнялись╩ из рейхсвера и направлялись в Россию как служащие частных фирм. Они добирались до места назначения по фальшивым документам и, как правило, под чужими фамилиями. Доставка снаряжения, авиабомб, пулеметов и моторов осуществлялась по морю из Штеттина (нынешнего Щецина) в Ленинград (часто для маскировки характера перевозимых грузов использовались малые суда каботажного плавания с тщательно подобранными экипажами, за перемещением которых было трудно уследить агентам ╚Антанты╩). Разведывательные германские самолеты из Липецка совершали полеты практически над всем центрально-черноземным районом России. Каких-либо ограничений советской стороной не ставилось. Велась учебная и экспериментальная аэрофотосъемка Воронежа (где немецкие летчики были частыми гостями), Ельца, Острогожска, Грязи, станций Графская и Чугун. Обработка фотоматериалов производилась в лаборатории немецкого отряда.

    Двухместные самолеты, снабженные радиостанцией, привлекались к корректировке артиллерийских стрельб на полигоне под Воронежем. Неоднократно совершали полеты в германскую военную концессию ╚Томка╩ (╚Томко╩) - предприятие по совместным, советско-германским химическим опытам, расположенное в районе г. Вольска и также подчиненное Нидемайеру. Там отрабатывалось боевое использование боевых отравляющих веществ, в частности, новой разновидности иприта (массовое его производство и горчичного газа налажено с немецкой помощью на химическом комбинате ╚Берсоль╩ в Иващенкове под Самарой). В ╚Томке╩ имелся аэродром и ангар, что позволяло липецким самолетам, прикомандированным к ╚химической╩ концессии, находиться там в течение продолжительного времени. В мастерских липецкого авиаотряда самолеты, используемые для опытов с газами, дооборудовались выливными авиационными приборами (ВАП) - устройствами для распыления в воздухе боевых ОВ.

    В 1928 г. самолет Юнкерс (вероятно, F-13 или G-24) с экипажем из четырех немцев и одного гражданина СССР (механика Файериана) совершил перелет по маршруту Липецк - Энгельс √ Липецк, с промежуточными посадками в Самаре, Саратове и Казани. Официально целью полета явилось ознакомление с жизнью республики немцев Поволжья. Очевидно, отрабатывалось боевое использование ОВ с тяжелого бомбардировщика на полигоне в Шиханах. Большинство германских летчиков проживало в так называемой немецкой колонии, в районе винного склада. По всей видимости, речь идет о двухэтажном кирпичном доме, известном старожилам как ╚генеральский╩, а также прилегающих к нему строениях. Этот дом возвышается над Каменным Логом, окруженный превосходно спланированным парком с беседками, террасами и фонтаном. Сейчас все в полном запустении.

    Для немцев также построили жилой дом, где теперь размещена гарнизонная санчасть. Семейные офицеры жили в городе, снимая квартиры. В дальнейшем недалеко от аэродрома для них построили трехэтажный дом с коммунальными квартирами. Германские авиаторы быстро окунулись в жизнь уездного города, охотно общались с липчанами, некоторые из них обзавелись здесь семьями (например, Карл Булингер женился на молодой школьной учительнице из Воронежа Писаревой). Одним из любимых развлечений немцев была охота. Агенты УГПУ доносили также, что ╚летчик Ибель ходит по деревням, снимает мужиков, церкви и вообще быт деревни╩. О настроениях немцев в те времена можно судить по высказыванию летчика-истребителя, участника первой мировой войны, Готлиба Мюллера, заявившего (очевидно, в казино, после кружки елецкого пива), что в случае войны Германии с Россией он сражаться не станет, но воевать с Францией и Польшей ╚готов всегда!╩ (трудно сказать, выполнено ли было это обещание, однако, по данным ОГПУ КГБ, пилот дослужился до полковничьего чина и повоевать ему пришлось немало).

    В 1927 г. у немцев возникла идея создания своеобразных ╚партизанских╩ воздушных сил, состоящих из самолетов гражданской авиакомпании Люфтганза, способных в короткое время переоборудоваться в боевые машины. В целом, к 1928 г. в результате мобилизации Люфтганзы и задействования Липецкого авиационного отряда, Германия могла бы выставить довольно значительные для своего времени силы, состоящие из более чем 250 боевых самолетов, в том числе 24 разведчиков Хейнкель HD-33, 47 Альбатрос L-65 и 72 Альбатрос L-70, 59 истребителей Фоккер D-XIII (дислоцированы в Липецке, фактически боеготовыми в различное время было 45 - 50 самолетов), 37 вспомогательных бомбардировщиков Дорнье Merkur и 20 Юнкерс G-24. Разумеется, этого было недостаточно для борьбы с Францией, располагавшей в середине 1920-х годов самыми мощными в мире ВВС (более 1500 самолетов) и Великобританией (на начало 1930-х годов у нее имелось 850). Однако воевать с Польшей, ВВС которой во второй половине 1920-х годов насчитывали 220 боевых самолетов, уже было можно (для сравнения, ВВС РККА в 1931 г. имели 860 боевых машин)╩. Из приведенных данных видно, что вся истребительная авиация, которой располагала Германия в 1928 г., была сосредоточена в Липецке. Вероятно, немцы полагали, что в случае европейской войны этот отряд, укомплектованный ╚асами╩ на лучших для своего времени самолетах сыграет роль группы Рихтхоффена - элиты германских летчиков - сравнительно малочисленного, но высокоэффективного истребительного формирования. В самом деле, в 1920 - 1930-е годы на липецкой земле базировалась наиболее мощная часть германской военной авиации.

    С 1928 г. в Липецке проводились летные испытания самолетов и различных типов авиационного вооружения германских ВВС. Первым объектом испытаний стало ╚моторное ружье╩ (скорее всего ≈ новый тип синхронизатора для авиационного пулемета). Особое внимание в первые годы существования центра уделялось также совершенствованию бомбардировочных прицелов. Опытные машины со снятым вооружением перегонялись на липецкий аэродром по воздуху из Германии под гражданскими регистрационными номерами компании Дерулюфт (с 1930 г. таким самолетам присваивался регистрационный индекс RDL, иногда разные имели один и тот же номер). Первыми летные испытания в липецком небе проходили тяжелые ╚вспомогательные бомбардировщики╩ Юнкерс G-24 (перелетел в Россию как пассажирский самолет под номером D-878) и Рорбах Ro-VIII Roland - огромные по тем временам трехмоторные самолеты, использующиеся фирмой Люфтганза. В Липецке на них установили бомбодержатели, прицелы и пулеметы. В 1929 г. испытывались двухместные Юнкерс А-35 (D-987) и Дорнье В Merkur (D-970), модифицированные в учебные бомбардировщики. В 1929 - 1930 гг. испытывалось несколько опытных истребителей фирмы Арадо - SD-II, SD-III и SSD-I. Последний был морским поплавковым. Для перелета поплавки демонтировали и временно установили колесное шасси.

    В Липецке был оборудован гидроаэродром для испытаний этой машины. Возможно, на Петровском пруду - большом водоеме, примыкавшем к городскому Нижнему парку (в 1950-е годы этот пруд постепенно зарос, превратился в болото, его занесло песком). В документах Липецкого центра имеется упоминание даже о немецкой лодочной станции. По неподтвержденным данным, в Липецке проходили испытания Хейнкеля Не-45 (дальний разведчик-бомбардировщик), Не-46 (ближний армейский разведчик), Арадо Ar-64 и Ar-65 (1931 г., одноместные истребители-бипланы, последний из которых поступил на вооружение германских ВВС и с 1933 по 1936 г. строился серийно), Дорнье Do-10 (двухместный истребитель), Do-11 (дальний бомбардировщик и разведчик), а также разведчик Фокке-Вульф А-40.

    Летом 1930 г. в Липецк на испытания прибыли два легких бомбардировщика, созданных на базе гражданского самолета Юнкерс V-34. В том же году - три двухместных истребителя Юнкерс К-47 (А-48). Одновременно эти машины использовались и для подготовки летчиков в истребительной школе. Численность группы летных испытаний в среднем составляла 30 - 100 человек. В летнее время, в период интенсивных полетов, она увеличивалась. На зиму инженеры и испытатели уезжали в Германию, где занимались обработкой полученных результатов, сокращались и другие летные и вспомогательные подразделения. Так, по данным УГПУ, 1 сентября 1930 г. в липецком авиационном отряде насчитывалось 178 немцев и 352 русских (главным образом, обслуживающий персонал), а 1 декабря 1930 г. осталось лишь 34 немецких военнослужащих, в том числе два старших офицера, 16 младших офицеров (из них всего один летчик), 13 унтер-офицеров сверхсрочной службы, два солдата и один медик. Кроме того, на аэродроме находилось 54 человека германского гражданского персонала. Численность советских служащих составляла 10 человек, вольнонаемных рабочих - 286. Летом 1931 г. на аэродроме уже находилось до 200 немцев. Советский персонал был занят в основном работами по техническому обслуживанию и ремонту самолетов и вооружения (слесари, токари, шоферы, мотористы). Кроме того, прикомандировали до 40 советских военнослужащих-авиамехаников. Состав их часто менялся ╚для повышения квалификации при работе с немецкой техникой более широкого круга специалистов, а также затруднения вербовки╩. Для полетов в зимнее время немецкие самолеты ставились на лыжи, как это было принято и в русской авиации.

    В 1930 г. на аэродроме имелось 47 авиамоторов Нэпир 2а (8 неисправных), один Мерседес D-11, один D-11a, два BMW-IIIA, один BMW-III, четыре BMW-IV (один неисправный) и один Циррус 11. Запасных не было. На вооружении немецкого отряда находилось 203 авиационных пулемета с воздушным охлаждением и три ≈ с водяным охлаждением (в справке УГПУ отмечалось, что часть прибыла из Германии без накладных, ╚контрабандой╩). В 1931 г. отряд имел 117 новых синхронных пулеметов MGOB/15 (замена вооружения произведена в 1930 г., старые пулеметы, снятые с самолетов, отправлялись в Германию) и один пулемет Парабеллум. Кроме того, имелось 13 пулеметов на турельных установках, личное оружие. ╚Радиоэлектронное╩ оснащение сильнейшего авиационного подразделения Рейхсвера состояло из одной наземной приемо-передающей радиостанции, трех бортовых приемников 266Х, двух усилителей У-285хВ5 и трех приемо-передатчиков фирмы Маркони AD-5 и AD-12. Фотовооружение включало один АФА 34/30 и четыре других фотоаппарата. Кроме того, на истребителях имелось 12 фотопулеметов (в 1930 г. все были неисправны).

    На складах хранилось большое количество авиабомб калибром 12 - 50 кг (учебные, ╚газоучебные╩, цементные и боевые), а также (в 1930 г.) 39 посадочных светящихся бомб, обеспечивающих полеты в ночных условиях. Автопарк включал пять легковых ╚Бьюиков╩, один ╚Ганза-Ллойд╩ и один ╚Шевроле╩. Имелось 10 грузовиков ╚Шевроле╩, три ╚Ганза-Ллойд╩ и два ╚Морис╩, а также один трактор ╚Форд╩, автоцистерна ╚Бюссинг╩ и 17 велосипедов. На основании документов УГПУ можно сделать вывод, что в Липецке непродолжительное время находилась и германская зенитная батарея, однако каких-либо подробностей о ее численности и вооружении установить не удалось. Интенсивные полеты не могли обойтись без аварий и катастроф. Так, в 1930 г. было потеряно три самолета. Один из них (очевидно, Хейнкель HD-17) сгорел при посадке, однако экипаж не пострадал. Другое происшествие закончилось трагически: над полигоном (располагался в районе нынешнего гражданского аэродрома) на высоте 3000 м столкнулись два истребителя: одноместный и двухместный. Летчики сумели спастись на парашютах, однако стрелок машины не успел и погиб. Его тело в цинковом гробу отправили в Германию. Для встречи останков мужа в Штеттин вылетела жена погибшего. Однако во время полета несчастная женщина покончила с собой, выбросившись из самолета. Гроб с телом погибшего авиатора для отправки в Германию, в целях конспирации, упаковывался в ящик и заносился в таможенную декларацию, как детали самолетов.

    В том же 1930 году, очевидно, при перегонке самолета в Липецк (или из Липецка) произошла авария в районе г. Смоленска. Пострадали инженер Туи и бортмеханик. Событие попало на страницы печати, однако самолет был представлен как спортивный. 2 сентября 1933 г. произошло столкновение двух истребителей D-XIII. Одному из летчиков удалось покинуть машину на высоте 700 м и спастись на парашюте, второй - Поль выпрыгнул из машины на 50-метровой высоте и погиб. 10 июля 1933 г. из-за поломки мотора курсант Ланге совершил вынужденную посадку на D-XIII в 20 км от аэродрома. 13 июля он же выполнил такую грубую посадку, что самолет скапотировал (на одной из фотографий, опубликованной в английском альманахе Air Enthusiast изображен Фоккер D-XIII, лежащий вверх колесами на липецком аэродроме. Машина пострадала сравнительно мало: был поврежден киль, верхняя обшивка крыла и одна лопасть винта).

    Летом 1931 г. были проведены совместные учения немецкой авиации и советского учебного разведывательного авиаотряда, также базировавшегося на липецком аэродроме (1-я разведывательная эскадрилья перебазировалась на Дальний Восток в 1929 г.), однако дальнейшего развития эта практика не получила, так как германские истребители Фоккер D-XIII к тому времени уже основательно устарели и не могли эффективно взаимодействовать с более новыми Р-3. Немецким специалистам из Липецка разрешалось знакомиться с наиболее современной советской авиационной техникой и вооружением. Так, в 1930 г. руководству германского отряда на аэродроме был продемонстрирован новейший авиационный турельный пулемет Дегтярева ДА, начавший поступать в части ВВС лишь в 1928 г. (к 30 марта 1930 г. ВВС РККА имели 1200 штук). Немцы признали пулемет ╚одним из лучших╩, по простоте, не уступающим английским╩ (в отчете УГПУ сообщалось, что особый интерес к оружию проявил некий барон Фон Рохов, пытавшийся выяснить через переводчика, на каком заводе производится новое оружие, но начальник отряда майор Моор резко одернул излишне любознательного барона). Командир истребительного отделения Шенебек и инженер Рейденбах в том же году посетили в Москве опытный завод ЦАГИ (УЭЛИТЦАГИ на Ходынском аэродроме) и моторостроительный завод ╚Икар╩. Предприятия произвели на немцев хорошее впечатление.

    Интерес немецкого командования к продолжению функционирования липецкой концессии, по мнению аналитиков из ОГПУ, начал снижаться летом 1930 г., задолго до прихода к власти национал-социалистов. В то же время, по германским источникам, виновником охлаждения отношений России и Германии явилась именно советская сторона, начавшая политику сближения с Францией и Польшей (обусловленную, главным образом, экономическими соображениями). Это направление внешней политики поддерживал нарком иностранных дел Литвинов, которому противодействовала группа высокопоставленных военных, возглавляемая Тухачевским и придерживающаяся прогерманской ориентации. Как бы то ни было, к сентябрю 1930 г. свернули работу группы ╚V╩ - школы летчиков-наблюдателей. Постепенно покинули Липецк лучшие специалисты-истребители. Работы по подготовке авиационного персонала и испытания боевой техники были возобновлены на территории Германии. Тогда же возникли трудности и с финансированием Липецкого центра. По словам одного из немецких техников, Болштейна, ожидалось, что к 1933 г. Германия получит полное право создавать военную авиацию на собственной территории, что сделает ненужным иностранные концессии. Началась работа по собиранию лучших авиационных специалистов и распределению их по крупнейшим германским авиазаводам и летно-испытательным станциям, которые в скором времени предполагалось загрузить военными заказами.

    В 1930 г. Липецк посетила комиссия Рейхсвера, возглавляемая полковником Кардовским. Официальной ее целью было подведение итогов боевой учебы за 1930-й год, однако, по мнению ОГПУ, в действительности осуществлялась подготовка к ликвидации немецкой концессии. Но тогда провели лишь очередную реорганизацию, упростив структуру и упразднив отдельные группы. В то же время агентами УГПУ отмечались ╚чемоданные╩ настроения среди семей немецких военнослужащих. Окончательно закрытие авиационной концессии состоялось в сентябре 1933-го. Германский персонал покинул Липецк, забрав с собой и часть исправных самолетов. Советской стороне оставили 30 истребителей D-XIII. Один из них впоследствии возвратили в Германию. Он использовался в качестве гражданского самолета.

    Среди документов, поступивших в облгорархив из КГБ, есть фотографии, на которых изображены немцы на липецком базаре, беседующие с торговками, картинно позирующие на фоне какого-то городского лабаза компании, под фото подпись: ╚просто немцы╩. Для нескольких десятков липчан контакты с немцами закончились трагически. В 1928-м УГПУ приступило к ╚разработке╩ агентурного дела под шифром ╚Летчик╩, по которому было арестовано 19 советских граждан. В 1937-м - еще восемь, в 1941-м - перед самой войной - 39. Подозрительность ОГПУ не всегда была безосновательной. За время пребывания ╚Вифупаст╩ в Липецке германскую концессию под различными предлогами посетили виднейшие генералы рейхсвера, в том числе начальник военной разведки и начальник русского отдела военной разведки Германии. Пользу от немецкой концессии получала не только германская сторона. Кроме чисто финансовых выгод (за ╚Вифупаст╩ немцы платили немало), на липецком аэродроме стажировались русские механики. Наши специалисты могли наблюдать и изучать новинки зарубежной авиационной техники, организацию наземной и летной службы, особенности боевого применения самолетов различных классов. Можно предположить, что изучение немецких машин в какой-то мере помогло сформировать облик отечественных машин нового поколения.

    Состав самолетов немецкого авиаотряда в Липецке

    Тип самолета Число самолетов Годы эксплуатации в Липецке
    (по немецким данным)
    по немецким данным по данным Липецкого ГПУ

    Фоккер D-XIII 52 59(1930) 1925-1933
    Фоккер D-VII 2 2(1930) 1925*-1933
    Юнкерс F-13 1 1(1930) 1925*-1933*
    Юнкерс А-20 1 ≈ 1925*
    Хейнкель HD-21 1 1(1930)** 1926*
    Хейнкель HD-17 7 6(1930) 1926-1933
    Альбатрос L-68A 1* ≈ 1926*
    Албатрос L-69 2 ≈ 1926
    Альбатрос L-76a 6*** 5(1930) 1928-1933
    Альбатрос L-77 (3) 6 ≈ 1929-1932
    Альбатрос L-78 7 1(1930) 1929-1933
    Юнкерс А-48 (К-47) 3 ≈ 1930-1933
    Юнкерс W-34 (К-43) 2 ≈ 1930-1933*
    Юнкерс G-24* ≈ ≈ ≈
    Юнкерс А-35* ≈ ≈ ≈
    Фокке-Вульф А-40* ≈ ≈ ≈
    Дорнье Do-10* ≈ ≈ ≈
    Дорнье Do-11* ≈ ≈ ≈
    Дорнье Merkur ≈ 1(1930) ≈
    Мессершмитт М-23с 2 ≈ 1931-1933
    Юнкерс W-33b 1 ≈ 1931*-1933
    Рорбах Ro-VIII 1 1(1930) ≈
    Арадо Ar-64* ≈ ≈ ≈
    Арадо Ar-65* 1 -(1931) ≈

    *) Неподтвержденные данные.
    **) В советских источниках именуется как ХД-40,
    ***) По неподтвержденным данным, позже в Липецк было направлено еще четыре-пять самолетов этого типа.
  • 2008.06.08 | igorg

    Браття по зброї. Брест 1939

    Павел Липатов. Униформа Красной армии
    ст.8.
    Для закучування 7М
    http://dump.ru/file_catalog/501585
  • 2008.07.08 | igorg

    Национал-социалистический меч ковался в СССР

    http://www.new-history.narod.ru/Blank_Page_54.htm

    РККА — РЕЙХСВЕР: ТАЙНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

    …Через какой-нибудь год Россия, проникнутая энтузиазмом, обладая единственным войском в мире, борющимся за идеал, в который оно верит, может начать новую войну.

    Наибольшую опасность современного положения я усматриваю в возможности союза Германии с Россией. Германия может предоставить свои богатства, свой опыт, свои обширные организационные способности в распоряжение фанатиков-революционеров, мечтающих о завоевании мира большевизмом силою оружия. <…>

    Если в Германии власть будет захвачена спартакистами, она неизбежно соединит свою судьбу с судьбой Советской России. Если это произойдет, вся восточная Европа будет вовлечена в большевистскую революцию, и через год перед нами будет под командой немецких генералов и инструкторов многомиллионная красная армия, снабженная немецкими пушками и пулеметами и готовая к нападению на западную Европу».

    Дэвид Ллойд-Джордж (25.03.1918)



    Трудно сказать, был ли Ллойд-Джордж гениальным провидцем или имел разведывательную информацию, но в то самое время, когда он готовил и представлял свой меморандум Версальскому Совету Четырех, в берлинской тюрьме Моабит находился Карл Радек, разрабатывавший идею сотрудничества между Красной Армией и рейхсвером.

    Его камеру, вскоре названную «политическим салоном Радека», посещали многие политики и руководители рейхсфера.

    В декабре Радек возвратился в Москву, привезя в качестве невидимого багажа мысли о союзе России и Германии, нацеленном против Запада и Версаля.

    Использование разногласий в капиталистическом мире для развития отношений с Германией полностью соответствовало внешнеполитической линии, разработанной ЦК партии большевиков во главе с Лениным.

    «У истоков союза с рейхсвером с советской стороны стояли высшие партийные и государственные деятели, известные военачальники, сотрудники ВЧК (ГПУ) и различных наркоматов:

    В. И. Ленин, Л. Д. Троцкий, М. В. Фрунзе, Ф. Э. Дзержинский, И. В. Сталин, К. Б. Радек, Г. В. Чичерин, Л. Б. Красин, Н. Н. Крестинский, В. В. Куйбышев, Э. М. Склянский, К. Е. Ворошилов, М. Н. Тухачевский, А. И. Егоров, И. П. Уборевич, А. И. Корк, И. С. Уншлихт, И. Э. Якир, Я. К. Берзин, Я. М. Фишман и другие.

    С немецкой стороны — представители страны и рейхсфера: Г. фон Сект, Й. Вирт, У. Брокдорф-Ранцау, В. Ратенау, П. Фон Хассе, К. Фон Гаммерштейн-Экворд, В. Гренер, В. Фон Бломберг и другие».

    Сотрудничество было взаимовыгодным: Россия, получая иностранный капитал и техническую помощь, могла повышать свою обороноспособность, а Германия взамен — располагать совершенно секретной базой для нелегального производства оружия, прежде всего танков и самолетов, а также для разработки и производства химического оружия, совершенствования методов его применения.

    Одним из наиболее активных сторонников дружественных отношений с Красной Армией был генерал фон Сект. Русские, по мнению фон Секта, могли при необходимости обеспечивать поставки боеприпасов для рейхсфера и в то же время сохранять нейтралитет, если возникнут международные осложнения. Он видел в этом союзе возможность обойти наложенные Версальским договором военно-технические ограничения.



    1919



    В ноябре Виктор Копп, уполномоченный Троцкого, прибыл в Берлин, чтобы расширить установленные Радеком связи.

    [12, 114]



    1920



    РАЗВЕДСВОДКА.

    ИСТОЧНИК: ВОЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО. 2-е БЮРО.

    ДОСТОВЕРНОСТЬ — ПОД ВОПРОСОМ.



    1920 г.

    Варшава.

    Германо-советские отношения.





    По имеющимся сведениям, между Германией и Советским правительством в марте 1920 г. был заключен следующий договор:

    I. Германия обязуется:

    1. Оснастить русскую армию и промышленность, чтобы они могли противостоять англичанам в Азии и Польше.

    2. Всемерно поддерживать Россию в ее мирных переговорах с западными державами.

    II. Советское правительство обязуется:

    1. Предоставить немцам в эксплоатацию шахты, железные дороги, каналы и крупные предприятия.

    2. Поддержать Германию в случае конфликта.

    Подлинный текст был подписан Лениным, Троцким и Чичериным, с одной стороны, и Носке, Эрцбергером, Бауэром — с другой.

    Копия этого документа была куплена за 18 000 ливров одним английским агентом, прислана в Варшаву и переправлена со специальным курьером в Английское Министерство иностранных дел. Из того же источника число немецких инструкторов в России достигает 20 000; они приезжают обычным морским путем из Штеттина.

    Внимание! Военное министерство Польши указывает, что они получили эти сведения от одной английской личности, и передает их «под вопросом» и просит сообщить, если возможно, насколько это является достоверным.

    [114]

    * * *

    19 апреля Германия и РСФСР подписали соглашение, юридически закрепившее существование миссий наблюдения. В Москве миссию возглавил Густав Хиглер, а в Берлине — Виктор Копп.

    [114]



    СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. ТОВАРИЩУ ЛЕЖАВЕ.



    20 августа 1920 г.

    Почто-телеграмма № 791

    Политбюро решило немедленно заключить сделку на оружие, предлагаемую т. Уншлихтом. Вам необходимо сейчас же, не теряя ни одного часа, сговориться с т. Оболенским, чтобы под его ответственностью была переведена необходимая сумма (двадцать семь миллионов марок) через Гуковского или Коппа. Дело в высшей степени важное и срочное. Практическое его проведение возложено Политбюро на Вас и т. Уншлихта, отправка денег на т. Оболенского.

    Предреввоенсовета Троцкий

    [114]

    ТРОЦКИЙ — УНШЛИХТУ



    20 августа 1920 г.

    На номер 3838/V 930/III. Сделка одобряется, то есть Лежаве дано поручение немедленно перевести деньги. Спешите закончить операцию. Троцкий.

    [114]

    ТРОЦКИЙ — УНШЛИХТУ



    20 августа 1920 г.

    Совершенно секретно. По прямому проводу (шифром). Вызвать Уншлихта. В дополнение к моей телеграмме № 790, сообщаю: присылка золота указанными вами путями крайне затруднительна. Имеете ли Вы сами возможность непосредственно передать золото в слитках поставщику? Имеете ли также возможность с надежными людьми отправить другую партию к Коппу? Троцкий.

    [114]





    Для взаимодействия с РККА в министерстве рейхсфера к началу 1921 года была создана специальная группа во главе с майором Фишером.

    [12, 114]



    1921



    В начале года в Москву на переговоры о размещении военных объектов отправился Вальтер Николаи, бывший начальник военной разведки.

    [12]

    Миссию Николаи продолжил фон Нидермайер, прибывший летом с военной миссией Германии в Москву. Вслед за ним в России побывал и начальник управления Генерального штаба рейхсфера генерал-майор фон Хассе, которого принимал начальник штаба РККА П. П. Лебедев.

    Ответная встреча состоялась в Берлине в сентябре. В переговорах участвовал Радек и руководитель Наркомвнешторга Красин, а с немецкой стороны — фон Хассе и майор Курт фон Шлейхер. Результатом переговоров стало создание организации под названием ГЕФУ — («Общество по развитию промышленных предприятий») — с конторами в Москве и Берлине.

    [12, 114, 115]



    1922



    11 августа было заключено временное соглашение о сотрудничестве рейхсфера и Красной Армии. Рейхсфер получил право создать на советской территории военные объекты для проведения испытаний техники, накопления тактического опыта и обучения личного состава тех родов войск, которые Германии запретил Версаль. Советская сторона получала ежегодное материальное «вознаграждение» за использование этих объектов немцами и право участия в военно-промышленных испытаниях и разработках.

    [12, 114]



    Пророчество Ллойд-Джорджа начало сбываться...





    1924



    От рейхвера (через советское акционерное общество «Металхим») принят заказ на изготовление 400 000 снарядов для полевых орудий.

    [12, 114]



    1926



    Заказ рейхвера на изготовление 400 000 снарядов для полевых орудий выполнен. Снаряды переданы немцам.

    [12, 114]


    УНШЛИХТ — СТАЛИНУ



    31 декабря 1926 г.

    Совершенно секретно



    <…> К сегодняшнему дню мы имеем 6 совместных предприятий, краткая характеристика которых сводится к следующему:



    1. Авиашкола в Липецке. Школа существует с мая 1925 г. На декабрь 1926 г. с нашей стороны прошли тренировку на истребителях 16 военлетов, техническую подготовку по детальному изучению, уходу и эксплуатации мотора Нэпир-Лайон — 25 постоянных механиков и 20 переменных. В мастерских при школе сгруппирован кадр рабочих до 40 человек высокой квалификации, которые под руководством немецких инженеров производят различные работы по дереву и металлу. Тренировки в школе проходят над осуществлением выполнения различных новых тактических приемов. Изучение тактических новшеств для нас очень ценно, так как тактические приемы различных видов авиации изучаются немецкими иструкторами школы путем пребывания в Америке, Англии и Франции.

    По отзывам наших компетентных товарищей, школа своей работой дает нам: 1) капитальное оборудование культурного авиагородка; 2) возможность в 1927 г. поставить совместную работу со строевыми частями; 3) кадр хороших специалистов, механиков и рабочих; 4) учит новейшим тактическим приемам различных видов авиации; 5) испытанием вооружения самолетов, фото, радио и др. вспомогательных служб дает возможность путем участия наших представителей быть в курсе новейших технических усовершенствований; 6) дает возможность подготовить наш летный состав к полетам на истребителях и, наконец; 7) дает возможность путем временного пребывания в школе наших летчиков пройти курс усовершенствования. <…>



    2. Авиахимические испытания. 21 августа с.г. был заключен договор о проведении аэрохимических испытаний. На основании этого договора к работе было приступлено в конце сентября. Вся первая часть программы выполнена. Было произведено около 40 полетов, сопровождающихся выливанием жидкости с различных высот. Для опытов применялась жидкость, обладающая физическими свойствами, аналогичными иприту. Опыты доказали полную возможность широкого применения авиацией отравляющих веществ. По утверждению наших специалистов, на основании этих опытов можно считать установленным, что применение иприта авиацией против живых целей, для заражения местности и населенных пунктов — технически вполне возможно и имееет большую ценность. С весны 1927 г. предстоит выполнить 2-ю фазу испытаний — провести разбрызгивание с разных высот иприта, который предполагается приготовить в феврале по методу немцев у нас. Одновременно будет испытана пригодность противогазов, защитной одежды и др. способов химической защиты.

    Помимо этого, немцы в настоящее время разрабатывают приборы для прицела. Всю программу предположено закончить к осени 1927 г. Касаясь результатов, необходимо сказать, что испытания эти принесли нам уже большую пользу. Помимо того, что они дали нам неизвестный для нас ранее метод разбрызгивания, мы получили сразу весь, вполне проработанный материал и методику работы, так как с каждым из их специалистов работал наш специалист и перенял весь их опыт на ходу. <…>



    4. О танковой школе. 2 декабря с.г. было заключено соглашение об организации объединенной танковой школы. Оценку работы последней возможно будет дать только после нового оборудования школы (оборудуется за счет немецкой стороны) материальной частью и постановки учебного дела. <…>



    С коммунистическим приветом Уншлихт

    [114]



    1927



    Из «Оценки международного и военного положения СССР к началу 1927 года», подготовленного IV Разведуправлением Штаба РККА.

    29 января 1927 г.

    Москва

    Совершенно секретно



    <…> 5. Для оттяжки войны нашего Союза с капиталистическим миром и улучшения нашего военно-политического положения целесообразно и необходимо:

    а) Добиться сепаратного сырьевого соглашения с Финляндией, гарантирующего ее нейтралитет в случае войны с третьей стороной;

    б) Препятствовать разрешению польско-германских спорных вопросов (Данцигский коридор, Верхняя Силезия и т. д.);

    в) Препятствовать заключению польско-балтийского союза;

    г) Удерживать Германию от окончательного перехода во враждебный нам лагерь;

    д) Содействовать обострению франко-английских отношений;

    е) Продолжать борьбу за наше влияние на Турцию и Персию;

    ж) Продолжать всемерно содействовать нашему политическому усилению в Китае, используя национально-освободительные и революционные силы Китая;

    6. Содействовать обострению отношений между Японией и САСШ, не допустить англо-японского соглашения по вопросам китайской политики.

    Начальник IV Управления Берзин

    Зам. Начальника III отдела

    (подпись) [неразборчива]

    [114]



    1928



    В Советской России «для ознакомления с РККА и изучения возможностей сотрудничества» побывали заместитель начальника Генерального штаба Миттельбергер, а затем и начальник Генерального штаба генерал Бломберг.

    [114]



    Из доклада Берзина «О сотрудничестве РККА и Рейхсвера».

    24 декабря 1928 г.

    Москва

    Совершенно секретно



    <…> … новые предложения командования рейхвера об «урегулировании и расширении, сотрудничества обеих армий, предложенные через Нидермайера и тов. Корка.

    Конкретно эти предложения сводятся к следующему:

    1. Замена личного состава предприятий, состоящего из офицеров запаса, квалифицированными офицерами активной службы в рейхсвере.

    2. Открытие весной 1929 года танковой школы в Казани и доставка туда новых тяжелых и средних немецких танков последней конструкции.

    3. Заключение договора о газовых опытах и расширении этих опытов. Доставка из Германии химических снарядов и 4-х полевых гаубиц для опытной стрельбы.

    4. Присылка радиостанций для увязки работы танковой школы в Казани и Липецкой школы, воздушная связь между школами и проверка действия радиостанций на самолетах на более далекие расстояния, чем позволяет липецкий аэродром.

    5. Постепенное сближение морских штабов обоих государств путем поездки представителя наших морских сил в Германию или представителя германского флота в Москву, установление личного знакомства между ответственными руководителями обоих флотов, обсуждение некоторых общих проблем и т. д.

    6. Контактирование разведывательной деятельности обоих армий против Польши, обмен разведывательными данными о Польше и встреча руководителей обеих разведок для совместного рассмотрения данных о мобилизации и развертывании польской армии.

    7. Совместная работа конструкторских сил в области артиллерии и пулеметного дела с использованием достижений в этой области, как германской, так и нашей промышленности, при условии равноправного использования результатов этой конструкторской работы (предложение, переданное через проф. Шмица).

    8. Продолжение взаимных командировок на маневры, полезные поездки, допущение наших командиров на последний курс военной академии рейхсвера, приезд нескольких германских офицеров для стажировки в наших частях.

    Кроме того фирма Юнкерс в частном порядке подняла перед нашим военным атташе в Берлине вопрос относительно возобновления своей работы в СССР; в частности, о постройке авиазавода на концессионных началах; свои предложения фирма Юнкерс согласна конкретизировать, если будет дан принципиальный ответ о нашем согласии на переговоры.



    Резюмируя вышеизложенное, полагаю целесообразным:

    1. Сотрудничество с рейхсвером в существующих формах продолжать.

    2. В максимальной степени использовать возможность обучения и усовершенствования нашего командного состава путем посылки на последний курс немецкой академии, для участия в полевых поездках, маневрах и т. д. Равным образом практиковать отдельных специалистов для изучения способов и методов работы в отдельных отраслях военной промышленности.

    3. Настаивать перед немцами на скорейшем открытии танковой школы и в максимальной степени использовать таковую для подготовки нашего комсостава танковых войск.

    4. Впредь возможно широкое использовать результаты опытных работ немцев в Липецкой школе, путем введения туда разрешенного договором количества наших учеников.

    5. Продолжать химопыты, обусловив в договоре возможность отказа от дальнейших опытов тогда, когда мы сочтем это необходимым.

    6. Предложение об установлении контакта между руководителями обоих флотов принять, ограничив этот контакт личным знакомством руководителей и обсуждением вопросов общего характера.

    7. Предложение об обмене разведывательными данными по Польше и совместном обсуждении вопросов мобилизации и развертывания польской армии принять. Попытки установить организационные контакты между разведками — отклонить.

    8. Вопрос о совместной конструкторской работе решить в зависимости от более конкретных предложений со стороны рейхсвера.

    Изложенное докладываю на усмотрение.

    Начальник IV управления штаба РККА Берзин

    [114]



    1929



    Из беседы представителей фирмы «КРУПП» и советской машиностроительной промышленности



    17 апреля 1929 г.

    Москва

    Совершенно секретно



    После детального обмена мнений представители фирмы «КРУПП» сформулировали свои предложения в нижеследующем:

    1. Фирма «КРУПП» предлагает передать русской стороне накопленный ею опыт по всем без исключения специальным конструкциям (системы орудий, снаряды, взрыватели, трубки) до 1918 г. И весь тот опыт, который она имеет по всем без исключения конструкциям, сделанным после 1918 г. <…>

    2. Для осуществления этой мыслимой ими технической помощи фирма «КРУПП» усилит свое Конструкторское бюро в Эссене, где будут выполняться специальные русские задания, если таковые будут им предъявлены. В это бюро могут направляться русские конструкторы для постановки работы, и кроме того, по требованию русской стороны, германские конструкторы могут на тот или иной срок приезжать в Москву на все заводы для руководства и работы в русских КБ или для наблюдения за изготовлением опытных образцов. <…>

    4. Достигнуто условие, чтобы опыт, накапливаемый в русских уссловиях по системам, сконструированным в КБ фирмы или по системам, в разработке которых принимали участие германские конструкторы в Советском Союзе, взаимно передавались бы фирме «КРУПП». <…>

    [114]



    Из проекта постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «О существующих взаимоотношениях с Рейхсвером»



    1929 г.

    Совершенно секретно



    Слушали:

    1. О существующих взаимоотношениях с рейхсвером.

    Постановили:

    1. а) Потребовать от немцев усиления конспирации в сотрудничестве обеих армий, а также гарантию недопущения разглашения в печати каких бы то ни было сведений, касающихся этого сотрудничества. <…>

    [114]



    1932


    Из сообщения советника Полпредства СССР в Германии Александровского



    28 июля 1932 г.

    Совершенно секретно



    <…> Под строгим секретом Нидермайер сообщил, что с осени в Берлине начнет работать военная академия, запрещенная Версальским договором. <…> Шлейхер берет курс на разрушение совершенно невыгодных и устарелых форм, предписанных Рейхсверу Версалем. Практически это обозначает упразднение ряда таких форм. <…> Нидермайер думает, что и вопрос о военной авиации примет совершенно иной характер. <…> В достаточно осторожной форме Нидермайер дал понять, что такая коренная реорганизация армии направлена острием против Запада (Франция) и будет проделываться вопреки международным запрещениям. <…> Нидермайер после отпуска, если я заинтересован, то он с соблюдением всяческой осторожности готов организовать встречу с Герингом и всячески содействовать постоянному контакту между Полпредством и наци. <…>

    [114]



    Обрати внимание, читатель, на эту фразу:

    «…Нидермайер после отпуска, если я заинтересован, то он с соблюдением всяческой осторожности готов организовать встречу с Герингом и всячески содействовать постоянному контакту между Полпредством и наци….»

    и на дату — 28 июля 1932 года.

    И задай вопрос: «Зачем советскому Полпредству постоянный контакт с национал-социалистами, возглавляемыми Адольфом Гитлером и почему при этом соблюдается конспирация?»



    1933


    10 мая по приглашению Тухачевского в Москву приехала группа из пяти высших германских офицеров во главе с начальником вооружений рейхсвера генералом фон Боккельбергом.



    13 мая на приеме у германского посла царила приподнятая атмосфера. Ворошилов говорил о стремлении и дальше поддерживатьсвязи между «дружественными» армиями.

    Во время беседы с немцами Тухачевский подчеркнул:

    «Не забывайте, что нас разделяет наша политика, а не наши чувства, чувства дружбы Красной Армии и Рейхсвера. И всегда думайте вот о чем: вы и мы, Германия и СССР, можем диктовать свои условия всему миру, если мы будем вместе».

    [114]

    Из книги

    « ГИТЛЕР: Информация к размышлению.
    (Даты. События. Мнения. 1889—2000) »
  • 2008.07.08 | igorg

    Україна, як розмінна монета Сталіна

    http://www.new-history.narod.ru/Blank_Page_63.htm

    Рассекреченная записка генерала Павла Судоплатова в Совет Министров СССР о зондажной беседе с агентом НКВД, послом Болгарии в СССР в 1941—1944 годах, И. Стаменовым.

    (Оригинал документа уничтожен в Общем отделе ЦК КПСС 1 ноября 1974 года.)

    Совершенно секретно



    В СОВЕТ МИНИСТРОВ СОЮЗА СССР



    Докладываю о следующем известном мне факте.

    Через несколько дней после вероломного нападения фашистской Германии на СССР, примерно числа 25—27 июня 1941 года, я был вызван в служебный кабинет бывшего тогда Народного Комиссара Внутренних Дел СССР Берия.

    Берия сказал мне, что есть решение Советского правительства, согласно которому необходимо неофициальным путем выяснить на каких условиях Германия согласится прекратить войну против СССР и приостановит наступление немецко-фашистских войск. Берия объяснил мне, что это решение Советского правительства имеет целью создать условия, позволяющие Советскому правительству сманеврировать и выиграть время для собирания сил. В этой связи Берия приказал мне встретиться с болгарским послом в СССР Стаменовым, который по сведениям НКВД СССР имел связи с немцами и был им хорошо известен.

    Берия приказал мне поставить в беседе со Стаменовым четыре вопроса. Вопросы эти Берия перечислял глядя в свою записную книжку и они сводились к следующему:

    1. Почему Германия, нарушив пакт о ненападении, начала войну против СССР;

    2. Что Германию устроило бы, на каких условиях Германия согласна прекратить войну, что нужно для прекращения войны;

    3. Устроит ли немцев передача Германии таких советских земель как Прибалтика, Украина, Бессарабия, Буковина, Карельский перешеек;

    4. Если нет, то на какие территории Германия дополнительно претендует.

    Берия приказал мне, чтобы разговор со Стаменовым я вел не от имени Советского правительства, а поставил эти вопросы в процессе беседы на тему о создавшейся военной и политической обстановке и выяснил также мнение Стаменова по существу этих четырех вопросов.

    Берия сказал, что смысл моего разговора со Стаменовым заключается в том, чтобы Стаменов хорошо запомнил эти четыре вопроса. Берия при этом выразил уверенность, что Стаменов сам доведет эти вопросы до сведения Германии.

    Берия проинструктировал меня также и по поводу порядка организации встречи, она должна была по указанию Берия состояться в ресторане «Арагви» в Москве за столиком, заранее подготовленным в общем зале ресторана.

    Все эти указания я получил от Берия в его служебном кабинете в здании НКВД СССР.

    После этого я ушел к себе готовиться к встрече.

    Вечером этого же дня, примерно часов в 19, дежурный секретарь Наркома передал мне приказание отправиться на городскую квартиру Берия.

    Я подъехал к дому, в котором проживал Берия, однако в квартиру допущен не был. Берия, прогуливаясь вместе со мной по тротуару вдоль дома, в котором он жил, заглядывая в свою записную книжку, снова повторил мне четыре вопроса, которые я должен был по его приказанию задать Стаменову.

    Берия напомнил мне о своем приказании задавать эти вопросы не прямо, а в беседе на тему о создавшейся военной и политической обстановке. Второй раз здесь же Берия выразил уверенность, что Стаменов как человек, связанный с немцами, сообщит о заданных ему вопросах в Германию.

    Берия и днем и на этот раз строжайше предупредил меня, что об этом поручении Советского правительства я нигде, никому и никогда не должен говорить, иначе я и моя семья будут уничтожены.

    Берия дал указание проследить по линии дешифровальной службы, в каком виде Стаменов пошлет сообщение по этим вопросам за границу.

    Со Стаменовым у меня была договоренность, позволявшая вызвать его на встречу.

    На другой день, в соответствии с полученными от Берия указаниями, я позвонил в болгарское посольство, попросил к аппарату Стаменова и условился с ним о встрече у зала Чайковского на площади Маяковского.

    Встретив Стаменова, я пригласил его в машину и увез в ресторан «Арагви».

    В «Арагви», в общем зале, за отдельным столиком, как это было предусмотрено инструкциями Берия, состоялся мой разговор со Стаменовым.

    Разговор начался по существу создавшейся к тому времени военной и политической обстановки. Я расспрашивал Стаменова об отношении болгар к вторжению немцев в СССР, о возможной позиции в этой связи Франции, Англии и США и в процессе беседы, когда мы коснулись темы вероломного нарушения немцами пакта о ненападении, заключенного Германией с СССР, я поставил перед Стаменовым указанные выше четыре вопроса.

    Все, что я говорил, Стаменов слушал внимательно, но своего мнения по поводу этих четырех вопросов не высказывал.

    Стаменов старался держать себя как человек, убежденный в поражении Германии в этой войне. Быстрому продвижению немцев в первые дни войны он большого значения не придавал. Основные его высказывания сводились к тому, что силы СССР безусловно превосходят силы Германии и, что если даже немцы займут в первое время значительные территории СССР и, может быть, даже дойдут до Волги, Германия все равно в дальнейшем потерпит поражение и будет разбита.

    После встречи со Стаменовым я немедленно, в тот же вечер, доложил о ее результатах бывшему тогда Наркому Берия в его служебном кабинете в здании НКВД СССР. Во время моего доклада Берия сделал какие-то записи в своей записной книжке, затем вызвал при мне машину и, сказав дежурному, что едет в ЦК, уехал.

    Больше я со Стаменовым на темы, затронутые в четырех вопросах, не беседовал и вообще с ним больше не встречался. Некоторое время продолжалось наблюдение за шифрованной перепиской Стаменова. Результатов это не дало. Однако это не исключает, что Стаменов мог сообщить об этой беседе через дипломатическую почту или дипломатическую связь тех посольств и миссий, страны которых к тому времени еще не участвовали в войне.

    Больше никаких указаний, связанных с этим делом или с использованием Стаменова, я не получал.

    Встречался ли лично Берия со Стаменовым, мне неизвестно. Мне организация подобной встречи не поручалась.

    Выполняя в июне 1941 года приказание бывшего тогда Наркома Берия в отношении разговора со Стаменовым, я был твердо убежден и исходил из того, что выполняю тем самым указание партии и правительства.

    Сейчас, после беседы, проведенной со мной в Президиуме ЦК КПСС, и полученных разъяснений, что никакого решения Советского правительства, о котором говорил Берия, нет и не было, для меня совершенно ясно, что Берия обманул меня, видимо хорошо зная, что я без прямых указаний Правительства подобных разговоров ни с кем вести не буду. Да и мыслей подобного рода у меня возникнуть не могло.

    Ныне в свете фактов изменнической и предательской деятельности, вскрытых ЦК КПСС, совершенно очевидно, что Берия, тщательно маскируясь, еще тогда, в 1941 году, в самое тяжелое время для страны, стал на путь измены и пытался за спиной Советского правительства вступить в сговор с немецко-фашистскими захватчиками, стал на путь помощи врагу в расчленении СССР и порабощении советского народа немецко-фашистской Германией.

    (подпись)

    П. СУДОПЛАТОВ



    7 августа 1953 года.

    [294, 296]






    Информация к размышлению



    3 марта 1918 года в 5 часов 50 минут в Брест-Литовске был подписан сепаратный договор между Советской Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией — с другой.
    Украина была отдана на разграбление!

    Известный исследователь Аким Арутюнов пишет: «Группа большевиков — предателей Родины из высшего партийного эшелона во главе с Лениным, преследуя свои корыстные цели, выражающиеся в намерении узурпировать государственную власть в России, преднамеренно пошла на тайный сговор с германским Генштабом...»

    Группа большевиков — это Ленин, Парвус, Радек и Ганецкий, «интернационалисты», чья причастность к разведке немецкого Генштаба документально доказана.

    В июне 1941 года, через несколько дней после начала боевых действий вермахта против Советской России, Сталин вновь был готов отдать Украину немцам, чтобы спасти свою диктатуру, спасти коммунистический режим от краха, спасти «наследие Ленина».

    Сегодня, в 2000-м году, украинские коммунисты — верные марксисты-ленинцы — не только хотят, но и предпринимают отчаянные попытки вернуть Украину в союз с Россией, отдать нашу страну на разграбление, втянуть нашу армию в преступную войну, которую Россия ведет против собственного народа в Чечне!

    Авт.-сост.
  • 2008.12.23 | Пан Коцький

    Перепрошую, але лінки вже не діють. Десь ще ця книжка є?

    igorg пише:
    > ...
    > Качати звідси:
    > http://infanata.ifolder.ru/6276881
    > http://rapidshare.com/files/111258895/sov_germ_dogovory.rar
    > http://up.spbland.ru/files/080429118/
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.12.25 | igorg

      Ось тут є

      http://rapidshare.com/files/163163797/1146097788.rar
      Пароль infanata

      Переважна більшість книг знаходиться на http://www.infanata.org
      З часом деякі посилання за якими не звертаються зникають (можна попросити відродити) інші перезаливають.
      Ця
      Советско-германские договоры 1939—1941 годов: трагедия тайных сделок
      Автор: Павлов Я.C. Издательство: Бел. НИИ документоведения и архивного дела. Минск Год: 1996 Страниц: 100
      ось тут http://www.infanata.org/society/1146097788-sovetsko-germanskie-dogovory-19391941.html

      Щоб мати можливість шукати й бачити посилання потрібно зареєструватись.

      02.05.09
      Ги!!! Бачите, комусь ця книжка НУ ДУЖЕ-ДУЖЕ-ДУЖЕ не подобається :).
      Певно особливо у звязку із новітнім законодавством Росії що ось-ось має бути прийнятим :)
      Але терти дурна справа ось живий лінк http://www.megaupload.com/?d=S4BCSDML
      а враховуючи інтерес ось свіженька заливка http://rapidshare.com/files/228337016/Sovgerm3941.djvu
      Буде треба, не соромтеся, звертайтеся, добра справа й книжка добра.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2008.12.25 | Пан Коцький

        Дякую!

  • 2008.12.23 | Panzernik

    А вот и совместный парад в Бресте. Марш Союзничков. Хайль-Сталин

    http://ru.youtube.com/watch?v=uDIqzJgZNHM
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.12.26 | Крюгер Федір

      Re: А вот и совместный парад в Бресте. Марш Союзничков. Хайль-Сталин

      Panzernik пише:
      > http://ru.youtube.com/watch?v=uDIqzJgZNHM

      Почитайте ось це будь-ласка:

      ПОСЛЕДНЕЕ РЕШЕНИЕ ЛИГИ НАЦИЙ.

      СООБЩЕНИЕ ТАСС

      ТАСС уполномочен передать следующую оценку авторитетных советских кругов резолюции Совета Лиги Наций от 14 декабря об "исключении" СССР из Лиги Наций.
      Совет Лиги Наций принял 14 декабря резолюцию об "исключении" СССР из Лиги Наций с осуждением "действий СССР, направленных против Финляндского государства"...
      Следует прежде всего подчеркнуть, что правящие круги Англии и Франции, под диктовку которых принята резолюция Совета Лиги Наций, не имеют ни морального, ни формального права говорить об "агрессии" СССР и об осуждении этой "агрессии"... Они совсем недавно решительно отклонили мирные предложения Германии, клонившиеся к быстрейшему окончанию войны. Они строят свою политику на продолжении войны "до победного конца". Уже эти обстоятельства, изобличающие агрессорскую политику правящих кругов Англии и Франции, должны были бы заставить их быть поскромнее в деле определения агрессии и понять, наконец, что правящие круги Англии и Франции лишили себя и морального, и формального права говорить о чьей-либо "агрессии" и тем более об "агрессии" со стороны СССР.
      Следует далее отметить, что отношения между Советским Союзом и Финляндией урегулированы договором о взаимопомощи и дружбе, заключенным 2 декабря с. г. между народным правительством Финляндской Демократической Республики и правительством СССР. Этим договором полностью обеспечены мирные отношения между СССР и Финляндией...
      ...Лига Наций, по милости ее нынешних режиссеров, превратилась из кое-какого "инструмента мира", каким она могла быть, в действительный инструмент англо-французского военного блока по поддержке и разжиганию войны в Европе.
      При такой бесславной эволюции Лиги Наций становится вполне понятным ее решение об "исключении" СССР... Что же, тем хуже для Лиги Наций и ее подорванного авторитета. В конечном счете СССР может здесь остаться и в выигрыше... СССР теперь не связан с пактом Лиги Наций и будет иметь отныне свободные руки.
      Господину Иосифу Сталину Москва

      Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично,
      а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза.
      Адольф Гитлер
      Господину Иосифу Сталину Москва

      Памятуя об исторических часах в Кремле, положивших начало решающему повороту в отношениях между обоими великими народами и тем самым создавших основу для длительной дружбы между ними, прошу Вас принять ко дню Вашего шестидесятилетия мои самые теплые поздравления.
      Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел
      Главе Германского государства господину Адольфу Гитлеру Берлин

      Прошу Вас принять мою признательность за поздравления и благодарность за Ваши добрые пожелания в отношении народов Советского Союза.
      И. Сталин
      Министру иностранных дел Германии господину Иоахиму фон Риббентропу Берлин

      Благодарю Вас, господин министр, за поздравления. Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной.
      И. Сталин

      Багато чого іншого знайдете тут:

      http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/felsch/04.php

      http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/felsch/
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2008.12.26 | Panzernik

        Что было самым запрещенным с Совдепе, Старые

        Советские газеты. Спецхран навсегда.

        Спасибо за ссылку, может что то новое найду.

        Кстати видели с с какой парной статуи слизаны "Рабочий и колхозница"

        наберите в поиковике - Гармодий и Аристогитон

        или сразу http://www.varvar.ru/arhiv/gallery/sculpture_greek/tyrannicides.html

        Посмеетесь над совковыми плагиаторами
  • 2009.04.06 | igorg

    Россия и Германия. История военного сотрудничества Широкорад

    Дуже цікава думка автора "а чому ж це співробітництво було чимось поганим! Навпаки це було класно!" Попри наповненість воскреслою світлою мрією про черговий Русский Рим там є багато цікавих фактів.

    Название: Россия и Германия. История военного сотрудничества
    Автор: Широкорад А.Б.
    Издательство: Вече
    Год: 2007
    Страниц: 400
    Формат: PDF
    Размер: 53 Мб
    Качество: хорошее

    http://rapidshare.com/files/217551974/Rossija-Germanija_Istorija_sotrugnichestva_PDF.rar
    http://ifolder.ru/11436025

    Почти 100 лет Германия была основным военным партнером России. Исключением стали годы двух мировых войн, когда оба великих государства оказались непримиримыми противниками. С 1855 по 1950 г. уровень германского влияния на наши вооруженные силы постоянно менялся. Наибольший приходится на 1863—1883 гт,. когда Россия перевооружала армию и флот германской техникой, и на 1945—1950 гг., когда не только СССР, но и все ведущие державы мира пользовались германскими наработками. Дорога к гагаринскому старту и высадке человека на Луну начиналась в Пенемюнде. И если бы СССР в 1945 г. отказался от использования германского оружия и технологий, он отстал бы от США на 10—15 лет или даже был бы уничтожен.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.04.07 | Isoлято

      Бачив книжку цього автора (на жаль, забув назву)...

      Там наводиться карта "исторических русских земель" (що включає Польщу, Фінляндію, здається, Монголію з Манчжурією і, звичайно, Балкани "па самиє праліви") - і там само в якості доказів "імпіріалісціцкіх устрімлєній Грузії" сторінка з якогось грузинського підручника, де до Грузії включено частину Вірменії та чорноморського узбережжя Краснодарського краю. І ета єсць ніхарашо! Грузії імець "істарічіскіє зємлі" ніпаложено!
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.04.12 | Isoлято

        І ще off-top на тему "грузинського імперіалізму"...

        http://www.scribd.com/doc/11518625/-

        Почитав я оце ("абхазский язык - неразвитый язык, на котором невозможно создать современные сложные научные термины...") - і щось воно мені так сильно нагадало...
  • 2009.05.02 | Taras-ods

    нажаль всі ссилки недіючі

    чи нема нових посилань на цей файл?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
  • 2009.05.04 | igorg

    Договори між СССР і Гітлером

    http://www.hrono.info/dokum/193_dok/1939ru_ge.html
    http://www.hrono.info/dokum/pakt1939.html

    ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И СССР.

    23 АВГУСТА 1939 г.

    Правительство СССР и Правительство Германии, руководствуясь желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

    1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

    2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

    3. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

    4. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

    5. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры и конфликты исключительно мирным путем в порядке дружеского обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

    6. Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

    7. Настоящий договор подлежит ратификации в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

    Подписание пакта о ненападении между СССР и Германией (пакт Молотова - Риббентропа) 23 августа 1939 г.


    СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

    По случаю подписания Пакта о Ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся представители обеих Сторон обсудили в строго конфиденциальных беседах вопрос о разграничении их сфер влияния в Восточной Европе. Эти беседы привели к соглашению в следующем:

    1. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими Сторонами.

    2. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан.

    Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение независимости Польского государства и о границах такого государства, будет окончательно решен лишь ходом будущих политических событий.

    В любом случае оба Правительства разрешат этот вопрос путем дружеского согласия.

    3. Касательно Юго-Восточной Европы Советская сторона указала на свою заинтересованность в Бессарабии. Германская сторона ясно заявила о полной политической незаинтересованности в этих территориях.

    4. Данный протокол рассматривается обеими Сторонами как строго секретный.

    (см. также вариант протокола, взятый из другого издания)


    ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ.

    28 СЕНТЯБРЯ 1939 г.

    Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

    1. Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

    2. Обе Стороны признают установленную в статье 1 границу, обоюдных государственных интересов окончательной, и устраняют всякое вмешательство третьих держав в это решение.

    3. Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии - Правительство СССР.

    4. Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами.

    5. Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.


    СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

    Нижеподписавшиеся полномочные представители заявляют о соглашении Правительства Германии и Правительства СССР в следующем:

    Секретный дополнительный протокол, подписанный 23 августа 1939 года, должен быть исправлен в пункте 1, отражая тот факт, что территория Литовского государства отошла в сферу влияния СССР, в то время когда, с другой стороны, Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства отошли в сферу влияния Германии (см. карту, приложенную к Договору о Дружбе и Границе, подписанному сегодня). Как только Правительство СССР примет специальные меры на Литовской территории для защиты своих интересов, настоящая Германо-Литовская граница, с целью установления естественного и простого пограничного описания, должна быть исправлена таким образом, чтобы Литовская территория, расположенная к юго-западу от линии, обозначенной на приложенной карте, отошла к Германии.

    Далее заявляется, что ныне действующее экономическое соглашение между Германией и Литвой не будет затронуто указанными выше мероприятиями Советского Союза.

    Нижеподписавшиеся полномочные представители, по заключении Германо-Русского Договора о Дружбе и Границе, заявляют о своем согласии в следующем:

    Обе Стороны не будут допускать на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны. Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью.

    Цитируется по кн.: Пономарев М.В. Смирнова С.Ю. Новая и новейшая история стран Европы и Америки. т. 3. Москва, 2000 г. сс. 173-175
  • 2009.05.06 | star2009

    Re: Як комуністи співпрацювали з нацистами

    Реанимация коммунизма-фашизма ведёт к третьей Мировой.
  • 2009.05.11 | igorg

    Піонерська правда 30.09.39 №133


    30 СЕНТЯБРЯ 1939г. Пионерская правда. №133 (2303).

    О ЗАКЛЮЧЕНИИ ПАКТА О ВЗАИМОПОМОЩИ И ТОРГОВОГО СОГЛАШЕНИЯ
    МЕЖДУ СССР И ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ.

    В течение 24-28 сентября в Москве происходили переговоры между Наркоминделом тов. Молотовым и Министром Иностранных Дел Эстонии г. Селтером по вопросу о заключении пакта о взаимопомощи и торгового соглашения между Советским Союзом и Эстонией. В переговорах участвовали т.т. Сталин и Микоян, а со стороны Эстонии - Председатель Государственной Думы профессор Ю. Улуотс, профессор А. Пийп и Эстонский Посланник Г. А. Рей.
    Переговоры закончились подписанием 28-го сентября пакта о взаимопомощи и торгового соглашения. Текст пакта о взаимопомощи и содержание торгового соглашения приводятся ниже.

    ПАКТ О ВЗАИМОПОМОЩИ
    МЕЖДУ СССР И ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ.
    Президиум Верховного Совета СССР, с одной стороны, и Президент Эстонской Республики, с другой стороны, в целях развития установленных мирным договором от 2 февраля 1920 года дружественных отношений, основанных на признании независимой государственности и невмешательства во внутренние дела другой Стороны;
    признавая, что мирный договор от 2 февраля 1920 года и договор о ненападении и мирном разрешении конфликтов от 4 мая 1932 года попрежнему являются прочной основой их взаимных отношений и обязательств;
    убежденные, что интересам обоих Договаривающихся Сторон соответствует определение точных условий обеспечения взаимной безопасности, - признали необходимым заключить между собою нижеследующий пакт о взаимопомощи и назначили для этой цели своими уполномоченными.
    Президиум Верховного Совета СССР:
    В.М.Молотова, Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел,
    Президент Эстонской Республики:
    Карла Селтера, Министра Иностранных Дел, каковые уполномоченные согласились о нижеследующем:

    Статья I.
    Обе Договаривающиеся Стороны обязуются оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы по отношению морских границ Договаривающихся Сторон в Балтийском море или сухопутных их границ через территорию Латвийской Республики, а равно и указанных в статье III-ей баз.

    Статья II.
    СССР обязывается оказывать Эстонской армии помощь на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами.

    Статья III.
    Эстонская Республика обеспечивает за Советским Союзом право иметь на эстонских островах Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго) и в городе Палдиски (Балтийский Порт) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации, на правах аренды по сходной цене. Точные места для баз и аэродромов отводятся и их границы определяются по взаимному соглашению.
    В целях охраны морских баз и аэродромов, СССР имеет право держать в участках, отведенных под базы и аэродромы, за свой счет строго ограниченное количество советских наземных и воздушных вооруженных сил, максимальная численность которых определяется особым соглашением.

    Статья IV.
    Обе Договаривающиеся Стороны обязываются не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон.

    Статья V.
    Проведение в жизнь настоящего пакта ни в какой мере не должно затрагивать суверенных прав Договаривающихся Сторон, в частности их экономической системы и государственного устройства.
    Участки, отводимые под базы и аэродромы (ст. III), остаются территорией Эстонской Республики.

    Статья VI.
    Настоящий пакт вступает в силу с обменом актов о ратификации. Обмен сих актов будет произведен в течение шести дней со дня подписания настоящего пакта в городе Таллине.
    Срок действия настоящего пакта десять лет, причем, если одна из Договаривающихся Сторон не признает необходимым денонсировать настоящий пакт за год до истечения срока, последний автоматически продолжает свое действие на следующие пять лет.

    Статья VII.
    Настоящий пакт составлен в двух оригиналах, на русском и эстонском языках, в городе Москве, 28 сентября 1939 года.

    28 сентября 1939 года.
    В. МОЛОТОВ. К.СЕЛТЕР.

    * * *

    Торговое соглашение предусматривает увеличение товарооборота между Эстонией и СССР в четыре с половиной раза и устанавливает размер общего оборота между обоими государствами в 39 млн. эстонских крон.
    СССР предоставляет Эстонской республике транзит товаров по железнодорожным и водным путям СССР на Мурманск, Сороку и в порты Черного моря.
    Торговое соглашение предусматривает также большое расширение транзита, советских товаров через Эстонские порты.


    К ЗАКЛЮЧЕНИЮ СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОГО ДОГОВОРА О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ
    МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ.

    В течение 27-28 сентября в Москве происходили переговоры между Председателем Совнаркома СССР и Наркоминделом тов. Молотовым и Министром Иностранных Дел Германии г. фон-Риббентропом по вопросу о заключении германо-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией.
    В переговорах принимали участие тов. Сталин и советский полпред в Германии т. Шкварцев, а со стороны Германии - германский посол в СССР г. Шуленбург.
    Переговоры закончились подписанием германо-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией и заявления правительств СССР и Германии, а также обменом письмами между т. Молотовым и г. фон-Риббентропом по экономическим вопросам. Ниже приводятся соответствующие документы.

    ГЕРМАНО-СОВЕТСКИЙ ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ.

    Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

    Статья I.
    Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государcтвенными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

    Статья II.
    Обе Стороны признают установленную в статье I границу обоюдных государственных интересов окончательной и устранят всякое вмешательство третьих держав в это решение.

    Статья III.
    Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье I линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии - Правительство СССР.

    Статья IV.
    Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами.

    Статья V.
    Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.

    Москва, 28 сентября 1939 года.
    По уполномочию Правительства СССР
    В. МОЛОТОВ. За Правительство Германии
    И. РИББЕНТРОП.

    (Карту, указанную в статье 1-й германо-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией, см. на 2-й стр.).

    ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО И ГЕРМАНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВ.
    После того как Германское Правительство и Правительство СССР подписанным сегодня договором окончательно урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства, и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны и Англией и Францией с другой стороны отвечала бы интересам всех народов. Поэтому оба Правительства направят свои общие усилия, в случае нужды в согласии с другими дружественными державами, чтобы возможно скорее достигнуть этой цели. Если, однако, эти усилия обоих Правительств останутся безуспешными, то таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны Правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом о необходимых мерах.

    По уполномочию Правительства СССР
    В. МОЛОТОВ. За Правительство Германии
    И. РИББЕНТРОП.
    28 сентября 1939 года.


    СООБЩЕНИЕ ТАСС

    О РАТИФИКАЦИИ СОВЕТСКО-ЭСТОНСКОГО ПАКТА О ВЗАИМОПОМОЩИ ПРЕЗИДИУМОМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА.

    Президиум Верховного Совета СССР 29 сентября ратифицировал советско-эстонский пакт о взаимопомощи, заключенный в Москве 28 сентября с. г.
    Заявление
    министра иностранных дел Германии г. фон-Риббентропа сотруднику ТАСС.
    Перед от'ездом из Москвы министр иностранных дел Германии г. фон-Риббентроп сделал сотруднику ТАСС следующее заявление:
    "Мое пребывание и Москве опять было кратким, к сожалению, слишком кратким. В следующий раз я надеюсь пробыть здесь больше. Тем не менее мы хорошо использовали эти два дня. Было выяснено следующее:
    1. Германо-советская дружба теперь установлена окончательно.
    2. Обе страны никогда не допустят вмешательства третьих держав в восточноевропейские вопросы.
    3. Оба государства желают, чтобы мир был восстановлен и чтобы Англия и Франция прекратили абсолютно бессмысленную и бесперспективную борьбу против Германии.
    4. Если однако в этих странах возьмут верх поджигатели войны, то Германия и СССР будут знать, как ответить на это.
    Министр указал далее на достигнутое вчера между правительством Германия и правительством СССР соглашение об обширной экономической программе, которая принесет выгоду обеих державам.
    В заключение г. фон-Риббентроп заявил: "Переговоры происходили в особенно дружественной и великолепной атмосфере. Однако прежде всего я хотел бы отметить исключительно сердечный прием, оказанный мне Советским Правительством и в особенности г.г. Сталиным и Молотовым". (ТАСС).

    ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА РККА. 28 СЕНТЯБРЯ 1939 ГОДА.
    Части Красной Армии, продолжая продвижение к демаркационной линии, в течение 28 сентября вышли на линию: Граево, Чижев (юго-западнее Мазовецка 20 клм.), Межиречье, Кренпец (юго-восточное г. Люблина 12 клм.), Щебрешин, Малодыч (северо-западиее Любачува 15 клм.), Перемышль, Устржикид (юго-западнее Перемышля 40 клм.).
    Продолжая операции по ликвидация остатков польских войск в Западной Белоруссия и в Западной Украине, части Красной Армии разоружили и взяли в плен 5 кав. полков с 15-ю артиллерийскими орудиями в районе Крукенице и, кроме того, ликвидировали отдельные группы польских частей.

    Москва, 28 сентября 1939г.

    Германскому министру иностранных дел
    Господину Иоахиму фон-Р и б б е н т р о п1,

    В настоящее время в Москве.
    Господин Министр,
    ссылаясь на наши переговоры, мы имеем честь подтвердить Вам,
    что Правительство СССР на основании и в духе достигнутого нами общего политического соглашения исполнено воли всемерно развить экономические отношения и товарооборот между СССР и Германией. С этой целью обеими сторонами будет составлена экономическая программа, согласно которой Советский Союз будет доставлять Германии сырье, которое Германия в свою очередь будет компенсировать промышленными поставками, производимыми в течение продолжительного времени. При этом обе стороны построят эту экономическую программу таким образом, чтобы германо-советский товарооборот по своим размерам снова достиг высшего об'ема, достигнутого в прошлом.
    Оба Правительства дадут немедленно необходимые распоряжения о проведении вышеуказанных мер и позаботятся о том, чтобы переговоры как можно скорее начались и были доведены до конца.
    Примите, Господии Министр, повторное уверение в совершеннейшем моем уважении.

    В. МОЛОТОВ.

    В ответ на письмо тов. Молотова от 28 сентября получено письмо от Министра Иностранных Дел Германии г-на фон-Риббентропа, где указывается, что Германское Правительство согласно дать все необходимые распоряжения в духе письма тов. Молотова.
    1. Фамилия "Риббентроп" в исходном тексте в этом месте действительно не склоняется, хотя в сообщении об ответном письме черным по белому написано "Риббентропа". Назад

    15-ЛЕТИЕ ГАЗЕТЫ "ЛЕНИНСКИЕ ВНУЧАТА"
    П. ФАТЕЛЕВИЧ. Ростов-на-Дону.
    Сегодня пионеры и школьники Ростовской области празднуют 15-летие своей газеты "Ленинские внучата".
    Газета "Ленинские внучата" была организована в 1924 году по инициативе Анастаса Ивановича Микояна, работавшего тогда секретарем Северо-Кавказского крайкома ВКП(б). С первых дней своего существования газета завоевала у ребят большой авторитет. Интересные рассказы, стихи, песни, фельетоны надолго остались в памяти читателей "Ленинские внучата".
    Много очень важных вопросов подняла газета на своих страницах. Социалистическое соревнование за лучшую учебу имени Героя Советского Союза товарища Папанина, организованное ребятами 46-й школы, стало по инициативе "Ленинских внучат" областным соревнованием. Шефство над колхозными жеребятами, замечательное движение юных ворошиловских всадников, гранатометчиков, пулеметчиков среди казачат Дона, борьба с второгодничеством - вот далеко не полный перечень хороших дел газеты.
    Три тысячи ребят постоянно пишут в "Ленинские внучата". С ними газета ведет переписку, учит их писать очерки, заметки, стихи.

    РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ "ЛЕНИНСКИЕ ВНУЧАТА"
    ЦК ВЛКСМ
    В день пятнадцатилетнего юбилея газеты "Ленинские внучата" ее юным читателям, деткорам, пионерам и школьникам Ростовской области - наш комсомольский привет!
    Газета "Ленинские внучата" много сделала в деле воспитания советских детей в духе любви и преданности нашей цветущей родине и великой партии Ленина-Сталина, завоевала заслуженную любовь своих читателей.
    От души желаем вам, пионерам и школьникам, наилучших успехов в учебе. Учитесь только на "хорошо" и "отлично". Это самое главное дело ребят!
    Коллективу редакции желаем дальнейших успехов в деле воспитания из советских детей активных строителей коммунистического общества, прививайте им мужество и скромность, правдивость и честность, жажду знаний, любовь и преданность великому другу и учителю - родному Сталину.
    Демаркационная линия раздела Польши 1939-го года. Размер: 97kb; 750x808x150dpi Демаркационная линия раздела Польши 1939-го года. Карта.

    С ЧЕСТЬЮ И СО СЛАВОЙ!
    Танковая колонна быстрым маршем двигалась к городу Львову. Неожиданно у танка лейтенанта Пыльнова испортилась тормозная лента. Новую ленту взять негде, и танкисты решили отремонтировать машину в деревенской кузнице.
    Замаскировав танк в саду, танкисты сняли тормозную ленту и стали ее клепать. Вдруг за селом послышался шум автомобилей.
    "Кто едет? Свои или чужие?" - эта мысль возникла одновременно у всех.
    Взобравшись на дерево, лейтенант Пыльнов увидел, что к селу движется польский моторизованный полк. Впереди в трех автобусах ехали офицеры. Сзади на грузовиках, легковых автомобилях, на многочисленных мотоциклах двигались солдаты.
    "Придется принять бой, - подумал лейтенант. - Хотя силы и не равные, все же посмотрим, чья возьмет".
    - Личное оружие к бою! - скомандовал Пыльнов.
    Вынув револьверы, шестеро танкистов и один пехотинец, ехавший в танке, вышли навстречу врагу.
    Польский полк приближался, видимо, ничего не подозревая. И когда голову колонны отделяло от замаскированного танка не больше десяти метров, неожиданно раздалась команда:
    - Стой! - и семь смельчаков выскочили на дорогу.
    - Сложить оружие! - приказал Пыльнов.
    Поляки растерялись. Они не ожидали такого требования.
    - Да прикажите их пристрелить, - сказал по-польски офицер своему начальнику.
    Поняв намерение поляков, Пыльнов подал знак водителю танка. Тот немедленно кинулся к машине - и стальная громада, грохоча, двинулась навстречу врагам.
    Увидав советский танк, поляки струсили. Между вояками произошел раскол. Одни хотели сдаться, другие требовали сопротивления. Но орудие и пулеметы, направленные из танка в упор, убедили даже самых петушистых, что сопротивляться бесполезно. Офицеры первыми подняли руки.
    - Выходи поодиночке, сдавай оружие! - приказал Пыльнов.
    Разоружив офицеров, танкисты стали обезоруживать солдат. На каждом автомобиле они нашли по 4-6 станковых пулеметов, много гранат и другого оружия.
    "Что же мне делать с этакой оравой?" - подумал лейтенант Пыльнов. И он решил: солдат распустить по домам, а 47 офицеров отправить под конвоем в тыл. Так он и сделал.
    Отремонтировав танк, танкисты быстро догнали свою часть.
    Дремучие августовские леса раскинулись на границе Западной Белоруссии и Литвы. Пройти в этих лесах очень трудно.
    Красноармейская казачья часть получила приказ командования очистить августовские леса от врагов.
    Деревня Калеты стоит у самого леса. Группа казаков под командованием младшего лейтенанта Левенцова под'езжала к этой деревне. Неожиданно раздались одиночные выстрелы. Казаки спешились, приготовляясь к бою. Но в это время из деревни вышли люди, держа руки вверх. Впереди шел польский офицер.
    Навстречу полякам пошел товарищ Левенцов. И когда красного командира отделяло от поляков всего несколько шагов, из деревни застрочил пулемет. Левенцов упал, обливаясь кровью. Но, падая, он все же сумел отомстить врагу. Метким выстрелом из револьвера Левенцов наповал уложил польского офицера.
    - Отомстим за смерть командира! - с этим возгласом казаки бросились в атаку.
    Подлая банда была уничтожена.
  • 2009.06.04 | igorg

    "Военно-исторический журнал" - №7 - 2008 г.

    Сучасний погляд сучасних російських штатних військових істориків. Росія має ВИКЛЮЧНЕ право на співпрацю з нацизмом. Усі крім неї хто це робив є мерзотниками, що переслідували вузькі власні егоїстичні інтереси або й прямо поділяли нацистську ідеологію.
    Дивіться статтю С.Н. КОВАЛЁВ — Вымыслы и фальсификации в оценках роли ссср накануне и с началом Второй мировой войны http://www.mil.ru/info/1068/11278/11845/25231/46968/52839/index.shtml
    та копію тут http://pavloslav.livejournal.com/39633.html#cutid1
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.06.08 | Isoлято

      А чим Вас так дивує це ВИКЛЮЧНЕ право?

      Вони того Гітлера виростили, випестували, профінансували, привели до влади - отже, і співпрацювати з ним збиралися "паполнай", а іншим - зась!
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.06.14 | igorg

        Вельми слушно, а то я дивуюся. Хто пригодував той і рибку ловить

        Інакше звісно несправедливо.
  • 2009.06.07 | igorg

    Миссия Давида Канделаки

    http://militera.lib.ru/research/bezymensky3/04.html
    Современники — среди них и автор — памятуют, под каким знаком проходили первые месяцы 1933 года, ознаменованные приходом к власти в Германии Гитлера, ставшего без всяких переворотов и путчей рейхсканцлером страны. Из рук рейхспрезидента, дряхлого ветерана кайзеровской эпохи, генерал-фельдмаршала фон Гинденбурга он получил власть — сначала в «многопартийном» кабинете, а затем власть неограниченную. Озаренный пламенем пожара рейхстага 28 февраля, мир, затаив дыхание, наблюдал за созданием «новой» Германии, в которой национал-социалистическая партия и ее фюрер стали хозяевами. Этому не помешала даже неудача новой власти на Лейпцигском процессе против немецких и болгарских коммунистов, обвиненных в февральском поджоге. Для нас, московских комсомольцев, было святым делом поспешить на городской аэродром на Ленинградском проспекте (он и сейчас является городским аэровокзалом), чтобы встретить Георгия Димитрова и его товарищей Попова и Танева, которых оправдал лейпцигский трибунал и взял под свое покровительство Советский Союз.

    Антифашистский настрой советской политики был несомненен. Правда, мы тогда не придали особого значения осторожности формулировок Сталина на XVII съезде партии — первом съезде после триумфа германского фашизма. А вот что он говорил:
    «Из ряда фактов, отражающих успехи мирной политики СССР, следует отметить и выделить два факта, имеющих бесспорно серьезное значение.

    1) Я имею в виду, во-первых, тот перелом к лучшему в отношениях между СССР и Польшей, между СССР и Францией, который произошел в последнее время. В прошлом, как известно, с Польшей были у нас неважные отношения. В Польше убивали представителей нашего государства. Польша считала себя барьером западных государств против СССР. На Польшу рассчитывали все и всякие империалисты, как на передовой отряд в случае военного нападения на СССР. Не лучше обстояло дело с отношениями между СССР и Францией. Достаточно вспомнить факты из истории суда над вредительской группой Рамзина в Москве, чтобы восстановить в памяти картину взаимоотношений между СССР и Францией. И вот эти нежелательные отношения начинают постепенно исчезать. Они заменяются другими отношениями, которые нельзя назвать иначе, как отношениями сближения. Дело не только в том, что мы подписали пакт о ненападении с этими странами, хотя сам по себе пакт имеет серьезнейшее значение. Дело прежде всего в том, что атмосфера, зараженная взаимным недоверием, начинает рассеиваться. Это не значит, конечно, что наметившийся процесс сближения можно рассматривать как достаточно прочный, обеспечивающий конечный успех дела. Неожиданности и зигзаги политики, например, в Польше, где антисоветские настроения еще сильны, далеко еще нельзя считать исключенными. Но перелом к лучшему в наших отношениях, независимо от его результатов в будущем, — есть факт, заслуживающий того, чтобы отметить и выдвинуть его вперед, как фактор улучшения дела мира.

    Где причина этого перелома, чем он стимулируется?

    Прежде всего ростом силы и могущества СССР.

    В наше время со слабыми не принято считаться, — считаются только с сильными. А затем — некоторыми изменениями в политике Германии, отражающими рост реваншистских и империалистских настроений в Германии.

    Некоторые германские политики говорят по этому поводу, что СССР ориентируется теперь на Францию и Польшу, что из противника Версальского договора он стал его сторонником, что эта перемена объясняется установлением фашистского режима в Германии. Это не верно. Конечно, мы далеки от того, чтобы восторгаться фашистским режимом в Германии. Но дело здесь не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм, например, в Италии не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной. Дело также не в мнимых изменениях в нашем отношении к Версальскому договору. Не нам, испытавшим позор Брестского мира, воспевать Версальский договор. Мы не согласны только с тем, чтобы из-за этого договора мир был ввергнут в пучину новой войны. То же самое надо сказать о мнимой переориентации СССР. У нас не было ориентации на Германию, так же, как у нас нет ориентации на Польшу и Францию. Мы ориентировались в прошлом и ориентируемся в настоящем на СССР и только на СССР (бурные аплодисменты). И если интересы СССР требуют сближения с теми или иными странами, незаинтересованными в нарушении мира, мы идем на это дело без колебаний.

    Нет, не в этом дело. Дело в изменении политики Германии. Дело в том, что еще перед приходом к власти нынешних германских политиков, особенно же после их прихода — в Германии началась борьба между двумя политическими линиями, между политикой старой, получившей отражение в известных договорах СССР с Германией, и политикой «новой», напоминающей в основном политику бывшего германского кайзера, который оккупировал одно время Украину и предпринял поход против Ленинграда, превратив Прибалтийские страны в плацдарм для такого похода, причем «новая» политика явным образом берет верх над старой. Нельзя считать случайностью, что люди «новой» политики берут во всем перевес, а сторонники старой политики оказались в опале. Не случайно также известное выступление Гугенберга в Лондоне, так же, как не случайны не менее известные декларации Розенберга, руководителя внешней политики правящей партии Германии. Вот в чем дело, товарищи.

    2) Я имею в виду, во-вторых, восстановление нормальных отношений между СССР и Соединенными Штатами Северной Америки. Не может быть сомнения, что этот акт имеет серьезнейшее значение во всей системе международных отношений. Дело не только в том, что он кладет веху между старым, когда САСШ считались в различных странах оплотом для всяких антисоветских тенденций, и новым, когда этот оплот добровольно снят с дороги ко взаимной выгоде обеих стран.

    Таковы два основных факта, отражающих успехи советской политики мира...

    Наша внешняя политика ясна. Она есть политика сохранения мира и усиления торговых отношений со всеми странами. СССР не думает угрожать кому бы то ни было и — тем более — напасть на кого бы то ни было. Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить ударом на удар поджигателей войны (бурные аплодисменты). Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда найдет у нас поддержку. А те, которые пытаются напасть на нашу страну, — получат сокрушительный отпор, чтобы впредь не повадно было им совать свое свиное рыло в наш советский огород (гром аплодисментов)...»

    Осторожность формулировок Сталина казалась нам мудрой. Теперь, много лет спустя, она выглядит обоснованной реальными обстоятельствами.

    Приход Гитлера к власти явился рубежной датой не только в истории Германии. Он имел исключительное значение и для СССР. Более того: он требовал переосмысления определенного стереотипа советско-германских отношений, сложившихся со времени Рапалло, т. е. в течение более чем десяти лет. Употребление понятия «стереотип» в данном случае не носит отрицательной окраски. Мы знаем, что в 1922 году совершилось крупнейшее достижение советской внешней политики на ее труднейшем пути от революционного романтизма к реализму — на пути, начатом Лениным, Чичериным и их ближайшими единомышленниками в руководстве партии и советской дипломатии. Недаром В. И. Ленин отмечал необходимость в дальнейшем соглашений с Западом только «типа рапалльского». Это достижение было закреплено в ряде советско-германских соглашений — в договоре о нейтралитете 1925 года, в протоколе 1931 года, в регулярных торговых и кредитных соглашениях. СССР тогда счел возможным пойти на ряд секретных договоренностей в военной области.

    Беспокойство, с которым была встречена в Москве весть о создании первого кабинета Гитлера, можно было объяснить рядом причин. Даже если оставаться в сфере краткосрочных последствий, для советских дипломатов была ясна угроза, возникавшая для СССР в результате прихода к власти нацистов. Во-первых, мог нарушиться установившийся для нас баланс европейской политики, в котором советско-германские отношения являлись противовесом той монополии, на которую претендовали в 20-е годы Франция и Англия. Отчаянные попытки последней «перетащить» Германию на свою сторону и создать общий фронт против СССР долгое время успешно подрывались советской дипломатией, но теперь эта угроза становилась реальной. Во-вторых, благоприятные отношения с Берлином были крайне важны для Москвы и как противовес в напряженных советско-польских отношениях (как известно, в свое время антипольские настроения в Берлине были одним из аргументов для Ганса фон Секта, когда тот рекомендовал курс германско-советского военного сближения). В-третьих, возникала угроза не только для дипломатических маневров СССР, а для самой безопасности советского государства. (Уже через два года после прихода Гитлера к власти М. Н. Тухачевский на страницах «Правды» сформулировал этот тезис.) Наконец, что было тогда особенно важным, создавалась угроза для развития торговых связей, успешно развивавшихся с конца 20-х годов и выведших Германию на первое место среди наших зарубежных партнеров.

    Приход Гитлера к власти не замедлил оказать влияние на климат советско-германских отношений, который стал быстро ухудшаться. Антисоветские выпады Гитлера в речи, произнесенной в берлинском «Спорт-паласте», вызвали резкий отпор в советской печати. 22 марта 1933 года К. Радек в статье «Куда идет Германия» напоминал об агрессивном курсе нацистской партии и отмечал: «Национал-социалисты развивали программу внешней политики, направленную против существования СССР, поддерживающего с Германией добрососедские отношения. Это налагает на германское правительство обязательство открыто сказать, куда она идет». Куда же Германия шла?

    Существовал дополнительный элемент, придававший особое значение советско-германским экономическим связям. В середине 30-х годов СССР вступил в важнейший этап своего хозяйственного развития, определявшийся двумя его «столпами»: коллективизацией и индустриализацией. XVII съезд ВКП(б) (январь — февраль 1934 года) определил срочные задачи создания индустриальной базы, которые трудно было решать без участия Запада. Еще на Лондонской международной экономической конференции в июне 1933 года Литвинов заявил, что СССР готов разместить заказы за границей на сумму в 1 миллиард долларов, закупив на 100 млн цветных металлов, на 200 млн черных металлов, на 400 млн оборудования и т. д. Однако реализация этих планов наталкивалась на трудности. Советско-американские отношения в то время были на начальной стадии, торговля с Англией и, особо, с Францией развивалась с большими препятствиями (вспомним лишь кампанию о «советском демпинге»). Тем большее значение приобретала Германия — не как политический, а как торговый партнер: ведь с 1929 по 1932 год советский импорт из Германии возрос с 353,9 млн марок до 625,8 млн. Тем самым судьба советско-германской торговли становилась фактором первостепенного значения.

    После прихода к власти в Германии Гитлера последовало резкое ухудшение советско-германских отношений, выразившееся в свертывании сотрудничества по всем линиям. Исключение составляли лишь экономические отношения.

    Попытка обсудить причины ухудшения советско-германских отношений была предпринята еще в 1933 г. послом Германии в СССР Р. Надольным, встретившимся 13 декабря с наркомом Литвиновым. Как выяснилось позже, это была лишь личная инициатива посла. В июне 1935 г. он был отозван из Москвы.

    До прихода Гитлера к власти советско-германские экономические отношения развивались успешно. В 1931 и 1932 гг. в экспорте машин Германии СССР стоял на первом месте. Так, в 1932 г. 43% всего германского экспорта машин пошло в СССР. Сокращение товарооборота в результате ухудшения советско-германских политических отношений было значительным. Если в 1931 г. экспорт СССР в Германию составил 566,5 млн руб., импорт — 1798,6 млн руб., то в 1935 г. он составлял уже соответственно 289,3 и 95,1 млн руб. В то же время происходило увеличение доли Англии, США и Франции в экспорте и импорте СССР.

    Выражением намерения обсудить трудности советско-германских отношений стали некоторые неофициальные шаги советского руководства. Я категорически отклоняю аргументы многих моих коллег, для которых любой советско-германский контакт того времени на эту тему является чуть ли не криминалом для советской дипломатии. Следует иметь в виду, что тогда еще далеко не для всех, в том числе и на Западе, ясно было, «куда пойдет Германия». В этой обстановке было законным намерение заглянуть «по ту сторону» официальной политики.

    ...Летом 1933 года на даче под Москвой у давнего соратника Сталина, тогда секретаря Центрального исполнительного комитета СССР Авеля Енукидзе были в гостях германский посол Дирксен, советник посольства фон Твардовски, замнаркома иностранных дел Крестинский и замнаркома иностранных дел Карахан. Согласно информации Дирксена, направленной в Берлин, Енукидзе говорил о том, что «руководящие деятели Советского Союза» проявляют «полное понимание развития дел в Германии». Им ясно, что после захвата власти «агитационный» и «государственный» элементы внутри партии постепенно размежуются. Постепенно сформируется «государственно-политическая линия». Енукидзе высказался в том смысле, что «национал-социалистическая перестройка германского государства может иметь положительные последствия для германо-советских соглашений». Согласно изложению Дирксена (вероятно, точному), Енукидзе сказал, что «внутриполитическая унификация, видимо, служит гарантией того, что со стороны общественного мнения и большинства рейхстага (очевидно, имелась в виду ликвидация социал-демократической оппозиции, не говоря уже о коммунистах) больше не возникает препятствий для политики сближения интересов между обоими государствами. Германское правительство, видимо, находится на пути к тому, чтобы в результате соответствующего урегулирования внутриполитических дел приобрести внешнеполитическую свободу действий, которой советское правительство располагает уже много лет. Касаясь связи между внутренней и внешней политикой (продолжает свой рассказ Дирксен), Енукидзе высказался в том смысле, что совершенно так же, как в Германии и в СССР, есть много людей, которые ставят на первый план партийно-политические цели и которых надо сдерживать с помощью государственно-политического мышления».

    Записанная послом Дирксеном беседа с Енукидзе не публиковалась в советские времена и казалась не то измышлением, не то клеветой на антифашистские принципы советской политики. Но теперь ясно, что это была часть глубокого зондажа, предпринятого Сталиным.

    ...Эти малоизвестные страницы советско-германских отношений относятся к 1935-37 годам и связаны с именем человека, который попал в Берлине не по своей воле. Его имя — Давид Владимирович Канделаки (1895-1938). Некогда член партии социалистов-революционеров (эсеров) в Грузии, ставший после революции большевиком, руководил органами просвещения в Грузии, где снискал популярность своей интеллигентностью и организаторскими талантами. Был он еще в дореволюционные времена знаком со Сталиным, который внезапно вспомнил о Канделаки и вызвал его в Москву. Здесь его ожидало назначение торговым представителем в Швецию, к полпреду Александре Коллонтай. Он пробыл в Стокгольме недолго, оставив о себе прекрасные воспоминания. Оттуда он в 1935 году перебрался в Берлин на пост торгпреда.

    Личное знакомство со Сталиным и на новом посту помогало Канделаки — точнее, помогало Сталину иметь в Берлине доверенного человека, которому мог поручать ответственные задания. Правда, нарком Литвинов не был в восторге от функций неожиданного доверенного лица и был осторожен в прогнозах и оценках. Но тем временем Давид Канделаки быстро входил в дела и завоевывал себе выгодное положение, так как стал встречаться с крупнейшим банкиром НСДАП, министром финансов Яльмаром Шахтом. Референт Шахта Герберт Геринг — двоюродный брат всемогущего Германа Геринга стал посредником в беседах Шахта и Канделаки.

    В миссии Канделаки было много «заходов». Первый из них относился к весне 1935 года, когда шли регулярные кредитно-торговые переговоры. Тогда инициатива принадлежала Шахту. Как докладывал в Москву советник советского полпредства Бессонов, Шахт много говорил о необходимости дальнейшего хозяйственного сближения СССР и Германии. Он сказал, что «будет твердо держаться курса на углубление и улучшение хозяйственных отношений с Советским Союзом, в каковом сближении он видит залог процветания обеих стран». Возвращаясь к вопросу о необходимости сближения с СССР, «Шахт еще раз подтвердил, обращаясь ко мне и к т. Канделаки, что его курс на сближение с СССР проводится им с ведома и одобрения Гитлера».

    Эти первые успехи вдохновили эмиссара Сталина. В меньшем восторге был нарком Литвинов, который решил «придержать» энтузиазм Канделаки. Он обратился к Сталину с предложением разработать письменные инструкции для торгпреда. Сталин согласился. В результате родилось «наставление» для Канделаки, хранящееся до сих пор в сталинском архиве. Вот его содержание:
    «Секретно. 5 мая 1935 года. Я передал содержание Вашего (т. е. Шахта — Л. Б.) разговора со мною товарищам, руководящим нашей внешней политикой, и я хочу поделиться с Вами впечатлениями, вынесенными из моих бесед с ними. Ни у кого из них я не заметил абсолютно никакой враждебности к Германии и к ее интересам. Они все утверждают, что изменение взаимоотношений с Германией в течение последних двух лет произошло отнюдь не по инициативе СССР. Советское правительство не вмешивается во внутренние дела других государств и не внутренний режим этих государств определяет отношение к ним совправительства. Оно поэтому готово было по-прежнему развивать с Германией наилучшие отношения, в особенности экономические, которые оно очень ценит. К сожалению, определенные угрозы по адресу СССР, исходившие из весьма авторитетных германских источников, не могли не побудить советское правительство принимать меры предосторожности. Мы пытались получить гарантии от самого германского правительства, но это не удалось. Отсюда и заключение советско-французского пакта о взаимной помощи, когда одно из этих государств будет в состоянии самообороны. Мы ограничили свою помощь только французской территорией. Так как Германия на Францию нападать не собирается, то пакт не может вредить Германии. Средне-европейская и другие проблемы, которые могут интересовать Германию без прямого ущерба для СССР, пактом не затронуты, как известно. Мои товарищи считают, что заключенный пакт не только не должен мешать, а, наоборот, может помочь установлению более спокойных и наилучших корректных отношений с Германией, а также дальнейшему развитию экономических отношений. Мое правительство всегда будет готово внимательно рассмотреть и обсудить предложения о расширении экономических отношений. На очереди сейчас вопрос о заключении Восточного регионального пакта о консультации, ненападении и неоказании помощи агрессору. Германское правительство как будто официально заявило англичанам о своем согласии участвовать в этом пакте, и если этот пакт действительно будет реализован, то несомненно будут созданы условия для значительного улучшения советско-германских отношений во всех областях».

    Что в Москве с этим зондажом связывались серьезные расчеты, видно из примечания в директиве Литвинова, в котором считалась возможной даже личная встреча Канделаки с Гитлером. Однако в 1935 г. миссия торгпреда не увенчалась успехом. Гитлер не пошел ни на расширение экономических связей, ни, тем более, на политическую разрядку отношений с Москвой. Но это не остановило советскую сторону. С ведома политбюро Канделаки продолжал свои контакты. В январе 1936 г. он сообщал, что Шахт «является одним из самых горячих сторонников развития нормальных отношений и больших экономических дел с Советским Союзом и заявил, что соглашение о кредите может привести к некоторому очищению политического горизонта в советско-германских отношениях. После, несколько задумавшись, Шахт проронил следующую фразу: «Да! Если бы состоялась встреча Сталина с Гитлером, многое могло бы измениться». На докладе Канделаки Сталин написал: «Интересно. И. Ст.» — и ознакомил с ним Ворошилова и Кагановича.

    Документы сталинского архива открывают еще одну, особенно интересную сторону советских зондажей намерений Берлина: в 1935-1936 гг. рассматривались возможности развития торговли с Германией для укрепления советской обороноспособности. Когда Шахт заговорил о новом, 500-миллионном германском кредите, Канделаки в беседе с ним 16 декабря 1935 г. заявил, что СССР примет это предложение в том случае, если на половину суммы сможет разместить военные заказы, в частности на военные суда, подводные лодки, самолеты и оборудование для химической промышленности. И снова в 1936 г. был получен отказ.

    Игра велась с двух сторон. Советская давала понять, что она готова сохранить «догитлеровский» уровень сотрудничества и экономических отношений. Немецкая неожиданно предложила новый кредит — 1 миллиард марок сроком на 10 лет. Канделаки получил указание не отказываться, но должен был пожаловаться на то, что и прежние 200-миллионные кредиты оказалось трудно разместить в Германии. Немцы тогда, чтобы казаться серьезными, сократили «аванс»: не миллиард, а 500 тысяч рейхсмарок. На этом фоне — где-то в июле — Канделаки совершил свой демарш, передав Шахту послание Сталина.

    Хитрый финансист ответа не дал, заявив, что с предложением об улучшении политических отношений надо обращаться не к нему, а к министру иностранных дел фон Нейрату, которого обещал проинформировать. Эту тактику «переадресовки» Шахт использовал не раз, понимая, что Канделаки не хочет переводить беседы на официально-дипломатический уровень.

    Советник полпредства СССР в Берлине Бессонов, будучи в Москве, во время беседы с советником германского посольства в СССР Твардовским 7 октября 1935 г. спросил:

    — Что, по Вашему мнению, может улучшить советско-германские отношения?

    200-миллионый кредит СССР скоро будет исчерпан, продолжал он, а Канделаки, имеющий «исключительные связи здесь», то есть в Москве, имеет «грандиозные планы» для расширения советско-германской торговли, «если не произойдет никаких политических инцидентов».

    Интерес советского руководства к берлинским переговорам был исключительно велик. Протоколы заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) фиксируют неоднократное обсуждение торговых отношений с Германией и сообщения Литвинова по этому вопросу (15 сентября, 9 ноября, 5 декабря 1934 года; 3 марта, 22 марта, 7, 17, 27 апреля, 2 мая, 22 июля, 25 июля 1935 года). Небезынтересно отметить и такой «поворот». 31 марта 1935 года «Правда» опубликовала произведшую сенсацию статью маршала Советского Союза М. Н. Тухачевского «Военные планы нынешней Германии». Статья, в которой недвусмысленно разоблачались направленные против СССР военные приготовления Гитлера (со ссылками не только на «Майн кампф», но и на другие источники) и делались выводы об «антисоветском острие» этих приготовлений, вызвала беспокойство и недовольство в Берлине — вплоть до полуофициальных протестов, отклоненных М. Литвиновым. Однако у статьи Тухачевского была предыстория. Автор предварительно согласовывал ее со Сталиным, внесшим в текст ряд изменений. Сталин убрал внешние резкости: заголовок «Военные планы Гитлера» заменил на «Военные планы нынешней Германии»; снял несколько цитат об антисоветском характере военных намерений Германии, усилил формулировки о том, что эти намерения имеют «не только антисоветское острие». Наконец, он сократил целый абзац о возможном отпоре, который в случае агрессии Германия получит от Красной Армии и страны «с ее великой коммунистической партией и великим вождем тов. Сталиным». Однако несмотря на все «смягчения», Сталин все-таки дал согласие на публикацию (даже велел набрать курсивом знаменитую цитату из «Майн кампф»), прекрасно понимая возможную реакцию в Берлине. Это был один из ходов в дипломатической комбинации, в которой Сталин давал понять немецкой стороне, что у него есть в этой игре две карты — как нормализация отношений (зондажи Канделаки), так и возможность резкой конфронтации. Так Сталин проводил знаменитую тактику «кнута и пряника», давая понять германской стороне, что у Советского Союза есть выбор между обеими альтернативами.

    Литвинов и раньше выражал свой скепсис. Он докладывал Сталину 12 марта 1935 года:
    «Согласно данным ему в Москве указаниям, тов. Суриц по возвращении в Берлин усилил контакт с политическими деятелями Германии. Он теперь пишет: «Все мои общения с немцами лишь укрепили уже раньше сложившееся у меня убеждение, что взятый Гитлером курс против нас остается неизменным и что ожидать каких-либо серьезных изменений в ближайшем будущем не приходится. Все мои собеседники в этом отношении единодушны. У Гитлера имеются три пункта помешательства: вражда к СССР, еврейский вопрос и аншлюс. Вражда к СССР вытекает не только из его идеологической установки к коммунизму, но составляет основу его тактической линии в области внешней политики. Гитлер и его ближайшее окружение крепко утвердились в убеждении, что только на путях выдержанного до конца антисоветского курса третий рейх сможет осуществить свои задачи и обрасти союзниками и друзьями. Не особенно обнадеживающий характер носила по существу и моя беседа с Нейратом. Он ясно дал мне понять, что на ближайший период наши отношения нужно замкнуть в рамки узкоэкономического порядка. Он явно подчеркнул безнадежность всяких попыток добиться улучшения наших отношений в ближайшем будущем». Нейрат далее сказал, что и культурный контакт между нашими странами при теперешних настроениях вряд ли осуществим.

    Такие же впечатления, по сообщению тов. Сурица, вынес и германский посол в Москве Шуленбург, находящийся сейчас в Берлине.

    Я отнесся несколько скептически к первоначальному сообщению ТАССа из Женевы о заявлении Шахта директору французского банка Таннери о намерениях Германии поделить с Польшей Советскую Украину. Я поручил тт. Потемкину и Розенбергу проверить это сообщение... Шахт, которого еще недавно тов. Канделаки предлагал нам поддерживать против Гитлера, поддерживает завоевательные стремления Гитлера на Востоке».

    Это, сделанное как бы вскользь, замечание наркома раскрывает очень многое в замысле берлинских переговоров Канделаки — как ведшихся не в пользу Гитлера, а против него, в той сложной политической борьбе, которая велась в первые годы нацистской диктатуры за судьбы Германии. Могут возразить: это была иллюзия. Ни с Шахтом, ни с Герингом нельзя было идти против Гитлера. Но справедливость требует сказать, что подобные надежды (и иллюзии) питали не только в Москве, но и в Лондоне. И самое главное — внутри Германии, в ее верхушке! Разве секрет, что лидеры веймарских партий надеялись «приручить» Гитлера и в этих надеждах опирались на тех же Шахта и Геринга? И разве секрет для тех, кто знает британские архивы, что Форин оффис, а еще больше Чемберлен и сэр Горас Вильсон делали немалую ставку на Геринга как возможного оппонента политике Гитлера? Увы, это были ошибочные расчеты. Сложные комбинации Сталина — Канделаки не возымели успеха. Гитлеру Сталин тогда был не нужен.

    Общая оценка серии зондажей 1935 года содержалась в письме Литвинова Я. З. Сурицу от 4 декабря 1935 г. «Выводы, к которым Вы пришли на основании усиленного контакта с немцами, меньше всего удивили меня... У меня никаких иллюзий на этот счет давно уже не было». Нарком согласился с мнением Сурица «относительно необходимости нашей дальнейшей экономической работы в Германии». Однако он был против того, «чтобы львиная доля возможного нашего импорта на ближайшие годы была отдана Германии». Литвинов считал: «Нам незачем слишком укреплять экономически нынешнюю Германию. Достаточно будет, на мой взгляд, поддерживать экономические отношения с Германией в той лишь мере, в какой это необходимо во избежание полного разрыва между обеими странами». Эту точку зрения нарком собирался довести до сведения Советского правительства.

    Так мы встречаемся с зарождением будущих конфликтов Литвинова со Сталиным. Наркому не по душе были авантюристические и малопрофессиональные зондажи Канделаки. Знал ли он, что за ними стоял сам генсек? 3 декабря 1935 г. Литвинов информировал Сталина о контактах посла Сурица с политическими деятелями Германии и о выводе полпреда о неизменности антисоветского курса Германии. Литвинов в записке Сталину поддержал предложение Сурица «продолжить нашу экономическую работу в Германии», но предложил ограничить объем заказов в Германии 100-200 млн. марок. Во втором пункте записки Литвинов предлагал в ответ на антисоветскую кампанию в Германии «дать нашей прессе директиву об открытии систематической контрпропаганды против германского фашизма». Это был ход, торпедировавший ходы Сталина.

    В 1936 году совершился второй «заход» миссии Канделаки. Опять инициаторами были немцы. И вот почему. Причины, побудившие Германию вести с СССР переговоры о расширении экономического сотрудничества, становятся ясными из докладной записки от 19 октября 1936 г. начальника IV (экономического) департамента МИД Германии Карла Шнурре:
    «В руководящих кругах было признано, что положение с сырьем и процесс перевооружения Германии таковы, что поставили нас в зависимость от получения русского сырья. Поэтому необходимо сдвинуть германо-советские экономические отношения с нынешней мертвой точки... Поставки в Россию сейчас более чем когда-либо находятся в интересах политики Германии, поскольку только таким путем мы сможем получать на правах обмена нужное нам сырье». 20 октября 1936 г. Герман Геринг был назначен верховным комиссаром по проведению «нюренбергского сырьевого плана», с 27 апреля того же года он занял пост верховного комиссара по валютным и сырьевым вопросам. События не заставили себя ждать: 7 декабря 1936 г. Суриц сообщил в НКИД о предложении Герберта Геринга организовать встречу с Германом Герингом для «необязывающего обмена мнениями». Литвинов ответил: «Не возражаем против встречи с Герингом». И добавил: «Необходимо с самого начала дать ему понять, что Вы пришли по его приглашению».

    На этой стадии переговоров Канделаки старался использовать свой «прямой канал», чтобы создать впечатление у Сталина, будто миссия все-таки принесет успех. 20 октября 1936 года он писал «хозяину»:
    «Дорогой Иосиф Виссарионович,

    Посылаю Вам краткую информацию о некоторых германских делах.

    I. О Геринге

    Перед Нюренбергским съездом Геринг через своего двоюродного брата, о котором я Вам в свое время сообщал, предложил мне встретиться для обсуждения по его наметке следующих вопросов:

    а) устранение трудностей в отношениях между СССР и Германией;

    б) поставки советского сырья Германии;

    в) список военных объектов, которые Германия могла бы дать СССР.

    Поскольку это имело место накануне нюренбергского съезда, я уклонился от встречи под различными благовидными предлогами. После нюренбергского съезда Геринг снова предложил встретиться, но встреча, как Вы об этом знаете, не состоялась.

    Брат Геринга, Отто Вольф и др. лица этой группы усиленно советовали мне встретиться с Герингом, подчеркивая, что Геринг в вопросах советско-германских отношений занимает особую позицию. Брат Геринга, между прочим, в разговоре со мной употребил характерную фразу: «Если не хотите ничего делать, то хотя бы выслушайте и убедитесь, что не все собаки кусают, которые лают». Отто Вольф сам имел продолжительную беседу с Герингом, встреча с которым была заранее подготовлена промышленностью. По словам Вольфа, в беседе с ним Геринг подчеркивал, что он не выступал против СССР в Нюренберге и выступать по этому вопросу так, как выступали другие, не намерен.

    II. О смещении Мосдорфа

    Директор Министерства народного хозяйства Германии, в течение многих лет ведавший делами, связанными с советско-германской торговлей, переведен в том же министерстве на другую должность. Мосдорф был ближайшим помощником Шахта по нашим делам. Теперь вместо него этими делами как в Министерстве Хозяйства, так и в Министерстве Обороны будет заниматься брат Геринга — Герберт Геринг.

    Это назначение свидетельствует о стремлении Геринга взять на себя руководство вопросами советско-германских отношений.

    III. О положении Шахта

    По сообщению видных промышленников, положение Шахта сильно пошатнулось. В кругах германских фашистов очень недовольны его «критиканством». Тяжелое положение с валютой и снабжением Германии сырьем еще больше ухудшает положение Шахта и обостряет отношение к нему в кругах фашистской партии».

    Встреча Сурица с Германом Герингом все-таки состоялась 15 декабря 1936 года и приняла сразу «форму монолога». Геринг, как и Шахт, говорил о том, что экономические отношения должны «строиться без оглядки на состояние наших политических отношений, вне стремления равнять нашу экономику под политику, то есть, как он выразился, требуется «деполитизировать» экономические отношения между СССР и Германией. Правда, генерал увидел некую «предвзятость» в списке товаров, врученном ему Канделаки. Действительно, в списке фигурировали: броневые плиты, катапульты, военные корабли на сумму 200 млн. марок, подводные лодки, акустические приборы, а также обмен технологией с И. Г. Фарбен (химия) и Бош (оптика). Геринг заметил, что «в списке имеются объекты, которые ни одно государство никогда не продаст даже связанному с ним самой тесной дружбой». На это Суриц ответил, что было включено то, что интересует СССР. Экономические отношения между нами могут развиваться в «такой степени, в какой мы сможем получить из Германии все, что нас интересует». В итоге Геринг дал понять полпреду, что «при теперешнем положении вещей повлиять на изменение политических отношений он мог бы, лишь опираясь на реальные данные и на свое внутреннее убеждение, что и СССР хочет нормальных отношений с Германией, и в первую очередь хозяйственных».

    Казалось, что все-таки надежды остаются. В последних числах декабря 1936 г. Канделаки в сопровождении замторгпреда Фридрихсона снова встретился с Шахтом. Об этой беседе Шахт написал отчет министру иностранных дел Германии Нейрату: «Во время беседы я заявил, что оживление торговли между Россией и Германией будет возможно только в том случае, если русское правительство сделает ясный политический жест, лучше всего в форме заверения через посла (СССР) в Берлине, что воздержится от любой политической пропаганды вне России». Это означало, что немцы практически поставили ультиматум, на который Сталин пойти не мог.

    Позиция СССР в вопросе о 500-миллионном кредите оставалась двойственной. Так, 11 августа 1936 г. замнаркома Крестинский писал Сурицу: «На днях обсуждался вопрос о так называемом 500-млн. кредите. Решен он отрицательно». 19 августа 1936 г. Литвинов писал Сурицу, что Канделаки даны указания «заявить немцам об отклонении нами пока соглашения. Вместе с тем ему разрешено запросить немцев, согласны ли они дать нам некоторые, особо интересующие нас предметы в известной Вам области (военной), и сказать им, что в случае положительного ответа можно будет вновь поставить вопрос о кредитном соглашении». Иными словами, все время из-под дипломатической завесы просовывалось «копыто» основного замысла Сталина: добиться германской помощи оборонной промышленности СССР.

    О том, что между Сталиным и Канделаки существовали особые, доверительные отношения, вспоминала дочь Канделаки Тамара. В письме ко мне она сообщила, что однажды была со своей матерью в гостях на даче у Молотовых. Был там и Сталин. Девочка подошла к нему и спросила:

    — Товарищ Сталин, а когда наш папа вернется в Москву?

    Сталин отвечал:

    — Твой отец выполняет серьезное задание. Тебе придется подождать...

    Эта «отеческая забота» дорого стоила семье Канделаки: сам он был впоследствии расстрелян, а семья — выслана.

    Вскоре после очередной встречи с Шахтом Канделаки отбыл в Москву, чтобы доложить о своей беседе руководителям СССР. В итоге 8 января 1937 г. был утвержден «проект устного ответа Канделаки», составленный Литвиновым. На проекте есть визы пяти членов Политбюро ЦК ВКП(б): Сталина, Молотова, Кагановича, Орджоникидзе, Ворошилова. В проекте, в частности, говорится: «Советское правительство не только никогда не уклонялось от политических переговоров с германским правительством, но в свое время даже делало ему определенные политические предложения. Советское правительство отнюдь не считает, что его политика должна быть направлена против интересов германского народа. Оно поэтому не прочь и теперь вступить в переговоры с германским правительством в интересах улучшения взаимоотношений и всеобщего мира. Советское правительство не отказывается и от прямых переговоров через официальных дипломатических представителей; оно согласно также считать конфиденциальными и не предавать огласке как наши последние беседы, так и дальнейшие разговоры, если германское правительство настаивает на этом».

    Как видим, снова были повторены основные положения директивы, которую Сталин дал Канделаки в мае 1935 года!

    14 января 1937 г. Литвинов отправил личное письмо Сурицу, из которого следует, что в варианте, подготовленном им самим, речь шла только о переговорах Суриц — Нейрат. Сталин поправил, что «не отказывается и от прямых переговоров», т. е. что переговоры Канделаки — Шахт могут быть продолжены. Нарком писал:
    «Изменения сделаны, несмотря на то, что т. С. вторично подтвердил, что ни в коем случае нельзя поручать переговоры К. ввиду его дипломатической неопытности, и соглашался со мною, что вести переговоры придется Вам».

    Литвинов писал, что он вручил проект ответа «тов. К.» (Канделаки) и разъяснил ему, что «если Ш. (Шахт) признает наш ответ достаточным, то К. должен просить его указать, кому поручаются переговоры с немецкой стороны; если этим лицом окажется Нейрат или другое лицо подходящего ранга, К. может сказать, что Вы к нему обратились по собственной инициативе, но с ссылкой на имевшийся между Ш. и К. обмен мнений».

    Казалось, все будет налажено. 27 января 1937 г. Суриц писал Крестинскому:
    «Германская дипломатия вступает в полосу новой активности. Обсуждая этот вопрос в Москве, мы, как Вы помните, в общем сходились на том, что немцы вероятно попытаются сгладить на этом этапе наиболее острые углы в своей внешнеполитической линии. Мы считали, что тяжелое хозяйственное положение Германии и неподготовленность к войне могут толкнуть Германию на поиски компромисса с другими странами и в том числе с СССР». Однако подводя итоги четырех недель 1937 г., полпред подчеркнул, что «полного подкрепления нашей точки зрения» эти недели не принесли. 16 января состоялась его беседа с Нейратом, который подтвердил «надежды на улучшение отношений» между СССР и Германией. 21 января К. Нейрат «еще раз заявил мне, что он оптимист, но дальше этого не пошел».

    Но немцы упорствовали. 12 января 1937 г. Суриц беседовал с Шахтом, который снова «свел беседу в основном на тему о Коминтерне и о необходимости всем, в том числе и нам, уйти из Испании». Суммируя результаты бесед с Шахтом, полпред высказал предположение: «Если беседы Шахта с т. Канделаки после нашего ответа на его последний зондаж пойдут в этом же направлении, то от всей немецкой «акции» в нашем направлении может остаться лишь проволочка времени», которая немцам «может казаться уже выигрышем, т. к. дает им возможность уклониться от ответа по конкретным вопросам (список). Окончательное суждение по этому вопросу придется, конечно, составить лишь после разговоров т. Канделаки с Шахтом».

    Встреча Канделаки с Шахтом, как и ожидалось, произошла 29 января 1937 г. Канделаки зачитал вышеприведенный советский текст заявления. В ответ Шахт снова заявил, что все демарши должны делаться советским полпредством непосредственно МИДу Германии. Канделаки с этим согласился, но попросил пояснить, будут ли такие переговоры иметь хоть малейший шанс на успех. Шахт направил отчет об этой встрече Нейрату, в котором рекомендовал ответить торгпреду так: Германия готова вести переговоры с Москвой после «ясно выраженной декларации, сопровождаемой необходимыми гарантиями» об отмежевании СССР от коминтерновской пропаганды. Нейрат согласился. Он писал Шахту:
    «Вчера во время личного доклада фюреру я говорил ему о ваших беседах с Канделаки и особенно о заявлении, сделанном вам от имени Сталина и Молотова... Я согласен с фюрером, что в настоящее время они (переговоры с русскими) не приведут ни к какому результату и скорее всего будут ими использованы для достижения желаемой цели тесного военного союза с Францией и при возможности дальнейшего сближения с Англией. Какая-либо декларация русского правительства о том, что оно отмежевывается от Коминтерна, не будет иметь, после опыта с подобными декларациями в Англии и Франции, ни малейшей практической пользы и поэтому будет недостаточной. Совсем другое дело, если ситуация в России будет развиваться дальше в направлении абсолютного деспотизма на военной основе. В этом случае мы, конечно, не упустим случая снова вступить в контакт с Россией... Ваш Нейрат».

    Так снова кончился ничем «третий заход» миссии Канделаки. Сам торгпред вскоре с огорчением писал лично Сталину:
    «Телеграммой от 29-го января с. г. я сообщил Вам, что я сделал Шахту, в соответствии с Вашей директивой, заявление по поводу предложения немцев о политических переговорах с нами. Шахт, выразив удовлетворение нашим ответом, наметил тогда же порядок переговоров и указал, что они начнутся в ближайшие дни, после того как им будет доложен германскому правительству наш ответ.

    До 16-го марта с. г. мы никакого сообщения от Шахта не получили.

    16-го марта меня пригласил к себе известный Вам Герберт Геринг (двоюродный брат генерала Геринга и ближайший помощник Шахта), который заявил, что он уполномочен передать мне следующее: «После длительного обсуждения и изучения Вашего ответа, переданного Вами 29-го января с.г. Шахту, немецкая сторона пришла к следующему выводу: в Вашем ответе Шахту не содержится конкретных предложений для обсуждения. Но главное заключается в том, что немецкая сторона не видит в настоящее время различия между советским правительством и Коминтерном. Вследствие этого немецкая сторона не считает целесообразным продолжать переговоры, ибо не видит для них базы».

    Я ответил Герингу, что, во-первых, вопрос о политических переговорах был выдвинут Шахтом, а не нами, и поэтому конкретные предложения должны были быть сделаны немцами, что и вытекало из всех переговоров с Шахтом; во-вторых, если немецкая сторона не желает видеть различия между советским правительством и Коминтерном, то, конечно, нет базы для переговоров.

    Имеющиеся у нас сведения дают основание считать, что Шахт не пожелал сам себя дезавуировать перед нами, вследствие чего этот наглый ответ немцев был передан мне через вышеупомянутого Геринга».

    Практически все усилия Канделаки не привели к результатам. Скепсис Литвинова оказался прозорливее хитроумного замысла Сталина. Через две недели после очередных встреч Канделаки было опубликовано сообщение об освобождении Д. В. Канделаки от обязанностей торгпреда СССР в Германии. В том же номере газеты публиковалось постановление Президиума ЦИК СССР о его утверждении заместителем наркома внешней торговли СССР.

    5 апреля 1937 г. Суриц выехал в Москву для консультаций. 7 апреля он был освобожден от должности полпреда СССР в Германии и переведен полпредом во Францию.

    Гитлер в данном случае переиграл Сталина: умело допустил утечку о встречах, и СССР угрожал дипломатический скандал. Пришлось успокаивать союзников по договорам 1935 г. — Францию и Чехословакию. 17 апреля 1937 г. Литвинов направил временному поверенному в делах СССР во Франции Е. В. Гиршфельду и полпреду СССР в Чехословакии С. С. Александровскому телеграмму с опровержением слухов: «Заверьте МИД, что циркулирующие за границей слухи о нашем сближении с Германией лишены каких бы то ни было оснований. Мы не вели и не ведем на эти темы никаких переговоров с немцами, что должно быть ясно хотя бы из одновременного отзыва полпреда и торгпреда».

    Политический итог попыток Сталина в 1935-1937 годах каким-то образом нейтрализовать появление Гитлера на европейской арене был нерадостным. Намерение повернуть Германию к старой «рапалльской» линии, «разыгрывая» Геринга против Гитлера, оказалось иллюзорным. Прельстить Гитлера советским сырьем в обмен на поставки для советской оборонной промышленности не удалось. Тухачевский оказывался прав, что не без досады мог констатировать «великий вождь», давно не любивший популярного маршала. Пришлось расстаться и с Давидом Канделаки, не привезшим из Берлина желанных результатов. Он вскоре был репрессирован.

    На дворе стоял 1937 год.
  • 2009.08.03 | igorg

    Еріх Кох симпатизував СССР й боровся з українцями

    за що заслужив спокійну старість.

    http://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%85_%D0%95%D1%80%D1%96%D1%85
    Е́ріх Кох (Koch, Erich, 19.6.1896 - 12.11.1986) - німецький нацистський лідер, військовий злочинець.


    Н. у Пруссії. На поч. 1920-х рр. приєднався до нацистського руху і з 1933 був гауляйтером (губернатором) Східної Пруссії. Відомий своєю жорстокістю і брутальністю, користувався серед керівництва націонал-соціалістичної партії та німецьких військових славою "другого Сталіна". Спочатку його рекомендовано міністром окупованих територій на Сході А. Розенбергом на посаду рейхскомісара Росії, де окупаційний режим мав бути більш жорстоким, аніж на іншій території Радянського Союзу. За прямим розпорядженням Гітлера наприкінці серпня 1941 був призначений рейхскомісаром України. Обіймав цю посаду до кінця 1944. В 1944-1945 - гауляйтер Східної Прусії. Його правління в окупованій Україні відзначалося винятковою жорстокістю. Вважав Україну не національним, а територіальним поняттям. Відповідно до цієї позиції вибрав столицею Рейхскомісаріату України місто Рівне. Трактував українців як "недолюдей" (Untermen-schen). Спричинив смерть бл. 4 млн. людей в Україні, включаючи і єврейське населення України. Ще 2,5 млн. чол. за час його правління були депортовані до Німеччини, де працювали як "остарбайтери". Під його керівництвом нещадно експлуатувалися природні багатства України, пограбовано і вивезено до Німеччини величезну кількість пам'яток культури тощо.

    Після поразки Німеччини перебував інкогніто у британській зоні окупації. У 1949 його виявлено і передано польському уряду для суду за злочини, які скоїв як гауляйтер Східної Прусії. Під час судової розправи заявляв про свої симпатії до Радянського Союзу, ставив собі за заслугу, що протидіяв планам А. Розенберга утвердити на окупованій території українську державу. Після десятилітнього зволікання був засуджений до страти у 1959, хоч вирок не було виконано з огляду ніби-то через слабке здоров'я К. За інформацію польських дисидентських джерел, утримувався у польській тюрмі Барчево у винятково гуманних умовах -користувався телевізором, одержував журнали і медикаменти із Заходу тощо. Уряди УРСР та СРСР ніколи не домагалися його видачі для суду за злочини, які він скоїв як рейхскомісар в Україні.


    http://www.simya.com.ua/print/3912/
    ЕРІК КОХ - АГЕНТ РАДЯНСЬКИХ СПЕЦСЛУЖБ?

    ЕРІХ ЧЕРВОНИЙ
    І ДРУГИЙ СТАЛІН
    Життя Еріха Коха – між двома віхами-датами: 19 липня 1896-го і 12 листопада 1986 років. Відомо, що здобув комерційну освіту, був солдатом під час Першої світової війни. „Він у молодості захоплювався комуністичними ідеями, - констатує Віктор Суворов (Володимир Різун, одним із місць служби якого ще у чині радянського офіцера було Рівне). – Еріх Кох фактично стане другою людиною в німецькій компартії”. Подібно висловлюється й російський історик Григорій Набойщиков: „Еріх Кох – своєрідна фігура в оточенні фюрера. Аналізуючи його біографію, дуже важко позбутися деяких аналогій. Наприклад, під час бурхливої молодості Кох притримувався вкрай радикальних поглядів, тісно співпрацював із німецькими соціал-демократами”. Однак 1922-го він уже перебуватиме в лавах Націонал-соціалістичної німецької робітничої партії, невдовзі заприятелює із самим Адольфом Гітлером. Та, ставши гауляйтером й оберпрезидентом Східної Пруссії, він за свої ліворадикальні, прокомуністичні погляди отримав прізвисько Еріх Червоний, до якого в роки Другої світової додалося ще одне – Другий Сталін.
    У вересні 1941-го, виступаючи у Рівному перед керівництвом створеного 29 серпня Рейхскомісаріату, він буде цинічно відвертим: „Наше завдання полягає в тому, щоб вилучити з України все, до чого дійдуть наші руки... Від вас я чекаю найсуворішого ставлення до місцевого населення”. А 20 лютого 1943 року в інструкції, коли вже споруджувався бункер для рейхсканцлера (із системою підземних ходів), він нагадував: „Основним правилом поведінки з українцями я поставив вимогу: суворість і справедливість”.
    Під час німецької окупації Еріх Кох мав фактично президентські повноваження. І в Україні, де за особистою вказівкою Адольфа Гітлера отримав посаду рейхскомісара, і в Східній Пруссії, де в Кенігсбергу був господарем апартаментів гауляйтера. А нині в кабінеті Еріха Коха – експозиція іконопису, де є й однин із найдревніших образів Богоматері. На варті цього палацу – старі клени і туї. Тут, у колись стольному Рівному, де перебувала найвища влада Рейхскомісаріату Україна, пізніше проводив наради Микита Хрущов, наказуючи вішати всіх, кого запідозрили у зв‘язках з українським націоналістичним рухом. Та всіх україноенависників усе-таки перевершив Еріх Кох, який не просто відкидав ідею Альфреда Ро-зенберга про доцільність існування Української держави під протекторатом Німеччини. Він зробив усе, аби спровокувати міжнаціональні конфлікти, перетворити життя мешканців нашої країни у тотальне пекло. Тому небезпідставно Віктор Ющенко писав своєму польському другові Адаму Міхніку: „Умови окупаційного режиму були особливо жорстокі в Рейхскомісаріаті Україна, яким керував Еріх Кох – брунатний кат України”.
    КУЗНЕЦОВ ПРОСИВ У КОХА БЛАГОСЛОВЕННЯ НА ШЛЮБ
    Але незадоволення політикою, яку втілював у життя рейхскомісар, висловлювали навіть німецькі структури. Отто Бройтігам 11 січня 1941 року в листі, адресованому Управлінню загальної політики, зазначить: „Мета – спокій та порядок у тилу військ і забезпечення безпеки постачання – на Волині не досягнута абсолютно”. Складалося враження, що критичну ситуацію намагався ускладнити сам Кох, який відповідав за певну стабільність на окупованій території.
    Відповіддю на букет запитань щодо цієї персони може стати книга австрійця Хуго Манфреда Беєра „Туз Москви у боротьбі розвідок”. У ній він стверджує, що Еріха Коха (щонайпізніше 1943 року) завербували радянські спецслужби. Таке ж переконання висловив Степан Мудрик (Мечник), який очолював Службу безпеки Організації українських націоналістів.
    Один із промовистих фактів – зустріч Еріха Коха з Миколою Кузнецовим, що відбулася 25 травня 1943 року. Радянський розвідник з документами Пауля Зіберта прийде до рейхскомісара разом із Валентиною Довгер, яка працювала в бюро перепусток (у цьому будинку, що поряд з нинішнім краєзнавчим музеєм, - банківська установа), аби просити благословення на шлюб. За однією з версій радянських історіографів, „невловимий месник” не вистрелив у Коха тому, що той обмовився про планування наступальної операції під Курськом, а Кузнецов вирішив доповісти про це в Москву. Наївно вірити, начебто рейхскомісарові України могли довірити таку конфіденційну інформацію, якою він так легко поділиться з якимось офіцером.
    „Якщо взяти до уваги всі вдалі розправи М.І. Кузнецова над гітлерівськими бонзами, видається сумнівним те, що, перебуваючи в кабінеті у Коха, Кузнецов не вбив цього ката, - вважає російський історик Григорій Набойщиков („Невское время”). – Важко відокремитися від думки, що між М. Кузнецовим і Е. Кохом були якісь неформальні стосунки”. Крапки над „і” могла б розставити справа Миколи Кузнецова, яку КДБ передав російській ФСБ. Але її буде розсекречено лише 2025 року.
    “ЗАЯВЛЯВ ПРО
    СВОЇ СИМПАТІЇ ДО РАДЯНСЬКОГО СОЮЗУ”
    20 листопада 1945-го в Нюрнберзі на лаві підсудних сидітимуть Герінг, Ріббентроп, Борман… Але Коха серед них не буде. Начебто його наполегливо розшукуватимуть контррозвідники, але екс-рейхскомісару вдавалося десь переховуватися. „Наприкінці сорокових років Еріха Коха несподівано виявили в радянській зоні окупації у Німеччині”, - констатує Григорій Набойщиков. Дехто вважає, що цією зоною була англійсьа. Якщо й так, то дивно, чому злочинця, на совісті якого смерті мільйонів українців, громадян Радянського Союзу, не судитимуть в СРСР.
    Процес відбудеться у Польщі, яка тоді була цілком контрольована Кремлем. Еріх Кох, як засвідчує електронна „Вікіпедія”, „під час судової розправи заявляв про свої симпатії до Радянського Союзу, ставив собі за заслугу, що протидіяв планам А. Ро-зенберга утвердити на окупованій території Українську державу”. 1959 року, під час нового засідання, йому таки оголосять вирок - смертна кара. Але Еріха Коха ніхто не розстрілюватиме.
    Він доживатиме віку в містечку Барчево, що на північ від Ольштина. Польські дисиденти оприлюднюватимуть інформацію, що ката України утримуватимуть у винятково гуманних умовах. Камера стане радше не місцем ув‘язнення, а прихистком від можливої розправи. Утім цю простору кімнату з кольоровим телевізором, бібліотекою (дозволяли нечувану розкіш – отримувати західну періодику) важкувато й назвати камерою. За що так віддячували катові України, який під наглядом лікарів спокійно відійде в інший світ на дев‘яносто першому році життя?.. Мовчать нерозтаємничені архівні справи, мовчать стіни колишнього рейхскомісаріату в Рівному, де Еріх Кох розкручував пекельний смертоносний маховик.
    Віктор ВЕРБИЧ

    http://www.regnum.ru/news/892327.html
    Руководство калининградского холдинга "Балт-Вест-Логистика" планирует восстановить усадьбу члена национал-социалистской партии Германии Эриха Коха, расположенную в поселке Совхозное (бывший Гросс-Фридрихсберг), сообщает калининградский новостной портал "Клопс.Ru". "Скоро тут должна открыться гостиница и музей. Жителям и гостям Калининграда покажут, как работал и отдыхал гаулейтер. "Усадьба гаулейтера будет уютным гостевым домом", - говорит президент холдинга Сергей Леоненко. Чуть позже предприниматель планирует облагородить бункер гаулейтера, где тот спасался от советских бомбежек. В подземном укреплении откроется бар, стиль которого непременно будет выдержан в духе места. "Вас не смущает то, что вы хотите восстановить дом одного из лидеров немецкого национал-социализма?" - спрашивает журналист у предпринимателя. "Нисколько, - отвечает Леоненко. - Мы же не занимаемся пропагандой идей расового превосходства. Просто есть очень большое желание показать, насколько продуманным было немецкое сельское хозяйство и как удобно их чиновники обустраивали свой быт". В свою очередь "Комсомольская правда - Калининград" уточняет со слов Леоненко, что "поместье Коха - территория технически уникальная". "Гауляйтер Восточной Пруссии был отличным бизнесменом. Каждый квадратный метр около самого его поместья каждый день приносил доход. Вы только, почитайте книги Пржездомского и Овсянова (известные калининградские краеведы - ИА REGNUM)! Более того, Кох прекрасно справлялся с сотнями гектаров окрестных сельскохозяйственных угодий. Нельзя, чтобы такой опыт пропал бесследно", - говорит предприниматель. Леоненко уже в октябре собирается приступить к расчистке места под будущую усадьбу.
  • 2010.02.04 | igorg

    Доволі цікава кілометрова мапа 1940 року

    зверніть увагу на написи вгорі праворуч й на самій мапі вгорі ліворуч.
    http://www.wwii-photos-maps.com/prewarmapsm34/slides/M-34-36.jpg
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.02.04 | Isoлято

      мдя... анцірєсна палучяїцця...

      Тобто те, що окупував СССР - то вже "його" і тільки СССРом (УССРом, БССРом...) називається. А те, що західніше, за Бугом - то не Німеччина, то так, "обласць анцірєсафф". Нічьо-нічьо, ми тожи скора вамі... заінцірісуїмся.
  • 2010.02.06 | Isoлято

    Марк Солонин. "Как Сталин евреев спас" (л)

    ...В начале февраля 1940 года не кто иной, как Адольф Эйхман, обратился с письмом к начальнику Переселенческого управления при СНК СССР, в котором предложил организовать переселение евреев с контролируемых Германией территорий в Советский Союз. 9 февраля письмо было доложено главе правительства Молотову – и на этом все закончилось. Хотя, казалось бы, на необъятных просторах Советского Союза места могло хватить всем. Да и переселение евреев в места не столь отдаленные шло той зимой весьма активно.

    Аннексированные Советским Союзом территории Восточной Польши на протяжении многих веков были одним из основных регионов проживания европейского еврейства. В 1939 году там было 1270 тыс. евреев; во Львовском, Белостокском, Виленском, Волынском воеводствах они составляли от 35 до 59% городского населения. После начала войны – и несмотря на противодействие советских властей – на восток Польши переместилось еще порядка 300 тыс. еврейских беженцев. Вопреки широко распространенному мифу, доля евреев в советском административном аппарате на «освобожденных территориях» была гораздо меньше их доли в общей численности населения, а вот арестовывали их значительно чаще.

    Так, среди 55 депутатов, «избранных» в марте 1940 года от Западной Украины и Западной Белоруссии в Верховный Совет СССР, не было ни одного еврея, зато среди арестованных органами НКВД в период с сентября 39-го по февраль 41-го года евреи (23 тыс. человек) находились на втором месте после поляков, значительно «опережая» гораздо более многочисленных украинцев и белорусов. Среди депортированных в административном порядке жителей Западной Украины евреи составили около 30%. Только эти люди (депортированные и часть арестованных – кого не успели расстрелять во время «эвакуации тюрем» в июне 41-го) могут с полным основанием быть названы «евреями, которых спас Сталин». Да, не имея такого гуманного намерения, да, против своей воли, но спас. Все остальные – погибли.

    В июне 1941 года территорию Западной Белоруссии стремительно отступающая Красная армия покинула в течение первых 4–5 дней войны, Западную Украину – примерно за неделю. Разумеется, никакой организованной эвакуации еврейского населения не было. Власть не озаботилась даже элементарным оповещением людей. По сей день не обнаружено ни одного документа, ни одного свидетельства того, что советское правительство хотя бы искало пути спасения тех своих граждан, которых в условиях оккупации ждала не тяжелая, безрадостная, голодная жизнь, а жестокая и неминуемая смерть. Более того, в первые, решающие для судеб еврейского населения западных областей дни, на так называемой «старой границе» (советско-польской границе 1939 года) продолжали действовать погранзаставы, которые задерживали всех, у кого не было специального разрешения на выезд!

    Результат оказался вполне предсказуемым. В Бресте до войны проживало 25 тыс. евреев. До освобождения дожило 19 человек. Аналогичная ситуация сложилась и на всей остальной территории Западной Белоруссии и Украины. Позднее, уже после войны, советские историки проделали незатейливый шулерский трюк и «зачислили» погибших там в разряд жертв геноцида в Польше…

    Несколько лучше сложилась судьба еврейского населения восточных областей Украины – немцы туда пришли позднее, и многие семьи получили шанс спастись бегством на восток. Однако и в этом случае никакой организованной властями эвакуации евреев не было – спасение погибающих не входило в перечень забот государства. В конечном итоге на оккупированной противником территории осталось порядка 3 млн. евреев (300 тыс. в Прибалтике, 250 тыс. в Молдавии, 800 тыс. в Белоруссии, 1500 тыс. в Украине)

    Погибли почти все. Оговорка «почти» связана не с действиями советских партизан (по сей день не обнаружено ни одного документа, в котором бы Центральный штаб партизанского движения давал какие-то указания на этот счет), а со сложными взаимоотношениями между двумя оккупантами – Германией и Румынией. Обширные районы Украины между Днестром и Южным Бугом (так называемая Транснистрия) Гитлер подарил своему союзнику. В 43–44-м годах, готовясь перебежать на другую сторону, румынское правительство прекратило массовые убийства и даже разрешило доставку в еврейские гетто Транснистрии продовольственной помощи от международных гуманитарных организаций.

    Когда зимой 42–43-х годов Красная армия начала свой освободительный поход от Волги до Буга, спасать было уже некого. В немецкой зоне оккупации погибли практически все евреи. Единицы (в сумме этих «единиц» набралось несколько тысяч) были спасены беспримерным мужеством местных жителей; несколько десятков тысяч смогли уйти в лес, в партизанские отряды (так, в Барановичской области Белоруссии евреи составляли 12% всех партизан, в Лидской партизанской зоне – 25%). Немало евреев сражалось и в рядах польской партизанской Армии Крайовой. Даже в бандеровской УПА были евреи. Но при чем же здесь Сталин?

    Самым деликатным определением будет то, что советское правительство и лично вождь народов отнеслись к гибели миллионов евреев с тем же ледяным равнодушием, с каким на эту беспримерную трагедию взирал весь «цивилизованный мир». В чем разница? Только в одном – ныне цивилизованные страны и народы не бьют себя кулаком в грудь и не требуют признать их «спасителями»; строят музеи Холокоста, возводят памятники на местах массовых расстрелов и преследуют по суду распространителей антисемитской макулатуры. Есть с кого взять добрый пример.

    http://www.ng.ru/ng_politics/2010-02-02/9_stalin.html
  • 2010.06.09 | igorg

    Два марша

    Два марша. 1. Кто у кого?

    Все четыре части статьи «Два марша»:

    1. Кто у кого? http://vilavi.ru/pes/aviamarsh/avi1.shtml

    2. Песенный кругооборот http://vilavi.ru/pes/aviamarsh/avi2.shtml

    3. Вопреки ненависти и насмешкам http://vilavi.ru/pes/aviamarsh/avi3.shtml

    4. Камрады и товарищи http://vilavi.ru/pes/aviamarsh/avi4.shtml

    Как показывает статистика, предлагаемая вашему вниманию статья «Два марша» пользуется у читателей повышенным интересом. Я прекрасно понимаю, что причинами такого интереса являются, увы, не столько достоинства самой статьи, сколько затронутые в ней вопросы. Очень многие читатели просто не в состоянии дочитать до конца, и тогда они пишут на своих форумах примерно следующее: «А марш Всё выше выше и выше-сталинские соколы украли у немцев.В принципе достаточно нескольких иллюстраций http://www.vilavi...3.shtml» (орфография источника сохранена).

    Собственно говоря, мне абсолютно всё равно, если какой-либо гражданин, с трудом читающий и пишущий по-русски, но зато никаких сомнений не ведающий, предпочитает морочить голову себе и другим теми высказываниями, которые ему самому приятны. Но мне трудно понять, почему такой гражданин ссылается при этом на работу, автор которой в результате кропотливого изучения документов пришёл к прямо противоположному выводу.

    Специально для тех, кому длительное чтение доставляет физическую боль, напишу здесь кратко и понятно: «Сталинские соколы» не крали у немцев марш «Всё выше». Скорее, наоборот: это немецкие штурмовики позаимствовали мелодию советского «Авиамарша». Этот вывод взят не с потолка, и он сделан не потому, что вот кому-то захотелось именно так, а не иначе. Напротив, этот вывод с железной необходимостью следует из комплексного и беспристрастного сопоставления многих сохранившихся документов и исторических фактов.

    В декабре 2006 года, когда готовилась первая часть статьи «Два марша», в распоряжении автора имелось несколько фактов, которые можно было трактовать в пользу направления заимствования от немецкого марша к маршу советскому. Все такие факты в первой части статьи были перечислены, и одновременно там же были сформулированы вопросы, на которые в дальнейшем следовало дать ответ.

    В январе 2008 года, когда готовилась вторая часть статьи, автор уже располагал документами, которые позволяли ему утверждать, что «Авиамарш» почти наверняка появился раньше нацистского марша.

    К августу 2008 года, когда готовились третья и четвёртая части, не только приоритет советского марша над маршем нацистским стал уже совершенно очевиден, но удалось также понять, каким же образом мелодия «Авиамарша» была позаимствована немецкими нацистами. Вся история оказалась далеко не столь примитивной — крали-де или не крали — и очень интересной.

    Если же кого-то не увлекает сам процесс исследования, а интересуют лишь выводы, то — вот они. Остальные едва ли пожалеют о потраченном времени, обнаружив для себя, быть может, неизвестные ранее имена, факты и документы и пройдя вместе с автором по дороге сомнений, поисков и маленьких открытий.

    Апрель 2009 года

    Наверное, едва ли стоит удивляться тому, что знаменитый советский марш авиаторов «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…» и нацистский марш «Herbei zum Kampf…» используют одинаковую мелодию и местами совпадающий текст. И нацисты, и коммунисты опирались практически на одну и ту же социальную базу, использовали практически совпадающую фразеологию и не особенно утруждали себя соображениями морального плана. Мы уже знаем, например, что мелодию старинной песни «Schwarzbraun ist die Haselnuss…» любили и солдаты вермахта, и юные пионеры Страны Советов. Мы уже видели, что немецкие социал-демократы использовали мелодию старой тирольской песни «Zu Mantua in Banden…» в своем молодежном марше «Dem Morgenrot entgegen…» и что в 1922 году комсомолец А. Безыменский беззастенчиво адаптировал на русский язык текст своих немецких коллег-ренегатов, дав тем самым советскому комсомолу его гимн «Вперед, заре навстречу…» («Молодая гвардия»). А, скажем, мелодию старинного немецкого «студенческого» марша активно использовали и русские революционеры (наиболее известный вариант — «Смело, товарищи, в ногу»), и немецкие коммунисты со своим переложением русского текста, и нацисты (запрещенный ныне в Германии нацистский партийный гимн «Brüder in Zechen und Gruben», слова которого, между прочим, приписываются беззаветному штурмовику и удачливому поэту Хорсту Весселю; соответствующие ссылки смотрите, например, здесь).

    Так что удивляться совпадению мелодий не стоит. Скорее, удивляться надо тому, что долгое время никто у нас не обращал на это внимания. Впрочем, оно и понятно. Обе эти песни представляют собой яркие образцы песенной пропаганды, но — по разные стороны баррикад. Те, кто распевал бодрый марш «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…», едва ли имели возможность слушать исполнение марша «Herbei zum Kampf…», и наоборот. А уж после войны круг любителей «Herbei zum Kampf…» и совсем уж сузился. Правда, советского зрителя могло бы привести в недоумение, почему это нацистские молодчики в документальном фильме «Триумф воли», радостно фыркая, обливают водой свои мускулистые тела — под мелодию официального гимна ВВС Красной Армии!

    http://vilavi.ru/pes/aviamarsh/avi1.shtml
  • 2010.06.15 | igorg

    Гілер Сталіну був життєво необхідний

    Генерал Куликов: СССР дважды не использовал шанс ликвидировать Гитлера
    http://rian.ru/society/20100525/238407404.html

    Анатолий Куликов, заместитель председателя Правительства РФ, министр внутренних дел РФ
    © РИА Новости. Борис Приходько
    15:28 25/05/2010

    МОСКВА, 25 мая - РИА Новости. Советский Союз как минимум дважды имел возможность физически устранить Адольфа Гитлера, но Сталин не позволил это сделать, опасаясь заключения сепаратного мира Германии с союзниками, сообщил во вторник президент Клуба военачальников генерал армии Анатолий Куликов.
    "Мало кому известно, что еще в 1941 году руководством Советского Союза было принято решение об уничтожении Гитлера. Сначала это планировалось сделать в России, в Москве, в случае захвата немецкими войсками столицы. Позже был разработан план по уничтожению Гитлера в его Ставке, но неожиданно в 1943 году Сталин принимает решение не делать этого, опасаясь, что после ликвидации Гитлера его окружение заключит сепаратный мир с Англией и США без участия России. Факты ведения таких переговоров имеются", - сказал Куликов.
    Вторая возможность ликвидировать Гитлера, по его словам, у СССР была в 1944 году.
    "Уже был подготовлен детальный план его устранения, но снова последовал неожиданный отказ Сталина. И это несмотря на то, что уже имелся подготовленный для этой акции человек, который умышленно сдался в плен и пользовался большим доверием у немцев. Эта операция имела все шансы на успех", - сказал Куликов на научно-практической конференции "Малоизвестные страницы Великой Победы", прошедшей под его руководством в Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ.
    Он также рассказал, что расходы Советского Союза на один день ведения Великой Отечественной войны составляли около 300 миллионов рублей.
    "Стоимость одного дня войны в 1943 году составляла 324,1 миллиона рублей, в 1944 - 350 миллионов рублей, в 1945 - 352 миллиона рублей. За 1941 и 1942 годы такие данные отсутствуют", - уточнил Куликов.
    Куликов также привел интересные данные о ветеринарной службе Красной Армии.
    "На фронтах и в тылу в интересах действующей армии использовались более 60 тысяч собак, 250 гужевых и 100 ослиных рот, на Дону - свыше 100 тысяч быков, а в 14-й армии на севере при выполнении боевых задач использовались около 40 тысяч оленей", - сказал он.
    Также Куликов сообщил, что в ходе боевых действий с передовой в лечебные учреждения "были эвакуированы около 16 миллионов раненых, 23% из которых были вылечены и возвращены в строй".
    Куликов отметил, что в распоряжении Клуба военачальников имеется большое количество малоизвестных широкой общественности фактов о Великой Отечественной войне.
    "Мы планируем подготовить к изданию 500-600-страничный сборник этих материалов и представить его широкой публике", - отметил генерал.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.06.16 | Isoлято

      Тепер починаю розуміти, звідки казки про "8 млн. погибших"!

      igorg пише:
      > Куликов сообщил, что в ходе боевых действий с передовой в лечебные учреждения "были эвакуированы около 16 миллионов раненых, 23% из которых были вылечены и возвращены в строй".
      З досвіду бойових дій минулого століття відомо, що співвідношення вбитих і поранених - приблизно 1/3. Отже, на 8 млн. вбитих припадає 24 млн. поранених, з них 16 млн. евакуйовано (це, мабуть, все-таки легше підтвердити документально) - приблизно дві третини, не найгірший показник для санітарної служби.

      А якщо в боях загинуло 20 млн., тобто 60 млн. поранено, ну хай третина - не дуже важко (відмовилися від евакуації, шоб дальше біць враґа)... але з 40 млн. залишку евакуйовано МЕНШЕ ПОЛОВИНИ!
  • 2010.06.22 | igorg

    Война Гитлера изнурит Европу, которая станет нашей лёгкой добыче

    http://www.solonin.org/other_m-shauli-voyna-gitlera-iznurit
    http://www.solonin.org/article_vse-davno-rassekrecheno-2

    М. Шаули. «Война Гитлера изнурит Европу, которая станет нашей лёгкой добычей»

    Зачем 23-го августа 1939-го Сталин рукою Молотова подписал договор о ненападении с Германией и секретный протокол о разделе «сфер влияния» в Восточной Европе?


    Затем, объяснил Виктор Суворов, чтобы Гитлер, заручившись поддержкой СССР, напал на Польшу, и тогда Британия и Франция, чтобы защитить Польшу начнут войну против Германии. Позже, когда воюющие капиталисты обескровят друг друга, Красная Армия осчастливит народы Европы «малой кровью, могучим ударом». Поэтому, считает Суворов, СССР виновен вместе с Германией в развязывании Второй Мировой Войны.

    Сторонники традиционной версии, согласно которой Сталин действовал из страха перед Гитлером, а не с целью большевизации Европы, встретили работы Суворова в штыки. Они требовали, чтобы он предъявил документальные доказательства намерений Сталина – будучи уверены, что российские архивы останутся неприступны для всякого, кто посягает на миролюбивую репутацию СССР.

    Но версия Суворова, как известно, не основывалась на сокровищах (или пустоте) недоступных ему архивов. Суворов исследовал динамику создания подразделений Красной Армии, военное планирование, перевод экономики на военный режим, законодательство, пропаганду – и пришёл к выводу, что СССР вёл интенсивную подготовку к войне. И ещё, к радости разведчика-аналитика, советские вожди любили делиться своими творческими планами с соратниками и обучать уму-разуму подчиненных. Поэтому о планах СССР нам известно как из свидетельств, появившихся во время изучаемых нами событий, так из воспоминаний современников, опубликованных позже.

    Подробный обзор этих свидетельств был опубликован, в частности, на страницах сборников «Правда Виктора Суворова». Отмечу только, что в 1939-м все публикациях в СМИ были основаны на неназванных источниках, что вызвало спор об их достоверности: публикации могли быть антисоветскими фальшивками.

    Из свидетельств другого рода, не предназначенных для СМИ, нужно отметить «Официальные правительственные инструкции» Москвы дипломатическим миссиям СССР, учреждённым на Балканах. «Инструкции» объясняли зарубежным коммунистам, что пакт с Германией является не более, чем временным соглашением с фашизмом, позволившим СССР остаться в стороне от войны в Европе до тех пор, когда обстоятельства станут благоприятны для вмешательства. В сентябре 1939-го «инструкции» были переданы правительством Румынии британским и немецким дипломатам. Они сохранились в виде машинописных копий переводов на немецкий и французский языки. Предположительный источник этого документа - румынская разведка Передача Румынией этого дискредитирующего СССР документа Германии и Британии вызывает, естественно, сомнение в его достоверности. Но если бы его авторство было доказано, он явился бы более сильным доказательством, чем другие, ссылающиеся на анонимные источники.

    Недавно в мои руки попал интересный документ, которого я считаю более заслуживающим доверия. Поскольку документ был рассекречен Национальным Архивом США ещё в 1980-м, а публикуется полностью только сейчас, начну с истории его находки.

    Впервые упомянул его Игор Лукеш, американский историк чешского происхождения, в своей книге «Чехословакия между Сталиным и Гитлером» Лукеш цитировал документ, полученный американским консулом в Праге в ноябре 1939-го, описывающий поездку группы местных коммунистов в Москву. Чехословакия тогда уже не существовала – Германия оккупировала Чехию в марте 1939-го, и тогда же отделилась Словакия. Чиновник НКИД СССР сказал тогда членам делегации:
    «... если бы СССР заключил договор с Западными Державами, Германия никогда бы не развязала войну, из которой разовьётся мировая революция, к которой мы долго готовились…Окружённая Германия никогда бы не вступила в войну...Мы не можем позволить себе, чтобы Германия проиграла, т.к. если она попадёт под контроль Запада, и Польша будет восстановлена, мы будет отрезаны от остальной Европы. Настоящая война должна длиться столько, сколько мы захотим…Сохраняйте спокойствие, поскольку никогда ранее обстоятельства не были более благоприятны для нас, чем сейчас...»

    Это цитата из письма, хранящегося в Национальном Архиве США, которое Ирвинг Н. Линнелл, Консул США в Праге, отправил 20.11.39 Госсекретарю США. В Интернете я не нашёл упоминаний об этом письме и решил обратиться в архив. Но поскольку у меня, историка-любителя, нет опыта поиска в архивах, я попытался заинтересовать этим документом нескольких историков-профессионалов в США. Увы, дальше обещаний дело не дошло. А у Лукеша ксерокопия затерялась, т.к. он не придал документу особого значения: время его появления (ноябрь 1939-го) выходило из рамок исследования Лукеша о зарубежной политике Эдуарда Бенеша, ушедшего в отставку осенью 1938-го.

    Поэтому в июле 2007 г. я полетел в США, и там, в Национальном Архиве оказалось, что… Лукеш ошибся в «архивном коде». Поэтому мне пришлось просмотреть более десятка катушек микрофильмов – всё, что накопилось в соответствующем отделе Госдепартамента за 1930-1939 годы. После многочасового просмотра документ нашёлся, и вот его правильный код (для грядущих исследователей): NA 860F/00B/106.

    Я считаю нужным уже сейчас представить мою находку на обсуждение русскоязычным читателям, несмотря на то, что исследование не завершено. Я рекомендую читать эти документы в обратном хронологическом порядке: сперва письма Линнела от 20.11.39, затем анонимная записка от 17.11.39 и в конце – сам отчёт от 26.10.39. Все архивные документы являются машинописью на английском языке.


    ***


    № 395
    АМЕРИКАНСКОЕ ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО
    Прага, Богемия, 20 ноября 1939 г.
    Предмет: Передача перевода анонимного письма и приложения к нему, отчёта о встрече с чиновником советского правительства.
    Почтенный
    Государственный Секретарь
    Вашингтон.


    Я имею честь передать при сём копию перевода анонимного письма, полученного этим учреждением вместе с копией перевода приложения к нему – протокола, содержащего отчёт о беседе, произошедшей, согласно написанному, между делегатами Комитета Освобождения Чехословакии и г-ном Александровым, заведующим Центрально-Европейским отделом Комиссариата Иностранных дел.
    В машинописной копии протокола, полученного с анонимным письмом, имена делегатов были написаны, но вычеркнуты чернилами. Хотя некоторые имена нам удалось прочесть, они неизвестны этому учреждению, и поэтому невозможно удостоверить подлинность документа. Титул подписавшихся – "soudruh", или "товарищ". Вместе с тем, очевидны причины, по которым автор письма скрыл своё имя и имена делегатов, и перевод передаётся, как представляющий возможный интерес для Департамента.
    Уважающий Вас, (подпись)
    Ирвинг Н. Линнелл,
    Американский Генеральный Консул

    Приложение: Перевод анонимного письма и протокола.

    --------------------------\\\\\\\\\\\\\\-------------////////////////------------------------------------------------

    Прага, 17 ноября 1939 г.
    Американскому Генеральному Консульству,
    Прага.
    В приложении вы найдёте копию протокола, который я только что получил/а. Я прошу простить меня за то, что не подписал/а это письмо, и за то, что вычеркнул/а имена делегатов, упомянутых в протоколе, поскольку, если это письму попадёт в чужие руки, наша конечная судьба будет такой же, как и других представителей нашего народа, т.е. смерть под пыткой.
    (Инициалы) J. L.

    П р о т о к о л
    записан следующими членами (делегатами) Комитета Освобождения Чехословакии 26-го октября 1939 г.: (вычеркнутые подписи )

    Нижеподписавшиеся делегаты представляют этим отчёт об их переговорах с властями Москвы и с Коминтерном. Всё указанное в этом отчёте – правдивые факты, подтверждаемые нашей честью.
    После нашего отъезда из Праги 17-го июля, мы сделали всё возможное, чтобы попасть в СССР. В виду того, что мы пользовались незаконными путями, мы доехали до Москвы только 3-го августа.
    Как только мы связались с проживающими там чехословаками, мы попросили быть принятыми Сталиным и Молотовым. Хотя наша просьба была повторена, нас не приняли. Наконец, 5-го и 12-го октября мы были приняты М. Александровым, заведующим Центральноевропейским отделом Комиссариата Иностранных Дел.

    В ответ на раздражение, выраженное нами против Советско-Германского договора, нам было сказано, что это должно было произойти, т.к. если бы СССР заключил договор с Западными Державами, Германия никогда бы не развязала войну, из которой разовьётся мировая революция, к которой мы долго готовились. Ленину удалось построить коммунизм, а Сталин, в результате его предвидения и мудрости, поведёт Европу в мировую революцию. Вы – из Богемии и из остальной Европы – ошибочно пользуетесь выражением Советская Россия, в то время как на самом деле мы - СССР. Поэтому нашу деятельность следует рассматривать с этой точки зрения. Все наши государственные чиновники должны быть, прежде всего, коммунистами. По этой причине Сталин, который не русский, способен управлять государствами, в которых русские – большинство.

    Что касается договора, можно указать следующее:
    Он привёл к войне;
    Гитлер прямо навязал нам свободу действий на Прибалтике;
    Он дал нам возможность построить Большую Украину и Белоруссию;
    Сдавшись на нашу милость, Гитлер также сдал нам и Германию, бастион в Центральной Европе;
    Он дал нам свободу действий в наших делах в Бессарабии и также в бывшей вашей Подкарпатской Руси; Он открыл нам путь в Европу.

    Мы получили следующие разъяснения по вышеупомянутым [пунктам]:
    Окружённая Германия никогда бы не вступила в войну. Гитлер был убеждён, что он одержал успех в том, что сделал в Чехословакии. Он всегда пользуется теми же методами: разделяй и властвуй. Таким образом, он настроил вас против словаков и поляков. Он воспользовался Мюнхеном, чтобы возбудить недоверие между вами и Западом. Он настроил словаков против мадьяр и поляков. Он счастлив и доволен тем, что разделил СССР и Запад.

    Всё, что Великобритания отказалась дать нам, было предложено нам Гитлером, т.к. он понял суть наших переговоров с Западом. СССР был исключён из европейской заморской торговли и коммерции. Получив базы на Балтике, нам удалось получить там экономический и военный контроль. В результате его скудоумия, Гитлер дал нам возможность построить базы против самого себя. У нас не будет трудностей большевизировать страны Прибалтики.

    Он предложил нам раздел Польши, который мы получили без каких-либо потерь.
    Заключив договор с нами, Гитлер закрыл себе путь в другие страны. С точки зрения экономики, он зависим только от нас, и мы направим его экономику так, чтобы привести воюющие страны к революции. Длительная война приведёт к революции в Германии и во Франции. Наши поставки немцам будут таковыми, что они останутся голодными.
    План Гитлера – получить контроль над юго-восточной Европой. Когда это произойдёт, мы вернём себе Бессарабию и Подкарпатскую Русь.

    В результате экономических договоров, он открыл нам маршрут в Рейх. Его война обессилит Европу, которая станет нашей лёгкой добычей. Народы примут любой режим, который придёт после войны.

    Есть только две страны, могущие перекрыть наш путь и предотвратить претворение в жизнь наших планов – это Италия и Великобритания. К счастью, англо-итало-французского блока никогда не будет. Гитлер заверил нас, что у него есть достаточно влияния и силы, чтобы контролировать Чиано и Муссолини и предотвратить – интригой или чем-либо подобным – какое-либо сближение между Италией и Западными странами.

    Мы не можем позволить себе, чтобы Германия проиграла, т.к. если она попадёт под контроль Запада, и Польша будет восстановлена, мы будет отрезаны от остальной Европы. Настоящая война должна длиться столько, сколько мы захотим. В случае вступления Италии в войну против Германии, конец войны будет ускорен. Японии мы не боимся. Её ненависть к нам была сломлена Германией. Во всём остальном – благодаря нашим усилиям, Япония очень занята в Китае, и мы тратим огромные деньги, чтобы [та] война продолжалась. Сохраняйте спокойствие, поскольку никогда ранее обстоятельства не были более благоприятны для нас, чем сейчас.

    В ответ на наше вмешательство по поводу наших арестованных людей, нам было сказано, что должны быть жертвы. Революция возникает из угнетения и несчастья. Чем больше принесено жертв, тем ранее [наступит] и тем более жестокой будет революция.

    У нас была возможность убедиться, что режим в СССР основывается на том, что людей держат на нижайшем возможном уровне [жизни]. В результате общего впечатления, полученного там, мы пришли к заключению, что для нашей нации лучше всего будет уйти от Коммунизма и обратиться к Западным Державам – Демократиям.

    ( Пять вычеркнутых подписей )

    ---------------------------\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\-----------------\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\------------------------------

    Письмо Линнела с двумя приложениями дошло диппочтой до Госдепартамента в конце декабря 1939, было проштемпелёвано несколькими чиновниками и сдано в архив в январе 1940-го. Его рассекретили 28 января 1980-го, и вскоре его уже читал Игор Лукеш.

    Люди, сведущие в практике дипломатической работы сказали мне, что чешские оригиналы были, вероятнее всего, сожжены, когда Генкольсульство США было эвакуировано из Праги после объявления Германией войны США в декабре 1941-го. Возможно, они были сожжены еще ранее, поскольку в оккупированной немцами Праге держать такой документ даже в сейфе Генкосульства было опасно для «товарищей», имена которых были по-любительски вычеркнуты чернилами. По той же причине американские дипломаты не могли поинтересоваться у местных коллег, известны ли тем имена этих «товарищей».

    Что касается действующих лиц, мне удалось выяснить следующее:
    Ирвинг Н. Линнел (Linnell, Irving N. – профессиональный американский дипломат. До назначения в Прагу в 1938-м он занимал должности вице-консула, консула и генконсула в Ванкувере (1916), Плимуте (1920), Лондоне (1922), Оттаве (1927), Кейптауне (1932) и Кантоне (1938).

    Александр Михайлович Александров (1907-1983) – профессиональный советский дипломат, имел ранг чрезвычайного и полномочного посла. В 1939-40 годах был заведующим Центральноевропейским отделом НКИД СССР. В отчёте пишется, что делегация встречалась с ним 5-го и 12-го октября – и известно, что 09.10.39 он был в Москве.

    Имена членов делегации были известны Ярославу Валенте, чешскому историку, с которым Лукеш беседовал в Праге в 1990-ых. Валента рассказал Лукешу, что первоначальной причиной поездки делегации в Москву в июле 1939-го было желание выяснить, почему советские радиопередачи перестали критиковать нацистскую Германию. Увы, Валента умер в 2002-м, а Лукеш не придал значения именам, названным Валентой. Лукеш и я ищем сейчас чешских историков, которые могли бы осветить события, описанные в Отчёте.

    Я хотел бы добавить несколько соображений в пользу достоверности вышеприведенных документов:
    Составители отчёта готовили его не для СМИ, а для соратников по Комитету Освобождения Чехословакии. На это указывают детали доклада, важные только товарищам, пославших их в Москву: задержка в дороге, ожидание в Москве, будущее Подкарпатской Руси, выбор между коммунизмом и демократией. Фальсификатору эти детали не были бы важны.

    Бюрократическая машина Госдепартамента США сработала чётко: Линнелл, как и следует дисциплинированному чиновнику, перевёл полученные им анонимку и отчёт и переслал их начальству – которое с должным служебным безразличием отправило их на 40 лет в архив. Об этом свидетельствуют архивные штемпели того времени (Приложение 3).

    «J.L.» направил/а отчёт не в СМИ, что имело бы должный пропагандистский эффект, а в Генконсульство США – представительство нейтральной страны, далёкой географически и политически от воюющей Европы. "J.L." ничего от консульства не просил/а.

    Александров доверял делегатам и представился своим именем. Лукеш, знакомый (по исследованиям) с советской дипломатией тех лет, удивился, узнав от меня, что это действительно имя чиновника, а не псевдоним.

    Александров говорил не только о том, что было известно всем (раздел Польши), но и о событиях, которые произойдут в недалёком будущем (большевизация прибалтийских государств, аннексия Бессарабии и Подкарпатской Руси).

    Интересно его сообщение о расходах СССР на войну Китая против Японии. Эти сведения были известны в то время только очень узкому кругу руководителей СССР и Китая.

    Я не думаю, что можно найти что-либо в российских источниках. Архив внешней политики РФ не допустил независимого исследователя Марка Солонина к документам, могущим пролить свет на эти встречи, предложив ему (в официальном письменном ответе) поработать с опубликованным в 1971 г. сборником документов "СССР в борьбе за мир накануне Второй Мировой войны".

    После бесед с некоторыми российскими историками я предвижу, что отрицатели роли СССР в развязывании Второй Мировой Войны назовут публикуемый мною документ подделкой. Поэтому я не тешу себя надеждой убедить их в достоверности анонимного отчёта. Вероятно, что даже если будет найдена документальная киноплёнка, запечатлевшая ту встречу (или встречи) Александрова с делегацией из Богемии, эти отрицатели скажут, что Александров был пьян или что излагал личный взгляд на события, а не настоящие мотивы СССР к заключению договоров с Германией и планов на будущее Европы.

    Источник: Опубликовано в сборнике "Правда Виктора Суворова. Новые доказательства", М., "Яуза-Пресс", 2008 г
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.09.09 | Isoлято

      Если бы Сталин напал первым... (Интервью с В.Суворовым)

      http://www.inache.net/alter/501

      - Получается, что тот вариант истории, который разыгрался, был все-таки лучшим? Иначе жертв было бы неизмеримо больше?

      - Да, конечно. Я высказываю крамольную мысль - Гитлер, все-таки, своим нападением спас Европу. Советский коммунизм был гораздо более опасен, гораздо более привлекателен, чем нацизм, оттого что он интернационален. Он вбирал в себя всю пакость любой страны. Есть, скажем, несгибаемая Финляндия, а в ней - мерзавец Куусинен. Сталинский назначенец. Он набрал бы себе столько палачей, сколько нужно. Любые страны выделили бы достаточно палачей и служили бы они Сталину верой и правдой...
  • 2010.06.29 | Isoлято

    Гітлер... в Маасквє? (л)

    Российский историк заявил вчера, 22 июня, что Адольф Гитлер, возможно, был в Москве в августе 1939 года, встречался со Сталиным и присутствовал на подписании пакта Молотова-Риббентропа.

    Гипотеза Александра Осокина, автора книг о Второй мировой войне, основана на недавно обнаруженных в советских архивах списках состава немецкой делегации, которая в августе и сентябре 1939 года сопровождала министра иностранных дел нацистской Германии, Иоахима фон Риббентропа, во время его визитов в Москву.

    Историк установил, что, по крайней мере, восемь членов делегации Риббентропа были из ближайшего личного окружения Гитлера: пилот, фотограф, адъютант, офицер-ординарец, врач и стенографист.

    В списке состава делегации было обнаружено всего две женщины: «фройлен Эдит Крюгер» (без упоминания должности) и «секретарша Гильда фон Зееф». Осокин высказал предположение, что это могли быть Ева Браун, жена Гитлера, и Ильзе Браун, cтаршая сестра Евы.

    По словам историка, на обнаруженных в архивах фотографиях и кадрах кинохроники, присутствуют два персонажа, похожие на главных советников Гитлера - политика Карла Хаусхофера, одного из идеологов нацизма, и маршала Вильгельма Кейтеля, - про приезд которых в Москву в составе делегации Риббентропа ни разу не упоминалось в прессе.

    «Наиболее вероятной причиной включения в делегацию Риббентропа столь значительной части свиты Гитлера оказывается не что иное, как тайное участие в ней самого фюрера», − делает вывод автор статьи.

    Тем не менее, другие историки опровергают версию Осокина.

    http://inosmi.ru/history/20100623/160799392.html
  • 2010.07.02 | igorg

    Советско-германское военное сотрудничество 1922-1933

    у книзі Танковый погром 1941 года перший розділ http://www2.maidan.org.ua/n/hist/1278061656
  • 2011.08.28 | igorg

    Немецкий след в истории отечественной авиации

    http://infanata.ifolder.ru/25302052
    http://www.onlinedisk.ru/file/718030/
    http://depositfiles.com/files/2krjfgldb
    http://infanata.ifolder.ru/25302053

    Название: Немецкий след в истории отечественной авиации.
    Автор: Соболев Д.А., Хазанов Д.Б.
    Издательство: М.: Русское авиационное акционерное общество (РУСАВИА)
    Год: 2000
    Страниц: 338
    Формат: PDF & DjVu
    Размер: 42.5MB & 28.7MB
    ISBN: 5-900078-06Х
    Качество: хорошее
    Язык: русский

    Немецкий след в истории отечественной авиации.
    Соболев Д.А., Хазанов Д.Б.

    Описание:
    В книге подробно рассказывается о сотрудничестве нашей страны с Германией в области авиации и воздухоплавания. Охвачен период с начала XIX века (попытка создания управляемого аэростата для борьбы с армией Наполеона) до конца 40-х - начала 50-х годов XX века, когда доставленные в СССР немецкие инженеры и ученые строили для советской авиации реактивные самолеты и двигатели.
    Для широкого круга лиц, интересующихся историей авиации.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua