МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Російські політеси. Це цікаво. Із посту на УП

11/12/2003 | Тестер
Автор: Юрген Real
Дата: 11 Лист 2003 18:19

Необходимое предуведомление: статья не моя. Во всяком случае, написана не мной.
===========
СВОЯ МЕРА

«Что народ в данную минуту может разрушить путем насильственной
революции учреждения, переставшие ему нравиться, – это не раз
наблюдалось в истории. Но чего история никогда еще не показывала,
это чтобы новые учреждения держались сколько-нибудь прочно и
продолжительно. Спустя короткое время – все прошлое вновь входит в силу,
так как мы всецело созданы этим прошлым,
и оно является нашим верховным властителем».
Гюстав Лебон

Грандиозная чистка, затеянная Кремлем, будоражит фантазию и будит инстинкты. Пока что, правда, разборки – по крайней мере, видимо – крутятся вокруг компании ЮКОС. Но ведь какова компания! Одних налогов – четыре миллиарда. Зеленью. В год. А её контроль над бюджетообразующей статьей народного хозяйства, сиречь нефтью, по мнению экспертов, равнозначен контролю над бюджетом Федерации. И выходит, что власть сует на цугундер нефтяного короля, затеявшего продажу своего (кто же спорит) имущества, для того лишь, чтобы уберечь страну от перехода в руки иноземного капитала. При таком раскладе даже закон можно слегка подвинуть, если очень мешает, тем паче что народ визжит и рукоплещет, как в массовом порядке, так и в лице лучших своих представителей. Типа Святослава Говорухина.
Впрочем, о массовке, как полагается – под конец.

Занимательная конспирология
Вообще-то вариантов навалом: диктатура против демократии, традиция против прогресса, патриоты против апатридов, государство против разрушителей. Выбирай на вкус. И выбирают. Одни говорят о «сшибке» амбиций, другие – о вторжении куда не надо путем скупки оппозиции, третьи о предстоящих выборах, накануне которых всякая инициатива наказуема. Не забыта и национальность папы героя. Кое-кто даже жалеет «наивного Мишу», менее чем за десять лет на ровном месте «тяжким трудом» нажившего миллиарды, и отнюдь не рублей. Но при всем богатстве версий никто не оспаривает, что в России началась схватка между двумя главными силами, определяющими нынешнее бытие державы.
Условно говоря, между Семьей и Системой.
При этом - по умолчанию - первая воплощает правду прогресса, движение, разрушение, возрождение и комбинирование нового (не обязательно хорошего) из осколков старого (не обязательно плохого), зато вторая – правду традиции, святую для напуганного крахом привычных устоев не шибко цивилизованного общества. И хотя разброс симпатий, в унисон взглядам, опять-таки широк до чрезвычайности, но, до хрипоты бранясь по частностям, никто не оспаривает, что нарушителем «пакта о ненападении» стала Система. На мой взгляд, это не совсем так. Или даже совсем не так. Однако чтобы доказать это, придется начать с азов.
Прежде всего: «просто так» в политике не бывает. Доверчивые массы могут сколько угодно мнить себя гегемонами, но «кризисные сценарии» с их – а как же! – участием пишутся задолго до событий. И распад СССР тоже не был лихой импровизацией. Совсем наоборот. Просто в процессе грызни под ковром кланы заигрались и очень «пиарный», как сказали бы сейчас, джинн борьбы с коррупцией (Гдлян, Иванов, ау!), выпущенный на волю исключительно ради легкой чистки, вышел из-под контроля. Идея так завела массы, желающих погреть руки на компромате оказалось так много, что щетка грозила обернуться топором. Нардепы из глубинки вопили в микрофоны: «Где валюта?!», а последние советские премьеры, Рыжков и Павлов, в ответ невнятно мычали.
Так что идея похоронить Союз родилась вовсе не в маскарадном августе-91. А гораздо раньше, примерно за год до того, когда на вершине Олимпа невесть откуда и зачем возникли вице-президент Янаев по прозвищу Гена-стакан, премьер Павлов и другие, уже напрочь забытые. Вслух говорили об «обновлении кадров», на деле же из-за кулис выгоняли мавров, которым предстояло сделать дело и уйти. Самих мавров, естественно, никто о том не уведомил.
Суть сценария была предельно проста. Коль скоро скрыть масштабы воровства - учитывая бойкость дурноватой «демшизы» - было уже весьма проблематично, а взаимные интересы переплелись неразрывно, головы могли полететь в любой момент. Следовало спешить с ликвидацией государства, от имени которого могли бы быть заданы неприятные вопросы. Не знаю, читал ли кто-то из авторов сего сюжета книги Честертона, но прятать мертвый лист решили именно там, где рекомендовал мудрый англичанин - в мертвом лесу.
Шансов выжить Союзу не оставили. Ни малейших.

Отцы и дети
Эстетикой нового репертуара стал модерн, причем чаяния демократов и рефлексы номенклатуры совпали до знака. Частной собственности был дан старт. А что трактовали её чисто по Прудону («Собственность - это кража»), так иначе и быть не могло, пока законы не подогнали под реальность с помощью танков. Но не вполне. Потому что хотя «ельцинская Конституция» и писались под себя, но вседозволенность буквально провоцировала пренебрегать формальностями, чистеньким не остался никто. А поскольку крепок режим был лишь здоровьем одного старого человека, в неких сферах возникло мнение о желательности отмены России. Не по злобе, упаси Боже, но просто как очередного субъекта, имеющего право предъявлять претензии. Чтобы окончательно закрыть тему пересмотра итогов приватизации, а подрастающую молодежь приучить к себе, как к данности.
К тому же, как выяснилось, править, имея миллионы янычар, еще кое-как можно, а вот уйти в достойную частную жизнь (буде возникнет такое желание) – никак, поскольку шакалы, не успевшие к свежеванию тушки, тотчас порвут ослабевших акел на ветошь. Пугали и внешние сложности: имея запасы старенького, но все-таки ядерного оружия, элита спала спокойно, но и не забывала о том, что в один прекрасный день на контролируемых территориях могут объявиться то ли раскосые хлопцы со звездами на погонах, то ли чалмоносные бородачи. Упредить же такую радость под силу лишь мощному государству, с реальной армией, ВПК и, главное, народом, готовым защищать «отцов», но никак не России образца 1993 года. А поскольку на любые призывы «отцов демократии» разуверившийся во всем электорат плевать хотел, возникла необходимость временно привлечь свежие силы. Желательно со стороны.
Вот и начали понемногу исчезать с авансцены солисты. Сперва Черномырдин. Потом Ельцин, ранее суливший, что из кабинета его вынесут только вперед ногами. Вслед за ними – с шиком – БАБ. Потом пошел исход «семейных» рангом поменьше. А с отставкой Волошина, державшего в руках все нити кулуарных интриг, тайное стало явным. Ныне разве что бедолаги-дикторы делают вид, что верят байкам насчет «естественного обновления» кадров. А один из российских экспертов оценил ситуацию весьма сочно: «Семья убрала Стальевича последним, как из покидаемой шахты в самую последнюю очередь вытаскивают основную крепь».
В итоге вместо политического супертяжа Ельцина (совсем, кстати, не такого уж хворого) появился не очень высокого ранга чекист с комплексами. Вместо Строева, связанного с сенаторами-губернаторами почти что кровно, – милый, но никакой питерский бородач. Вместо генерала армии Сергеева – полковник ГБ, хоть и пришивший лампасы, но для вояк все равно никто. Вместо матерого волка Волошина – молодой спец по римскому праву.
Иными словами, на ключевых должностях оказались люди, не очень готовые к власти и (судя по панической боязни критики) сознающие это. Причем беда вовсе не в том, что, скажем, г-н Медведев глупее г-на Волошина. Возможно, и умнее. Однако Волошин работал в СВОЕЙ системе, при его участии созданной и им лично доведенной до ума, играл по её правилам и – главное – с её людьми. А вот Медведев там чужак. Казуистика эпохи Августа в Кремле явно не к месту. Как и опыт юрисконсульта, поскольку закон – одно, а власть совсем иное. Более всего новый шеф администрации напоминает другое «юное дарование», Сергея Кириенко, некогда возвышенного именно затем, чтобы некомпетентностью оправдать предстоящий дефолт. Правда, та задача была локальнее: чтобы «уронить» рубль, хватило и одного «киндер-сюрприза».

Повелители мух
Модные ныне сетования о «фатальной ошибке Семьи», на мой взгляд, неверны. Напротив, надо отдать должное прозорливости «царя Бориса»: тасуя колоду наследников, он отбраковал и слишком самостоятельного Примакова, и покорного до полной непригодности Степашина, сделав в итоге идеальный выбор. В том смысле, что и развитие амбиций избранника, и вытекающие из этих амбиций шаги были вполне предсказуемы, а реакция на те или иные инициативы Семьи просчитывалась на много ходов вперед.
Дальше – больше. Избрав и усадив на престол, преемнику позволили не просто ощутить себя великим, но и (не тайна, что до недавних пор ключевые кадровые решения предварительно – и обязательно - согласовывались с «первым президентом») укомплектовать экипаж ботика по своему разумению. Одновременно переложив на его (уже только на его!) плечи ответственность за дальнейший ход корабля – с тем расчетом, что молодняк, возомнив себя стаей морских волков, начнет шалить со штурвалом. Что и случилось. А также шнырять по пустым каютам, взламывая рундуки в поисках золотишка. Что также имеет место. Правда, золото уже вне досягаемости. И это первый сюрприз. Но далеко не последний. Поскольку на пути судна вполне может возникнуть айсберг. Или произойти взрыв в машинном отделении. Или кто-то откроет кингстоны.
Впрочем, на мостике об этом не думают. Юнги есть юнги. Они столь упоены восторгом, что им не до мелочей. Да и не очень понятны им все эти компасы. Гораздо милее примерять треуголки, ощущая себя птенцами гнезда Петрова. Вот и ощущают. Укрупняют силовые структуры, сливая (впервые в истории!) войска со спецслужбами. Напоказ расшатывают не ими наработанные связи. Шантажируют опасливый, но и злопамятный Запад, делая глазки исламскому миру и расшаркиваясь перед Китаем. Агрессивно огрызаются на резонные вопросы возможных инвесторов. И посвящают остаток времени разработке «стратегии».
Первые ласточки уже налицо.
«Элита образца 90-х, - заявил недавно некто Белковский, один из претендентов на роль штатного идеолога нового режима, - полностью завязана на олигархический капитализм. Для неё понятия «нация, государство, патриотизм, национальные интересы» – синонимы особого цинизма, а ключевая ценность только деньги. Необходима полная модернизация высшего слоя, пополнение его за счет новых кадров, преимущественно из регионов, и это, в соответствии с российской исторической традицией, может быть осуществлено только Президентом».
Очень лестная для нынешнего хозяина Кремля версия. Очень знакомая по опыту позднего СССР. И очень, мягко говоря, утопичная. Ибо не может президент по собственному желанию сменить элиту. Во всяком случае, всю. Элиту можно любить или ненавидеть. Можно баловать. Или «перетрахивать», как Лукашенко. Или резать, как Иван Грозный. Но в глобальном плане задача оказалась не по плечу даже специалистам – вроде Луция Корнелия Суллы, в конечном итоге ушедшего в отставку, или товарища Сталина, который хоть и преуспел в этом, но под конец был таки съеден. А нынешнее «российское всё» объективно не обладает ни богоносностью Иоанна Васильевича, ни железным характером Петра I, ни слепо преданными легионами Суллы, ни уникальным опытом аппаратчика Кобы. В его активе - сотня-другая верных по необходимости выдвиженцев уровня г-жи Слиски и деятельная поддержка Владимира Вольфыча. Да еще пресловутый рейтинг. Сиречь народное обожание, искреннее до тех пор, покуда трон под божком прочно. Однако в том-то и дело, что запас прочности зависит не совсем от божка.

Цыганочка с уходом
Пока романтический герой, весь в белом и при шпорах, блистал у рампы, разъясняя журналистам принципы свободы слова, непокорным горцам - основы электорального права, а другу Джорджу - необратимость демократического выбора, где-то на заднем плане, а то и за кулисами раскручивались странные пируэты, проанализировать которые не удосужились даже прожженные театралы, почему-то решившие, что все это мелкие, ничего не значащие эпизоды, разыгрываемые на свой страх и риск вышедшими в тираж ветеранами сцены.
Стремительное обретение Березовским политического пристанища в Великобритании – при том, что тамошние власти брыкались как могли - было списано на виртуозную ловкость великого престидижитатора. Нелепое «греческое задержание» Гусинского, выставившее на посмешище российскую прокуратуру, сперва нескрываемо ошеломленную, затем затребовавшую выдачи узника, но оставшуюся с носом, поскольку узник был тут же освобожден, тоже замяли для ясности. И даже внезапная суматоха вокруг Тузлы, крохотной кучки песка в Керченском проливе, едва не ставшая поводом к вооруженной стычке между Россией и Украиной, была воспринята публикой все с тем же равнодушным любопытством.
Впрочем, публика, известное дело, дура. Не для неё шоу затевалось. А для одного зрителя, алчущего, помимо прочих титулов, славы собирателя рассеянных земель русских. Вовсе не ждавшего ничего подобного. Тем паче, что еще не успели высохнуть чернила на договоре о создании Единого экономического пространства (что-то вроде очень «мягкой», но все-таки конфедерации). Однако даже такой прозрачный намек адресат упорно не желал понять. И потому, пока шеф метался, улаживая конфуз с украинским коллегой и исподволь демонстрируя кулак лепечущей о «своеволии местных властей» свите, его главный администратор внезапно придал процессу нежданную остроту. Сей холодный, очень непубличный и молчаливый господин, созвав на «закрытую» встречу несколько десятков наиболее болтливых журналистов (в том числе украинских), вдруг застучал ладошкой по столу, в стиле г-на Жириновского угрожая разбомбить островок к такой-то маме. Дабы «они (?!) прекратили издеваться над Россией». Что, учитывая «семейное положение» докладчика, выглядело очевидным кукишем в сторону не столько Украины, сколько официального начальства. Которое, впрочем, супротив живого, хоть и на покое, царя-батюшки - равно что плотник супротив столяра.
Вот тут наконец и грянуло. Дуплетом. Сперва - пышный, со спецэффектами арест Ходорковского, затем уход Волошина, якобы в связи с оным арестом. Только вот мнится мне, грешному, что прошение об отставке лежало если и не в кармане, то во всяком случае в сейфе Александра Стальевича давненько. Страстно вещая о бомбардировках, он знал, что и зачем делает, и как поступит на следующий день. И кому надо - тоже знали. В отличие от тех, кому не надо. Что подтвердилось и явным замешательством Кремля, целых четыре дня отрицавшего сенсацию, а потом, когда отпираться стало просто смешно, поскольку Волошин уже заступил на другую работу, поведавшего, что решение об отставке принято почти три года назад…

Кролики - не только ценный мех
Увязав все перечисленное, а равно и иные, менее яркие, но не менее знаковые эпизоды последних месяцев, мы разом получаем ответы на множество вопросов. Кому по силам учинить подобное? Семье. Кому выгодно? Ей же. Почему именно сейчас? А фиг его знает. Скорее всего, корифеям просто настало время вернуться на сцену, дав рупь на водку статистам, временно заполнявшим паузу. Помнится, в пророчествах «Березы», принимавшего в комплектации новой труппы самое деятельное участие, фигурировали примерно эти сроки – осень 2003-го.
В любом случае, провокация удалась на славу. На глазах у всего мира некие силы показали, что вовсе не только (и даже не столько) президент решает, с кем и когда России дружить, а с кем воевать. Более того, как выяснилось, он может быть вовсе не в курсе таких событий, как война и мир, и далеко не факт, что вообще имеет влияние. Не отреагировать на такой демарш было немыслимо. И Система ударила. Наобум, не контратакуя даже, а скорее ставя блок. Теряя и темп, и качество, только бы не попасть в цугцванг. И с каждым шагом все больше загоняя себя в заботливо расставленные силки. Потому что Ходорковский – не Бухарин, беззащитная жертва внутрипартийных разборок. А также не идиот. И не мазохист. Тюрьма столь явно входила в его планы, а Кремль столь упорно бежал этого, что истерично пафосный арест стал безусловной победой новоиспеченного зэка. Пусть даже ни одно из официальных лиц ни единым словом за парня не вступится, «бедный Миша» встряхнул таки пребывавшие в зыбком спокойствии тектонические массивы, при необходимости сами включающие механизмы самозащиты.
Путин явно в бешенстве. Всегда предельно сдержанный (шпиен все-таки), он в последние дни, похоже, перестал контролировать свои эмоции, прилюдно срываясь на крик и повелевая «заткнуться» и «прекратить истерику» всем подряд, как согражданам, так и назойливым иностранцам. Ведь он далеко не глуп и понимает: теперь каждый шаг – проигрышен; наезды, аресты и суды не только пугают людей, которые в иных обстоятельствах, несомненно, предпочли бы (как во время травли Гуся и Березы) отсидеться в стороне, но и злят их, подталкивая к организации сопротивления. И потому - по логике процесса – впереди маячат уже не точечные ликвидации, а зачистки по квадратам. Конфискации и национализации. А если придется, то и расстрелы. Вне зависимости от его - и чьей-либо - воли. Просто потому, что маятник стронулся. И вот уже против одного из подразделений опального ЮКОСа возбуждено уголовное дело по обвинению в… «неправильной случке кроликов», а что будет завтра – Бог весть. Ведь, в конце концов, и якобинский террор начинался с призывов строить жизнь по Руссо. Вот только в нынешнем мире никак не выйдет закуклиться и жить, самоудовлетворяясь по потребности.
Пока что, впрочем, Система способна держать удар. Но лишь до тех пор, пока цены на экспортируемую нефть стабильны. А после ареста Ходорковского за стабильность этих цен и, следовательно, за спокойствие в стране, хоть и надувающей щеки, но по факту превратившейся в сырьевой придаток, ручаться трудно. Из зоны, внезапно ставшей непредсказуемой, уже побежали капиталы; по прикидкам экспертов, за ноябрь-декабрь Россия потеряет около 13 миллиардов долларов. Ровно втрое больше, чем инвестировано за десять предыдущих месяцев. И как бы особы, приближенные к Кремлю, ни тщились доказать, что этот панический драп ничуть не связан с «делом ЮКОСа», все их аргументы годятся разве что для внутреннего пользования.

Оба хуже
Кто в этой битве века агнец, а кто козлище, без стакана не понять. И со стаканом тоже. За Семьей тянется длинный, мерзко пахнущий шлейф - беспредел кожаных курток, купленные на корню судьи, коммерческая война в Чечне, кровавый ужас Буденновска, украденные вклады на сберкнижках, присвоенные ни за понюх табака заводы, лицемерие СМИ и полное, несколько даже кокетливое пренебрежение человеческими судьбами. Но и за Системой – беспредел людей в масках, запуганные до дрожи судьи, нескончаемая, ибо «политическая», спецоперация в Чечне, невнятные взрывы в Москве, трагифарс «Норд-Оста», эпидемия странных смертей, избирательно уносящих влиятельных оппозиционеров, издевательские выборы, СМИ, отстроенные по стойке «смирно», и такое же безразлично-высокомерное пренебрежение к населению.
Что называется, найдите десять отличий…
С другой стороны, разница все-таки есть. Победа Семьи означает, что страна медленно, тяжко, со срывами и отступлениями продолжит брести по пути, давно уже пройденному не только Европой, но и наиболее передовыми из банановых республик. Естественно, без каких бы то ни было гарантий успеха. Нынешнему поколению россиян, во всяком случае, «жить в эту пору прекрасную» точно не придется. Больше того, нет уверенности и в сохранении территориальной целостности России: для «семейных» приоритетна экономика, а понятия границ и суверенитетов сугубо второстепенны. Итогом же триумфа Системы станет, безусловно, вторая каденция Путина, с принятием под занавес новой конституции. Еще два – думаю, семилетних – срока окончательно забронзовевшего ВВП. Негласный, но суровый запрет на любую критику. Неуклонное усиление «компетентных» органов. Охота (уже понемногу идущая) на явных и тайных ведьм. «Китаизация» общества, до боли не похожего на китайское. Неизбежное - во избежание утечки умов - закрытие границ. Постепенный разворот от чересчур щепетильного Запада на Юг и Восток. Гонка (на страх всем и на продажу кому угодно) вооружений, вплоть до ядерных. Перманентная промывка мозгов на предмет «нас никто не любит, потому что мы лучше всех». И – не скоро, но неизбежно - после попытки разом решить все проблемы «маленькой победоносной войной» с какой-либо из бывших братских республик - окончательный крах режима и развал страны.
Не будучи любителем собачьих боев, воздержусь от соблазна делать ставки, тем паче что от моих симпатий, слава Богу, ничего не зависит. Замечу лишь, что силу Семьи, идущей вместе, оценить невозможно, и у неё наверняка есть не один десяток детальнейших сценариев, способных работать с любого момента. Система же скована своими цепями, в которых – и ее мощь, и ее бессилие. К тому же она, на свою беду, слишком серьезно к себе относится.

И о народе
Вот теперь – самое время вспомнить о носителе высшего суверенитета. Сегодня к нему, в обычное время тихо возящемуся на заднем дворе, апеллируют все, требуя подать голос. Власть при этом грозно потрясает чуть увядшим, но все еще могучим рейтингом, а её оппоненты, вынырнув из уютного сумрака «мерсов», взывают к гражданскому самосознанию. И народ, оказавшись в незавидном положении фольклорного пионера Пети, покорно не безмолвствует. Как сообщили аналитики ВЦИОМ-А (а кому же и верить, если не Юрию Леваде?), случись Октябрьский переворот сейчас, 23% опрошенных активно поддержали бы большевиков, еще 19% «кое в чем» с большевиками бы сотрудничали, 27% попытались бы спрятаться и переждать, а 16% покинули бы страну. И лишь 10% россиян заявили о готовности сражаться.
Что тут скажешь. Расклад точь-в-точь как восемь с лишним десятилетий назад. Россия ничего не забыла и ничему не научилась. Воистину, нет ничего нового под Солнцем, и каждый получает по мере своей. Но это – в скобках, как общеизвестное.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2018. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua