МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Донецкий след школы академика Барьяхтара

06/17/2010 | Николай Даньшин
Уважаемые читатели «Вечернего Донецка» и постоянные адресаты, которым я рассылал свои статьи, данной рукописью, предназначавшейся для публикации в этом же издании, я вынужден завершить взаимодействие с ним и вот почему. За более чем десятилетний период авторства в «ВД» мне было отказано в публикации. Именно данной статьи, что я рассматриваю как цензуру. Допускаю, что навязанную извне, так как я имел неосторожность анонсировать появление этотого материала в «ВД». Вам известно, что мои статьи всегда содержали элементы критики, я никогда не публиковал комплиментарно-восторженную жвачку. Данная статья написана в том же стиле и формате, что и десятки предыдущих. Но что-то произошло в «нашем королевстве»! С уважением – Н.Даньшин
Донецкий след школы академика Барьяхтара В конце мая текущего года в городском Доме ученых состоялась Международная конференция «Магнитные явления в микро- и наноструктурах – 2010». Как анонсировалось в пресс-релизе, она посвящена «анализу состояния теоретических и экспериментальных исследований в области магнитных явлений в таких перспективных областях как магнитные метаматериалы, спинтроника, магнитофотоника, нанопроволоки и общим (? – Н.Д.) магнитным явлениям в низкоразмерных системах». Мало-мальски знакомому с областью физики магнитных явлений столь разношерстная тема конференции, к тому же представленная довольно специфическими направлениями, говорит о том, что она формировалась под фактический, узкоочерченный контингент ее основных участников – по принципу «что вижу, то и пою». Это побуждает более пристально посмотреть на персональный состав ее организаторов и авторов пленарных докладов. Как правило, именно они олицетворяют истинные мотивы, цели и задачи подобных форумов. Немногочисленных, но непременно под вывеской международных.

Официальный фасад

Официальными организаторами конференции были Министерство образования и науки, Донецкий национальный университет, академические НИИ в системе Национально академии наук Украины (НАНУ) - Донецкий физико-технический институт им. А.А.Галкина (на принятом сленге - «физтех») и Институт магнетизма (Киев), Национальный технический университет «Киевский политехнический институт», Киевский национальный университет им.Т.Г.Шевченко, Луганский национальный университет им. Т.Г.Шевченко, Научно-исследовательский центр квантовой фотоники (Республика Корея), Институт радиотехники и электроники Российской АН. И хотя председателем конференции формально был ректор Донецкого национального университета (он же - нынешний председатель Донецкого научного цента) академик НАНУ Владимир Шевченко, ее международный комитет, в который вошли ученые Германии, Италии, Республики Корея, Польши, Англии, России, возглавил академик НАНУ Виктор Барьяхтар – несомненный главный научный авторитет этого собрания. «Центр конденсации», как выражаются физики. Техническое обеспечение проведения этой конференции взяла на себя кафедра «Нанофизика» Донецкого национального университета. Но, скорее всего, главным инициатором ее проведения именно в нашем городе был Донецкий физтех, а если более конкретно – его директор и одновременно заведующий названной кафедрой университета, который позиционирует себя в качестве успешного местного лидера нанотехнологических исследований. О нелепости этих претензий мне уже приходилось упоминать на страницах «Вечернего Донецка» (см., например, «ВД» №14(8990) от 5 февраля 2010 г. «Украинские нанотрусы»). Показательно то, что не смотря на название этой конференции, из представленных на ней 17-ти пленарных докладов только 2-3 можно идентифицировать, как относящиеся к нанотехнологиям. В качестве иностранных гостей на конференцию были приглашены ученые из перечисленных выше стран, с которыми отечественные участники сотрудничают уже на протяжении десятков лет, публикуют совместные работы, ежегодно пребывая в длительных зарубежных командировках. Хотя официальная часть конференции была рассчитана на 27-28 мая, еще два дня были отведены на так называемую культурную программу, приготовленную специально для иностранцев - с посещением соляных шахт, стадиона «Донбасс-арена», ботанического сада… Пожалуй именно эта часть мероприятия и была главной технологической фишкой, призванной поразить гостей гостеприимством и закрепить связи с ними на будущее. А то, что рабочим языком конференции был английский, лишний раз говорит о корпоративном стремлении собравшихся здесь получателей зарубежных грантов сконцентрировать внимание иностранцев именно на себе. Лизоблюдство, конечно. Но, с другой стороны, - знай наших! В среде интеллектуалов это называется снобизмом, а в просторечии – кугутством. Таким же, как массовое заполнение наших городов вывесками на иностранном.

Донецкие истоки и традиции

Академик НАНУ Виктор Барьяхтар, директор-организатор академического Института магнетизма – видный ученый в области теории твердого тела и физики магнитных явлений, но, прежде всего, динамики и кинетики магнетиков - спиновых волн, магнитной релаксации, магнитных фазовых переходов, магнитного резонанса... Лауреат большого количества различных государственных и научных премий, член многих международных научных обществ. В наше время у всех на слуху термин «клан». Но то, что в политике, экономике и даже в криминальном мире называется кланами, в украинской науке именуется школами. Между ними, подчас, тоже идет непримиримая и долголетняя борьба, правда, без мордобоя и перестрелок. Но не менее жестокая. В ней тоже есть жертвы, дутые герои и авторитеты. Но у научной школы В.Барьяхтара на удивление мало оппонентов. Очень контактный и внешне демократичный человек, он, тем не менее, создал внутри своей школы жестко интегрированную вертикаль соподчиненности, благодаря которой без его благословления не может быть реализована ни одна более-менее значащая инициатива. Но зато этому сообществу присуща и безоглядная взаимная поддержка, и активное продвижение своих коллег по содружеству, с включением обширного арсенала протекционизма. Это тоже характерная черта взаимоотношений, культивируемая лидером школы. Как говорят в таких случаях, у него «все схвачено». Мало кто из младшего поколения ученых-физиков знает, что первые всходы научной школы В.Барьяхтара появились именно в Донецке. Это случилось в начале 70-х годов прошлого века, когда он, сорокалетний доктор физико-математических наук вместе с целым «выводком» своих аспирантов, прибыл из Харькова на работу в Донецкий физико-технический институт АН УССР - на должность заместителя директора. Здесь за неполные 10 лет Виктор Григорьевич стал членом-корреспондентом, позже - академиком АН УССР. А с 1978 года до самого отъезда в Киев еще и возглавлял Донецкий научный центр АН УССР. В те годы на ученом совете Донецкого физтеха его аспиранты защитили свои кандидатские и докторские диссертации. Но с 1982 года, после убытия Виктора Григорьвича в Киев, созданная им донецкая школа «магнитчиков» стала постепенно «таять» и сейчас из первого поколения его учеников здесь уже никого не осталось. Они навсегда запечатлены лишь на приведенном более чем тридцатилетней давности снимке, вместе с «шефом» (В.Г. - в центре нижнего ряда). Большинство из них разъехалось по всему миру. А из тех, кто остался в Украине и стал публичной личностью – это, в верхнем ряду, Юра Горобец (третий слева) и Володя Семиноженко (второй справа). Первый некоторое время работал проректором Донецкого национального университета, а позже - замминистра Министерства образования и науки. Второй прошел в коридорах государственной власти довольно длинный путь и сейчас является Премьер-министром правительства Украины. Теперь эти двое – не просто Юра и Володя, а Юрий Иванович и Владимир Петрович, но для меня все они запомнились лишь по именам, так как тогда в мои должностные обязанности входило руководство аспирантурой физтеха. Так что начало научной карьеры каждого из запечатленных на снимке донецких учеников Барьяхтара проходило буквально на моих глазах. Как правило, каждая научная школа имеет своих сторонников и противников, беззаветных почитателей и неисправимых злопыхателей. Не является исключением и эта школа. В те далекие 70-е годы в физтехе фактически сосуществовали две научные школы: уже названная – Виктора Барьяхтара, а другая - директора института, тоже академика АН УССР Александра Галкина. Иногда мне приходилось быть свидетелем жесткого столкновений между ними на научно-организационной почве, что невольно ассоциировалось с «боем быков». Так получилось, что я не вписался ни в одну из указанных школ и поэтому могу о впечатлениях тех лет судить беспристрастно. Так вот, на мой взгляд, чаще в доводах В.Барьяхтара было больше логики, а у А.Галкина – упрямства, подкрепленного директорской властью. Впрочем, известно, что двум медведям трудно ужиться в одной берлоге. Но после ухода из жизни А.Галкина (в 1982 году) Виктор Григорьевич получил возможность на все последующее время беспрепятственно влиять на научную и кадровую политику физтеха. Особенно будучи первым вице-президентом НАНУ. Кроме безусловного позитивного вклада в развитие науки, каждый из названных академиков не гнушался (за особую преданность и лояльность, часто сдобренные примитивным подхалимажем) продвигать научную карьеру и всякой серости, подчас закрывая глаза на самый большой в науке грех - фальсификацию эксперимента. Соавторство с ними в научных публикациях было надежным щитом для всякого рода прохиндеев. К сожалению, шлейф этих традиций тянется до наших времен. И еще один характерный штрих, относящийся к школе В.Барьяхтара. На фоне ее непререкаемого научного уровня как-то неубедительно выглядели предостережения оппонентов этой школы от беспрекословного доверия к ней. Когда-то я имел неосторожность не поверить одному из таких предостережениям. Вот по какому поводу. В 1997 году мне довелось совершить тур по институтам Отделения физики и астрономии НАНУ с просьбой поддержать избрание на должность директора Донецкого физтеха относительно молодого руководителя отдела этого института, бывшего докторанта Виктора Григорьевича. Так вот руководитель другой известной в системе НАНУ школы и тоже академик отказал мне в искомой поддержке, выдав в качестве аргумента запомнившуюся фразу: «Он же из-под Барьяхтара. Вам мало Семиноженко?» (к тому времени В.Семиноженко уже занимал высокое положение в эшелонах украинской власти и чем-то сильно раздражал академическую среду). Того, за кого я агитировал – Виктора Варюхина, в конечном счете избрали директором. А о том, кто высказал мне приведенное выше предостережение, теперь могу точно сказать: как в воду глядел. Под руководством нового директора всего лишь за несколько лет из Донецкого физтеха была «вымыта» фундаментальная тематика экспериментальных исследований, закрыты соответствующие научные отделы, уничтожена сама демократическая атмосфера общения и научного творчества, попраны элементарные основы научной этики. Академический институт был превращен в примитивный материаловедческий. Уровень физического эксперимента упал, что называется, ниже плинтуса, хуже того - многие сотрудники уже давно вынуждены заниматься лишь его имитацией. И только теоретические отделы физтеха еще олицетворяют остатки академического фасада этого, некогда одного из самых мощных учреждений НАНУ. Собственно для этого они и нужны современному руководству. Тем более что теоретики в значительной мере обеспечивают свое существование самостоятельно - благодаря широкому сотрудничеству с иностранными коллегами и университетами. Характерно, что данная конференция прошла при поддержке западноевропейского гранта, полученного именно теоретиками Донецкого физтеха и университета - под проект «Современные волновые явления в магнитных структурах».

Нанострептиз по-донецки

Что состоявшаяся конференция была скорее узкокорпоративным мероприятием, а не научным форумом отечественных нанотехнологов, говорит уже тот факт, что в качестве организаторов в ней не принимали участие ведущие научные учреждения Украины, в том числе физические институты НАНУ. Например, Институт физики, Институт металлофизики, Физико-технический институт низких температур и другие, где ведутся хоть какие-то исследования, которые, по принятым в научном мире представлениям, могут быть отнесены к сфере нанотехнологий. К настоящему времени в Донецке осталось всего несколько человек, которых можно отнести к школе В. Барьяхтара, правда, уже к ее второму или даже третьему поколению. Но пока что работает существенно больше сторонников и почитателей. Все они и есть персонифицированный Донецкий след научной школы Виктора Григорьевича. А его личное участие в данной конференции и пленарный доклад на одну из наиболее характерных и традиционных для этой школы тему – «Theory of magnetization relaxation» («Теория магнитной релаксации»), демонстрирует незыблемость ее традиций и научных приоритетов. На мой взгляд, именно теория магнитной релаксации да еще книга «Спиновые волны», написанная Виктором Григорьевичем в соавторстве с его учителем, академиком НАНУ Александром Ильичем Ахиезером, принесли ему широкую известность в среде магнитчиков. Когда-то, признаюсь, названная книга была и для меня настольной. Но причем тут нанотехнологии? Допускаю, что участие в этой конференции самого В.Барьяхтара должно было, по замыслу ее местных организаторов, продемонстрировать иностранным гостям, что и Донецк что-то значит в развитии нанотехнологий. Но оказалось, что внимания заслуживают лишь некоторые теоретические работы здешних ученых. А что касается эксперимента, то не удержусь, чтобы в который раз не процитировать древнегреческого философа Аристотеля: «…сказать, что небытие существует, нельзя… Поэтому правда в том, что сущее существует, а не сущее не существует». Другими словами, на этом форуме украинская сторона продемонстрировала перед иностранными гостями символический «нанострептиз», из которого они могли заключить, что Украина в обозримом будущем ни в коем случае не сможет стать конкурентом Западу в получении и экспериментальных исследованиях наноструктур и уж тем более в создании практических разработок на их основе. Особенно убедительно это публичное «раздевание» выглядело на фоне местных нанотехнологических «достижений». Но, с другой стороны, донецкие физики показали, что единственный вклад, который они могут внести в развитие этого перспективного направления – это участие в совместных со своими зарубежными коллегами теоретических разработках. Разумеется, под выделяемые гранты. Можно предположить, что стимулировать их приток в Украину и было одной из основных прагматических целей этого форума. И этому, безусловно, должно было способствовать само участие в нем В.Барьяхтара, как человека, который на протяжении последних 30-ти лет активно влиял на местную академическую науку. Остается лишь пожелать, чтобы донецкие продолжатели традиций его школы оставили след в науке, а не наследили. Николай Даньшин, доктор физико-математических наук

Відповіді

  • 2010.06.17 | простий науковець

    Загадкова фраза:

    "А то, что рабочим языком конференции был английский, лишний раз говорит о корпоративном стремлении собравшихся здесь получателей зарубежных грантов сконцентрировать внимание иностранцев именно на себе. Лизоблюдство, конечно."

    Як на мене, "сконцентрировать внимание ... именно на себе" якось важко назвати "лизоблюдством".

    А в цілому згадався анекдот про Урюпінськ...
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.06.17 | Torr

      м-дя, донецк порожняк не гонит!

    • 2010.06.17 | Iryna_

      Re: Загадкова фраза:

      простий науковець пише:
      > "А то, что рабочим языком конференции был английский, лишний раз говорит о корпоративном стремлении собравшихся здесь получателей зарубежных грантов сконцентрировать внимание иностранцев именно на себе. Лизоблюдство, конечно."
      >
      > Як на мене, "сконцентрировать внимание ... именно на себе" якось важко назвати "лизоблюдством".
      >
      > А в цілому згадався анекдот про Урюпінськ...
      оцей текст якось підриває довіру до автора статті в старттопіку
      сорі, а яка мова має бути робочою на міжнародній конференції?
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2010.06.18 | Хома Брут

        a riddle wrapped in a mystery

        Iryna_ пише:
        > оцей текст якось підриває довіру до автора статті в старттопіку сорі, а яка мова має бути робочою на міжнародній конференції?
        Ох, підриває. І стрЕптиз підриває. І стиль
        ...донецкая школа «магнитчиков» стала постепенно «таять» и сейчас...
        Важко сказати, чому не взято в лапки кожне слово.
  • 2010.06.17 | Сергій Вакуленко

    А стрептиз (2х) — це по-якому?

    Чи це так увагу концентрують на собі, неперевершених?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2010.06.18 | Хома Брут

      ггг

      Це можливо медичний термін, "стрЕптиз" (наголос на першому складі). Коли стрЕптиз виникає в легкій формі, він називається мікрострЕптизом, або, по-вуличному, "нанострЕптизом".


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua