МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Книжкова бомба під Януковичем

01/08/2003 | Спостерігач
http://obkom.net.ua/press.php?zag=70
Действенный патриотизм и служение народу в понимании Виктора Януковича
Борьба с "петлюровцами", "троцкистами", "бандеровцами", "диссидентами" и скрывающимися под славянскими фамилиями "сионистами" - это бездонный арсенал достойных примеров для современной украинской молодежи, считает премьер-министр В.Ф. Янукович. Феликс ВОСЬМИЧАСТНЫЙ 03.01.08/01:30 Замечательная книга была издана в Донецке в прошлом году: Кулага І.І., Зуєв В.В. Органи державної безпеки в Донецькій області: спогади, факти, документи. - Донецьк: ТОВ "Алан", 2002.- с.400, ISBN966-7918-08-4.


Выражение "увидела свет" в данном случае не годится, поскольку тираж издания был мизерный, и предназначалось оно, судя по всему, в качестве пособия для сотрудников СБУ. Однако тогдашний губернатор Донецкой области Виктор Янукович придерживался иного мнения, что и отметил в своем предисловии к этой книге, расценив ее как очаг "массового поражения" воспитательного свойства. Впрочем, процитируем нынешнего премьера Украины полностью:


История органов государственной безопасности в Донецкой области восходит к 1918 году, когда в городах Мариуполе и Бахмуте (ныне Артемовск) начали действовать уездные чекистские организации, призванные вести борьбу с политическим экстремизмом, саботажем и уголовными преступлениями. С тех пор сотрудники органов государственной безопасности всегда твердо стояли на страже интересов нашего народа и государства.


Это издание станет интересным не только молодым работникам службы безопасности, но и массовому читателю, поскольку в нем собраны замечательные примеры настоящего, действенного патриотизма, верного служения государству и народу Украины.


В.Ф.Янукович


Согласитесь, после столь внушительной преамбулы (ибо далеко не каждая книга, издаваемая в Донбассе, снабжена губернаторским благословением) хочется с головой ринуться отыскивать "замечательные примеры". И они обнаруживаются в изобилии.


Цитата:


В первой главе "Этапы большого пути" настоящей книги отражена сущность и направленность деятельности органов государственной безопасности в Донбассе с 1918 по 1922 год, их роль и место в регионе. Это первая попытка осмысления исторического пути, проделанного Управлением с момента его образования.


После октябрьских событий в стране сложилась тяжелейшая социально-политическая ситуация. В этих условиях 20 декабря 1917 года была организована Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК) при Совете народных комиссаров.


11 июня 1918 года на Всероссийской конференции Чрезвычайной Комиссии было принято положении о ЧК на местах. По этому документу при каждом областном, губернском, уездном советах создавались Чрезвычайные Комиссии из лиц, преданных делу революции и советской власти.


29 марта 1919 года была создана Донецкая ГубЧК. Ее первым председателем стал С.Васильченко. Правда, некоторые политические обострения на Украине не сразу позволили органам безопасности приступить к полноценной деятельности. (тонкое замечание! "полноценная деятельность" этого карательного органа возможна только в мирное время - ОБКОМ).


После окончания гражданской войны с ликвидацией внешних фронтов ЧК переносит нацеленность своей работы из области сугубо военной в область восстановления хозяйственного порядка.


Оперативная деятельность Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии ... сводилась к следующему - разгром врангелевских, петлюровских, повстанческих и савинковских организаций.


В какой степени участие чекистов в разгроме армии УНР и подавлении многочисленных восстаний украинского крестьянства отвечало "интересам нашего народа" авторы книги (и предисловия) не уточняют. Зато особо останавливаются на роли "особых совещаний" в подъеме экономики Донбасса. Цитируем:


В феврале 1921 года в Донбасс приезжает комиссия под руководством Ф. Дзержинского. Ее цель - проведение в жизнь реальных мер по поднятию находившейся в упадке добычи угля и усилению лесных заготовок. С февраля по май 1921 года в регионе работали особые совещания. За это время хищение топлива с 30% сократилось до 1-2%.


В этом месте можно только выразить искреннее сожаление, что авторы посвятили свою волнующую эпопею событиям, в основном, до 1991 года, и узнать, насколько деятельность потомков первых донецких чекистов препятствовала хищениям угля на шахтах Донбасса после обретения Украиной независимости, нелегко, поскольку какие-то неубедительные примеры из середины 1990-х годов выглядят откровенно блекло. И это притом, что авторы восхищаются деятельностью ВЧК-ОГПУ (то есть, до 1934 года):


28 марта 1924 г. ЦИК СССР утвердил Положение о полномочиях ОГПУ в части административных высылок, ссылок и заключений в концентрационный лагерь людей, обвиненных в контрреволюционной деятельности, шпионаже, контрабанде, спекуляции золотом и валютой. Согласно этому документу ОГПУ получило право без суда ссылать обвиненных на срок до трех лет, заключать в концентрационный лагерь, выдворять за пределы государственной границы Союза ССР. Право высылки за границу Союза ССР и заключения в концентрационный лагерь принадлежало особому совещанию при ОГПУ. В апреле 1930 года в составе ОГПУ было создано управление лагерями, реорганизованное в октябре этого же года в Главное управление лагерями (ГУЛАГ).


В период ВЧК-ОГПУ в чекистской среде, впрочем, как и ныне, с особой бережностью хранили верность традиции преемственности поколений.


Бурными был истоки развития контрразведки Донбасса. Однако на всех этапах ее становления и развития чекисты достойно преодолевали трудности во имя исполнения своего ратного долга.


Следующий раздел посвящен деятельности преобразованному из ОГПУ НКВД и охватывает не менее интересный период - июль 1934 - апрель 1943.


Разумеется, авторы книги должны были что-то сказать о "перегибах", о "раннем репрессансе и позднем реабилитансе" и т.п. И они сказали! Но как!


Во-первых, авторами отнюдь не ставится под сомнение факт "обострившийся к тому времени политической обстановки". Цитата: Ситуация внутри страны характеризовалась реальным противостоянием оппозиционных курсу ЦК ВКП (б) групп и конкретных политических деятелей, которые, будучи идейно и теоретически разгромленные партией, встали на путь противозаконных действий. В отчете о работе Сталинского (Донецкого) обкома партии, сделанном на 3-й областной партконференции 16-24 мая 1937г., приводились данные о деятельности местных чекистов. В отчете говорилось: "Только в первом квартале 1937 года органами НКВД вскрыто и ликвидировано 112 преступных групп с общим числом 587 человек-участников".


Или вот еще один показательный фрагмент:


В годы первых пятилеток и коллективизации сельского хозяйства враг уже не мог открыто выступать с оружием в руках, как это было в начале 20-х годов. Теперь он маскировался под советского служащего, активиста, профсоюзного деятеля, специалиста народного хозяйства. И распознать его было нелегко. Но чекисты умели находить классового противника, под какой бы личиной он не скрывался.


Авторы книги обширно цитируют указания Сталина на предмет того, что выкорчевывать нужно только действительных "шпионов-троцкистов", а невинных людей по возможности лучше не трогать. Но к мудрым указаниям вождя не всегда прислушивались на местах, что и обнаружилось уже после легендарного 1937 года. Почему же так поздно, резонно задать наивный вопрос? А потому, отвечают нам авторы книги, что слишком много лиц еврейской национальности затесалось в славные ряды чекистов и гадили они где могли.


Цитируем:


В феврале 1938 года на имя Прокурора СССР из г. Артемовска за подписью 34 человек поступило заявление, в котором говорилось: "За 2-3 месяца на Северо-Донецкой железной дороге начальником ДТО НКВД капитаном Кочергинским арестовано свыше 1000 командиров и политработников, которым предъявлены обвинения как "участникам троцкистско-бухаринской диверсионно-вредительской организации"... Арестованные под личным давлением Кочергинского и его пособников, не выдерживая пыток, вынуждены признавать себя завербованными в антисоветскую организацию. Уничтожаются лучшие кадры. Просим расследовать действия Кочергинского".


На следствии, которое проводилось в Москве, было установлено, что Кочергинский Георгий Израилевич в прошлом активный троцкист, в 1927-1928 гг. открыто выступал против линии партии, всячески отстаивал контрреволюционные взгляды. Работая начальником ДТО НКВД Северо-Донецкой железной дороги, извращая указания центральных органов, он рьяно осуществлял "борьбу с врагами народа".


Кочергинский предстал перед судом, был изобличен в подрыве советской власти путем ее компрометации в виде искаженной борьбы с "врагами народа" и приговорен к суровой мере наказания.


Но одним Георгием Израилевичем не исчерпывается список тех, кто "вершил дикую несправедливость". Авторы книги отважно признают, что "подобные действия со стороны сотрудников НКВД приобрели угрожающие масштабы", и задаются вопросом, а как такое могло произойти? Ответ не заставил себя ждать.


Цитируем:


Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо выяснить, что вообще из себя представляли эти "стражи порядка".


Загорский Григорий Борисович, 1899 г. рождения, уроженец г. Кировска Одесской области, образование среднее... В 1919 году работал в жилотделе заведующим конфликтным подотделом. В 1920 году принят на работу в ЧК. Начал службу следователем. За 5 лет дорос до руководящего работника ГПУ УССР. В 1934 году направлен на работу в УНКВД по Сталинской (Донецкой) области в качестве заместителя начальника Управления. Причины столь быстрого роста из послужного списка не просматриваются, а вот данные спецпроверки кое о чем говорят. Оказывается, до 1920 года Загорский проживал под фамилией Зарицкий и носил имя Иосиф... В собственноручных показаниях после ареста он указал, что, занимая высокую должность, в своей практической деятельности преследовал цели "не только троцкистского направления, но и националистические". Орлов (вторая фамилия - Подольский) Давид Вульфович, не получив практически никакого образования, но переняв предприимчивость от отца, представлявшего фирму "Зингер", мечтал выдвинуться, занять общественное положение... Позже, будучи арестованным за фальсификацию следственных дел, этот человек признается следователю: "проник в партию в 1919 году не из идейных соображений, а в силу чисто шкурных интересов. Я полагал, что звание чекиста даст мне возможность хорошо устроить свое материальное положение и жить, ни в чем не нуждаясь".


Кроме упомянутых двух руководящих работников в тот период в Управлении НКВД проявились еще несколько "инициаторов громких дел". Прикрываясь лицемерными декларациями о необходимости борьбы с "врагами народа", эти ретивые служаки из карьеристских соображений чинили беззаконие.


Еще один представитель "чуждой среды" - начальник 1-го отделения 3-го отдела Леонид Моисеевич Шейнис. Он в 1937-1938 годах слыл неутомимым создателем "врагов народа" из числа руководителей промышленных предприятий. ... Попав на оперативную работу в органы госбезопасности, сошелся с опальными в то время приверженцами троцкизма из числа оперативных работников и, в первую очередь, со своим начальником Орловым (Подольским). Тот позже в своих показаниях следователю укажет, что в 1934 году из числа сотрудников "сколотил крепкую троцкистскую группу".


Другой сотрудник УНКВД по Сталинской (Донецкой) области - начальник 8-го отделения Яков Владимирович Соломонович, 1908 г.р., был осужден в 1939 году за подлог. Он при составлении служебных отчетов умышленно занижал показатели арестованных в графе "рабочие" и увеличивал показатели в графе "кулаки" и "бывшие люди". Такое стало возможным потому, что Соломонович сам происходил из "социально чуждой" среды. Отец его до 1914 года занимался лесоторговлей и перепродажей зерна.


Далее авторы рассматривают деятельность НКГБ - МГБ (апрель 1943 - март 1953).

Особое место занимает рассказ о деятельности специально созданного подразделения в рамках Министерства КГБ Украины, предназначенного "для борьбы с незаконными вооруженными формированиями... Организаторы этих формирований называли себя борцами на независимую Украину". Публикуются здесь и воспоминания борцов с ОУН-УПА, например "тогда еще совсем молодого пограничника Горбаченко Григория Николаевича. Он принимал участие в ликвидации незаконного военного формирования Романа Козеринского, известного по кличке "Сотенный Бир".


Заканчивается эта глава привычным пафосом:


На смену уже устоявшимся и закаленным в революционных бурях чекистам-ветеранам приходила молодая смена, жаждавшая продолжать традиции и заявить о себе новыми, творческими подходами к делу государственной важности - службе Отечеству.


"Творческим подходом" новому поколению "жаждущим продолжать традиции" довелось отличиться уже в рамках КГБ при СМ УССР (март 1954 - август 1991).


Этот период был тоже наполнен боевыми буднями. Время, наступившее после смерти И. Сталина, авторы характеризуют так:


Участились акции по культивированию в среде советской интеллигенции и молодежи негативного восприятия всего отечественного - истории, культуры, традиций, моральных ценностей, политического строя. Эта далеко идущая стратегия реализовывалась всевозможными путями - передачами "радиоголосов"...

К этому времени общественные процессы в стране протекали в режиме так называемой "оттепели".


Поколение "шестидесятников" различными акциями инициировало активизацию волны критики не только культа личности Сталина, но и создало условия для различных антиобщественных проявлений со стороны вульгарных демагогов, амбициозных временщиков-политиканов. Открывшиеся архивы дали гражданам возможность более глубоко и критично осмыслить прошлое. Этой политической конъюнктурой цинично воспользовались доморощенные псевдо-писатели. Из-под их пера рождались скороспелые мемуары "самиздата", откровенно спекулировавшие на тенденциозных трактовках драматических процессов недавнего периода нашей истории. Страну заполнили потоки не только подпольной продукции "самиздата", но и нелегально переправленной из-за рубежа макулатуры откровенно подстрекательского содержания.


Вскоре подобная деятельность зарубежных организаций и эмиссаров, а также всевозможных доморощенных "диссидентов" приобрела все признаки тенденции, получившей название "идеологической диверсии". Поэтому в системе комитета госбезопасности в 1967 году появилось 5-е управление, перед которым была поставлена задача по борьбе с различными формами идеологических диверсий.


Чем обернулось выполнение этих задач для украинской интеллигенции, пожалуй, напоминать не стоит. Но на страницах обозреваемой книги вы не найдете каких-то смутных признаков покаяния и т.п. сантиментов. И это правильно! Чуждые элементы с фамилиями типа Шейнис или Соломонович сначала оказались по ту сторону "баррикад", а потом и вовсе по иную сторону государственной границы.


По мере приближения к концу книги ее авторы, видимо, вдохновленные описанными ими подвигами и свершениями всех поколений чекистов впадают в безграничную патетику:


Отмечая юбилей Службы безопасности Украины, мы должны помнить о прошлом, о первых чекистах, кто сделал первые и последние шаги на заре создания органов ЧК-ГПУ.


...Сегодняшние ветераны - живая память истории органов госбезопасности в Донбассе. Приняв эстафету от чекистов 20-30-х годов, они передают ее молодому поколению сотрудников Службы безопасности, воспитывая их в духе патриотизма и беззаветного служения своей Родине.


...Вот такую махровую литературу сопроводил своим предисловием наш жизнерадостный премьер-министр. Чем он руководствовался, визируя текст, - это вопрос, предполагающий два ответа, одинаково малосимпатичных для него.


Или же Виктор Федорович "подмахнул не глядя", что не делает чести государственному мужу, чья подпись призвана санкционировать важнейшие государственные решения.


Или же подвиги чекистов настолько вдохновили главу правительства, что он почел своим прямым долгом отметить непреходящее значение анализируемой книги.


В таком случае выскажем предположение, что книгу о донецких чекистах Виктор Федорович вполне мог презентовать господину Путину во время своего первого визита в российскую столицу. Как заметил последний, бывших чекистов не бывает. У них у всех, как пишут соавторы Кулага и Зуев - "своя родина". Лубянка.

Відповіді

  • 2003.01.08 | Майдан

    Виглядає що підпис появився не випадково

    Донецьке КДБ ( його навіть "СБУ" язик не повертається) феноменнально вписалося в систему тамтешньої злодійократії. Якщо в інших регіонаж України СБУ ще епізодично вдає що "ловить шпигунів" чи "викриває економічні злочини", то в Донбасі тамтешнє СБУ-КДБ робить те що робило й раніше - "мочить" активістів шахтарського руху,"блюдет" пролетарські пивбари та хирляві осередки незлодійських партій. Аборигени шахтарського краю твердять що страх, який там відчувають стосовно "контори" такий самісінький, як і в часи СРСР.

    До певного часу справою "автономного" донецького СБУ було утримання Донбасу у "червоному" та "антинаціоналістичному" стані. Зараз все це потрібно якось по новому називати. Показово , що дрібязкова загалом подія - вихід малотиражної відомчої книжечки удостоївся підпису такого масштабного "діяча". Схоже це ознає що там у Донецьку, нинішній премєр користувався послугами "контори" серйозно і щоденно.

    А загалом це ще один привід задуматися - що робить в Україні СБУ , кому і для чого воно потрібне?
  • 2003.01.09 | Andrij

    Re: Ну й скажіть після цього, що влада в Україні не окупаційна

    Дуже все це нагадує уряд генерала Ярузелського в Польщі наприкінці московської окупації цієї країни. Україна і досі знаходиться під такою окупацією. Звідси й "дивні" паралелі між гебешником Путіним та чекістським шанувальником Януковичем. Одразу після призначення якого вся окупаційна адмінсітрація майнула до Москви за благословенням та братерською підтримкою. Кучма майже не розплакався, "ви є самий, самий, САМИЙ,... ехем... стратегічний партнер для нас, Владімір Владіміровіч!".
  • 2003.01.12 | Isoлятор

    Тут по укр-моск. форуму бегают всякие Lenы.

    Они, по собственным заявлениям, жутко не любят большевиков (наверное, за их бескомпромиссну борьбу с "украинским национализмом"), и одновременно, по некоторым признакам, не менее жутко любят Януковича. Пускай теперь между собой договорятся, кого и как любить.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua