МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Большевики в начале 20-х годов

05/08/2010 | Абдурефи
Русские националисты обожают авантюриста-зверюгу Сталина и ненавидят революционера Ленина. Да, Ленин был жесток, но эта жестокость проистекала из его последовательной позиции революционера, борющегося за социальное равенство. Русские националисты ненавидят Ленина за то, что он дал государственность народам на их коренных землях. Именно пока был жив Ленин нерусские народы получили возможность развивать национальную государственность, культуру. После Февральской революции национальное притеснение продолжалось, что показало, что ликвидация самодержавия не принесло равенства "инородцам и иноверцам" с православными гражданами России. И крымские татары только при Ленине получили возможность развития национальной культуры вопреки сопротивлению крымского чиновничества. После смерти Ленина уже не стало возможности крымским татарам свободно развиваться.
Крымские татары должны изучить суть событий, имевших место в начале 20-х годов и понять, что В. И. Ленин заслуживает их признательности. Крымские татары не должны разрешить убрать памятник В.И.Ленину.

Відповіді

  • 2010.05.09 | мызмыз

    Re: Большевики в начале 20-х годов

    Тот факт, что Ленин сделал что-то хорошее, не означает, что Ленина нужно почитать и ставить ему памятники. Ленин - это в первую очередь кровавый диктатор, по личным приказам которого были убиты сотни тысяч людей.
    Что-то хорошее и Сталин делал, и Гитлер, и Пол Пот, наверное... Что теперь, всем им памятники ставить будем?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.05.09 | Аслан Р.

      Re: Большевики в начале 20-х годов

      Извини, мызмыз, но Абдурефи выступает с точки зрения татар Казани и Крыма. Татарам и другим малым народам большевики при Ленине сделали много хорошего.
      Конечно, белогвардейских офицеров в Крыму большевики убивали сотнями, это непростительно. Но и белые русские убивали красных русских также безжалостно. Плохо конечно. Но речь не о том.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2010.05.09 | мызмыз

        Re: Большевики в начале 20-х годов

        Аслан Р. пише:
        > Извини, мызмыз, но Абдурефи выступает с точки зрения татар Казани и Крыма. Татарам и другим малым народам большевики при Ленине сделали много хорошего.
        > Конечно, белогвардейских офицеров в Крыму большевики убивали сотнями, это непростительно. Но и белые русские убивали красных русских также безжалостно. Плохо конечно. Но речь не о том.
        Ну, если следовать этой логике, можно далеко зайти.... Вот нацисты при Гитлере сделали немцам очень много хорошего. Ненемцев они, правда, за людей не считали, а евреев с цыганами вообще целенаправлено массово убивали, но немцам-то при них жилось весьма неплохо. Означает ли это, что немцы должны быть признательны Гитлеру, должны его уважать и ставить ему памятники?
  • 2010.05.09 | Gu

    Re: памятник нужно приватизировать

    Абдурефи пише:
    >Крымские татары не должны разрешить убрать памятник В.И.Ленину.

    после этого он станет частной собственностью, а желащие почитать террориста могут поставить его на огород.


    Абдурефи, в ваших выводах есть противоречия, хотя бы потому что Гаспринский жил и работал при царях.

    И я что-то не могу понять, кто-то пытается крымскотатарскую КП создать?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.05.09 | Абдурефи

      Re: памятник нужно приватизировать

      А как работал Гаспринский, как он вынужден был хитрить с этими сатрапами царскими?
      Нет, я КП создавать не собираюсь.:) Смешно!
      Но меня заинтересовало то, что русские националисты ненавидят Ленина и обожают Сталина. Согласитесь, что здесь есть над чем призадуматься.
      Конечно можно все свалить в одну кучу. Но это для слабоумных.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2010.05.09 | Gu

        Re: памятник нужно приватизировать

        А каком возрождении Вы говорите при Ленине?
      • 2010.05.09 | мызмыз

        Re: памятник нужно приватизировать

        Абдурефи пише:
        > Но меня заинтересовало то, что русские националисты ненавидят Ленина и обожают Сталина. Согласитесь, что здесь есть над чем призадуматься.
        Есть над чем. Какие можно сделать выводы?
        Русские националисты не любят Ленина. Почему? Потому что Ленин не любил русских националистов. Означает ли это, что крымские татары должны любить Ленина и вообще всех, кого не любят русские националисты, по принципу "враг моего врага - мой друг"? Нет, не означает.
        При Ленине крымским татарам жилось лучше, чем при Сталине. Безусловно. И в некоторых отношениях лучше, чем при царе. Означает ли это, что крымские татары должны любить и уважать Ленина? Нет, не означает. Потому что помимо некоторых хороших дел по отношению к крымским татарам Ленин залил кровью 1/6 часть суши и установил людоедский античеловеческий режим.
        И вообще - Сталин и сталинизм - это закономерный результат установленной Лениным большевистской дикататуры.
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2010.05.09 | Абдурефи

          Re: памятник нужно приватизировать

          Мыз-мыз пишет "Ленин ... установил людоедский античеловеческий режим".
          Нельзя с безусловностью согласится, что этот режим был установлен Лениным.
          "И вообще - Сталин и сталинизм - это закономерный результат установленной Лениным большевистской дикататуры" - пишет мыз-мыз.
          Так утверждает сегодняшняя новоимперская пропаганда. Но так ли это?
          Именно Сталин уничтожил кадры старых большевиков и набрал в свою партию два с половиной миллионов новых людей, которым уже не надо было бояться царской каторги, которым сразу предоставлялись преимущества перед беспартийными.
          Ест, есть над чем задуматься.
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2010.05.09 | Абдурефи

            Re: памятник нужно приватизировать

            Хочу добавить:
            Мыз-мыз пишет "Означает ли это, что крымские татары должны любить Ленина". Зачем любить? Но дать оценку содеянному для народа надо. И глупо равнять Ленина и Сталина по их отношению к нерусским народам.
        • 2010.05.09 | Gu

          Re: памятник нужно приватизировать

          мызмыз пише:

          > При Ленине крымским татарам жилось лучше, чем при Сталине. Безусловно. И в некоторых отношениях лучше, чем при царе.

          А куда Вы денете голод 1921-23 гг.?
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2010.05.09 | Абдурефи

            Re: памятник нужно приватизировать

            Бузина в огороде, а дядька в Киеве...
            GU, Вы это о чем? Нет, так нельзя, пообразуйтесь немного, потом нажимайте на клаву.
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2010.05.09 | Gu

              Re: памятник нужно приватизировать

              Абдурефи пише:
              > Бузина в огороде, а дядька в Киеве...
              > GU, Вы это о чем? Нет, так нельзя, пообразуйтесь немного, потом нажимайте на клаву.

              Ну если Вы такой образованный , что же Вы не можете пояснить о национальном возрождении крымских татар "при Ленине", только конкретно.
              згорнути/розгорнути гілку відповідей
              • 2010.05.09 | Абдурефи

                Re: памятник нужно приватизировать

                Могу. Только для конкретности надо пошурудить в интернете. Могли бы и Вы сами, вместе нашли бы больше материала.
                згорнути/розгорнути гілку відповідей
                • 2010.05.11 | Крымец

                  Вот, небезъинтересный материал- "ИЗЫСКАТЬ ПУТИ К ПАРАЛИЗОВАНИЮ."

                  "ИЗЫСКАТЬ ПУТИ К ПАРАЛИЗОВАНИЮ..."
                  Документы карательных органов Вооруженных сил Юга России и Крымской АССР о крымско-татарском движении (1920 - 1923)


                  Важным источником по истории национального движения крымских татар в XX в. являются аналитические материалы органов политического сыска Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) и Советской России.
                  В бывших фондах Партийного архива Крымского областного комитета КПСС и архива Крымского областного управления КГБ СССР выявлено несколько важных документов, характеризующих подходы контрразведки белых и советских карательных органов к оценке истории и перспектив национально-религиозного движения среди крымских татар.
                  Реформирование генералом П.Н. Врангелем органов контрразведки ВСЮР позволило провести успешные операции по ликвидации большевистского подполья в крымских городах, пресечь попытки внедрения советских разведчиков через крымские кооперативы, органы местного самоуправления, Красный Крест и т.д.
                  Представление о работе Особого отдела по нейтрализации крымско-татарского сепаратизма дает подготовленный осенью 1920 г. "Обзор мусульманского движения", подписанный руководителем Особого отдела штаба Главкома генерал-лейтенантом Евгением Константиновичем Климовичем. Копия этого документа выявлена в фонде Крымского Истпарта.
                  Образование Крымской АССР и проведение национально ориентированной политики требовали поиска новых форм взаимодействия с крымско-татарской элитой. Впервые анализ сложившейся ситуации был дан в докладе "О происхождении и развитии национально-освободительного движения татар в Крыму", характеризующем отношение руководства ГПУ к национальному движению крымских татар. Под докладом стоит подпись председателя Крымского политического управления Станислава Францевича Реденса. Документ не имеет даты, однако по материалам дела можно предположить, что он был составлен в конце 1922 - начале 1923 гг.
                  Несмотря на кажущееся различие, как хронологическое, так и по источнику происхождения, материалы содержат много общего. Это и характеристики лидеров национального движения, выводы об отсутствии перспектив сотрудничества с ними, рост прогерманских и протурецких симпатий среди значительной части татарского населения и т.д. Публикуемые материалы интересны и тем, что крымско-татарское движение показано в тесной связи с социально-общественной жизнью Крыма в переломные для него годы.

                  А.В. Ефимов
                  Р.Н. Белоглазов

                  http://fond.moscow-crimea.ru/history/20vek/punitive.html
                  згорнути/розгорнути гілку відповідей
                  • 2010.05.11 | Крымец

                    ОБЗОР МУСУЛЬМАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПО 1-Е ОКТЯБРЯ 1920 ГОДА

                    Идея панисламизма, как стремление к объединению всего мусульманского населения под властью Халифа, жила постоянно в некоторых кругах татарского населения России, связанных родственными и духовными узами с Константинополем, как центром религиозной и культурной жизни мусульман.
                    Идея эта не имела глубоких корней в населении, и первая задача панисламистских кружков заключалась в пропаганде с целью привлечения к этому движению широких кругов татарского населения России.
                    Во исполнение этой задачи еще в 1904-1905 гг. в России появился целый ряд мусульманских периодических изданий в Казани, Оренбурге и Крыму. Печать эта с первых же дней своего возникновения приняла враждебный бывшему Российскому Императорскому Правительству тон, проповедуя узкую национальную политику, выдвигая требования представления татарскому населению России внутреннего освобождения, правда, на первых порах лишь в области религиозно-просветительной деятельности.
                    Пропаганда эта не встретила сочувствия в массе татар-крестьян, но в городах ее результатом было нарождение мусульманских национальных кружков, к которым примкнула часть татарской интеллигенции и татарского пролетариата.
                    Мусульманские выборные (депутаты Государственной Думы) занимали места в рядах оппозиции Правительству, примыкая к левому крылу Государственной Думы.
                    Между тем, Правительство совершенно не учитывало роста мусульманского движения в той подготовительной пропагандистской работе, которую вели панисламисты. Объясняется это тем, что вся сила пропаганды мусульман сосредотачивалась в области национального татарского образования, а во главе правительственного надзора за последними стояли лица, которым, по незнакомству с языком и внутренней жизнью мусульман, уловить направление ведшейся в школах национальной работы было не по силам. Во главе таких учебных округов, как Казанский, которому подчинялись губернии Уфимская, Оренбургская и др., с преобладающим мусульманским населением стояли попечителями округов лица, которые ни народного татарского быта, ни его языка не знали, и при них не было даже и посредников.
                    Инспектора народных школ в большинстве случаев, за очень редким исключением, более всего интересовались при исполнении своих обязанностей устройством школьных заведений и числом учащихся, но отнюдь не качеством учебников и их направлением.
                    Между тем, большинство принятых в татарских школах учебных пособий получались из Константинополя, направление их было явно враждебным русским интересам.
                    Учителя татарских школ в своих знаниях и своей подготовленности к занятиям своих должностей были сплошь преданными мусульманству.
                    Еще в 1916 году, например, в некоторых татарских школах в Уфимской губернии было введено требование, чтобы ученики являлись на занятия в турецких фесках.
                    Еще хуже обстояло дело в женских татарских школах, где многие ученицы вовсе не знали татарского языка.
                    Вопрос о наличии панмусульманской пропаганды среди татарского населения России впервые был выдвинут на страницах печати епископом Момадышским Андреем (кн. Ухтомский).
                    Будучи переведен епископом в Уфу, Андрей начал издавать первую газету для татар в желательном для нас направлении, причем газета издавалась на татарском языке, но русским шрифтом.
                    Главным объектом борьбы между епископом Андреем и татарской печатью были религиозные вопросы (т.н. развитие "муххамедизма"), но попутно епископ Андрей обличал и сепаратистские тенденции татарской интеллигенции.
                    Так обстояло дело в центральных губерниях России.
                    В Крыму это движение, за отсутствием достаточно образованных и энергичных работников и в виду встреченного им противодействия со стороны мусульман, опиравшихся на косность и религиозный фанатизм населения и опасавшихся усиления влияния светских элементов и потери своего влияния на население - особого распространения не получило.
                    Здесь главным проводником идей панисламизма и национализма являлись татарские учителя, закончившие свое образование по преимуществу в турецких медресе, и молодые муллы, зараженные уже материалистическим учением, стремлением к реформированию не только существующего социального порядка, но и религиозного учения и пытавшиеся приспособить последнее для службы социальному перевороту.
                    Старшие муллы, заметив надвигающуюся со стороны своих коллег опасность и покушение на разрушение всего религиозного фундамента мусульманской жизни, будучи преданными идее русской великодержавности и стремясь сберечь свято хранимые ими религиозные устои магометанства, обращались за помощью к Российскому Имперскому правительству, но безрезультатно.
                    Одним из наиболее ярких представителей панисламистского движения этого периода в Крыму является бывший редактор издававшихся в Бахчисарае единственной издававшейся татарской газеты в Крыму "Терджиман" Смаил-Мурза Гаспринский. С началом революции 1917 г. сторонники панисламизма усилили свою деятельность, пропагандируя необходимость предоставления мусульманскому населению России вообще и Крыма в частности права самоопределения.
                    Результатом их усиленной агитации явилось образование в мае месяце 1917 г. в г. Бахчисарае, с разрешения Временного Правительства, т.н. Исполнительного Комитета, под председательством нового выборного муфтия Челибджана Челебиева, из 48 выборных членов. Комитет этот быстро захватил руководство всей жизнью местных татар.
                    Одновременно почти в Симферополе, с разрешения начальника гарнизона, образовался "Военно-революционный комитет", под председательством полковника Енилеева, имевший официальной задачей - заботы о материальном устройстве солдат-мусульман в Симферополе.
                    В декабре 1917 г. Исполнительный Комитет после производства дополнительных выборов, превратился в род законодательного органа по делам Крыма, присвоив себе название "Курултай".
                    Центром деятельности "Курултая" был выбран город Симферополь, причем на первых же заседаниях были выработаны "Крымские основные законы", трактовавшие Крым, как самостоятельное независимое государство.
                    Государственным органом "Курултая" по проведению его решений в жизнь явилось вновь образованное, т.н. "Парламентское Бюро".
                    Председателем "Бюро" был избран муфтий Челебиев; военными и внешними делами заведовал Джафер Сейдаметов; финансами - Сеит Джалил Хаттатов и народным образованием - Ибрагим Озенбашлы.
                    "Парламентское Бюро" тогда пыталось захватить краевую власть, но в виду оппозиции, встреченной в "Курултае", и вследствие протеста рабочих масс, вынуждено было отказаться от осуществления этой своей попытки.
                    Тогда же "Парламентское Бюро" вошло в сношение с петлюровским Правительством Украины, пытаясь, через командированного для этой цели в Киев Джафера Сейдаметова добиться признания самостоятельности Крыма и заключить оборонительный союз, но начавшиеся в это время в России октябрьские события и переход советской власти к агрессивным действиям против украинского правительства помешали осуществлению проекта.
                    При переходе в январе 1918 г. Крыма под советскую власть "Курултай" и "Парламентское Бюро" были большевиками разогнаны, а председатель "Бюро" Челебиев убит.
                    Отношения татар и большевиков были натянутыми, и с большевиками работало лишь несколько мусульманских деятелей, причем только один из них учитель Смаил Керимджанов, левый эсер, открыто признал политическую платформу коммунистов.
                    По изгнании большевиков и занятии Крыма германскими оккупационными войсками деятельность "Курултая" возродилась, а из бывших членов "Парламентского Бюро" было образовано национальное татарское правительство, под наименованием "Директория".
                    Войдя в соглашение с германским командованием в лице генерального Командующего и пользуясь поддержкой его, "Директория" открыто проявила свое стремление к созданию независимого Крымского Ханства.
                    В Константинополь был послан в качестве посла учитель Асан Сабри Айвазов, а затем специальное посольство в составе Сеит Джемиля Хаттатова и Джафера Аблаева. Официальное назначение второго посольства - было принесение соболезнования "Курултая", по случаю кончины турецкого султана Магомета V-го, а фактическое его назначение - переговоры с турецким правительством об оказании Крыму материальной помощи. Одновременно в Берлин был командирован Джафер Сейдаметов с докладной запиской, составленной Асаном Айвазовым, о создании самостоятельного Крымского Ханства, под протекторатом Германии. Результатом этих посольств явилось получение 70 тысяч турецких лир в распоряжение "Директории" и предложение генерала Коша Джаферу Сейдаметову составить национальный кабинет министров.
                    Однако попытка составить вышеуказанный кабинет, из-за отказа русских политических деятелей войти в его состав и вследствие отсутствия среди татар подходящих лиц, не удалась.
                    Тогда, по инициативе того же генерала Коша, было образовано правительство, во главе с премьер-министром генерал-лейтенантом Сулькевичем, по рождению литовским татарином. Правительство Сулькевича, вдохновляемое генералом Кошем и опираясь на сочувствие "Курултая" и "Директории", приняло резкий реакционный курс политики, восстановив против себя земские и городские самоуправления и действовавшее через него еврейское население Крыма.
                    Между тем, поражение Германии на Западе и уход немцев из Крыма поставили правительство Сулькевича, не имевшего в своем распоряжении реальной силы, в тяжелое положение и, не имея шансов на успех в борьбе против земства и городов, Сулькевич сложил полномочия, и на краевом съезде земств и городов Крыма было выбрано Крымское Краевое правительство, ставшее на политическую платформу Добрармии.
                    Члены "Курултая" и "Директории", усматривая в Добрармии силу, направленную к объединению России, усмотрели в ней врага своим национальным вожделениям и потому по отношению к Краевому правительству заняли резко враждебную позицию.
                    Исходя из этой враждебности, курултайцы развили сильную агитацию в населении против Крымского Краевого правительства и Директории, призывая население не оказывать последней никакой помощи и не давать людей для пополнения армии.
                    Наибольшего развития агитация эта достигла в Евпаторийском уезде и Ялтинском. Объявленная командованием Крымской Добровольческой Армии мобилизация не дала никаких результатов, т.к. на призыв явились буквально одиночные люди.
                    Тогда Крымское Краевое правительство приняло против "Курултая" и "Директории" ряд репрессивных мер, произведя обыски и аресты наиболее видных курултайцев, в роде доктора Чапчакчи. При обысках были взяты образцы тех агитационных листков с призывами против мобилизации, которые рассылались курултайцами по деревням.
                    Однако Добрармия, не имея пополнений, уступая напору во много раз превосходившего ее в силах неприятеля, была вынуждена отойти к Керчи, и Крым снова был занят большевиками.
                    По занятии Крыма большевиками, "Директория" вошла с ними в переговоры о предоставлении в советском правительстве [мест] представителям местного татарского населения, но успеха это домогательство не имело. Тем не менее, желая гарантировать свою безопасность, "Директория" объявила татарскому населению о достижении соглашения с большевиками и что последние, якобы, обещали не противодействовать ей. Эта прокламация возымела известное действие, т.к. на этот раз татарское население не только не оказало большевикам вооруженное сопротивление, но часть из них, приняв политическую платформу советской власти, пошла к ним на службу.
                    Занятие Крыма Добрармией летом 1919 г. нисколько не изменило враждебного отношения к ней "курултайцев".
                    Вражда эта еще больше усилилась после того, как г-л. [...] закрыл деятельность "Курултая" и других татарских национальных учреждений, созданных в годы реакции. "Курултаевцы" вновь развили свою агитацию среди сельского татарского населения и последнее начало составлять приговоры, написанные по одному шаблону, с протестом против закрытия национальных учреждений, именуя этот акт командования "покушением на права наций".
                    В то же время не прекращалась и агитация против мобилизации, причем наибольший успех эта агитация имела среди татар, населяющих горную часть Крыма. Где в некоторых деревнях Ялтинского уезда, как например, в Капсихоре, Туаке, Вороне, Шелене, Арпате и др., никто на мобилизацию не явился.
                    Равным образом, крайне тяжело проходят мобилизации людей и поставка лошадей для армии в татарских деревнях и сейчас.
                    В то же самое время и местная татарская пресса, руководимая лицами, близко стоящими к курултайскому движению и к кружкам панисламистов, усиленно вела пропаганду.
                    Характерной в этом отношении является статья, помещенная в № 29 от 9 сего мая издающейся в Симферополе газеты "Крым Мусульманлары", под заголовком "Мусульманский мир", автор которой (он же и редактор газеты) Сеит Мемет Меметов проводил мысль о необходимости объединения мусульман, указывая на то, что случившийся в России государственный переворот дает возможность 35-и миллионам мусульман, живущим в России, выйти на арену политической жизни с своим правительством и войском, рекомендуя приложить все усилия к объединению вокруг Турции для образования великого и сильного ислама.
                    Деятельность панисламистских кружков особенно усилилась с началом в Турции национального движения, возглавляемого Кемаль-пашой.
                    Во исполнение решений панисламистской конференции в Сивасе (в конце апреля с.г.), вожди названного движения приступили к широкой организационной и агитационной работе: собрали крупные суммы денег, посланы агитаторы во все государства, где проживают мусульмане.
                    Агенты панисламизма проникают в Крым из Турции под видом купцов, привозящих товары.
                    Местом отправления таких агентов является Трапезунд и Ризе. Проводниками служат татары, отчасти работающие идейно, а частью за деньги.
                    Чтобы ускользнуть от встреч с нашей пограничной стражей, "купцы" эти направляют свои шхуны на пустынные берега между Судаком и Феодосией, где принимают и направляют закупленное в Крыму оружие для вывоза в Турцию.
                    Пунктом скупки оружия является Карасубазар и его окрестности.
                    Необходимо констатировать, что участники панисламистского движения принадлежали к различным политическим партиям от монархистов до республиканцев, но сколько-нибудь ясно выраженной симпатии к идеям коммунизма среди татар не замечено.
                    Довлеющая, преобладающая мечта панисламистов - возрождение и величие ислама и наблюдая текущие сообщения, наблюдая давление Антанты на Турцию и усматривая в Русской Армии препятствие к осуществлению своих национальных вожделений, панисламисты надеются, что поддержанная Германией Советроссия в конце концов одолеет Антанту, освободит Турцию от гнета иностранцев-победителей и даст возможность восстановить могущество империи Османисов, объединив вокруг нее весь мусульманский мир.
                    Этим объясняется упорное враждебное отношение курултайцев, фанатичных приверженцев панисламистской национальной идеи - к правительству Юга России, в котором они усматривают нового собирателя земли Русской.
                    Указанная враждебность курултайцев к начинаниям, исходящим от правительства Юга России, ярко проявилась и на созванном в мае месяце сего года в гор. Симферополе, по инициативе главнокомандующего Русской Армией, татарском съезде, имевшем своей целью выяснение стремлений и желаний татарского населения, в области устроения его жизни, организации культурно-просветительской работы и реформирования, так называемой Вакуфной комиссии.
                    Курултайцы, оставшись неудовлетворенными узкой программой съезда, отсутствием в ней выдвигаемых ими политических вопросов, сделали первоначально попытку придать работам съезда политический характер.
                    Для этого лидерами курултайцев докторами Чапчакчи и Куртиевым, на предварительных совещаниях по поводу съезда было предложено вынести на съезд требование восстановления деятельности "Курултая" в прежних рамках и заявить протест против назначения председателем съезда г. Перлина (б. Начальника Гражданского Управления).
                    Когда же из совещаний выяснилось, что предложение это для умеренной части татарских представителей неприемлемо, то курултайцы бойкотировали съезд, развивая соответствующую агитацию против него в деревнях.
                    Результатом панисламистской, враждебной нам агитации явилось развитие среди местного сельского татарского населения особой замкнутости, отчуждения и систематического пассивного противодействия нашей власти.
                    Выше отмечено об уклонениях татарского населения от выполнения своего долга перед Армией при мобилизациях и поставке лошадей. Донесения чинов администрации единогласно подчеркивают, что татарское население чинит систематическое пассивное сопротивление чинам администрации и упорно отказывается от всяких совместных действий по водворению порядка в крае.
                    Так, например, будучи точно ознакомлено с местонахождением шаек зеленых, зная их притоны, зная все подступы к последним, татары упорно скрывают все им известное от наших властей. Все попытки получить от татарского населения нужные нам сведения - остаются до сих пор бесплодными. Мусульманское население живет особняком, замкнувшись в своем кругу, имея своих руководителей и открыто подчеркивает свое недоверие к нашей власти.
                    Таковые результаты двухлетней работы курултайцев, они не думают успокаиваться на достигнутых результатах и ныне под предлогом необходимости реформирования национальной школы подготавливают кадры новых агитаторов.
                    Так, при Симферопольской Уездной Земской Управе в конце июля месяца сего года открыли ежемесячные курсы для сельских учителей, причем преподавателями приглашены исключительно лица, известные по своим прошлым связям с панисламистским движением.
                    1. Исмаил Леманов, уроженец Крыма, 45 лет, окончил Симферопольскую учительскую татарскую школу, а затем благодаря влиянию известного панисламистского деятеля (ныне покойного) Исмаила Гаспринского, закончил образование в Египте в университете. При содействии того же Гаспринского, издавал в
                    г. Каире газету на арабском языке панисламистского направления. Впоследствии Леманов был секретарем мусульманской фракции Государственной Думы 1-го и 2-го созывов, затем членом "Курултая".
                    Во время диктатуры большевиков в гор. Симферополе в 1918 году был комиссаром народного образования среди татар, занимая эту должность и во второй период владычества большевиков в Крыму.
                    При всех сменах власти Леманов занимал должность заведующего мусульманским отделом народного образования при Губернской Управе, каковую занимает и в настоящее время.
                    2. Усеин Абдурефиев Боданинский, уроженец Крыма, 40 лет, окончил Симферопольскую татарскую учительскую школ и Московскую школу рисования, после чего продолжал свое образование в Париже, а затем, приобретя известность в художественном мире - был назначен директором Петроградской школы рисования.
                    Во время существования "Курултая", Боданинский состоит в числе членов последнего и был назначен директором Ханского дворца и по охране древних памятников и вообще всех художественных древностей.
                    В первый период диктатуры большевиков в Крыму в 1918 году, Боданинский был комиссаром финансов и управляющим делами Совета народных комиссаров Крымской советской социалистической республики.
                    3. Абдулла Адабаш, он же Темурджан, журналист, литературный псевдоним "Четыртавли", уроженец Ялтинского уезда, 30 лет. Первоначальное образование получил в Крыму, а дальнейшее в Турции, где изучил науки на юридическом факультете "Хукуль".
                    Во время пребывания в Турции, Адабаш состоял членом турецко-татарского комитета, организованного в 1905 году в Константинополе, целью деятельности которого было распространение идей панисламизма и объединение Крыма. С открытием Крымско-татарского "Курултая", он был приглашен в Крым и избран в члены "Курултая", заняв, кроме того, и должность инспектора по народному образованию.
                    При всех сменах власти Адабаш все время работал в татарских организациях (а во время диктатуры большевиков, кроме того, занимал должность учителя).
                    В настоящее время Адабаш издает ежемесячный литературный журнал на татарском языке, под названием "Ешиль-ада".
                    Как в Турции, так и в России, он хорошо известен своими горячими статьями в защиту идей панисламизма.
                    4. Сеит Джелил Шемьи, мещанин г. Бахчисарая, 30 лет, первоначальное образование получил в Крыму, а затем в богословских "медресе" в Турции, где и состоял членом турецко-татарского комитета.
                    С открытием "Курултая", был избран в члены последнего и принимал участие в создании органа "Курултая" - газеты "Миллет", также сотрудничал и в других издававшихся в то время газетах. В настоящее время принимает участие в издании газеты "Крым Мусульманлары Седасы", приобрел известность своими статьями, касающимися национального вопроса.
                    По своим убеждениям Шемьи панисламист, но особенно деятельного участия в этом движении не принимает.
                    5. Мустафа Февзи, уроженец Крыма, 30 лет, первоначальное образование получил в Крыму и окончил учительский институт в Турции, где состоял членом турецко-татарского комитета.
                    С открытием "Курултая" был приглашен в Крым и избран в члены последнего, работая инструктором по народному образованию. При всех сменах власти и во время большевизма Февзи занимал должность народного учителя. В настоящее время он состоит директором Симферопольского женского института. Февзи также, как и все члены турецкого комитета, по своим убеждениям панисламист, но активной деятельности в этом направлении не проявляет.
                    6. Мемет Абдулаев, уроженец Крыма, 25 лет, окончил Симферопольскую турецко-татарскую учительскую семинарию (Рушдие) и учительский институт в Константинополе. В Турции Абдулаев состоял членом турецко-татарского комитета, а в 1918 году был приглашен "Курултаем" в Крым, в качестве инструктора по народному образованию. Состоял членом "Курултая" и все время работал в Курултайских организациях.
                    Сравнивая развитие мусульманского движения в Центральной России и в Крыму в периоды революционных событий 1904-05 гг. и в 1917-18 гг. - необходимо прийти к выводу, что одной из самых действенных причин развития в последнее время среди крымских татар националистического сепаратизма является зарубежное влияние.
                    В то время, как татарское население приволжских губерний, где мусульманский элемент особенно силен, как количественно, так и культурными силами, где сосредоточен центр умственной жизни всего русского, мусульманства, в годы великой разрухи, постигшей Российскую державу, оказалось с самого начала революционных переворотов 1917-1918 гг. самым консервативным. Крымские татары, не имевшие ранее местных политических, руководящих центров, внезапно открыто выдвинули лозунги сепаратизма.
                    В то время, как все усилия Советской власти привлечь вожаков татарского населения Приволжья к участию в коммунистическом движении, встретили резкий отпор татарских вождей, не только не соблазнившихся посулами советских властителей, но начавших при помощи сформированной в Казани в начале 1918 года "зеленой гвардии" открытую борьбу с Советской властью - в Крыму одновременно, несмотря на противодействие русских властей, вспыхивает сепаратистское движение.
                    В Казани с начала 1918 года создается особая, так называемая "Забулачная Республика", возглавляемая известным мусульманским присяжным поверенным Алкиным и его сыном офицером, поддерживаемая народным мусульманским формированием "зеленой гвардии".
                    Большевики из всего татарского населения успели привлечь на свою сторону лишь ничтожную группу фанатиков религии, группировавшихся с 1905 года вокруг Сардара Ваисова.
                    Однако соглашение Сардара Ваисова с Советом Казанской республики было для него роковым. В ночь на 17-е февраля красный штаб Сардара Ваисова был окружен "зеленой гвардией" и сам он и весь его штаб, вследствие отказа сдаться, были перебиты.
                    Казанский Совнарком устроил торжественные гражданские похороны Ваисова и его штаба, но в процессии из татар никто участия не принял.
                    Желая привлечь татарское население на свою сторону, Казанский Совнарком назначил торжественное поднятие на башню Сюимбеки полумесяца, взамен двуглавого орла.
                    Мусульмане на означенное торжество не явились. Исчерпав способы мирного улаживания наметившегося политического расхождения с мусульманами, Совнарком пытался подчинить татар силой, но политика эта, произведенная в ночь на 21-е января 1918 года, встретила вооруженный отпор "зеленой гвардии" и закончилась перемирием.
                    Воспользовавшись "передышкой", Совнарком вызвал матросские батальоны и при их помощи произвел разоружение татарского населения Казани.
                    Однако начавшийся конфликт с мусульманами этим насилием ликвидирован не был, и в результате, опасаясь отмщения, Совнарком вынужден был оставить в Казани экспедиционные войска, а параллельно с этим приступил к разработке проекта учреждения "Приволжских соединенных татарских штатов".
                    В текущем году в печати было известие о том, что декретом Московского Совнаркома учреждена особая "татарская республика".
                    Из этого можно заключить, что настроение мусульманского населения Центральной России остается враждебным к Советской Власти и принуждает последнюю искать компромиссов.
                    Совершенно иное направление мусульманского движения в Крыму должно быть объяснено исключительно наличием зарубежных влияний, питаемых наблюдаемым распылением великого государства.
                    Это мнение находит подтверждение в том обстоятельстве, что расцвет наблюдающегося в Крыму панмусульманского движения совпадает с приходом в Крым немцев и установлением после крушения Турецкого фронта связей с Турцией.
                    Поэтому развивающееся в Крыму среди татар движение должно привлечь особое внимание власти для изыскания путей к его парализованию.

                    Подлинный подписал: сенатор, генерал-лейтенант Климович.
                    С подлинным верно: помощник начальника отдела, полковник Самохвалов.


                    Примечание: настоящая архивная копия снята с дела № 19 фонда Таврической судебно-следственной комиссии (контрразведки) Добровольческой армии за 1920-й год.
                    Зав. Секретным архивом ЦАУ Крым. АССР Вербов А.
                    Копия с копии.
                    (сов. секретно).

                    http://fond.moscow-crimea.ru/history/20vek/punitive2.html
                    згорнути/розгорнути гілку відповідей
                    • 2010.05.11 | Крымец

                      О ПРОИСХОЖДЕНИИ И РАЗВИТИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

                      В настоящее время татары распространены по всей территории полуострова, особенно густо населяют горные части Крыма в Ялтинском и Симферопольском уездах. Из общего числа населения полуострова 720 тысяч душ по данным переписи 1921 г. татары составляют 26.000 ч. или около 26% (17,5%). Этот небольшой процент объясняется большим численным значением в Крыму городского населения, среди коего татар очень мало, всего около 4%. Татарское, сельское население составляет около 4%, процент этот ниже в северных и восточных частях Крыма, а в Ялтинском уезде - доходит до 80%. В настоящее время можно считать вымершим среди татар после голода 1921 - 22 г. от 15 до 20%.
                      Время появление тюрко-татарских племен в Крыму лежит в глубокой древности, по всей вероятности оно совпадает с периодом переселения народов. Предшественниками их принято считать разные Арийские племена, особенно готов и греков, значительная часть которых в 5 и 6 веках после Рождества Христова, под натиском восточных народностей ушли на запад, оставшиеся же смешались с пришедшими татарами. Разные турецкие племена (хазары, угры, печенеги и куманы), проживали от 7 до 12 века на крымской территории, но уже в 12 веке орды Чингиз-Хана своими набегами причиняли много беспокойства им. Внук этого Хана Батый, основавший Кипчакскую орду, утвердил власть свою в Крыму не в форме одного ханства, а под властью, подчиненных ему вассалов - беев.
                      Один из наследников Батыя Орин Тимуру в 1225 г. уступил за известную плату часть южного и восточного побережья городов (Судак, Балаклава, Старый Крым, Керчь
                      и т. д.) - свои образцово организованные базы для развития торговли с Востоком. Развитие меновых отношений, обязанность Верховного татарского Властителя в Крыму защищать колонии городов от грабежа бейских орд, а с другой стороны стремление обеспечить себе [безопасность] от Генуэзцев требовали создания более централистического аппарата, так создалось Крымское Ханство в 1443 г. Первым Ханом был Гаджи-Гирей (от слова Гирей - пастух, потому что он якобы в детстве во время татарских смут был спасен пастухом), отсюда все татарские Ханы носили название Гирей - пастух.
                      Турецкая империя находилась в непосредственной близости к Крыму, естественно не могла не проявить своей захватнической тенденции по отношению к Крымскому Ханству. С 1475 г. Крым попал под Турецкий протекторат. Ханы стали назначаться Султаном, в этом же году создался конфликт между турками и Генуэзцами на почве неуплаты установленных для них податей и таможенных пошлин, вследствие чего турецкими войсками были заняты города Генуэзцев.
                      По отношению к России Крымские татары с первых же времен играли роль нежелательных соседей. Крымские Гиреи часто вступают в союз с теми из русских бояр, кто им лучше заплатит, но в то же время не отказываются и от вступления в дружеские отношения с врагами этих же бояр, если их интересы этого требуют. Так, например, Менгли-Гирей заключил союз с Великим князем Иоанном III против Литвы, крымские татары (как союзники) участвовали в длительной борьбе с Литвою, но в то же время вступили в союз с Польским королем Казимиром, потом Сигизмундом первым.
                      В течение 15, 16 и 17 веков крымские татары и присоединившиеся к ним из Золотой Орды (на северной части Тавриды и берегах Азовского моря) ногайские татары своими разбойничьими набегами служили постоянной угрозой северным соседям. Их полчища иногда доходил до Рязани, Тулы, Астрахани и даже Москвы. Русские защищались против них казаками (запорожцы, полтавские донцы), которые исполняли обязанности пограничных войск.
                      Крымских ханов было всего около 20, история их царствования пестрит постоянными войнами с русскими, которые со времени Царя Иоанна IV перешли из прежней самозащиты к агрессивным действиям против своих соседей.
                      Русские полководцы (боярин Шереметьев в 1559 г., фельдмаршал Миних), донские и украинские казаки несколько раз вторгались в Крым, разрушали татарские города. В 1771 г. князь Долгоруков овладел почти всем Крымом, бывший там тогда Селим-Гирей бежал в Турцию. Татарские беи и мурзаки избрали в ханы Шагин-Гирея. Екатерина Вторая послала ему грамоту, в которой признала его независимым ханом. Князь Долгоруков со своими войсками оккупировал Крым. Вскоре после этого Крым официально отделился от Турции. Султан решительно протестовал против нарушения его прав, как халифа в Крыму и требовал вывода русских войск из Крыма и ограничения плавания русских кораблей по Черному морю.
                      В процессе последующего ряда междоусобных войн в сущности боролись два течения. Одно брало ориентировку на Россию, поддерживаемую золотом Екатерины Второй, другое на Турцию. Первое оказалось более соответствующим условием, в 1783 г. Крым был окончательно присоединен к России, как Таврическая область.
                      Время самостоятельного существования Крымского ханства являлось подлинным выражением национальных условий, не нарушенных чужим насильственным вмешательством и поэтому необходимо вкратце остановиться на этом пункте. Феодальное общество, как вообще у всех восточных народов, хотя в экономической структуре вполне сходно с Западным феодализмом Крымских татар, не имеет своеобразной рамки. Безограниченным господином крымской земли являлся Хан. Столица его находилась то в Старом Крыму, то в Бахчисарае, то в Карасубазаре, его заместителем являлся Калга, за ним следует длинная иерархическая лестница разных чиновников все из сословия беев (дворяне первой категории) или мурз (дворяне второй категории). Ханство разделено было на 6 каймаканств, каждое каймаканство - на кадалыки, в каждом кадалыке было несколько деревень.
                      К привилегированному сословию принадлежало и духовенство, во главе с муфтием, который в силу энциклопедического характера Корана, дозволившего в нем найти толкование на все отрасли жизни, исполнял еще и судебные функции. В силу общей замкнутости [неразборчиво] духовенство имело безграниченную духовную власть над темными массами и все время удачно могло исполнять свою главную задачу отождествлять религиозные и национальные интересы в глазах народа, ссылаясь на Коран. С развитием новых товарных форм хозяйства, чему много способствовали генуэзцы, возросли потребности ханов-Беев и мурз. Роскошь Ханского дворца стала принимать сказочные размеры. Это обстоятельство сопряжено с одной стороны с чрезмерной эксплуатацией низших классов, а с другой с набегами на соседей. Ремесленники, как класс, появляются в это время, они делились по отраслям на несколько каст, каждый из коих имел своего нахиб (голова). Система эта есть безусловно своеобразное отражение цехов, перенятое у генуэзцев. Купечество появляется к концу этого же периода, но особенное значение в силу отсталости ремесленников еще не приобретает. Низшие сословия каракемики (чернокостные) пока как и названия показывают были отдалены от высших сословий глубокими пропастями и находились в сильном экономическом порабощении.
                      В системе рабства, которое европейскими народами в эту эпоху уже можно считать вполне замененными чисто крепостными отношениями, здесь продолжали свое существование не в античных, а специально восточных формах (смешано с крепостными формами). Источниками приобретения рабов являлись частые походы на соседей, особенно - на северных народностей.
                      Численность татарского населения Крыма была в это время и в абсолютном и процентном отношении гораздо большей. После присоединения Крыма к России, значительная часть их, боясь репрессий со стороны русского завоевателя, эмигрировала в Турцию, особенно в Анатолию и Добруджу.
                      Впоследствии такие эмиграционные движения повторялись несколько раз в 1803 г. при Александре I, после освобождения в 1862 по 1896 г. и наконец в 1902 г. некоторое количество крымских татар переселилось в единоверную Турцию в нынешние революционные годы и живут эти эмигрировавшие татары в разных частях Малой Азии, Румынии и Добрудже (ставшей к тому времени румынской). И насчитывается около полутора - двух миллионов человек, т. е. во много раз больше, чем татар осталось в Крыму. Они живут сплошной массой, хорошо сохранили свою национальность, поддерживая тесную связь с оставшимися в Крыму.
                      Другой осколок крымско-татарского племени живет в западно-русских и литовских городах (это так называемые литовские татары), они остались из попавших в плен крымских татар во время многовековой борьбы между Крымским и Литовским государствами. Правда, ядро их составилось из волжских татар, однако наиболее тесные связи литовские татары поддерживали с крымскими в качестве связывающего звена между татарами крымскими и западно-европейским культурным миром, они имеют большое значение.
                      С присоединением Крыма к России начинается эпоха национальной борьбы, двухсторонняя эксплуатация татарского сельского населения русской Империи со своими мурзаками. Сословное деление татар после 1783 г. не изменилось, мурзаки после первого момента национального отчаяния поддержанного Турцией, стали ревностно служить русскому Правительству. Дело в том, что Правительство нашло возможным для себя и выгодным включить беев и мурзаков, могущих доказывать свое благородное происхождение старыми ханскими грамотами, в ряды русского дворянства даруя тем самым присвоенные им привилегии. Среди таковых наиболее важной для мурзаков была привилегия землевладения. Кроме того, сообразно примеру России Правительство старалось и отчасти успело обратить крымских татар, крестьян искони хотя формально свободных в настоящую крепостную зависимость от мурзаков. Ширинский Бей в 1784 г. занял пост Губернского предводителя дворянства и после этого мурзаки стали играть большую роль в администрации, в дворянских учреждениях в армии и впоследствии в земстве. Таким образом, татарское дворянство стало постепенно лояльным русскому правительству. Отношения несколько омрачились только во время турецких войн 19 века и во время Германской войны. Однако никогда такие симпатии не нарушали общие лояльные отношения к Правительству.
                      Несмотря на тенденции всегдашних царских Правительств, посредством привилегий, данных православию, вытеснить иноверцев и укрепить свое господствующее положение поотношению к фанатичному магометанству, агрессивные православные линии особенно первое время уступают известной терпеливости.
                      Татарское сельское население, как сказано выше, всегда находилось под сильным влиянием своего духовенства. Это влияние не прекратилось с присоединением Крыма к России и по сей день. Избавление от него идет строго параллельно с общим поднятием культурного уровня татарского села. В виду медленности темпа последнего - это влияние чуть заметно слабеет. Только великие потрясения мировой и гражданской войны внесли некоторое ускорение в силу очевидных причин: военная служба многих татар, пребывание за границей, перемена власти и с этим быстрая смена разных идеологий.
                      Действительно, последний год показал, что известный кризис в религиозном настроении татар уже наступает. Особенно заметно это среди рабства предрассудков Корана, что, конечно, часто сопряжено с упорным сопротивлением со стороны старших консервативных членов татарского села.
                      Со времени присоединения Крыма к России, центром церковно-мусульманской организации является Мусульманское духовное управление во главе с муфтием. Доходами духовенства являлись поборы с населения строго предписанные и ограниченные Кораном. Кроме того, духовенство владело обширными земельными богатствами, составившимися из земель, пожертвованными мечетям ханами и другими правоверными. Это так называемые вакуфные земли, на доходах от которых содержались мечети и школы.
                      Мусульманское духовенство было всегда оппозиционно настроено к русскому правительству, из понятных религиозных убеждений, оно всегда было всей душой на стороне Турции, с которой было связано тесными связями своего существования с мусульманской религией.
                      Татарские, сельские учителя делили с муллами свое влияние на деревенское население. Организация школьного дела в Крыму с первых времен присоединения и до конца самодержавного строя носила сильный отпечаток русско-центристских тенденций (обязательное изучение русского языка), но с другой стороны не прекратилось существование тех полуцерковных и полусветских школ, в которых преподавалась татарская грамота, мудрость Корана и т. д. Несмотря на затруднительную грамоту, процент грамотности среди татар довольно высок - 35%. Учителя татары учились в татарских семинариях - медресе (каковых было в Крыму - 2, один из них высшего типа в Бахчисарае).
                      Очень многие из учителей учились в Турции, где получили шовинистско-националистическое воспитание. Впоследствии эта группа стала наиболее восприимчивой к восприятию модернистских идей. Модернистское движение распространилось и среди мусульман России. Вследствие своей активности оно быстро взяло в свои руки руководство инертной татарской массы. Мы помним представителей этого движения в Государственной Думе всех созывов в качестве "мусульманской группы" - всегда шедшей с прогрессистами и в то же время упорно националистической.
                      В общеисламско-модернистское движение маленькое крымско-татарское племя также внесло свою лепту. Вследствие своей отсталости, бедности и малочисленности и географического положения ему пришлось черпать европейскую культуру из русских и турецких источников. Поддерживающее западнические тенденции крыло этого движения шло в русские школы (гимназии и университеты, сближаясь с русской интеллигенцией). Другое крыло было полно национальных стремлений, шло учиться в Турцию и приносило оттуда ненависть к русофикаторской политике русского правительства.
                      Так постепенно образовалась какая-то русско-турецкая татарская интеллигенция из недавно образовавшихся купцов и главным образом из учительства, также охваченного новыми идеями. Вожаком этого движения в Крыму являлся Исмаил Бей Гаспринский, собравший вокруг себя группы более просвещенных татар, своих единомышленников, издававший в Бахчисарае газету "Переводчик" на татарском языке, широко распространявшейся среди казанских и кавказских татар. Он учил в согласии с вышеизложенным, что народ крымских татар есть лишь небольшой оттиск тюркотарского племени, представителями которого являются турки-османы. Необходимо слиться со всей общей массой этого племени, создать общий язык и сообща отстаивать свою культурную независимость. Ввиду этого Гаспринский стоял в тесной связи с возрожденческими кругами в Турции (где и сам получил образование), приблизил он свою газету "Переводчик" и другие свои издания к турецкому литературному языку (избегая только принятых там иноплеменных слов персидских и арабских), всячески пропагандируя светское образование.
                      Несмотря на тесную связь с Турцией, Гаспринский никогда не призывал к отделению Крыма от России и присоединению его к Турции (быть может, только из осторожности).
                      Популярность Гаспринского среди крымских татар была чрезвычайно велика, ему удалось создать среди них более или менее одинаковое общественное мнение. Его ближайшими сподвижниками были: Айвазов, Джафер Сеит Амет, Хаттатов, Байбуртлы, Акчокраклы и др. Все они учились и часто бывали в Турции и работали одни в области просвещения, другие в хозяйственной, третьи в политике и публицистике. После смерти Гаспринского, в 1915 г. эта группа вместе с новым поколением работников продолжала его дело в прежнем направлении.
                      Таково было состояние крымско-татарского народа к началу революции. Когда последняя разразилась, то в татарах выделялись в первую очередь широко распространенные вышеописанные движения и долго сдерживавшиеся националистические тенденции. Заговорили о национально-культурной автономии, о федеративной связи Крыма с Россией. Выборы в учредительное собрание дали депутатов из татар сплошь из группы Гаспринского.
                      Октябрьский крымский переворот не был крымскими татарами воспринят совершенно. Крым к нему не присоединялся, только в январе 1918 г. удалось водворить Соввласть в Крыму и то после упорной борьбы. С этого времени существуют враждебные отношения между крымскими татарами и коммунизмом, продолжавшиеся до сего дня.
                      Крымские татары коммунизма не восприняли ни в какой его фазе. Этому существует ряд причин. Во-первых, это ислам - есть учение, лишенное всяких признаков коммунизма. В то время как Евангелие проявляет частично коммунистические тенденции. Коран, напротив, защищает собственность и прославляет зажиточность и хотя настойчиво предписывает оказывать установленную помощь бедным и в то же время предостерегает от расточительности в деле благополучия. Во-вторых, татары, будучи главным образом средними и мелкими землевладельцами, отклоняющими всякое общее владение (у них никогда не было общин), в-третьих, среди крымских татар нет настоящего фабричного пролетариата, а есть лишь чернорабочие в городах и сельскохозяйственные рабочие в имениях. И те и иные не имеют большого социального значения, темны и инертны. В-четвертых, вышеописанное глубоко проникшее в умы татар мусульманское националистическое движение сделало для них совершенно неприемлемой идею Интернационала и непонятной классовую точку зрения. Наконец, татар, по существу, людей мирных, сильно отпугнул от Соввласти террор, проявлявший себя особенно черноморскими матросами.
                      В 1918 г. в Ялте, Севастополе, Евпатории и др. местах Крыма в руках татар была готовая военная запасная сила - запасной эскадрон Крымского конного полка, всегда стоявшего в Симферополе, Бахчисарае и Ливадии, а во время войны находившегося на фронте, составленный из местных татар.
                      Между этими эскадронами приверженцами татар и Учредительного собрания (носившими все вместе общую кличку эскадронцев), с одной стороны, и советскими силами, главным образом, матросами - с другой, происходила в Крыму длительная война. Она еще осложнялась национальной враждой, ибо греческое сельское население, довольно многочисленное, особенно на Южном берегу Крыма, стало из исконной вражды к татарам на сторону Соввласти. В пылу этой борьбы много татар было убито греками, в ответ на что почти все греческие селения были истреблены татарами. Всякая политическая национальная резня прекратилась вследствие занятия Крыма германскими войсками в апреле 1918 г. после короткой борьбы с Соввластью, одержавшей было уже верх в Крыму.
                      За все время Германской войны татары хотя и держали себя вполне лояльно по отношению к России, все же в глубине души были на стороне Германии и Турции. В Германии они видели единственную исконную защиту ислама, симпатизировали ей также вследствие издавна установившихся прекрасных отношений с крымскими немцами-колонистами (на основе обоюдности в хозяйственности). Ввиду этого германские войска, изгонявшие из Крыма ненавистный татарам советский режим, были встречены ими с восторгом. Отношения установились сразу наилучшие, направлением германской политики в то время было, как известно, ослабление централистических сил в России, использование всех сепаратистских стремлений для ее поражения. Национальные тенденции крымских татар оказались здесь вполне кстати.
                      По примеру гетмана на Украине, потребовалось поставить во главе Крыма какого-нибудь татарского генерала. За неимением настоящего - полутатарина генерала Сулькевича, которого и сделали начальником края.
                      Был собран национальный татарский парламент - "Курултай", - открывшийся торжественно в Бахчисарае, в Ханском дворце, заседавший потом в Симферополе. Его состав был следующий: небольшая группа представителей мурзаков, реакционная и в национальной политике неустойчивая; небольшая учительская группа, по существу профессиональная, почти во всем примыкающая к национальному центру; несколько социалистических депутатов, не имевших никакого значения; почти вся масса членов "Курултая" принадлежала к партии "Милли-Фирка" (народная партия). Это все та же национально-демократическая обновленческая группа - интеллигентская, связанная с Исламом и с Турцией, последователей Гаспринского. Председателем "Курултая" был уже упоминавшийся Джафер Сеит Амет; наиболее видными деятелями - Айвазов, Хаттатов и др. Горячие головы среди членов "Курултая" стали мечтать о восстановлении независимости Крымского Ханства при поддержке и протекторате Турции. Более уравновешенные ограничивались автономией с требованиями беспрепятственного развития национальной культуры и т.п. Все эти стремления, к тому же и не редко преувеличивавшиеся русской прессой, возбуждали большую тревогу в русских кругах Крыма.
                      На коммунальных выборах этого периода, проходивших в городах Крыма, - в значительной доле русские партии: социалисты и кадеты. Все враждебные сепаратистским движениям "Курултая".
                      Германские оккупационные власти тем временем также уклонились несколько от прежней программы. Повсюду на Украине и на Дону стали поддерживать кадетов, в Крыму им пришлось к тому же принять во внимание, что татарскому населению не принадлежит большинство в Крыму, что безнадежно поддерживать его сепаратизм перед лицом в два раза большего, хоть и растерзанного последними раздорами русского населения. Германские оккупационные силы с начавшейся в Германии революцией вообще ослабели, таким образом осенью 1918 г. Правительство Сулькевича было сменено.
                      Его место заняло так называемое Крымское Краевое Правительство во главе с Соломоном Крымом (быв. член Государственного совета), почти сплошь составленное из кадетов, крупных крымских собственников. Правительство это ориентировалось на "Единую Россию" и относилось до этого подозрительно к татарам, помня недавний "Курултай".
                      Попытавшись опираться на русские местные элементы, расхлябанные и инертные, Краевое правительство принуждено было, наконец, обратиться за поддержкой к Добровольческой армии, которая и послала свои части в Крым. Отношения с татарами были все время крайне натянуты. Тем временем на Украине пала власть гетмана, а затем и власть сменившего его Петлюры и Советские войска заняли Украину, а впоследствии и Крым в 1919 г. (кроме Керченского полуострова).
                      Встреченная татарским населением недоброжелательно, Советская власть старалась все-таки наладить с ним отношения. Крым был объявлен отдельной Республикой, связанной федеративно с Россией. В его Совнарком вошло несколько наркомов - татар. В виду того, что последние были казанскими татарами - коммунистами, татарское население Крыма никак не хотело видеть в них своих Представителей.
                      Вся коммунистическая политика Правительства встречала в татарских кругах осуждение. Татары-крестьяне, татары-торговцы, татары-националисты не принимали коммунизм. Не исправила отношения искренняя поддержка, оказанная татарскому народному образованию со стороны Соввласти. Конфликт остался не разрешенным, ибо уже в июне 1919 г. Сов. войска должны были покинуть Крым под давлением Деникина, который после этого продвинулся далеко на север. Согласно со своим лозунгом "Великая Единая Неделимая Россия", он, конечно, ничего и слышать не хотел о каких-то национальных стремлениях крымских татар. На управление Крымом был назначен обычный губернатор, нисколько не интересовавшийся татарами. Среди последних царило острое неудовлетворение, на частые мобилизации для пополнения сражавшейся на севере армии - татарское население отвечало массовым дезертирством, с которым власть не в силах была бороться. После катастрофы Деникина более либеральный режим Врангеля встречал среди татарского населения больше сочувствия. Все-таки с татарами считались, с ними разговаривали, их интересы принимались во внимание при составлении Врангелевского земельного закона. Однако, видя в Крыму "зерно будущей Великой России", он не мог, конечно, удовлетворить национальные стремления татар. Отношения постоянно портились вследствие тупой политики администраторов старых реакционных генералов. Врангелевские мобилизации также не имели успеха: призывники уходили в горы, увеличивая собой кадры зеленых. Зато невозбранно развивалась национальная школа и существовала свободно-татарская пресса. Тесная связь Врангеля с Константинополем позволяла и татарским вождям постоянно сноситься с Турцией.
                      Внешняя политика, как Деникина, так и Врангеля, ориентировавшаяся на Антанту, не пользовалась симпатиями татар, склонявшихся в сторону Германии и Турции.
                      Русское население относилось к татарам подозрительно, видя в них курултайцев. На коммунальных выборах в качестве представителей татар проходили все, т.е. националисты. С крушением власти Врангеля и прихода Соввласти в ноябре 1920 г. отношения между Соввластью и Крымскими татарами устанавливаются снова враждебные. Татарам уже по изложенным причинам не приемлем коммунизм. Порицая принесенные ими с собой централистические тенденции, порицая террор первых месяцев пребывания Соввласти в Крыму, татарское население всячески поддерживает укрывшихся в горах Врангелевцев - зеленых. Служат им разведчиками, снабжая продовольствием, скрывая их пребывание от особых отделов. На этой почве разгорается упорная борьба между чрезвычайными органами власти и татарским населением, во время которой много татар погибло, много принуждено было уйти в горы к тем же зеленым. Борьба эта особенно остра была летом 1921 г.
                      Для отношения крымских татар к коммунизму характерно, что из их среды почти никто не пошел в партию. Татарские, партийные работники в Крыму, почти все казанские татары. Немногочисленных Крымских татар коммунистов татарское население категорически не признает своими представителями. Татары охотно пошли работать в национальные отряды Наробраза, Собез, поддерживая всячески культурные начинания, воздерживаясь от политической поддержки Соввласти, по представлении которой Крым обязательно должен быть сделан федеративной единицей в составе РСФСР. Под сильным татарским влиянием делались татарам всяческие авансы.
                      После 1921 г., когда окончательно выяснилось, что ждать зарождение коммунистического движения среди крымских татар безнадежно, началось сближение между Соввластью с татарскими "беспартийными" группами. К этому власть понуждалась особенно также вопросом о "зеленых", доставлявших много беспокойства и сильных только поддержкой татар. Была собрана беспартийная, татарская конференция, где был категорически поставлен вопрос об отношении к власти и о зеленых. Татарское население послало на конференцию своих представителей опять-таки из числа все тех же сторонников национально-демократического движения, которых мы видели в "Курултае", в качестве партии "Милли-Фирка", которые потом фигурировали, как представители татарского населения под кличкой "курултайцев". Они сразу взяли тон чрезвычайно независимый, веско критиковали политику Соввласти.
                      Во время дебатов Секретарь Областного комитета РКП старался умерить претензии татар заявлением, что со мнением татарского населения можно не считаться, ибо оно в Крыму составляет незначительное меньшинство, на это один из вожаков татар ответил [...] несколько тысяч коммунистов, меж тем как за спиной их депутатов конференции стоит 185.000 татар в Крыму и полтора миллиона вне Крыма. Этот выпад чрезвычайно характерен для этой группы.
                      С беспартийной конференцией Сов. Власть хотела считаться и должна была считаться. Ей импонировало большое гражданское мужество, с каким татары отстаивали свои позиции, несмотря на явную опасность личных репрессий, мужество, какое Сов. Власть не встречала в русской, беспартийной среде. Такую стойкость эти люди черпали из своего неподдельного, большого политического темперамента и из истинного убеждения и единодушия татарского народа (которое отрицать нельзя).
                      Результатом конференции явилось то, что татары обещали не бороться против Сов. власти. Эта последняя допустила представителей беспартийных татар в Крымревком и даже в Президиум Крымревкома.
                      Вопрос о "зеленых" был разрешен следующим образом. Все они получили амнистию и могли после того, как конференция гарантировала им неприкосновенность, спуститься с гор, татары из зеленых вернулись в свои деревни, врангелевцы уехали почти все на север.
                      Временем беспартийной конференции датируется начало сотрудничества между татарами националистами и Сов. Властью. Правда, сотрудничество часто пассивное, татары не выступают открыто против Сов. Власти, принимают участие в представительных органах, в центре и на местах, где занимаются резкой критикой мероприятий власти. С преобразованием КрымСовнаркома в его состав включается ряд представителей татар; однако, большинство из них татары казанские, не имеющие связи с местным татарским населением, последние не доверяли им как коммунистам.
                      Среди видных коммунистов можно назвать двух крымских татар - это Фирдевс и Меметов. Первый был долгое время Наркомом Просвещения, происходит из учителей той небольшой группы их, которая, увлекшись европейской культурой, стояла за ассимиляцию, слияние татар с русским элементом. В качестве русофилов учителя этой группы состояли и в былые времена близко к дворянской группе мурзаков. Фирдевс не пользуется среди татар никаким весом, Меметов прежде работал в кооперации в Крымсоюзе, потом играл крупную роль во Внешторге, ныне снова перешел в кооперацию в Крымсельсоюз. Он первоначально был довольно мелким торговцем фруктами в Симферополе, он отличается хитростью коммерческой и политической, недостатком политической честности, он очень не образован, примитивен. Татары не доверяют ему совершенно.
                      Среди признанных вождей татарского национально-демократического движения, т.е. групп, "Милли-Фирка" пользуется широким доверием всего татарского населения Крыма. Необходимого назвать следующих: Джефер Сеит Амет, быв. Председателем "Курултая", ныне за границей, Айвазов, сподвижник Гаспринского, член КрымЦика, быв. алупкинский проводник и садовладелец, человек пожилой, уравновешенный и не блещущий умом, несколько робкий, ныне послан к Ангорскому Турецкому Правительству для [...] голодающего татарского населения Крыма. Учился в Константинополе и Смирне. Хаттатов, бывший учитель, публицист, чрезвычайно ловкий писатель и политик с настойчивым темпераментом, сподвижник Гаспринского, учился в Константинополе. Затем идет у нас Чобан-Заде, член Президиума, КрымЦика, несомненно талантливейший из всех деятелей, сын пастуха, учился в Константинополе, Вене и Будапеште, приват-доцент Будапештского университета, ныне профессор Крымского университета по тюркскому языкознанию. Молодой человек лет 28 с глубоким и широким европейским образованием, крупным политическим темпераментом, властный и неустрашимый, способный публицист и поэт; пользуется среди татар неограниченным влиянием. Челебиев - учитель, учился в Египте, хитрый и ловкий публицист, убит в 1918 г. Тимурджан-Одобаш молодой публицист-фельетонист и рассказчик, человек без большого политического кругозора и размаха, учился в Константинополе, ныне лектор татарского языка при Крымском университете. Чапчакчи Наркомздрав Крыма. Боданинский - член Крымцика и Бахчисарайского Исполкома, Зав. Бахчисарайским Наробразом. Директор Бахчисарайского Ханского дворца и музея, учился в Петербурге и Москве; талантливый художник и архитектор, чуткий и живой политик. Пользуется неограниченным влиянием в Бахчисарае. Политическое направление всех этих людей совершенно одинаковое. В то же время эту группу нельзя назвать партией. У нее нет настоящей явной, партийной организации. Какая-то организация по-видимому есть, но не партийная, а скорее кружковая (хотя в широком национальном масштабе). У нее нет явной, точно установленной программы и тактики, поэтому политические противники этой группы обвиняют ее в авантюризме. У нее в отличие от русской интеллигенции, действительно, больше склонности к реальной политике, чем к принципиальным выкладкам.
                      Направление этой группы (можно назвать ее миллифирковцами, курултайцами, народно-национальной партией), несомненно, демократическое: она симпатизирует свободному демократическому строю на выборной основе, к монархизму, особенно к русскому, не имеет склонности. Ни с одним из русских партийных направлений в сотрудничество не входит. В виде идеала представляет собой федеративную связь свободного демократического Крыма с такой же Россией. В качестве задачи ближайшего периода ставит себе благополучное проведение национального корабля своего, среди всех подводных камней исторического момента.
                      Спасти и укрепить национальную культуру, в смысле народного сознания благосостояния образования и спасти татарскую национальную идеологию от коммунистического влияния.
                      Отсутствие у татарских националистов формально партийной организации отнюдь не значит еще то, что имеющиеся советские, особенно кооперативные организации, не могут ими быть использованы как партийные аппараты. По всей вероятности, в данное время татарское сельскохозяйственное, кооперативное "объединение" "Ширкет" выполняет именно эти функции. В состав Правления входят одни националисты, которые имеют таким путем теснейшую связь с населением татарских деревень. Разные средства передвижения и своих уполномоченных по всем татарским районам. И действительно, например, в планомерных, аграрных беспорядках в Ялтинском округе осенью прошлого года нельзя не заметить организованный план действий какой-либо организации, которая дает не только лозунги, но и толчки. Но и определенные директивы и каким-то путем руководит действием темных татарских масс. В этом отношении работу наших органов осложняет невежество татарского населения, которое беспартийные представители власти, каких из числа татар очень много, всегда принимают за коммунистов и благодаря этому иногда допускают не сознавая этого, явно контрреволюционную агитацию со стороны националистических авантюристов. Говорить о том, что мечты лидеров освободительного движения татар сводятся к плану какого-нибудь вооруженного восстания или других более или менее активных выступлений против Сов. власти не приходится. Но трудности задачи улавливания контрреволюционных моментов в их действиях - заключаются именно в том, что те области, в которых они ведут свою работу, иногда кажутся недоступными для проведения каких-либо антисоветских тенденций. Таким яблоком раздора между татарами и Сов. властью есть вопрос о восьмидесяти тысячных десятин вакуфных земель, на доходы которых существовали школы и мечети и богатые средства которых могут дать ресурсы для более широкой постановки национальной агитации. Ныне эти земли включены в общегосударственный фонд, но татары стремятся вернуть их себе как особое достояние своего народа. Об этом стремлении свидетельствует съезд татарского духовенства в январе с. г., который вынес постановление возбудить ходатайство перед соответствующими органами Сов. власти о возвращении этих участков. Нужно отметить, что националисты особенно заинтересованы в этом вопросе, решение которого так важно для мулл и более консервативных элементов татарской интеллигенции, однако тактическая необходимость единого действия всех татар иногда заставляет их быть солидарными, как это случилось на упомянутом выше съезде.
                      Дальнейшей и важной национальной задачей националисты считают обратное переселение в Крым тех многочисленных татар-эмигрантов, которые живут в Добрудже и Анатолии и при благоприятном положении дел в Крыму в большом числе охотно переселились бы на свои старые места. Это означило бы увеличение количества населения в Крыму вдвое, при этом сплошь зажиточными хозяйственными элементами, которые в громадной мере усиливали бы татарское влияние в Крыму.
                      Из среды крымских татар, находящихся за границей, вышло большое число чрезвычайно видных деятелей современной Турции, таковы, например, татары Осман-паша - полководец, спаситель Константинополя на позиции Чаталджи во время Балканской войны, Ахмед-Джевдет-Бей, многолетний редактор турецкой газеты "Икдам", Абдураман Шериф Бей, известный историк и министр просвещения, Абдураман Бей, видный финансист и министр финансов, Исмаил-Паша - юрист, председатель Верховного трибунала Кемаль-Паши. Наконец, даже сам Кемаль-Паша, сын эмигранта Бахчисарая, таким образом крымские эмигранты-татары имеют огромное влияние на их новую родину. Все эти деятели, как и обширные круги, вышедшие из этой же среды интеллигенции, поддерживают постоянную связь со своей первоначальной родиной, таким образом иностранная крымско-татарская политика в значительной степени зависит от вопроса реэмиграции. Третья боевая отрасль деятельности татар-националистов - это вопрос просвещения. Последнее нелегальное совещание работников просвещения татар говорит о том, что сознательное национально-настроенное учительство точно и неуклонно проводит в жизнь все директивы своих лидеров в этом вопросе. Татарские учителя стараются поставить дело просвещения татар на национальный фундамент, вытесняя всякое коммунистическое влияние в деле воспитания молодежи, создать сильные кадры юных работников с твердо сложившимися национальными взглядами и убеждениями. В связи с этим уделяется большое внимание воспитанию женщин-татарок, будущих матерей, которые в своих учебных заведениях, по постановлению этого совещания должны воспринимать националистических дух, дабы иметь возможность самостоятельно воспитывать своих детей и предотвратить влияние на них комсомола. Единственным вопросом, где сходятся симпатии крымских татар с Сов. властью - это вопрос ориентации международной политики. Они считают правительство Кемаль-Паши в Ангоре единственной, настоящей турецкой национальной властью, ненавидя Антанту, особенно Англию, за ее антимусульманскую политику. Глубоко симпатизируют Германии, так как считают союз с ней этапом к общемусульманскому возрождению. В этом вопросе международной ориентации существуют принципиальные разногласия между националистами и правым крылом, руководимым татарским духовенством. Последние настроены враждебно по отношению к революционным посягательствам Кемаль-Паши, который не признает Халифат, Султана, т. е. то, что он является Заместителем пророка Магомета на земле. Однако, эти принципиальные несогласованности не мешают тактическому единству обоих, когда речь идет о взаимном выступлении против тех или иных мер Сов. власти, каким является, например, вышезатронутый вопрос народного просвещения.
                      Симферополь, как культурно-политический центр всего Крыма, безусловно, является и руководящим в деле движения националистов, однако, основное ядро всех масс, на которых работа и агитация лидеров может и должны опираться, находится в Ялтинском округе и в части южного берега. Преобладающее большинство татарского населения в этой части, близость Ангоры и постоянная живая связь с турецкими лодочниками заставляют нас максимум своей бдительности концентрировать на этом месте, ибо массовые явления и результаты агитации только здесь могут показаться в своем подлинном характере.

                      Пред[седатель] К[рымского] П[олитического] У[правления] Реденс
                      Нач[альник] С[екретной] О[перативной] Ч[асти] Кореженко
                      Нач[альник] С[екретного] О[тдела] Розенфельд
                      Верно: Делопроизводитель С[екретного] О[тдела] (подпись)
                      Копия с копии верна:
                      Делопроизводитель С[екретной] О[перативной] Ч[асти] Я[лтинского] П[ограничного] О[тряда]
                      Уполномоченный Секретной Группы Ирышков
                      згорнути/розгорнути гілку відповідей
                      • 2010.05.11 | Крымец

                        http://fond.moscow-crimea.ru/history/20vek/punitive3.html

                      • 2010.05.11 | Абдурефи

                        Re: О ПРОИСХОЖДЕНИИ И РАЗВИТИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

                        КРЫМЕЦ, Вы эту чушь поместили здесь ради шутки? Или это издевка над ЧК, над ее некомпетентными работниками, путающихся в именах, событиях, датах. Не говоря уже о более серьезном - идеологии.
                        згорнути/розгорнути гілку відповідей
                        • 2010.05.11 | Абдурефи

                          Re: О ПРОИСХОЖДЕНИИ И РАЗВИТИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ


                          ДОКЛАД генерал-лейтенанта Климовича ПО СУТИ МАЛО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДОКЛАДА чекиста Реденса.

                          «…причем на первых же заседаниях были выработаны "Крымские основные законы", трактовавшие Крым, как самостоятельное независимое государство.
                          "Директория" открыто проявила свое стремление к созданию независимого Крымского Ханства.

                          ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА СЛЕДУЮЩИЙ ТЕКСТ: «закрыл деятельность "Курултая" и других татарских национальных учреждений, созданных в годы реакции» - РУССКИЕ ГЕНЕРАЛЫ ЗАКРЫЛИ НАЦИОНАЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ (школы, музей, училища и т. п.) СОЗДАННЫЕ В «ГОДЫ РЕАКЦЦИИ». ПОНИМАЕТЕ? «В годы реакции».

                          Дальше еще красочней!
                          «Таковые результаты двухлетней работы курултайцев, они не думают успокаиваться на достигнутых результатах и ныне под предлогом необходимости реформирования национальной школы подготавливают кадры новых агитаторов».

                          ЧТО ЖЕ ПРЕДПРИНИМАЮТ ЭТИ НЕУСПОКАИВАЮЩИЕСЯ КУРУЛТАЕВЦЫ?
                          «…при Симферопольской Уездной Земской Управе в конце июля месяца сего года открыли ежемесячные курсы для сельских учителей, причем преподавателями приглашены исключительно лица, известные по своим прошлым связям с панисламистским движением».
                          ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА СТРАШНЫЕ ТАКИЕ ЛИЦА?
                          Исмаил Леманов.
                          Усеин Абдурефиев Боданинский.
                          Абдулла Адабаш, он же Темурджан –
                          И ДРУГИЕ ТАКИЕ ЖЕ СТРАШНЫЕ «УРОЖЕНЦЫ КРЫМА».

                          Повторяю: ДОКЛАД генерал-лейтенанта Климовича ПО СУТИ МАЛО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДОКЛАДА чекиста Реденса.

                          Публикация Крымцем этих текстов полезна.
                        • 2010.05.11 | Крымец

                          Я эти тексты опубликовал ради общего развития читающих

                          А дальше вы сами определяйтесь полезна ли эта инфа, или это шутка.
  • 2010.05.11 | ГУЛАГ

    Коллаборационистов - в депортацию!

    Абдурефи пише:
    > Да, Ленин был жесток, но эта жестокость проистекала из его последовательной позиции революционера, борющегося за социальное равенство.
    > Крымские татары должны изучить суть событий, имевших место в начале 20-х годов и понять, что В. И. Ленин заслуживает их признательности.

    Вот слова не выдуманного, а истинного коллаборациониста. Заслуживающего депортации в Москву вместе со всеми до единого своими единомышленниками.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.05.11 | Абдурефи

      Re: Коллаборационистов - в депортацию!

      Вы можете яснее выражаться? Чем Вы опровергаете мои сомнения?


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua