МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

До виборів: Зінченко про СДПУ(о) та про себе

11/22/2001 | Rost
Александр Зинченко: ""Партия олигархов" - это не более чем очередной ярлык, который на нас навесили"
Олигархов не может быть 288 тысяч

Скрябин Дмитрий
19 ноября 2001 MCK

Глава фракции СДПУ(о), почетный председатель телеканала "Интер" о предстоящих парламентских выборах, телевидении и жизненной философии.

Часть 1: Политика

- Давайте начнем с самой горячей темы - предстоящие парламентские выборы. Сегодня нет недостатка в различных прогнозах относительно их результатов. В среднем СДПУ(о) пророчат около 8% голосов избирателей. Вы согласны с такой предварительной оценкой и устраивает ли она вас?

- Я могу просто сказать, что у нас существует своя достаточно четкая методика. Мы придерживаемся принципа: подготовка к выборам - это длительная работа, которую мы ведем ежедневно, и эта работа не прекратится и 31 марта следующего года. Я считаю это состояние нормальным для действующей политической силы, которая постоянно участвует в выборах, а не от случая к случаю. Так вот, вообще с социал-демократической идеей сегодня связывает себя около 10-12% избирателей. Со средней цифрой 8% для различных регионов можно согласиться, но у нас есть регионы с очень крупным влиянием, где может быть получена цифра и в 30%.

- Если не секрет, что это за регионы?

- Я думаю, можно говорить о Закарпатье, Черновцах. Более того, сегодня резко повышается эффективность нашей работы и в областях, скажем так, нетрадиционных для социал-демократической среды, - это, например, Харьковская область.

Я могу также назвать такую цифру, которая, наверное, многих удивит. За один прошлый год в социал-демократическую партию вступило 72 доктора наук. Я думаю, вы себе можете дать отчет, что такое 72 доктора наук, причем не из одного вуза. А доктора наук - это люди, которых очень трудно "взять за шиворот и притянуть к какой-то партии".

- Но зато нашим докторам наук можно очень просто улучшить материальные условия их жизни.

- Ну, раз вы затронули этот вопрос, то я скажу: "партия олигархов" - это не более чем очередной ярлык, который на нас навесили.

Действительно, партия строилась сверху вниз. И действительно, нашлась группа очень инициативных и энергичных людей, которые связали с этой идеей отчасти свою жизнь. И действительно, эти люди потратили огромный ресурс для того, чтобы не откладывать построение партии на неизвестное будущее через 15 лет. Они не сидели и не смотрели, сложа руки, как это все будет развиваться, а принимали активное участие в формировании нашей политической среды. Я могу подтвердить, что создание этой политической среды шло гораздо эффективней, чем это предполагалось. И уже сегодня получен озязаемый результат. Если мне кто-то сегодня скажет, что мы построили партию, где 288 тысяч олигархов, я буду открыто смеяться.

"Партия олигархов" - это тот ярлык, который подсовывается электорату, который не знает, сколько у нас членов партии.

- Если заговорили о построении партии, то самое время вспомнить пресловутый принцип демократического централизма.

- Когда партия демократическая? Когда люди, занимающие центральные партийные посты, не связывают свой, скажем так, способ дальнейшей жизни исключительно с пребыванием на этих должностях в партийном аппарате. Ну, не стал ты членом центрального комитета - и ровным счетом ничего не произойдет. Да, есть способ согласования своих интересов и интересов своих коллег. Партия - это ограничение. Изначально. Безусловно, ты можешь развиваться, партия позволяет тебе развиваться, но накладывает и определенные ограничения. Ограничить свои претензии на другие возможности - это сложное решение, и далеко не все на это идут.

Мы вкладываем огромные деньги в развитие партии, в развитие структур. Партия побеждает на выборах, партия формирует правительство. Вот он итог.

- Закон о выборах принят в старой редакции: 50% депутатов избирается по пропорциональной системе, 50% - по мажоритарной. Вам не обидно: объединенные социал-демократы вкладывали в строительство партии огромные ресурсы, а конвертация этого партийного строительства во власть откладывается как минимум еще на 4 года, пока не будет принят новый закон о выборах по пропорциональной системе.

- Год назад жители любой области отвечали, что они поддержали бы мажоритарную, а не пропорциональную систему. Сегодня при проведении социологических опросов слово "пропорциональность" слышится очень часто: избиратели начали понимать, что депутаты, избранные по партийным спискам, могут отстаивать их интересы эффективнее, чем депутаты-мажоритарщики. Наша партия хотела бы, чтобы было 70% на 30%, тогда мы получим качественно иную политическую среду. Те, кто сегодня еще упирается, все равно понимают, что наш вариант направлен далеко вперед. И у них нет альтернативы. Но они начали двигаться в партийном строительстве гораздо позже нас. А мы сразу после прошлых парламентских выборов честно сказали: наша предвыборная кампания начинается 31 марта 1998 года.

- И все-таки как быть с конвертацией партийного влияния во власть в нынешних условиях?

- Партия, которая преодолела 4% барьер и попала в парламент, не должна останавливаться. Фракция - это достаточно эффективный политический инструмент. Более того, фракция - это публичный инструмент, а в Украине не так много инструментариев, работающих в публичной сфере. У нас во фракции есть люди, которые могут высказать свою точку зрения публично и отстаивать ее. И соответственно, у нас есть влияние на любой комитет и на процессы в Верховной раде. Сегодня объединенные социал-демократы занимают целый ряд ключевых парламентских постов: первый заместитель председателя ВР, главы трех комитетов, наличие замов в других комитетах. Мы очень хорошо поработали. Мы усилили влияние своей партии.

- Возвращаясь к теме выборов, СДПУ(о) будет блокироваться с другими партиями?

- Накануне выборов у многих партий наблюдается синдром ожидания: мы сейчас прицепимся к какому-то мощному локомотиву, который втащит нас в новый парламент. У нас это не проходит. Любителям вскочить на подножку в последний момент я задаю простой вопрос: где ж ты был все эти 4 года? Мы сегодня готовы идти без блокирования.

Далее, вы видите реальных участников такого блока? Партнеры должны быть равноценными. А когда это явное неравновесие, я не вижу смысла, не говоря уже об эффективности таких структур. В то же время политическая среда сегодня очень активно меняется. Если блокирование подразумевает общественную организацию, то этот вопрос нами еще не рассматривался. Хотя мы прекрасно понимаем важность "среды поддержки". Например, мы достаточно эффективно работаем с профсоюзными организациями. В этом направлении партия абсолютно открыта для сотрудничества, но это сотрудничество настолько эффективно, насколько могут продвигаться наши идеи.

- Общим местом уже сегодня стали многочисленные прогнозы о роли админресурса и возможности фальсификаций результатов выборов.

- Я думаю, что реально оценить угрозу фальсификации можно будет перед самыми выборами. Потому что возможность и эффективность манипуляций на участках будет зависеть от самих участников процесса. То есть от избирательных комиссий - раз, и участников политического процесса - два. При этом каждый, кто собирается построить свою работу на административном ресурсе, должен прочитать соответствующие статьи Уголовного кодекса. В любом случае наши наблюдатели будут готовы. Те, кто проводил выборы в последнее время, видели, что мы умеем контролировать соблюдение прав избираемого человека. Это означает, что надежды тех, кто рассчитывает на манипуляции, несостоятельны. Пусть будут готовы к открытой и серьезной борьбе.

- С каким главным лозунгом СДПУ(о) пойдет на выборы?

- Мы очень серьезно готовимся. Я бы не хотел сегодня раскрывать все. С одной стороны, еще не завершена подготовительная работа. С другой - я хотел бы побеспокоиться и об интеллектуальной собственности: когда эти идеи будут мощно выданы, с пресс-релизами и т.п., и станут достоянием общественности, сказки о том, что "это я придумал", будут невозможны.

- В киевской политической тусовке активно циркулируют слухи о том, что с СДПУ(о) работает глава ФЭП Глеб Павловский.

- У нас часто становятся заложниками фамилий. Вот Глеб Павловский. Да, я давно знаю этого человека. Он не принимал участия в моделировании нашей партии. Он является авторитетным экспертом: не так много людей, которые концентрированно и умно выражают свои мысли. Мы поиск идей осуществляем везде, где это возможно для поднятия "интеллектуальной насыщенности". В этом контексте есть у нас такие контакты с Павловским, и я не буду это скрывать. В Москве есть достаточно серьезные политологические школы, есть и европейские школы. И мы не просто так по Европе катались - мы встречались там с очень серьезными людьми.

- Вот такой интересный факт: в кулуарных беседах многие депутаты и многие политики говорят о том, что побаиваются СДПУ(о). Вы и в самом деле такие ужасные или это проявление какой-то рефлексии части нашей политической элиты?

- Давайте я не буду обвинять нашу политическую элиту. Давайте чуть шире поставим вопрос: какова природа любой боязни? Боязнь - это незнание, незнание, что можно ожидать?

Наша партия реально стала такой, какая она есть, поставив перед собой крупные задачи. Два-три года назад мы начали этот рост. Кстати, другие, глядя на нас, тогда просто улыбались. 3 года назад все воспринимали нас абсолютно идентично со всеми остальными. Все было, в общем, в рамках этой терминологии нормально. Но как только началось стремительное возрастание партии, стали пытаться искать объяснения. Объяснения были в массе своей неправильными.

- А правильное объяснение какое?

- Во-первых, нам удалось в значительной степени преодолеть собственную неуверенность, которая когда-то реально была, и это - главный момент. Далее, мы прекрасно отдавали себе отчет в том, что нам придется определенный промежуток времени заниматься непопулярной работой. Непопулярной, потому что кого интересовало создание партийных ячеек, партийных структур, проведение конференций и т.п.? Но сегодня я абсолютно точно могу сказать, что таких партий, как СДПУ(о), нет не только в Украине, но и в России. Их просто не существует.

Сегодня мы имеем 4 года опыта парламентской работы. В 1998 году мы пришли в ВР, просто как неоперившиеся цыплята, ведь в парламентском зале регламент и процедурные нормы зачастую преобладают над сущностью вопроса. То есть если ты не готов в этой сфере, то эмоционально излагать на трибуне какие-то установки можно, но это ничего не значит и, собственно говоря, ничего не меняет. Сегодня в нашей фракции выросли такие "зубры", которые прекрасно владеют парламентской техникой решения вопросов. Разработанный нами законопроект или постановления не могут быть выброшены в неподготовленном виде, альянсы по тому или иному вопросу не заключаются исходя из эмоциональных предпосылок, это исключено.

Мы стремимся строить партию в открытой, соревновательной среде на демократических основах. У нас устав был очень жесткий, и он до сих пор является очень жестким, но уже вся структура партии пошла явно в сторону внутренней демократизации. Безусловно, сегодня решающим фактором наших внутренних партийных вопросов является не какие-то организационно-административные нормы, а, я бы сказал, воспитательные. Потому что объяснить гораздо тяжелее, чем убедить, понять гораздо тяжелее, чем просто согласиться с мнением центральных органов партии и т. д.

Мы не ищем затрат, но мы вкладываем деньги в долгосрочные проекты, например в партийные издательства. Такие проекты приносят результаты не через полгода, а, наверное, гораздо на большей дистанции. Но мы вкладывали свою энергию, силы, свои партийные ресурсы в построение какой-то более серьезной партийной модели. И вот сегодня она начинает давать результат. Еще раз подчеркиваю, любая боязнь идет от незнания, от непрогнозированности.

Если обратить внимание на нашу работу в ВР, то последние три года вы увидите последовательность социал-демократов в решении стратегических вопросов. Сегодня некоторые нас упрекают в непоследовательности в области избирательного права. Я могу аргументировано доказать, что наша партийная позиция последовательна. Так, например, пропорция избираемых по партийным спискам и по мажоритарным округам: 70% на 30% или 50% на 50%. Альтернатива была одна: или старый закон для всех его элементов, конструкция 50 на 50 и еще старая текстовая редакция, или все-таки согласиться 50 на 50, но успеть принять этот закон сейчас с даты 12 октября. Мы ж не утверждаем, что это радикальное решение проблем в этой сфере, но когда есть альтернатива, то из двух пунктов мы выбрали первый.

- Из плохого и очень плохого вы выбрали плохое?

- Да, наверное, остается сказать: сейчас плохо, но имели бы очень плохо и получили неконтролируемый избирательный процесс. Отчего он не перестал быть лишь отчасти контролируемым, но все-таки принятие этого закона повышает вероятность, что крупных "истязаний" не будет. Это очень важно. Кроме того, я могу сказать, что СДПУ(о) не раз доказывала свою состоятельность на избирательных участках. На некоторых участках мы действительно провели почти непроходимые фигуры. Это дает нам основание утверждать: избирательная техника у нас есть, подготовительная работа к выборам ведется, и на очень хорошем уровне.

Часть 2: СМИ

- Какие изменения могут произойти в отечественных СМИ?

- Это вопрос нескольких плоскостей. Если говорить о том, что будет являться основой общего восприятия, то, безусловно, украинские СМИ перешли ту точку, когда они критически отставали от средств массовой информации той же соседней России. Особенно наше отставание выражалось в огромной дистанции в качестве журналистики, в колоссальном отставании с точки зрения технологий, и все это не давало возможности говорить о концепции открытого общества. Я думаю, сегодня мы подошли к этой модели: когда открытые соревнования, открытый тендер, открытые условия соперничества определяют аудиторию, а не давление и какой-то каркас насильственных ограничений, сложно выписанных судебных, организационно-административных, а также финансовых.

Если говорить о финансовом состоянии телеинформационного пространства, то здесь тоже критическая точка пройдена, и начался рост рекламного бюджета. Он, правда, очень невыразительный, поскольку рекламный бюджет всегда инерционно отстает от экономического развития и состояния страны. Но все-таки производство зашевелилось, и это впоследствии, безусловно, приведет к росту доли рекламного рынка.

Обратите внимание, сегодня сдвинулось даже законодательство в области СМИ, которое стояло 3 года. Ничего не было проголосовано в таких радикальных сферах, как защита журналистов и т.д. Это было дело достаточно узкого круга специалистов, и эти законопроекты набирали всего 140-170 голосов в зале.

- Кстати, канал "Интер" будет открыт для предвыборной рекламы других партий?

- Да, конечно. Это требование предусмотрено законодательством, за 160 дней до выборов будет предоставлен всем твердый прайс-лист (это обязана сделать любая телекомпания страны), который не будет меняться до 31 марта, в области политической рекламы эти цены будут выдержаны. Любая политическая сила, подавшая заявку, получит возможность.

- А вас не раздирают противоречия? С одной стороны, вы глава фракции СДПУ(о) и естественным образом будете прилагать усилия, чтобы СДПУ(о) победила в конкурентной борьбе, а с другой стороны, ваш же канал будет раскручивать ваших конкурентов.

- Противоречия нет. Длительное существование в соревновательной среде сделало меня очень терпимым к конкуренции. Очень терпимым. Более того, я считаю ее главным мотивом развития, без этого просто невозможно. Если бы наше телевидение имело только "Интер", или только "1+1", или только любой другой единственный канал, оно было бы обречено.

- Сегодня у нас бизнес опережает политику…

- Безусловно. Плохо, что инерция большая. Сегодня этот разрыв - 10-15 лет. Бизнес - это прежде всего менеджерская работа. Бизнес за последние годы прошел через череду невероятных испытаний. Он естественным образом готовил человека - сопротивление у каждого на лбу написано. Время тупого лоббирования закончилось еще вчера. И тот, кто еще на этом сидит, просто паразитирует на других. Сейчас важно, как принимаются решения, как они реализуются. Решают люди, которые приходят в систему управления. Далее, бизнес - достаточно сложный, достаточно технологический процесс. Вот как можно заставить человека смотреть свой канал? Никак не сможешь. Разве что только качеством программ. Кто-то только говорит, что нужно продвигать новые технологии, а кто-то продвигает.

Сегодня "Интеру" 5 лет, и мы уже практически ничего не ретранслируем. Мы построили довольно сильную политику. Программа "Время" перестала выходить. Зачем нам гробить информационный час, чтобы показать информацию об Америке только чужими словами? По второму разу одну и ту же информацию? У нас есть возможность давать информацию самостоятельно. Скоро в Москве начинает работать корреспондентский пункт телеканала "Интер". И зрители смогут увидеть то же самое, полную информацию: сегодня у нас идут прямые репортажи наших журналистов из Нью-Йорка, Македонии, с места подъема "Курска".

- Вы позволяете сотрудникам "Интера" спорить с вами?

- Всегда вокруг себя я концентрировал людей, которые могут аргументированно отстаивать свою точку зрения. Еще в школе я усвоил правило: выживает только тот, кто сопротивляется. Мои права сегодня обеспечены не административным влиянием (я ведь почетный президент канала). У нас есть руководство канала, которое принимает решения. Но я с ними общаюсь на равных. Я давно уяснил, что объяснить человеку так, чтобы он понял, гораздо сложнее, чем просто дать ему команду на исполнение. Иногда так мало времени на исполнение, что хочется сказать: "вперед!" и все. Но я почти никогда так не делаю. Пусть лучше я потрачу больше времени, но объясню.

- Лавры Гусинского с его НТВ вам спать не мешают?

- Нельзя за 100 гривен сделать то, что в Москве делают за 10000 долларов. У них в новогодний праздник на один клип уходит столько денег, сколько у нас стоит бюджет 10 программ. В России традиции качественного телевидения начинаются с 80-го года. И если у нас кто-то хочет сразу выиграть в конкурентной борьбе, то так не бывает. Это не получится так сразу. К этому нужно подходить.

- Ваша любимая передача на "Интере"?

- Есть несколько удачных проектов, например "Н-ный километр". Журналисты растут в этой передаче. Там были просто блестящие материалы. Там есть сюжеты высшего класса! Есть и другие программы, которые достойно выглядят. "Караоке на майдане" - это же народная передача! Передача "Уик-энд".

Зритель должен понимать, что закончилась уже вот эта "фронтальная атака" и начинаются тонкие вещи. Мы строим базу телевидения. А база телевидения строится из архивов, из фонограмм и, самое главное, из людей, которые все это делают. За эти годы прогресс просто огромный. Самый простой пример: в Новый год выступление Президента заканчивается за 3 секунды до 24 часов. Подготовка этой трансляции в 97 году - это сплошная головная боль и нервный срыв. А сейчас люди сидят и делают это без проблем.

Другой пример: события 11 сентября в США. Можно было заранее просчитать такую ситуацию? Конечно, нет, но мы оказались готовы и приняли решение, что канал пойдет в чистом виде, без рекламы, без спонсоров. Еще раньше у нас был заключен договор с CNN. И когда другие вещали, подсматривая в замочную скважину, мы передавали прямую картинку как телеканал "Интер". Потому что по договору мы имеем право транслировать любую часть программ CNN. Кто-то скажет, повезло. Везет сильнейшим. Ведь менеджеры должны были все это просчитать. 11 сентября впервые студия работала в режиме "ON AIR", двери были открыты, и все как проходной двор. Вот тексты, вот новые сообщения. Люди колбасятся. О какой прическе тогда речь шла? Быстро заскакивает визажист и что-то делает за пять минут. Вот этот сумасшедший эфир показал, насколько мы выросли профессионально. Среда профессионалов формирует канал. Я просто смотрю и не нарадуюсь.

Часть 3. О ЖИЗНИ

- Кроме политики и телевидения время на что-то другое остается?

- Раньше времени вообще не оставалось, бесконечные тотальные нагрузки. Это просто предел. Сейчас я изменил стиль работы: со стола сметено все, что не относится к приоритетным стратегическим вещам. Это твердо. Железобетонно. Гораздо больше времени уделяю семье. Я даже могу поиграть на гитаре, чего очень давно не делал: просто не было времени. А сейчас есть время и на бассейн, и на другие виды спорта.

- Я знаю, что вы занимались каратэ.

- Да, долгое время занимался, это 82-87 год. В 1982-м наши школы каратэ еще были нелегальными. Только в 1987-м - начало первых чемпионатов. Поэтому никаких поясов у нас тогда не было, а по советским нормативам мой уровень был приблизительно последняя норма перед мастером спорта, надо было еще количество боев немного набрать, тогда бы вышел на мастера спорта.

- Ну, вот наконец-то общаюсь с человеком, который занимался каратэ. Обычно же о каратэ рассказывают люди, у которых есть знакомые, которые, в свою очередь, знакомы с теми, кто занимается этим видом спорта.

- На самом деле вы наверняка просто не заметили многих из тех, кто занимался каратэ. Каратэ не дает каких-то крутых плеч, сверхмощных бицепсов и тому подобных формальных параметров.

Вообще каратэ - это абсолютно неагрессивный вид спорта, наоборот, он убивает агрессию в тебе, дает внутреннюю силу и уверенность.

Я потом начал заниматься кунг-фу и айкидо - это вообще использование силы и агрессии противника. Ты не агрессивен ровно до тех пор, пока не поступает импульс внешней силы. И чем более сильный импульс на тебя направлен, тем более сильная ответная реакция, что совершенно неожиданно для нападающего.

- Знание принципов каратэ вам помогает в политике?

- Очень.

- Какое ваше наиболее любимое изречение из философских принципов каратэ?

- На одном изречении невозможно построить свою жизненную философию. Меня в свое время потрясла книга Ричарда Баха "Чайка по имени Джонотан Ливингстон". В Европе это был настоящий бестселлер, а в Союзе мало кто ее прочел. Кстати, она повлияла и на мою позицию в науке, вообще на выживаемость в самом широком смысле этого слова.

Вообще, хорошие книги "двигают человека". Пять лет назад для меня такой книгой была "Муки и радости" Ирвина Стоуна о Микеланджело. Эта книга давала источник внутренних ресурсов. Сейчас это - "Книга Пяти Колец" самого известного фехтовальщика Японии, которая, кстати, является настольной для каждого японского бизнесмена.

Под воздействием таких книг восприятие мира очень меняется: внутреннее спокойствие, расчет только на свои силы, умение концентрировать внутреннюю энергию и т.п. Раньше я жил в режиме "загнанной лошади" - быстрей, быстрей, нет времени. И я поймал себя на том, что все в своей жизни объясняю тем, что нет времени.

Сегодня есть время подумать, есть понимание: фаза политики в моей жизни - она не вечная, политика для меня - не самоцель, это, если хотите, просто жизненная необходимость.

- Очевидно, необходимо провести достаточно долгое время в политике и добиться какого-то результата, чтобы это понять.

- Если говорить о вещах, которые действительно являются доктринальными, то самая большая победа, которой достигает человек, это победа над собой. Ты можешь врать кому угодно, но врать себе - бесполезно. Часто человек скован какими-то внешними обстоятельствами, которые определяют всю его жизнь: "вот так принято". А почему? Самое банальное: "принято быть в галстуке". Кем принято? Вот такая этика: "что о нас подумают, что о нас будут говорить?" приводит к тому, что человек становится рабом каждого своего следующего шага. Вот эта часть "о нас…" становится самодовлеющей, вытесняет семью, систему установок и воспитания. Принято участвовать в том-то и том-то, принято делать так-то. Но когда вы поднимаетесь над этим, понимаете: все это ерунда. Меня это меньше всего волнует. Вспомните, что Александр Македонский завещал: "Похороните меня ладонями вверх". Демонстрируя, что из этой жизни никаких материальных благ ты не возьмешь. Надо жить сегодня, и самая большая победа - это победа над собой. Тогда жить не по чести становится очень трудно. Жить не по достоинству становится очень трудно, тебя просто раздавит твоя внутренняя машина.

Есть еще одна установка: нужно любить себя. Известная фраза "Возлюби ближнего своего, как себя самого". Вы подумайте над ней. Если "как себя самого", значит, предполагается, что вы себя любите.

- Разрушаете, стало быть, стереотипы?

- Нет, я не разрушаю. Я просто занимаюсь тем, что нравится. Лучше, конечно, чтобы понимание этого принципа жизни приходило лет в 25. Но я в 25 лет про это читал, а оно не приходило. И в 35 читал, а понимание не приходило. Я не понимал смысла этого, и оно не трогало. А когда это понимание пришло, то я понял, что так можно, и что это эффективно, и что это тот кайф, который недоступен в других условиях. И обретение этого понимания переводит тебя в совершенно другое качество жизни.

Еще одна доктрина - это доброта. Потому что ничего на зле не построишь. Абсолютно ничего. Просто нужно не врать себе. Когда меня спрашивают, у вас телевидение большую часть жизни занимает, я отвечаю: да, большую. Не просто телевидение, а мир информации - там кайфа больше. Я занимаюсь телевидением и политикой, и я понимаю: то, чем я занимаюсь в политике, уже повлияло на телевидение, и наоборот. Но если меня перестанет удовлетворять та или иная составляющая, я совершенно спокойно смогу от нее отказаться.
http://www.ukraine.ru/interview/84416.html

Відповіді

  • 2001.11.22 | Augusto

    Це що жарт? Чи це вони дійсно такі? А де ж ворог?

    Цей дядько мабуть дуже сильно вдарений карате, бо в одному реченні зв'язати час і відстаннь раніше могли лише армійські "прапора", а тут він починає з абсурдного вислову: як ми можемо бути алігархами як ми навербовали-накупували-назаганяли 288 тис.?:): Тому і 288 тис. що всі ті викрутаси бачили, як ото главлікар медсестричок заганяв дрючком та інше. А чи міг Гітлер бути неправим, якщо в НСДАП(о) було ще більше членів та члених? Але то скоріше риторичне запитання.;):
    А чому воно "соціал-демократ"? Бо з "канкрєтними менами" зустрічався в Москві та всюди?


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua