МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

"Психические качества восточно-балтийской расы", тобто москалів

05/02/2004 | фашыст
«Психические качества восточно-балтийских или преимущественно восточно-балтийских людей описал Густав Рециус на примере тавастов, части финнов, у которых преобладает восточно-балтийская раса с нордической примесью. Я взял многое из его описания, но по ряду пунктов вынужден от него решительно отмежеваться. Духовную суть восточно-балтийской расы описал также Норденстренг, но, мне кажется, он больше описывает финнов, восточнобалтийско-нордическую смесь, а не саму восточно-балтийскую расу. Лучше всего духовную суть восточно-балтийской раси можно узнать на примере великорусского населения. Вот описание поведения русских крестьян, взятое из «Моих университетов» М. Горького:

«Это были, в сущности, добродушные животные. Любого из них легко можно было заставить смеяться детским смехом, любой из них мог с детским легковерием слушать рассказы о поисках счастья или о подвигах. Все, что пробуждало мечты о возможности легкой жизни по своему хотению, было дорого этим диковинным душам. Но когда они сбивались в серую толпу при встречах в городе или в портовом кабаке, они забивали все свои хорошие качества и наряжались, как попы, в одеяния лжи и притворства. Они начинали выказывать собачью преданность сильным, и тогда на них было противно смотреть. Или вдруг их охватывала волчья ярость, шерсть у них вставала дыбом, они скалили зубы и дико вили, готовые к драке. В такие моменты било неприятно на них смотреть, так как они могли разнести ту же церковь, в которую еще накануне вечером ходили кроткие и смиренные, как ягнята в загон».
Восточный человек людям других рас кажется поначалу молчаливым, серьезным, даже унылым и мечтательным, мало подвижным и неспособным к воодушевлению. «Он очень скупо выражает свои чувства, если это не раздражение или ненависть» (Норденстренг). Кажется, этот человек довольствуется малым. Но при более доверительном знакомстве обнаруживается гораздо более сложная картина. При доверительном общении молчаливый восточно-балтийский человек может стать очень разговорчивым. «Когда он развязывает язык, он становится чрезмерно многословен» (Норденстренг). За кажущимся довольством своей бедной жизнью нередко обнаруживается безграничное недовольство, которое обычно не проявляется просто из-за неспособности принимать решения. Эмоциональная жизнь восточно-балтийского человека весьма бурная, его внимание постоянно отвлекается от конкретного предмета и конкретного занятия. «Он охотно отдается своей силе воображения и не обращает внимания на окружающую действительность» (там же). Восточно-балтийский человек легко становится фантазером, он может жить в мире призраков, возникших в его мозгу, говорить при доверительных беседах многословно и вдохновенно, даже с лихорадочным вдохновением. В экзальтации он строит неясные планы и готов фанатично проводить их в жизнь. Однако разговоры восточно-балтийского человека, первоначально направленные на определенную цель, могут очень бистро стать бесцельными, хотя всяческие планы продолжают разрабатываться до деталей. В этом сказывается сила воображения, которая никогда не создает четких образов.
Нордический человек кажется восточно-балтийскому холодным, сухим, бесчувственным и расчетливым, потому что нордическая сила воображения, несмотря на смелый полет мысли, всегда возвращается к действительности3.
Нордическая сила воображения более архитектоничная, восточно-балтийская — более музыкальная. Но главный признак восточно-балтийской расы — неспособность к принятию решений. Отсюда и взгляд на преступников как на «несчастных людей».
Недовольство может овладеть людьми восточной расы, они начнут рьяно воплощать в жизнь какие-нибудь идеи и навязывать их другим, но все равно так и не решат, что для них хорошо, а что плохо.
Творческая одаренность восточно-балтийской расы проявляется, прежде всего, в музыке и литературе. Сила воображения сочетается с хорошим знанием людей и умением их описывать, причем часто в мрачных тонах — вспомним русские романы - и с особой тягой к унизительно-смехотворному, странному и гротескному. При всем внешнем реализме и часто убедительном описаний характеров в восточно-балтийской литературе всегда присутствует нечто запутанное, авантюрное, нереальное, одновременно озлобленное и растерянное. Восточно-балтийского человека тянет к колдовству, к спиритизму, потому что душа его никогда не может довольствоваться реальностью. Он все время ищет какого-то «спасения». Поэтому среди восточно-балтийского населения процветают разные секты, отсюда же навязчивая любовь к ближним. Люди восточно-балтийской расы, как и восточные, — но общество для восточно-балтийского человека становится чем-то мистическим.
Восточно-балтийского человека тянет к общению, он старается проникнуть в духовную жизнь других и при этом сам в духовном плане охотно раздевается перед ними догола. Его можно било бьі назвать «прирожденным психологом», если бы его описания людей били более ясными. Многие восточно-балтийские люди обладают актерским даром. Музыка восточно-балтийской расы тяготеет к расплывчатым, протяжным мелодиям.
Восточно-балтийский человек всегда готов помочь ближнему и гостеприимен. Он верен своим друзьям. Одиночества он не любит, предпочитает общество и некритично воспринимает общепринятые идеи. Он очень терпелив. Восточно-балтийские люди мыслят масштабами всей страны, поэтому руководителям государства легко использовать их для своих целей.
С точки зрения восточно-балтийского человека, «все в руце Божьей». Он фаталист и очень вынослив в труде. Если он не способен к целенаправленному, обдуманному действию, то он может упорно работать. В делах веры и политики он при всем своем фатализме склонен к фанатизму и нетерпимости.
В отношениях с чужыми восточно-балтийский человек всегда сдержан и осторожен, поэтому он часто кажется коварным и лживым. Во всяком случае, легко вызвать у него недоверие. Он завистлив и мстителен, умеет рассчитывать планы мести и выжидать подходящей возможности, чтобы отомстить. Он груб с женщинами и груб вообще. На востоке Германии, где сильна примесь восточно-балтийской расы, велико число преступлений, таких как нанесение тяжелых увечий и кражи.
У восточно-балтийского человека чувства легко переходят в противоположные, вообще у него бистро меняются настроения. От необузданной ярости он может бистро перейти к миролюбивой сентиментальности, от упрямства к раскаянию и самоосуждению, от растерянности к зазнайству, от вялости к озлобленности. Столь же своеобразно сочетание преданности ближним и безграничного миролюбия с завистливым эгоизмом и лукавством в одном и том же человеке. Характерна также тяга к расточительству у разбогатевших восточно-балтийских людей. Вообще восточно-балтийская душа стремится к крайним пределам, к безмерному. Тусклая повседневная жизнь вдруг прерывается взрывом страстей. Восточно-балтийские мыслители легко впадают либо в рационализм (пример - Иван Карамазов), либо в мистицизм.
Восточно-балтийскому человеку редко удается сохранить богатство. Он может неделями тупо работать, а потом весело выбросить заработанные деньги, причем в пьяном виде он необуздан и может впасть в слепую разрушительную ярость. Вообще восточно-балтийские люди не очень чистоплотны. У богатых это сочетается с любовью к роскоши.
По умственной одаренности восточно-балтийская раса выше восточной и несомненно выше западной. Восточно-балтийский человек соображает медленней, но в конечном счете все понимает правильно, его ум менее острый, но более гибкий и изобретательный. То, что восточно-балтийская одаренность не достигает нордического уровня, и неспособность зтой раси к принятию решений проявляется в том, что в России и Финляндии, как и везде где преобладает восточно-балтийская раса, руководящий слой преимущественно нордический.
Что касается особого дара к изучению иностранных языков, который иногда приписывают восточно-балтийским людям, то я не согласен с этим мнением.
Как видим, образ восточно-балтийской расы таков, что он напоминает нам персонажей русских романов. И это не случайно, так как русские романы родились в народе с сильной восточно-балтийской примесью, и у таких людей, как Достоевский, эта примесь заметна и в физических, и в психических чертах» (с.177-181).

(…)

«Великороссы - люди преимущественно восточно-балтийского типа или с его сильной примесью» (с.146)

«При сходстве восточно-балтийских и центрально-азиатских физических признаков часто трудно провести четкую границу между этими расами» (с. 199) .

«К.Ф. Мюллер и М. Шпрингер, проведя расовые исследования детей, назвали скрещивание нордической расы с монголоидной «неудачной игрой природы», поскольку оно порождает "душевную дисгармонию". Возможно, среди этих детей были дети с судетской или восточно-балтийской примесью» (с.152).

Ганс.Ф.К. Гюнтер "Избранные работы по расологии"

Відповіді

  • 2004.05.02 | VENED

    Причем тут Карамазов?

    >Восточно-балтийские мыслители легко впадают либо в рационализм (пример - Иван Карамазов), либо в мистицизм.
    Мура какая-то. Иван Карамазов это же литературный персонаж, не более того
    Осторожнее надо с этим, а то попадете под статью "о разжигании..."
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2004.05.04 | черговий

      получи фашыст гранату

      корявый партайгеноссе наступил на те же достоевские грабли, что и его нордические до опупения дедушки Геббельс с Розенбергом :)

      Иван Солоневич по этому поводу:

      Немец Оскар Шпенглер, автор знаменитой "Гибели Европы", писал: "Примитивный московский царизм - единственная форма правления, еще и сейчас естественная для русского... нация, назначение которой - еще в течение ряда поколений жить вне истории... В царской России не было буржуазии, не было государства вообще... вовсе не было городов. Москва не имела собственной души" ("Унтерганг дес Абендсландес", 2, стр. 232). Оскар Шпенглер не принадлежит к числу самых глупых властителей дум Германии - есть значительно глупее. И эту цитату нельзя целиком взваливать на плечи пророка гибели Европы: он все это списал из русской литературы. У нас прошел как-то мало замеченным тот факт, что вся немецкая концепция завоевания востока была целиком списана из произведений русских властителей дум. Основные мысли партайгеносса Альфреда Розенберга почти буквально списаны с партийного товарища Максима Горького. Достоевский был обсосан до косточки. Золотые россыпи толстовского непротивленчества были разработаны до последней песчинки. А потом - получилась - форменная ерунда. "Унылые тараканьи странствования, которые мы называем русской историей" (формулировка М. Горького) каким-то непонятным образом пока что кончились в Берлине и на Эльбе. "Любовь к страданию", открытая в русской душе Достоевским, как-то не смогла ужиться с режимом оккупационных Шпенглеров. Каратаевы взялись за дубье и Обломовы прошли тысячи две верст на восток и потом почти три тысячи верст на запад. И "нация, назначение которой еще в течение ряда поколений жить вне истории сейчас делает даже и немецкую историю. Делает очень плохо, но все-таки делает.

      Наша великая русская литература - за немногими исключениями - спровоцировала нас на революцию. Она же спровоцировала немцев на завоевание, В самом деле: почему же нет? "Тараканьи странствования", "бродячая монгольская кровь" (тоже горьковская формулировка), любовь к страданию, отсутствие государственной идеи, Обломовы и Каратаевы - пустое место. Природа же, как известно, не терпит пустоты. Немцы и поперли: на пустое место, указанное им русской общественной мыслью. Как и русские - в революционный рай, им тою же мыслью предуказанный. Я думаю, - точнее, я надеюсь, - что мы, русские, от философии излечились навсегда. Немцы, я боюсь, не смогут излечиться никогда. О своих безнадежных спорах с немецкой профессурой в Берлине 1938-39 года я рассказываю в другом месте. Здесь же я хочу установить только один факт: немцы знали русскую литературу и немцы сделали из нее правильные выводы. Логически и политически неизбежные выводы. Если "с давних пор привыкли верить мы, что нам без немцев нет спасенья", если кроме лишних и босых людей, на востоке нет действительно ничего - то нужно же, наконец, этот восток как-то привести и порядок. Почти по Петру: "добрый анштальт завести". Анштальт кончился плохо. И - самое удивительное - не в первый ведь раз!

      Немецкая профессура - папа и мама всей остальной профессуры в мире, в самой яркой степени отражает основную гегелевскую точку зрения: "тем хуже для фактов". Я перечислял факты. Против каждого факта каждый профессор выдвигал цитату, - вот вроде горьковской. Цитата была правильна, неоспоримая и точна. Она не стоила ни копейки. Но она была "научной". Так в умах всей Германии, а вместе с ней, вероятно, и во всем остальном мире, русская литературная продукция создала заведомо облыжный образ России - и этот образ спровоцировал Германию на войну. Русская литературная продукция была художественным, но почти сплошным враньем. Сейчас в этом не может быть никаких со мнений. Советская комендатура на престоле немецкого "мирового духа", русская чрезвычайка на кафедре русского богоискательства, волжские немцы и крымские татары, высланные на север Сибири из бывшей "царской тюрьмы народов", "пролетарии всех стран", вырезывающие друг друга - пока что ДО предпоследнего, - все это ведь факты. Вопрос заключается в том: какими именно новыми цитатами будет прикрыта бесстыдная нагота этих бесспорных фактов?


      и далее - на эту же тему
      Но всякая чушь, которая подвергалась, так сказать, художественному запечатлению - попадала в архив цитат, в арсенал политических представлений - и вот попер бедный наш Фриц завоевывать зощенковских наследников, чеховских лишних людей. И напоролся на русских, никакой литературой в мире не предусмотренных вовсе. Я видел этого Фрица за все годы войны. Я должен отдать справедливость этому Фрицу: он был не столько обижен, сколько изумлен: позвольте, как же это так, так о чем же нам сто лет подряд писали и говорили, так как же так вышло, так где же эти босые и лишние люди? Фриц был очень изумлен. Но в свое время провравшаяся профессура накидывается на Фрица с сотни других сторон и начинает врать ему так, как не врала, может быть, еще никогда в ее славной научной карьере.
  • 2004.05.20 | VENED

    Психические особенности украинцев


    http://donntu.edu.ua/russian/strukt/kafedrs/phil/works/etn_mental/glava5.html

    Автоpом был собpан эмпиpический матеpиал, позволяющий выявить оценку населения Запоpожского pегиона касательно совpеменного состояние укpаинского менталитета. В ходе такого исследования были опpошены 484 pеспондента pазной этнической пpинадлежности, в том числе 292 укpаинца, 70 pусских, 26 пpедставителей других национальностей: евpеи, немцы, гpеки, татаpы, поляки, белоpуссы и пpоч.
    Сpеди вопpосов, заданных pеспондентам были и такие, котоpые фоpмулиpовались в этнопсихологических исследованиях некотоpых дpугих автоpов [33], что позволяет сpавнить pезультаты, сопоставить их. Так, в частности, В.М. Бебик в 1994 году опубликовал pезультаты этнопсихологического исследования, в котоpом pеспондентам было пpедложено назвать ближайших "ментальных pодственников" укpаинцев. Анализиpуя ответы, он подтвеpдил обыденные пpедставления о близости укpаинского менталитета с pусским, болгаpским, белоpусским, словацким. В общем виде получилась следующая каpтина (cм Таблицу 1):
    Таблица 1.

    БЛИЖАЙШИЕ "МЕHТАЛЬHЫЕ РОДСТВЕHHИКИ" УКРАИHЦЕВ
    (по pезультатам киевского опpоса В.Бебика 1994 года)
    Этносы Все респонденты (в %) В том числе (в %)
    Украинцы Русские Евреи
    Русские 53,0 53,8 55,2 50,0
    Болгары 50,9 48,7 59,4 62,5
    Белоруссы 50,7 56,6 29,2 -
    Словаки 48,2 45,6 60,4 50,0
    Поляки 26,1 29,9 - -


    Кpоме того, 24,0 % опpошенных pусских сообщили, что укpаинцы имеют общие ментальные чеpты с аpмянами, по 19,8 % – с литовцами и венгpами, а 50 % (что уже не отвечает расхожим представлениям) pеспондентов-евpеев усматpивают общее содеpжание в укpаинской и итальянской ментальности. Дать какое-либо pациональное толкование этому факту достаточно непpосто, но, забегая впеpед, отметим, что запоpожские pеспонденты неукpаинских национальностей также подтвеpждают "ментальное pодство" укpаинцев и итальянцев, подтвеpждая тем самым pезультаты киевского исследования.

    Пpиведенные в таблице данные позволили В.Бебику сделать вывод, что несмотpя на близость славянских менталитетов, ни укpаинцы, ни pусские не назвали дpуг дpуга сpеди самых близких pодственников. "Вот вам и ближайшие pодичи!" – восклицает исследователь.

    Здесь, очевидно, следует делать попpавку на pегиональную специфику Юго-восточной Укpаины. Результаты запоpожского исследования в целом дали довольно близкие с киевским опpосом pезультаты (см. Таблицу 2). Hо, вместе с тем, "поpог большинства" относительно pодства pусских и укpаинцев был пеpейден в стоpону положительного ответа.

    В целом же сопоставление матеpиалов обоих опpосов позволяет констатиpовать наличие в массовом сознании устойчивых стеpеотипов относительно извечной этничной дилеммы "Мы – Они", а также ментальную близость славянских наpодов, особенно восточных славян.

    Ментальные стеpеотипы возникают, с одной стоpоны, под воздействием стpемления к ассоциациям абстpактных понятий с какими-то конкpетными обpазами, а с дpугой – в pезультате "упpощения", то есть выделения нескольких пpизнаков в качестве ведущих для обозначения сложных явлений.


    Таблица 2.

    ДЕСЯТЬ БЛИЖАЙШИХ "МЕHТАЛЬHЫХ РОДСТВЕHHИКОВ" УКРАИHЦЕВ
    (по pезультатам запоpожского исследования 1996 года)
    Этносы Все респонденты
    (в %) В том числе (в %)
    Украинцы Русские Прочие
    Русские 61,1 60,2 68,6 46.1
    Белоруссы 47,9 52,0 45,7 30,7
    Поляки 33,9 30,1 40,0 33,9
    Молдоване 7,4 6,8 11,4 -
    Болгары 5,7 8,2 2,8 -
    Евреи 4,9 2,7 11,4 -
    Итальянцы 4,9 2,7 5,7 15,3
    Румыны 4,9 6,8 - 7,6
    Литовцы 4,1 4,1 2,8 7,6
    Словаки 3,3 2.7 5,7 -


    В этом отношении возникающие у этнофора бессознательные ассоциации также несут определенную информацию о содержании ментальных стереотипов. Анализ таких психических ассоциаций, конечно, вpяд ли может дать основание для стpогих научных выводов, однако, коль скоpо мы имеем дело с этническим менталитетом, обpащение к не всегда осознаваемым ассоциациям не только пpавомеpно, но и может пpивести к интеpесным выводам.

    Отвечая в рамках нашего исследования на вопpос "Какие стpаны ассоцииpуются у Вас с Укpаиной?", опpошеные pисовали своеобpазный поpтpет стpаны в осях кооpдинат, обязанности котоpых выполняли ассоцииpованные обpазы пpочих стpан миpа. Пpичины ассоциаций пpи этом могли быть самые pазнообpазные, начиная от значительной концентpации общественнополитической жизни в столице (с Фpанцией) и заканчивая чисто внешним сходством госудаpственных флагов Укpаины и Баpбадоса.

    По частоте упоминаний стpаны, вызывающие у pеспондентов ассоциации с Укpаиной, pасположились следующим обpазом:

    Таблица 3.
    ДЕСЯТЬ СТРАH, С КОТОРЫМИ АССОЦИИРУЕТСЯ УКРАИHА
    (по pезультатам запоpожского исследования 1996 года)
    Страны Все респонденты
    (в %) В том числе (в %)
    Украинцы Русские Прочие
    Россия 61,9 68,5 62,8 23,1
    Польша 45,5 46,0 54,3 15,4
    Белоруссия 42,1 35,6 34,3 23,1
    Канада 37,2 39,7 25,7 53,8
    Молдова 8,2 12,3 2,9 -
    ФРГ 8,2 5,5 8,6 23,1
    Франция 7,4 8,2 2,9 15,4
    США 6,6 6,8 2,9 15,4
    Болгария 5,7 - 20,0 -
    Австралия 4,9 5.5 2,9 7,7

    Обpащает на себя внимание тот факт, что кpоме тpех славянских стpан-соседей с социалистическим пpошлым (Россия, Польша, Белоpуссия), у значительной части pеспондентов Укpаина ассоцииpуется с Канадой. Поводом для таких ассоциаций выступают, очевидно, схожее во многом пpиpодное окpужение, pоль степи для сельского хозяйства, значительная пpослойка укpаинских эмигpантов, поддеpжка канадским пpавительством совpеменного куpса независимой Укpаины.

    Пpочие стpаны миpа упоминались значительно меньше. Кpоме того, почти каждый пятый (19,7 %) pеспондент в pазличных ваpиантах называл отсталые стpаны Афpики или Азии. Пpичиной таких ассоциаций, очевидно, выступает экономический кpизис и катастpофически низкий уpовень жизни большинства населения нашей стpаны.

    Анализиpуя этнические отличия в ответах на поставленный вопpос, следует отметить, что с Болгаpией Укpаина ассоцииpуется только у pусских, а сpеди опpошенных укpаинцев пpевалиpует мнение, что между Канадой и Укpаиной больше сходства, чем у последней с Белоpуссией. Задавшись целью выявить основные чеpты укpаинской ментальности, мы пpедложили pеспондентам откpытый вопpос на данную тему. Hесмотpя на то, что ответов в pазличных фоpмулиpовках пpишло огpомное количество, а некотоpые из них никак нельзя было отнести к числу ментальных хаpактеpистик – скоpее это вообще человеческие качества – оставим полученные данные в пеpвозданном виде и сгpуппиpуем их в следующие паpы:


    Таблица 4.

    ПОЛОЖИТЕЛЬHЫЕ И ОТРИЦАТЕЛЬHЫЕ ЧЕРТЫ
    УКРАИHСКОЙ МЕHТАЛЬHОСТИ
    (по pезультатам запоpожского исследования)

    Позитивные черты Всего Украинцы Негативные черты Всего Украинцы
    Щедрость 12,4 17,8 Жадность 33,8 23,2
    Прямота 0,8 1,3 Лукавство 17,3 16,4
    Трудолюбие 13,2 15,1 Лень 9,0 12,3
    Смекалка 9,0 10,9 Глупость 6,8 7,0
    Участливость 4,0 5,5 Равнодушие 9,0 10,9
    Смелость 7,0 5,5 Трусость 0,8 1,3
    Скромность 0,8 1,3 Хвастовство 2,2 2,7
    Осмотрит-ность 0,8 1,3 Безрассудство 4,0 4,1
    Гибкость 6,8 7,0 Упрямство 0,8 1,3


    Кpоме паpных были названы еще и следующие "чеpты уpаинского менталитета" (пеpвая цифpа – пpоцент от общего числа опpошенных, втоpая – пpоцент от числа опpошенных этнических укpаинцев):
    Гостепpиимство 29,7 26,0
    Добpота 19,0 21,9
    Выносливость 17,3 4,1
    Чувство юмоpа 14,0 9,5
    Товаpищество 11,6 12,3
    Толеpантность 5,7 8,2
    Хозяйственность 5,0 6,8
    Патpиотизм 5,0 4,1
    Hепpедсказуемость 4,1 4,1
    Hеоpганизованность 4,1 2,7
    Темпеpаментность 3,3 4,1
    Зависть 3,1 2,7
    Hахальство 3,1 1,3
    Честность 1,7 2,7
    Hекотоpые чеpты упоминаются только один pаз (0,2 %). Сpеди них укpаинцы назвали оптимизм, чувство собственного достоинства, вольнолюбие, аккуpатность, любопытство, пpинципиальность, а пpедставители иных этносов – человечность, мягкость, пpостоту, подозpительность, подлость, pешительность (отсутствие сомнений), гpубость, цинничность, воpчливость. Как видим, среди названных качеств немало отрицательных характеристик. Однако, следует помнить слова известного украинского этнопсихолога В. Янова о том, что "примитивным или некритичным был бы взгляд некритичной среды или общности, которая считает, что данная общность имеет только позитивные диспозиции, то есть только добрые, светлые, хорошие психологические признаки, – без недостатков, без слабостей, без плохого" [35].

    Осмысливая эмпирические данные, исследователь вольно или невольно интерпретирует их с помощью все того же исторического подхода: что является нормой, а что – отклонением от нее. И здесь следует обратить внимание на неправомерность распространения описанных выше результатов локального исследования на всю украинскую ментальность, ибо она отнюдь неоднородна ни по хронологическим, ни по региональным признакам. Не надо быть специалистом, чтобы сделать вывод, что опрос в Западной Украине даст совершенно иные результаты, чем в Восточных или Южных областях страны. В разных регионах разное отношение к историческому прошлому, культурному наследию, языку, религии, перспективам развития и т.д. Задача, которая ставилась, заключалась в иллюстрации самой возможности эмпирического подхода к описанию этнического менталитета.

    Значительно влияет на полученные результаты и современная ситуация в обществе: массовое обнищание, ориентация на рыночные отношения и т.д. Вот как оценивает эту ситуацию луганский исследователь В.А. Литвиненко: "заметно ослабли буквально генетически присущие нашему народу доброта, бескорыстие, порядочность, честность, способствовавшие нормализации межличностных отношений. Народ начал обретать характеристики, несвойственные его историческому менталитету, меняется его культурный облик, отношение к жизни, друг к другу. Содержание отношений между людьми ныне все больше определяют индивидуализм, недоверие, подозрительность, обман, враждебность, насилие и другие пороки. Размывается одна из гуманнейших черт народа – знаменитое украинское гостеприимство: люди теперь общаются главным образом в сфере коммерции – продают, покупают, меняют. Здесь не до душевной щедрости, нет места бескорыстию, действует психология торгашества, наживы" [36].

    Таким образом, оба направления в исследовании этнической ментальности соединяются в заключительном синтезе, органично дополняя друг друга: эмпирический подход дает информацию о действительном состоянии, а историко-нормативный подход – материал к размышлению о соответствии этого состояния ментальному эталону.

    Обобщая сказанное, еще раз отметим основные черты украинского менталитета.

    Во-первых, антеизм как духовная связь украинцев со средой их обитания. ”Привязанность к определенным территориям или местностям в их границах... – пишет Э.Смит, – носит мифический и субъективный характер. Для этнической идентификации более важны привязанность и ассоциации, чем жизнь на этой земле или обладание ею” [36а].

    Во-вторых, примат индивидуализма над коллективизмом, что отмечают практически все исследователи данного феномена. Как писал А.Кульчицкий, “наш персонализм гораздо более, чем в Западной Европе, был направлен в сторону интровертного углубления, во внутренний мир личностного переживания. Украинская культура заимствовала и полностью адаптировала окцидентальный персонализм, но придала ему несколько иное направление... напрвление совершенствования личности “вглубь” вместо экспансии “вширь”. В своем мировосприятии украинская культура, как сила, формирующая национальную психику, осуществляет, таким образом, “ориентацию на Европу” [36а]. Присущий украинцам эгоцентризм имеет свои позитивные и негативные, сильные и слабые стороны, что зависит не от ментальности, а от исторического контекста.

    В-третьих, примат эмоциональности над рациональностью, чувства над интеллектом, "сердца" над "головой" – кордоцентризм, особенно в философии, о чем достаточно много говорят современные украинские историки философии.

    В-четвертых, определенный социальный фатализм, то есть вера в автоматичность исторического процесса, откуда вытекает постоянный уход в малые группы, в семью воздержание от участия в решении серьезных социально-политических проблем.

    В-пятых, амбивалентность внутреннего мира, совмещающего в себе авантюрно-казацкий (активный) психологический тип и тип "потаенного существования" (пассивный).

    В-шестых, обусловленный спецификой матримониальных отношений, традициями политической саморегуляции и религиозной жизни, эгалитаризм украинцев.

    Среди основных черт украинской ментальности опрошенные запоpожцы назвали жадность и гостепpиимство, добpоту и выносливость, лукавство и чувство юмоpа, тpудолюбие и товаpищество. Что из этих качеств поддерживать, а что искоренять, должен решать социальный интеллект народа, его практическое сознание посредством идеологической деятельности. Именно это значение, главным образом, следует вкладывать в расхожую фразу о необходимости "лечить ментальность" [37].


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2019. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua