МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Письмо московского к.т.н. -а на один альтернативный сайт

05/14/2011 | псевдоквази
Полностью текс тут - http://ariru.info/opinion/32/

Приведу текст без предисловия. которое мало что дает:

"Начнём с того, что я - кандидат технических наук. (Только просьба не записывать меня в нерусь и вычёркивать из списков сторонников славянского национального государства, как вы обычно делаете). Поэтому о делах в россиянской "науке" знаю не понаслышке, а прочувствовал её на своей шкуре.

Попытаться выбиться через науку - был единственный шанс, как показала жизнь, но не передать словами всю степень моего разочарования и отвращения, которые я приобрёл к так называемому научно-образовательному процессу.

В передаче кто-то заявил, что количество научных публикаций (или как их называют "трудов") является показателем научного успеха. Так вот, те, кто действительно публикует что-то стоящее, это просто дураки. А те, кто ещё и патентует свои изобретения по принятой в РФ схеме - вообще дебилы в квадрате. Нет, мыслительный процесс у них поставлен отлично, но вот житейской мудрости нет ни на грош. Потому что опубликованное мгновенно сопрут. А простейшая мысль, что накопленные знания и полезные навыки нужно передавать сначала семье, потом своему народу, и уж только потом "мировому сообществу" (что ещё большой вопрос). Те, кто похитрее, прекрасно это понимают. Поэтому в этих статьях частенько пишется намёками, делаются намеренные ошибки. Что, в свою очередь, открывает дорогу в научное сообщество откровенным идиотам.

Я, обладая вбитым в меня с малых лет прекрасным знанием русского языка, наклепал этих статеек без счёта, за себя, за «красавицу»-секретаршу, для шефа и за того парня. Дошло до того, что, будучи ещё аспирантом первого года обучения, правил стилистические ошибки в докторской диссертации своего шефа, потому как читать это позорище сил не было. Диссертация была далеко не пустышкой, но текст набирали безграмотные студенты, которым лишь бы быстрее получить зачёт. Сам шеф считал набор текста своими руками ниже своего достоинства. Что в моих глазах ему уважения не прибавляло. Но на правку тратил времени в разы больше, чем мог бы наколотить собственноручно, владея минимальными навыками слепого набора.

«Не царское это дело!» - небрежно бросал он, тонко намекая на наше аспирантское холопское звание. Тема для моего диссера была выбрана исключительно из тщеславия руководителя и была ой как далека от моей родной специальности. Довести до реальной пользы было достаточно сложно и в той стране, где на заботу о здоровье народа хоть что-то выделяется. А уж в наших родных просторах, где всё распиливается на лету – вообще невозможно. Частенько приходилось бегать за «пузырями» коньяка для начальников. Постоянно пытались спаивать. Надоело это всё достаточно быстро.

Казалось бы – валить на все четыре стороны. Но… (Если кто-то будет думать, что остался в аспирантуре из-за отсрочки от призыва, то ошибается – с моего курса не взяли ни одного человека после военной кафедры).

Бросать начатое не в моих правилах. Но я не смирился, просто решив вытащить по максимуму из сложившейся ситуации.

Пишу всякую хрень в этих «научных публикациях» – так доведу до автоматизма навыки печати и верстки текста.

Паяю то, что придётся выкинуть на полку, – так попутно ставим с друзьями кучу экспериментов на реальном «железе». Читаем студентам всякую чушь, так хоть пытаюсь разобраться, откуда эта чушь взялась. Если есть люди, работающие на действующем производстве, то выясняем до тонкостей все существующие по нашей части проблемы, а потом уже подводим «науку». Всё потом пригодилось. Но я сейчас задаюсь вопросом – а оно того стоило?

Но по порядку.

Видя, что я постоянно улучшаю программу, меня постоянно перекидывали с одного курса лекций на другой. Только я собирался почивать на заслуженных лаврах и оттачивать способы преподавания, мне всучивали очередной кусок кафедрального курса, а на моё место ставили какую-нибудь девочку с куриными мозгами, которая просто повторяла слово в слово по отобранным у студентов старшего курса лекциям. Доводил порученную часть учебной программы до ума – история повторялась. Каждый раз находились какие-то совершенно непреодолимые причины, по которым нельзя было оставить мне то, что я только что освоил. Иной раз вообще вбухивали новый курс, который надо было разрабатывать с нуля.

А получал я, разумеется, ровно столько, сколько и та тупая «девочка», которая вообще не делала ни хрена. А девочек и мальчиков таких было много…

Кроме того, нас, молодых и умных аспирантов всячески оттесняли от тех курсов, которые давали реальные денежки. Как в виде оказания официальных платных услуг неуспевающим студентам, так и в виде взяток.

Тут уж каждый сам выбирал каким путём ему идти. Существовали (и существуют) чёткие тарифы, сколько стоит зачёт, курсовая и экзамен по каждому предмету. Личность преподавателя особой роли не играет. И отходить от этих ставок не смей – сожрут с потрохами и не заметишь.
Дошло до того, что мне прямым текстом объявили, что создаётся платное (на коммерческой основе) отделение, я для него пишу полностью учебную программу. А когда я поинтересовался, что я с этого буду иметь, то мне ответили, что ничего, кроме зарплаты (все уйдёт начальству). Ну, а я ответил, что за зарплату я и так поработаю.

Диплом кандидата технических наук уже лежал в кармане, моральные и материальные долги я роздал, а терпеть положение мальчика на побегушках просто надоело.

Нас было трое таких «мальчиков». Взбунтовались все разом. И было с чего.

За пять лет постоянно пытались что-то сделать для производства. В итоге – ни одного внедрения. Ни одного! Только потерянные отпуска, потраченные выходные, деньги на разъезды по заводам. Зато однажды удался отличный распил народных средств. На «науку» выделяют деньги областные чиновники. Но такое впечатление, что им эти деньги жгут руки. Их надо тратить. А кому их отдавать? Сам чиновник дуб дубом в научных вопросах. И ему самому за эти деньги отчитываться.

Абы кому не отдашь, будь он хоть семи пядей во лбу. А вот среди заслуженных докторов наук и профессоров разыграть – это в самый раз. И для газеты статейка выйдет отличная. И отчёт будет красивый для вышестоящего начальства. А то, что эти профессора кроме распития коньяка ни на что не способны, разве что потыкать вялым от того же коньяка членом в очередную аспирантку, так на это плевать. Да, у них могут быть идеи. Даже умные идеи. У кой кого есть даже опыт. Вот только делать они ничего не будут. Пороха уже нет. А другим – не дадут ни за что. По этой причине производственники научных деятелей в РФ открыто презирают. Хотя в распиле могут охотно участвовать. Но производственники хоть умеют делать продукцию, даже не понимая физики происходящих процессов в оборудовании и принципов управления. А эти профессора-академики кроме раздувания щёк не способны вообще ни на что. Кроме одного случая. Когда в отлаженную Сталиным систему возвращаются изъятые из неё дыба и кнут. Вот тут академики рвут из-под себя копытами. Но эта система людоедская. А без дыбы и кнута – людоедская вдвойне. Разумеется, есть хорошие люди. Даже отпетые подонки иной раз что-то делают полезное и работающее (скорее всего по незнанию, что это полезно и будет работать). Но это – исключение. Или чудо. На нас этой разнарядки не поступило.

А однажды нас круто нагрели. Очень круто. По-московски.

Солнечным утром поступила вводная, что будем заниматься разработкой программных средств для средств предотвращения террористических актов. (Знакомая тема, не правда ли? В подробности вдаваться не буду. Зачем? Суть проблемы от этого не изменится.) Задачка была интересная. Разложили по полочкам. Кто-то выдал идеи, кто-то всё протестировал, кто-то ножками промерил интересующий объект и записал все детали. Наш основной компьютерный гений выдал на гора программку. Чуть покритиковали, шлифанули… И просто обалдели от полученных результатов. Сердце учащённо забилось. Это был реальный движок, повесив на который результаты нескольких десятков экспериментов, можно было довести до совершенства. Эксперименты были достаточно сложные, но вполне осуществимыми. Даже для наших скромных сил. Сделали снимки с экранов, накатали описание, прикинули программу реализации и отправили в столицу. И… тишина…
Позже выяснилось, что наших бумажек за глаза хватило на освоение суммы с шестью нулями. Сделанные рисунки я потом увидел в автореферате очередной защитившейся московской бляди. А губищу раскатало наше начальство будь здоров. Машины себе присматривало. Месяц потом в коньяке отмокало после такого облома.

А я уже тогда решил, что с меня вполне достаточно.

Кстати, академики-профессора Москвы отмены финансирования «науки» даже не заметят. Они уже все «генеральные директора» мелких частных фирм. Хотя финансируются лучше всех. Но живут тем, что обдирают как липку провинцию, воруя идеи и выделяемые через столицу средства. А вот в провинции многие действительно умные люди останутся без средств к существованию. К тому же их честность окажется отягчающим обстоятельством.

Те, кто берут взятки, имеют связи, которые в нашей стране значат больше, чем зарплаты и премии.

Но, повторюсь, мне всё это до смерти надоело.

Каким не будь принципиальным, всё равно, если увяз в болоте, то будешь по уши в грязи. Для всех знакомых я уже был институтской «шишкой». Вором и коррупционером, короче говоря. Разубеждать – дело гнилое и безрезультатное. В глазах заискивание и яркая заинтересованность в том, что я смогу пристроить в недалёком будущем их детей или знакомых.

Когда я всё-таки ушёл из института, они это расценили как предательство их собственных надежд. Этого мне не простили до сих пор. Думаю, что и не простят.

Но, вернёмся чуть назад. Буча была поднята. Результат бодания был известен наперёд. Но, как известно, тем, кому нечего терять, есть куда переть. Пришли к вышестоящему начальству с ультиматумом – делаем всё сами, своими руками и за всё отвечаем сами. Разумеется, и все полученные средства, за исключением кесаревой доли, нам. А в надзирательстве зоркого алкашеского ока не нуждаемся. Ох, на каких хромых козах к нам потом только не подъезжали!!!

Здоровья от этих переживаний я лишился окончательно. Здорово приболел, но всё равно не сдался. Обошёл соседние заводы, потряс знакомых, в общем – нашлось место, где требовался до зарезу грамотный специалист. Вот так, из бумажного теоретика я переквалифицировался в производственники.

Но это – другая песня.

Спою и её. Потому как это всё – звенья одной цепочки.

Градообразующее предприятие – это уникальная вещь. Вещь в себе. Государство в государстве и город среди города. Я не знаю, есть ли в других странах такое. Но в своё время был потрясён, что города строили по одному проекту вместе с типовым заводом. Вплоть до того, что совпадают размеры дворов, названия улиц и домов культуры.

Башковитых мужиков хватает. Но… Бросается в глаза их нездоровое желание работать ради работы. Дневать и ночевать возле установок, которые без них работать просто не будут. Причём за те же деньги, которые получают сидящие до пенсии в том же цехе полные бездельники. Простая мысль, что если эти установки просто бросить, и ничего страшного не произойдёт, этим действительно талантливым программистам и наладчикам в голову не приходит. Начальство вздохнёт, подпишет приказ об уходе на пенсию. Даже трогательные слова на прощание скажет, что аж слезу прошибёт. А потом срежет на хер всё это старьё и купит иноземный аналог.

Среди «молодых и перспективных» есть желающие защитить кандидатскую. Даже желающие что-то запатентовать. И им невдомёк, что рассматриваемые проблемы уже решены за бугром лет так пятнадцать назад, а столь любимые железки представляют собой музейные экспонаты. Но, пыжатся. На сделанные исключительно по доброте душевной пожелания, поберечь силы и здоровье, реагируют неадекватно. Начинают высмеивать. Ну, дураков и в алтаре бьют.
Ключевые слова в нынешней патентной практике – «соискатель патента обязан предоставить суть изобретения в форме ДОСТАТОЧНОЙ ДЛЯ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ». То есть не доказать, что это нужно и сделано им первым в мире, а выложить чужому дяде на блюдечке с голубой каёмочкой. Причём комиссия может рассматривать эти заявки столько, сколько пожелает (за это время и повторят, и внедрят, а тебе откажут, показав действующее производство, – дескать, уже сделано).

Я удивляюсь, что есть дебилы, играющие в этот лохотрон. На мой взгляд, институт патентования в его нынешней форме должен быть уничтожен. И вообще, вопрос интеллектуальной собственности – весьма щекотливый вопрос национальной безопасности. И в современном мире – вопрос выживания народа. Если народу нечего предложить миру в этом плане, то этому народу нет места под солнцем. Но если это раздаётся направо и налево, то рабская участь такому народу обеспечена по гроб жизни. И вопросом сохранения национальных секретов должны заниматься не патентователи определённой расы, а представители силовых структур, которые должны возбуждать уголовное дело по факту кражи. Так и только так. И доводить начатое до конца. Чтобы другим неповадно было.

Ох, мечты, мечты!

Степень технической подкованности заводского начальства весьма разнообразна. В чём убедился, участвуя в капитальном ремонте одного цеха. От полного идиотизма чьих-то блатных сынков, до весьма квалифицированных профи. Причём некоторые «эффективные менеджеры» буквально ночуют с рабочими в период аврала. Могут собственноручно и шкафы потаскать, когда приспичит. И от такого начальства фиг куда денешься.

Мне в начале было достаточно сложно. Но, когда показал, что кроме слишком умных мыслей могу тянуть провода и посылать «по матушке» не хуже опытного монтажника, то простые работяги зауважали. А начальство просто вынуждено было считаться с такими, как я. Иначе ничего в срок сдаваться не будет.

Цех проработал тридцать с лишним годков. На капремонте была полностью переоснащёна система автоматики. Но как!

Ирония судьбы заключалась в том, что я перебрасывал итальянский кабель, который клал ещё мой отец. Кабель пролежал тридцать лет в воде. Отлично сохранился. Обрезали концы, перетащили в новые лотки, подключили к шкафам. Новый, закупленный под это дело кабель, исчез в неизвестном мне направлении.

Вообще скупость и оригинальность подхода к решению некоторых проблем меня просто убила наповал. Например, один из директоров предприятия, отвечающий за автоматику, пообещал выплатить премию тому, кто взломает программу управления иностранным компрессором. Каково, а?

Итальянцы выставили приличный счёт за модернизацию, предложив несколько вариантов от замены до переоснащения, но наши решили, что сами с усами. Чем дело кончилось – не знаю. Но каков подход!

В том цехе, где работал я, программу управления компрессором высокой мощности делала фирма из ближнего зарубежья. Нареканий по работе этой фирмы было выше крыши. Единственный соображающий спец там был один. Все остальные – начальники или обезьяны. В личном разговоре он пожаловался мне, что просто не может найти себе помощника ни в «незалежной», ни в РФ.

Вузы поставляют никуда не годный материал, а доучивать у него нет времени. Как и нет времени на нормальное обслуживание уже установленных систем. Там ошибочка, там упущение, там недочёт, а тут особенность местная. И так далее… Они действительно пытались сделать как лучше. Худо-бедно, получилось. Но у местных остался страх и сомнения в надёжности. На переходных режимах турбину никто не тестировал. Представляю, как сдавали Саяно-Шушенскую.

Собой я могу гордится – единственный (и последний пока что раз в жизни) я сделал инженерный расчёт настроек управления действующего оборудования. Достаточно грубо, но этого на тот момент было достаточно. По результатам своего же эксперимента, который я провёл на свой страх и риск, пока начальство куда-то слиняло. Взлететь на воздух не хотелось ни мне, ни операторам. Которым до тошноты надоело постоянно жать на кнопки. И всё равно при этом вставать по аварии. Поэтому им пришлось довериться мне. Как посчитал, так сразу и применил. Жить стало легче – регуляторы начали справляться. Я бы сделал и лучше. Но кто мне дал? Оборудование запустили, наверх отрапортовали. А для точной настройки надо вывести на предельный режим и встать пару раз по блокировке в конце-концов. Но цех уже работает – премию поделили.

После этого в цехе стали уважать ещё больше. А вот коллеги начали завидовать и делать подлянки. Да и хрен с ними.

Было гораздо обидней другое. Я так и не смог до конца разобраться с теми приёмами, которые применяли разработчики оборудования для снижения энергозатрат и оптимизации процесса. Вернее, суть я понял. Повторить не смог. Да и просто руки опускались, видя как по-совковски решаются эти проблемы. Вообще никак не решаются. Да и ребята с нашей группы просто банально боялись куда-то лезть и что-то пробовать. А мне просто запретили. Видно, кто-то настучал.
Тем не менее, проблемы оставались. И их надо было решать.

Приехавший специалист (которого вызвали чёрт знает откуда) подшлифовал кое-какие огрехи, нашёл ошибки в механике. И всё-таки дал дрозда местному начальству, чтобы оно не лезло во все щели.

После этого достаточно быстро объект сдали. Нам, наладчикам, перестали мешать. А тот спец тоже нарисовал достаточно безрадостную картину – он один на полтора десятка заводов. И вечно мотается по стране. Смены, как таковой, нет и не ожидается.

Как же всё это разительно отличалось от того, чему меня учили. И чему я сам других пытался учить.

Из института я ушёл не сразу. Остался на часть ставки. В знак благодарности (а скорее всего, чтобы другим неповадно было) свалили на меня всё, что негоже – вечерников, занятия в выходные для дневников и заочников.

Я пытался хоть как-то передать полученный опыт своим студентам. Тщетно! Пустые глаза. Никто из них не желает работать. Глазки оживают при разговорах о деньгах и развлечениях. Будущие «эффективные менеджеры»…по продажам!

Поняв, что на заводе, что в институте мне ловить нечего, начал искать другое место.

И нашёл. Без особых проблем устроился в проектную частную фирму. Пришлось сменить место жительства, но это не беда.
Делаем установки и доводим до ума. О чём и мечтал.

Критиковать – дело весьма нехитрое. Надобно что-то предложить взамен.

Вот только что?

Снести все эти академии и институты до основания? Не выход.

Перевести на коммерческую основу? Тоже не выход. Я сейчас занимаюсь некоторыми разработками и отвечаю за свои слова. Срок окупаемости очень большой для производственной сферы. А если дело касается социальной сферы? Той же медицины? Ведь здоровые люди врачам не нужны! И тем более, фармацевтическим компаниям. Тут нужно вмешательство государства или каких-то социальных регулирующих органов.

Мелкая фирма не потянет свой научно-исследовательский отдел. Крупные фирмы могут себе это позволить. Но тоже предпочитают воровать у конкурентов. И ещё неизвестно, будут ли они что-то создавать или будут «ломать программы управления компрессором».

И самая большая проблема – это люди. Слишком привыкли к воровству в РФ, как норме жизни.
Да и нынешнее молодое поколение телевизора. Они далеко не дураки. Что-то скопировать, скомпоновать, взломать, вынюхать – тут им равных нет. Но вот могут ли они ТВОРИТЬ?
Могут ли отвечать за сделанное? Доучивать то, что не выучено вовремя?

Пару раз сталкивался с совершенно детским, игровым подходом к жизни – «ой, не знаю, но надо попробовать…». Проект завалим – фирме хана, куда ты лезешь?

На мой взгляд, есть несколько способов оживления ситуации:

1.Создание научных команд под конкретные цели. Сколково – не самая плохая идея. Но это – политический проект. Поэтому толку от него будет мало. Надо похваляться не едучи на рать, а идучи с поля ссать, как гласит народная мудрость. И, пока нет реальных результатов в каждом магазине электроники, молчать надобно в тряпочку. Но, должна быть цель. Должны быть сроки. Должна быть профильная команда специалистов. Управляющий должен быть доказавшим свою квалификацию опытным производственником. И нести персональную материальную ответственность за срыв сроков и невыполнение задачи. Возможно, такие команды станут основой будущих обновлённых научных структур.

2. В РФ напрочь похерен один из мощнейших стимулирующих факторов – национальный. Хотя возможностей для этого – пруд пруди. Если поручить задачу двум конкурирующим группам, то результат будет лучше, чем если бы группа была. Но! Наберите одну из русских, а другую из татар. Дайте одну задачу. И оповестите о существовании друг друга. Как вы думаете, каков будет результат по сравнению с интернациональными бригадами? Национальную рознь надобно сеять. Но с умом и на вспаханное поле. Вот только подобные ростки для нынешней власти смертельны. (Главное, чтобы руководители этих групп были не известной национальности).

3. Поддержка фирм, занимающихся внедрением новых технологий, занимающихся сбором научных данных и т.п. Пусть даже незначительная. И даже лучше, если незначительная. Потому как, если появляются большие деньги, тут же появляется коррупция со всеми вытекающими. А тут есть несколько человек в отделе, которые занимаются разработками и вполне себя оправдывают экономически. А если что-то сварганят стоящее, то фирме от этого только плюс.

4. Массовая чистка по университетам и вузам. Слишком много пожилых людей. Как и слишком много вузов. Если поступающих меньше, чем запланировано мест, то о каком престиже высшего образования может идти речь? У нас сейчас каждая вторая девка с высшим образованием и дипломом инженера. Попросите её взять простейшую производную или интеграл!
И не надо плакаться, что уволенным преподавателям негде работать! В школах сейчас полно вакансий. И детей учат одни матери-одиночки. Выращивая будущих матерей-одиночек. Ах, на коньяк не хватит?

5. Должны подписываться договоры с предприятиями о подготовке специалистов, за которых это предприятие платит. Но должны быть и формы контроля со стороны предприятия по части учебных программ и курсов. И выпускник должен отрабатывать вложенные в него деньги.

6. Государство должно поощрять заказы институтам со стороны предприятий. Хотя бы тем чтобы не вмешиваться в этот процесс. Чтобы в этой цепочке отсутствовал чиновник-взяточник. Научный грант уже подразумевает откат чиновнику.

7. Должен быть решён вопрос с армией. Либо забирать позже, когда человек закрепил знания производственной практикой, или отменять отсрочку. И, с учётом этого пересматривать все институтские программы. И набирать нужно по прямой специальности! Если человек закончил институт связи, то записывать его в водители-танкисты только потому, что он подходит по здоровью – должностное преступление. За это наших военкомов вообще-то надобно судить. За нанесение ущерба национальной безопасности.

8. Процесс присуждения учёных званий должен быть пересмотрен. Как и сама процедура создания и защиты диссертации. Должен быть результат, а не бумага.

А что касается отмены всех научных степеней и званий, про которые вы говорили в передаче…
Ох, что-то щедры вы на амнистию!

Свой диплом к.т.н. не выкину. Слишком дорог, как память.
Считаю, что получил его авансом. А долги я привык отдавать.

Написано на эмоциях, немного сумбурно. Прошу извинить за возможные опечатки и грамматические ошибки. Вылизывать написанное – приукрашивать себя. А этого делать не хочется."

Відповіді



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua