МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

статья в Совсекретно, мерзкая, но про казаков интересно

09/09/2006 | Бё!
ЗАМУЖ ЗА ИСЛАМ
Станет ли русский Крым украинской Чечнёй?
Руслан Горевой
Славянам и крымским татарам ещё предстоит найти общий язык
Фото Сергей ТЕТЕРИН


Межэтнические столкновения в Крыму набирают силу. Только с начала этого года их было не менее 40. Убитых пока нет, но раненых уже считают на сотни. Только в августовской битве за право торговать на Бахчисарайском рынке пострадали более 100 славян и крымских татар. Считается, что во всём виноваты местные власти: своим бездействием они порождают у людей чувство безнаказанности. А межнациональный конфликт тем временем тлеет уже почти 20 лет, с того момента, как в 1986 году крымские татары стали возвращаться на историческую родину, сначала нелегально, а затем в рамках закона СССР «О реабилитации репрессированных народов» 1991 года. Чем может закончиться бесконечное противостояние двух народов на крымской земле, попытался разобраться корреспондент «Нашей версии».

Многие, если не все, «духовные лидеры» крымских татар утверждают, что их народ на протяжении последних 20 лет подвергается расовой дискриминации. Пример приводят такой: до недавнего времени крымских татар не принимали на работу в службу безопасности Украины. Не слишком охотно берут их и сейчас, даже после того, как во время «оранжевой революции» они доказали свою лояльность Виктору Ющенко. На президентских выборах за Ющенко проголосовало чуть более 10% крымчан — именно таково процентное соотношение крымских татар к остальному населению полуострова. Глава крымско-татарского меджлиса — самопровозглашённого этнического парламента — Мустафа Джемилев уверяет, что «таким образом власть демонстрирует своё недоверие к целому народу». Но доверие, вообще-то, надо ещё заслужить.

Вопрос о доверии до сих пор остаётся открытым. Когда год назад, впервые в новейшей истории Украины, представитель меджлиса Ильми Умеров возглавил Бахчисарайский район, город сотрясли многочисленные акции протеста, не утихающие и поныне. Особенной популярностью у митингующих пользуются слоганы «Ставленникам меджлиса доверия нет» и «Долой татарского предателя». Кстати, вопрос предательства тоже открыт до сих пор. «Среди крымских татар никогда не было предателей, — считает Мустафа Джемилев. — Каяться нам не в чем». А так ли уж не в чем?

Депортация
«В январе 1942 года Гитлер издал приказ о формировании крымско-татарских частей СС под руководством обергруппенфюрера Олендорфа, — вспоминал один из руководителей партизанского движения в Крыму, писатель Георгий Северский, автор всеми любимого «Адъютанта его превосходительства». — Спустя два месяца на верность фюреру присягнули около 20 тыс. крымских татар: 10 тыс. добровольцев зачислили в вермахт, ещё 5 тыс. человек были приняты в так называемый «резерв для пополнения сформированных боевых частей». Кроме того, старосты деревень «организовали» ещё 4 тыс. человек в отряды по борьбе с партизанами. Для сравнения: в Красную Армию ушли служить около 10 тыс. крымских татар. Правда, большинство из них дезертировали из 51-й армии при отступлении из Крыма».

Служили крымские татары фашистской Германии, что называется, на совесть. Всем известна трагедия крымской Хатыни — греческой деревушки Лаки. 23 марта 1942 года крымско-татарские добровольцы заживо сожгли несколько сотен жителей этой деревни, преимущественно греков и армян. «Партизаны, которым удавалось бежать из плена, рассказывали, что крымские татары, их охранники, отличались неслыханной жестокостью, — вспоминал Северский. — Немцы даже издали специальный циркуляр, запрещавший служащим в СС крымским татарам самостоятельно проводить допросы, настолько жестоко и изощрённо они умели пытать».

18 мая 1944 года крымские татары сполна расплатились за «пособничество немецко-фашистским оккупантам». Их не сгноили в ГУЛАГе и не расстреляли — их подвергли массовой депортации. За несколько дней из Крыма в заколоченных теплушках в Узбекистан вывезли около 200 тыс. человек только татарского населения.

Возвращение
14 ноября 1989 года Верховный совет СССР принял декларацию о восстановлении прав депортированных крымских татар. На свою малую родину крымские татары начали возвращаться ещё в 70-е, но пик репатриации пришёлся на конец 80-х. Михаила Горбачёва, санкционировавшего эту массовую репатриацию, крымские татары боготворят. На сегодняшний день в Крым вернулись более 300 тыс. крымских татар — в полтора раза больше, чем было депортировано.

«Целью массовой репатриации было создание демографического перевеса с последующим взятием политической власти в Крыму, что в принципе соответствует задачам, в долгосрочном плане решаемым в рамках идей пантюркизма и панисламизма, — считает директор Института стран СНГ (Института диаспоры и интеграции) Константин Затулин. — С начала 90-х переселение крымских татар носит характер массовой кампании, финансируемой в том числе и Анкарой. Известно значительное количество случаев принудительного (в том числе с помощью угроз) переселения татар в Крым из разных регионов бывшего СССР. Из 250 тыс. крымских татар, которые оформили постоянное проживание на Украине, 149 тыс. являются гражданами Украины. Около 100 тыс. крымских татар не получили гражданства Украины, из них 20 тыс. — лица без гражданства и 80 тыс. — граждане других государств».

«Крымская инфраструктура не выдерживала столь массового возвращения, — вспоминает политолог Васви Абдураимов. — У репатриантов начались нешуточные проблемы: безработица, неустроенность. Средства, выделенные правительством СССР на обзаведение жильём, были разворованы. Один из лидеров крымских татар, Юрий Османов, обвинил другого, Мустафу Джемилева, в том, что он в немалой степени способствовал разбазариванию правительственных средств. Через несколько дней после скандального разоблачения Османов был убит. По одной из версий, к убийству были причастны боевики радикальной исламистской группировки из Турции «Серые волки».

В среде репатриантов наступил раскол. Ко всему этому в 1994 году на месте компактного проживания крымских татар в Симферополе началась эпидемия холеры: «возвращенцы» спешно возводили дома на местах земельных самозахватов, забывая о водопроводе и канализации. Словом, проблем хватало».

Чеченский след
А на дворе тем временем стояли 90-е с их неконтролируемым разгулом оргпреступности. Крымские татары организовали свою группировку «Имдат», но славянская братва оказалась сильнее, и уже к середине 90-х от «Имдата» не осталось камня на камне. Группировка распалась, но люди, входившие в неё, остались. И никуда не делись их навыки владения оружием. А тут как раз первая чеченская. Надо сказать, что Крым от Чечни отделяют всего каких-то 700 километров. Это меньше, чем от Москвы до Киева.

В конце 1994 года в принадлежащем Татарстану форосском пансионате «Тессели» поселился мало кому известный чеченец. Звали его Мовлади Удугов. По Крыму он передвигался в автомобиле с номерами Верховной рады Украины, сопровождали его вице-спикер ВС Крыма Анушаван Данелян и депутат Владимир Шевьёв. Удугов гостил в Форосе недолго, всего две недели, затем он вернулся в Чечню. Но возвращался он не один, его сопровождала группа из 40 крымских татар, изъявивших желание помочь чеченским братьям по вере. Или просто заработать немного денег. О добровольцах немедленно поведала миру газета «Авдет»: 26 декабря 1994 года в ней появилась статья «Крымско-татарские добровольцы в Чечне». «Отговаривать добровольцев от этого поступка у меджлиса не было морального права», — утверждает Мустафа Джемилев.

Среди добровольцев был 30-летний безработный Энвер Низамов, в недавнем прошлом прапорщик-десантник. «Уже весной 1995 года я вернулся в Крым, — вспоминает Низамов. — Меня ранили в ногу, рана плохо заживала. Нас четверо татар вернулось, все с ранениями. С нами приехали чеченцы, мы их пригласили в гости, отдохнуть». Борцам за независимость Ичкерии так понравилось в Крыму, что уже летом 1995-го на Черноморском побережье высадился целый десант «отдыхающих из Чечни» — полевых командиров. Сначала отдыхающие вели себя буйно — застрелили местного авторитета, разгромили ресторан на набережной Ялты, но вскоре всё успокоилось. Ссориться с местной братвой в планы чеченцев не входило — навоевались в Чечне. В Крыму они собирались отдыхать и лечиться. Адаптироваться среди крымского криминалитета чеченцам помогли уже упоминавшиеся Шевьёв и Данелян, которые были тесно связаны с крымской организованной преступностью. В конце 90-х на Украине их объявят в розыск, и оба депутата надолго осядут в Нагорном Карабахе. А тогда, по окончании курортного сезона 95-го года, минобороны Украины разразилось заявлением для прессы: оказывается, только в Сакском санатории им. Н.Н. Бурденко прошли курс реабилитации более сотни раненых чеченцев. Это был первый случай, когда факт присутствия чеченских боевиков в Крыму был признан публично. Впрочем, оргвыводы не последовали: и в Крыму, и на Украине хватало проблем посерьёзнее.

А Шевьёв и Данелян продолжали трогательно заботиться о чеченских сепаратистах. Для особо дорогих гостей бронировались два десятка номеров в санаториях «Россия» и «Ай-Даниль», находившихся под непосредственным патронатом ВС Крыма. Мовлади Удугов и его приближённые получили удостоверения помощников депутатов Данеляна и Шпилькина — для облегчения контактов с местными правоохранителями.

Брат Джохар
История умалчивает о том, встречался ли в те времена Мустафа Джемилев с лидерами чеченских боевиков. Но с самого начала чеченской кампании в его рабочем кабинете на самом видном месте был портрет Джохара Дудаева, которого Джемилев называл своим братом. А затем в прессе появились несколько интервью Джемилева, в которых он говорил о «полной поддержке чеченских братьев в борьбе с российской экспансией». Джемилеву вторил депутат ВС Крыма и первый заместитель председателя меджлиса Рефат Чубаров: «Посильная помощь чеченцам со стороны меджлиса будет оказываться и впредь. Меджлис не ведёт агитации по призыву добровольцев в Чечню, просто многие крымские татары чувствуют солидарность со своими братьями по вере».

Всё шло своим чередом: чеченские боевики отдыхали в Крыму, крымские татары постигали навыки убийства неверных в Чечне, а российские и украинские политики делали вид, что ничего особенного не происходит. Гром грянул лишь два года спустя, в 1997 году, когда в Верховном совете Крыма к власти пришла «Антикриминальная коалиция» во главе с депутатом Василием Киселёвым. Романтической связи крымского официоза и ичкерийских боевиков пришёл конец. Супрунюк, Шевьёв и Данелян были объявлены в розыск по целому ряду обвинений: от хищения в особо крупных размерах до соучастия в убийствах.

Крым женят на Чечне
В мае 1999 года в «Киевских ведомостях» появилась статья И. Рыковой «Зелимхан Яндарбиев: Крым должен выйти «замуж» за ислам», давшая старт целой серии журналистских расследований и депутатских запросов. Дмитрий Куликов в «Крымской правде» выступил с серией статей, повествовавших о «наличии на Украине и в Крыму разветвлённой и хорошо организованной сети организаций исламских радикалов — мусульманских экстремистов и ваххабитов, о пропаганде джихада, о связях крымских татар с боевиками, действующими в Чечне и Дагестане». Лидер крымских коммунистов Леонид Грач, руководивший в ту пору Верховным советом Крыма, немедленно сделал запросы в Генеральную прокуратуру и службу безопасности Украины: «У меня было достаточно информации, свидетельствовавшей о том, что в крымских мечетях всё чаще звучат призывы к джихаду. Складывалось ощущение, что Крым в перспективе имеет все шансы превратиться в украинскую Чечню».

А в сентябре 2000 года запахло серьёзным международным скандалом: тогдашний глава СБУ Леонид Деркач сделал заявление о том, что во время проведения в Крыму неформального саммита глав государств СНГ группа чеченских боевиков планировала покушение на Владимира Путина. Неудавшихся террористов задержали и передали российским правоохранительным органам. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Чеченцы уехали, идеи остались
Несостоявшееся покушение на Путина заставило украинские спецслужбы по-иному взглянуть на деятельность исламских радикалов в Крыму. Начались массовые проверки деятельности исламских организаций. На территории Крыма было задержано и передано российским правоохранителям почти два десятка чеченских боевиков. Серьёзность момента прочувствовали и лидеры меджлиса. Ещё бы, популярность экстремистских организаций у татарской молодёжи растёт как на дрожжах, стайки симферопольских и алуштинских подростков с криками «Аллах акбар!» то и дело избивают сверстников славянской наружности. Турецкие «инвесторы репатриации», предоставлявшие средства на продолжающееся уже восемнадцатый год «возвращение крымских татар на историческую родину», внезапно приостановили финансовые потоки. «Они не были уверены в том, что меджлис контролирует ситуацию в Крыму, — утверждает Васви Абдураимов. — И они не были уверены, стоит ли и дальше осуществлять финансовую помощь репатриантам через стремительно теряющий своё влияние меджлис».

И осенью прошлого года «друг Джохара Дудаева» Мустафа Джемилев выступает с неожиданно резким заявлением: «В Крыму имеет место деструктивная деятельность группировок так называемых ваххабитов и приверженцев псевдорелигиозного политического течения «Хизб ут-Тахрир», запрещённого во многих странах. Вызывает беспокойство, что некоторые государственные структуры поддерживают эти группировки и стимулируют создание таких религиозных организаций, которые не подчиняются духовному управлению мусульман Крыма. Кроме того, они даже поддерживают идею создания параллельного муфтията». Духовного лидера крымских татар поддержал и муфтий Крыма Аджи Эмирали Аблаев: «Дестабилизацией обстановки в Крыму занимаются приверженцы экстремистских сект, которые образовали в Крыму более 30 мусульманских общин, не зависящих от муфтията и стремящихся расколоть мусульманское сообщество. Финансовую помощь им оказывают зарубежные организации, преимущественно из арабских стран. На вступление в ряды радикалов людей обычно толкают несправедливость, неравенство в обществе, но в Крыму для подобного нет особых причин. Власти не препятствуют строительству мечетей и не запрещают исповедовать ислам».

От слов меджлисовцы перешли к делу. Для начала они решили сместить имама симферопольской мечети «Кибер-Джами» Руслана Мустафаева. Его обвинили в пособничестве «Хизб ут-Тахрир» и попросили освободить помещение мечети. «По-хорошему» не вышло. К мечети подтянулись несколько десятков сторонников Мустафаева. Как выяснилось впоследствии, среди сторонников было несколько вооружённых чеченцев. Идейное противостояние закончилось грандиозной дракой. Перестрелки удалось избежать лишь чудом.

Джихад пока откладывается
Пока духовные лидеры крымских татар разбираются, кто из них сможет лучше распределять турецкую финансовую помощь и конвертировать политический вес в депутатские мандаты, лидер крымских коммунистов Леонид Грач направляет в силовые структуры Украины очередной депутатский запрос: «При попустительстве власти и силовиков в Крыму идёт стремительный процесс укоренения исламских экстремистских организаций... В прошлом году в Крыму произошёл целый ряд крайне негативных резонансных проявлений со стороны активистов так называемого меджлиса, который на протяжении последних 15 лет не легализует свою деятельность, однако практически определяет кадровую политику в исполнительных органах власти... За этим следуют массовые драки, самозахваты земли, появление в Судакском районе экстремистской пантюркистской организации «Серые волки». Активизировали свою деятельность нелегальные формирования Исламской партии Крыма, «Адалет», секты модернистского характера «Нурджулук». Открыто и громогласно заявила о себе запрещённая во многих странах религиозно-политическая организация «Хизб ут-Тахрир»... Активный процесс накопления конфликтного потенциала в межэтнической и межконфессиональной сферах угрожает национальной безопасности Украины».

Два портрета
Мустафа Джемилев вынес из своего кабинета портрет Дудаева ещё пять лет назад. До недавнего времени на освободившемся месте висел портрет Виктора Ющенко. Но, говорят, Джемилев снял и его.

На приход к власти Ющенко меджлис возлагал огромные надежды. На переговорах, состоявшихся в Киеве осенью прошлого года, Виктор Андреевич, тогдашний кандидат в президенты, пообещал крымским татарам не только лучшие земли на Южном берегу Крыма, но и квоты в парламент автономии и широкое представительство в Совете министров Крыма. В обмен на массовое волеизъявление. По неофициальным данным, явка крымских татар на президентских выборах была близка к 90%. В итоге президентом стал Виктор Ющенко.

Настало время платить по счетам. Но «оранжевая власть» рассчитываться не спешила. И тогда представители меджлиса поняли, что новая власть их «кинула». Прозвучали призывы к самозахватам земли в зоне Большой Ялты, но сделать это теперь было не так просто, как в середине 90-х.

Прошлым летом Виктор Ющенко сделал любопытное заявление: «Мы намерены широко использовать ресурс некоторых общественных организаций для наведения порядка в Крыму, в особенности в плане несанкционированных земельных захватов». Кто же эти «общественники», чьими руками Ющенко намерен обуздать аппетиты крымских татар?

Кто спляшет крымский казачок?
Вообще-то, никакого казачества в Крыму никогда не было. Откуда ему было взяться? Крым не Запорожье и не Кубань, хотя и расположен в непосредственной близости от этих центров казачьего возрождения. Но если казаки «возрождаются» из ниоткуда, значит, это кому-нибудь нужно. За 15 лет на полуострове появились не только пророссийские казачьи курени, поддерживаемые краснодарскими станичниками. «Возродились» две проукраинские казачьи организации: «Украинское реестровое казачество» и «Украинское таврическо-запорожское казачество».

Один из лидеров реестрового казачества, полковник Владимир Веркошанский, утверждает, что их организация в ближайшее время получит официальные полномочия «по поддержанию порядка в Крыму, особенно в местах, компактно заселённых крымскими татарами». «На одной из недавних встреч казаков с Виктором Ющенко — а мы теперь очень часто встречаемся с нашим президентом — нам было предложено взять наиболее проблемные районы Крыма под свой контроль, чтобы предупредить массовые правонарушения со стороны крымских татар, как, например, в Симеизе в прошлом и нынешнем годах, — рассказывает Веркошанский. — Насколько мне известно, готовятся законопроекты о придании казачьим формированиям статуса воинских подразделений. Естественно, с правом ношения табельного оружия. Наши казаки хорошо умеют им пользоваться — в основном к нам приходят офицеры-отставники. У нас имеется достаточно сил и желания, чтобы бороться с крымско-татарским экстремизмом».

Об этом, собственно, и просил казаков Виктор Ющенко. «Противостоять экстремизму всеми силами».

А кто у нас сегодня в Крыму «экстремисты»?

http://versiasovsek.ru/material.php?7680


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2019. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua