МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Национальная академия наук Украины остаётся чёрной дырой государственного бюджета

11/30/2011 | maggazfer.ru
http://maggazfer.ru/6959533.php

Национальная академия наук Украины остаётся чёрной дырой государственного бюджета. У нас намного больше институтов и научных работников, чем в крупнейших странах Европы, но их вклад в науку незначителен. Чтобы изменить ситуацию, необходимо отказаться от содержания на бюджетные деньги армии бесполезных учёных и поддерживать лишь наиболее значимые и интересные проекты

Полгода назад в аспирантуру Женевского университета поступил двадцатидвухлетний Иван Левкивский, выпускник Национального университета им. Тараса Шевченко. Через два месяца после приезда в Швейцарию он написал статью, в которой объяснил один из экспериментов в области мезоскопической физики (элемент нанотехнологий). Руководители и коллеги молодого учёного назвали его работу блестящей, поскольку над этим безуспешно бились талантливые профессора из Оксфорда и других университетов Европы. Спустя полгода Левкивский подготовил ещё три научных статьи. Мало того, игнорируя выделяемые каждому аспиранту четыре года на подготовку к защите диссертации, юноша собирается защищаться уже через год. «Если Левкивский проработает положенные четыре года в аспирантуре, продолжая приобретать квалификацию в таком же темпе, то к пятому году получит не только формальную степень, но и научное имя и как минимум несколько предложений о сотрудничестве от лучших университетов Европы и Америки», — убеждён научный сотрудник Европейского совета ядерных исследований (CERN) и один из кураторов молодого учёного Алексей Боярский. Он приводит в пример и Владимира Савченко, который внёс большой вклад в создание украинского Грида (системы распределённых вычислений. — «Эксперт»), а сейчас учится в аспирантуре при филиале Европейского космического агентства, где его способности оценивают очень высоко. Как и эти учёные, все выпускники Научно-образовательного центра при Институте теоретической физики Национальной академии наук Украины уезжают работать за рубеж, и их с радостью принимают Принстонский университет, Французский центр ядерных исследований и другие ведущие научные центры мира.

За наших соотечественников можно только порадоваться. Но почему они не достигли таких успехов, пока находились в Киеве? Ведь молодые учёные были так же внутренне мотивированы, старательны и талантливы. Ответ прост: только в Европе они дорвались до настоящей научной жизни — реальных экспериментов и еженедельных международных семинаров. Только там почувствовали возможность быстро расти и реализовать свой потенциал. В Киеве таких возможностей у них сейчас нет, как нет их у подавляющего большинства молодых учёных.

Нулевой фактор влияния
Модель содержания громадной армии учёных, между которыми поровну распределяются имеющиеся в стране средства, не срабатывает. Украина должна создать хотя бы два-три конкурентоспособных в мире научных института

Казалось бы, Украина имеет более чем достаточную научную базу для внедрения инновационной модели экономики. В системе Национальной академии наук Украины (НАНУ) насчитывается 170 институтов. В них работают 19 тыс. учёных, из них восемь тысяч кандидатов наук и две с половиной тысячи докторов наук, в том числе 182 академика и 343 члена-корреспондента. А вместе с техническим персоналом количество сотрудников НАНУ составляет 43 с лишним тысячи человек. В то же время немецкий аналог нашей академии — Общество Макса Планка — объединяет 76 институтов, в которых трудятся 11 100 научных сотрудников, включая аспирантов. Французская академия наук CNRS насчитывает на полтысячи учёных больше. При этом годовой бюджет немецкой академии составляет 1,7 млрд евро, французской — 3,2 млрд евро, тогда как бюджет НАНУ в нынешнем году равнялся 260 млн евро. Простые вычисления показывают, что среднегодовое финансирование одного учёного во Франции обходится почти в 275 тыс. евро, в Германии — примерно в 155 тыс. евро, а в Украине — в 13,5 тыс. евро. При этом за 2003–2007 годы финансирование украинской академии выросло в четыре с половиной раза.

«Штаты НАНУ непомерно раздуты, что приводит к чрезвычайно низкому финансированию в расчёте на каждую научную единицу. Наша академия примерно в полторадва раза больше европейских аналогов, а удельное финансирование в десять-двадцать раз меньше. Три года назад Украина выделяла на науку в сто тридцать-сто девяносто раз меньше средств, чем Германия и Франция. И это является основной причиной очень низкой продуктивности НАНУ», — считает глава отделения физиологии и медицины Европейской академии наук и заведующий сектором нейронаук Манчестерского университета Алексей Верхратский, начинавший научную карьеру в киевском Институте физиологии им. Александра Богомольца.

Уже не первый год те немногие украинские учёные, которые действительно делают науку, пропагандируют необходимость провести переаттестацию научных сотрудников академии в соответствии с общемировым индикатором — индексом цитирования в читаемых научным сообществом изданиях. «Конечный результат труда учёного — сообщение о его открытиях, доступное максимальному количеству людей. Это может быть статья, книга, газетная заметка или страничка в мировой компьютерной сети. На современном этапе развития науки международным языком является английский, и написанные на других языках работы в принципе не имеет никакого значения. Если учёный не публикуется в течение пяти лет, он навсегда умирает для науки», — уверен Верхратский.

Безусловно, 19 тыс. сотрудников НАНУ публикуют свои работы того или иного качества, но где? Каждый европейский или американский учёный стремится публиковаться в тех журналах, импакт-фактор (т. е. усреднённое количество ссылок на одну статью в них) которых наиболее высок. Этот показатель сейчас самый высокий в мире у научных изданий вобласти биологии и медицины: средний составляет около единицы, а наивысший у таких журналов, как Nature, Science, Cell, — 40. В то же время импакт-фактор (ИФ) большинства московских (бывших всесоюзных) биологических изданий колеблется в пределах 0,1–0,2. Среди них максимальный показатель у журнала «Биохимия» — 1,2. Преобладающее большинство украинских академических журналов вообще не имеет ИФ. Он у них настолько низкий (ниже 0,1), что Институт научной информации, собирающий данные о количестве ссылок на каждую статью в большинстве научных журналов мира, не отслеживает цитирование статей в этих изданиях.

Что можно сделать, чтобы хоть несколько из издаваемых сейчас в Украине 600 академических журналов имели пристойный ИФ? Один из вариантов — взять за образец опыт ближайших соседей. В 2000 году известный румынский эндокринолог профессор Попеску возглавил «Журнал клеточной и молекулярной медицины», перевёл его на английский язык и выложил в Интернете с открытым доступом. Учёный связался с румынской научной диаспорой и предложил публиковать в нём статьи. За шесть лет ИФ журнала вырос с нуля до шести с половиной (показатель выше пяти считается очень высоким). Так малоизвестный румынский журнал стал солидным изданием в области наук о жизни, и теперь многие учёные стремятся напечатать в нём свои работы.

Однако наша проблема заключается не только в организации издательского дела в научной сфере, а и в низкой квалификации и творческой активности большинства украинских исследователей науки.

Лишь немногие из них пишут статьи на английском языке и пытаются публиковать их в международных изданиях с высоким ИФ. «Недавно я зашел на сайт Института научной информации, где пытался отыскать базу данных по публикациям в нашей стране с 2000 года. Я убедился, что хирш-индекс (формула продуктивности учёного, рассчитываемая на основе количества его публикаций и числа их цитирования) всей Украины составляет сорок, в то время как хирш-индекс только Манчестерского университета достигает семидесяти», — говорит Алексей Верхратский. По его словам, количество опубликованных статей всех химико-биологических учреждений НАНУ (это 52 института с общим штатом восемь тысяч человек) сравнимо с числом публикаций среднего английского университета. Аналогична ситуация и в других областях украинской науки. К примеру, если ведущие иностранные физики достигают уровня 15 тыс. цитирований своих работ за десятилетний период, а стандартный европейский профессор-физик имеет тысячу-полторы цитирований за тот же период, то отечественные физики, считающиеся у нас выдающимися учёными, набирают за это время максимум 500 цитирований.

При этом в Украине всё ещё существует разветвлённая система научных организаций с громадными территориями, всеми мыслимыми льготами, базовым финансированием и принципом самоуправления. Так почему же наука не работает? Одна из причин её пробуксовки — возраст научных сотрудников академии, превышающий 50 лет (средний возраст кандидата наук — 51, доктора наук — 62, академика — 71 год). «Это катастрофические показатели, ведь расцвет таланта учёного приходится на период от сорока до пятидесяти пяти лет, а в шестьдесят пять учёные во всехзападных странах выходят на пенсию. В Германии научные сотрудники, претендующие на профессорскую должность, могут занять её только до пятидесяти двух лет. Но в Украине нет молодых учёных, способных достичь профессорского уровня к сорока годам, когда они, активно занимаясь исследованиями, смогут создать свои лаборатории и новые научные школы», — считает Верхратский.

Дорогу молодым

Решение проблемы — в значительном сокращении количества научных проектов и омоложении научного персонала. Работающие в странах Европы украинские учёные убеждены, что альтернатив отработанным там способам управления научной сферой сейчас просто не существует. «Посмотрите на ЕС: в него входят и богатые страны, такие, как Швейцария и Германия, и относительно бедные — Греция, Португалия. Вы думаете, в Греции на науку выделяют меньше средств, чем в Швейцарии? Просто в Греции работают меньше учёных и запускается меньше научных проектов. Каждый проект в Португалии финансируется так же, как в Германии: на него тратят ровно столько, сколько он реально стоит. Модель содержания громадной армии учёных, между которыми поровну распределяются имеющиеся в стране средства, не срабатывает. Украина должна пойти по пути бедных стран Евросоюза, то есть создать небольшое количество конкурентоспособных в мире научных проектов», — считает Алексей Боярский.

По его мнению, только такой путь позволит подготовить внутри этих проектов молодых специалистов высокой квалификации и удержать их в стране. Ведь если это проект действительно мирового уровня, то не имеет значения, где он осуществляется — в Германии, Швейцарии или Украине. Начать необходимо с организации национального научного фонда (ННФ), в котором будут собраны средства, предназначенные для развития нескольких ключевых научных направлений, не распределённые по квотам. Учёные смогут подавать свои заявки в этот фонд, претендуя на любую сумму. Их заявки примут участие в открытом и объективном конкурсе. Если, к примеру, у ННФ хватит средств на финансирование пяти научных проектов, победителями станут пять групп учёных. «Чтобы исключить злоупотребления, во всех странах используется один и тот же приём — каждый проект оценивают на анонимной основе не только отечественные, но и два-три зарубежных эксперта. Кроме того, конкурс должен проводиться ежегодно, чтобы дать шанс тем, кому в этом году не повезло. Такие условия позволят в краткие сроки сконцентрировать в одном месте проекты мирового уровня. Иначе у нашей талантливой молодёжи останется огромный соблазн заниматься наукой за рубежом», — говорит Боярский. Чтобы стимулировать молодых учёных к соревнованию, ННФ должен быть прозрачным, то есть в случае неудачи предоставлять возможность подать апелляцию и получить вдумчивый ответ, а также увидеть отзывы тех учёных, которые оценивали каждый конкретный проект. По такой схеме издавна запускаются научные проекты в странах Европы.

Відповіді

  • 2011.12.01 | 2

    Уже ничего не выйдет

    Если многие годы, а честнее будет сказать - десятилетия (где-то с 80-х) финансировалась только зарплата и кое-как расходы на содержание зданий - это значит, что совсем или почти совсем нет сколько-нибудь современного оборудования. Значит, проект сопоставимой сложности первые годы будет обходиться в разы или скорее на порядки дороже, чем на Западе, даже если начальство совсем красть не будет. Значит, для достижения достаточной для достижения конкурентоспособности величины удельного финансирования НАНУ надо будет сократить не в 10-20 раз, как дается понять в статье, а в 50-100 раз. То есть оставить несколько десятков научных сотрудников. Ну, и сколько проектов они смогут предлагать, да еще и каждый год? Останется, выходит, две-три группы, соответственно три-четыре проекта каждый на насколько лет. В области сиянсов Украина отстала навсегда уже к моменту своего возникновения как государства.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2011.12.01 | Георгій

      Цe щe півбіди

      2 пише:
      >НАНУ надо будет сократить не в 10-20 раз, как дается понять в статье, а в 50-100 раз. То есть оставить несколько десятков научных сотрудников. Ну, и сколько проектов они смогут предлагать, да еще и каждый год? Останется, выходит, две-три группы, соответственно три-четыре проекта каждый на насколько лет.
      (ГП) Я думаю, і цe нe допоможe, якщо залишиться стара вeртикальна систeма призначeння "начальників" різними урядовими офісами замість пошуково-конкурсної систeми. І також якщо нe зникнe з усіх українських наукових голів ідeя, що можна спокійно залишатися на посаді науковця роками й дeсятиріччями, публікуючи свої рeзультати тільки в місцeвих нe-англомовних журналах і збірках тeз різних "конфeрeнцій" "CНД."

      >В области сиянсов Украина отстала навсегда уже к моменту своего возникновения как государства.
      (ГП) А Рросія, Казахстан, Грузія, Молдова, Білaрусь, Вірмeнія, ...?
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2011.12.01 | 2

        Вас это беспокоит? Хотите об этом поговорить?

        Георгій пише:

        > (ГП) А Рросія, Казахстан, Грузія, Молдова, Білaрусь, Вірмeнія, ...?
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2011.12.01 | Георгій

          Так!

          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2011.12.02 | 2

            Re: Так!

            Баскетболисты от нефтяных щедрот больше выделяют. Вдвое в расчете на одного сотрудника. Стартовые позиции там были лучше – в Новосибирске и то больше всего стоящего было сосредоточено, чем в Киеве. Их амбиции в области вооружений скорее способствуют, чем препятствуют. У нас же все, что правящей верхушке удавалось выдоить из страны, уходило на ее, верхушки, паразитическое потребление. Данных для сравнения результатов РАН и НАНУ мне как-то не попадалось, но вот, скажем, в МГУ хирш почти на сотню выше, чем в КНУ. Последний где-то на уровне Казанского университета, где Ленин учился. Ну что же, в Казани тоже люди живут, и Лобаческий с Зининым были когда-то. Всяким Молдавиям проще, там никогда ничего и не было. Занятно было бы знать, что в Прибалтике, но не знаю. Журнал «Химия гетероциклических соединений» как издавался где-то в Латвии, так и издается. Один мой знакомый там членом редколлегии, так я периодически вижу у него в кабинете валяющиеся номера. Интересно, что сейчас там очень много индийских индусов публикуется.
  • 2011.12.01 | Сергій

    Re: Як на мене, то навіть за таких умов щось можна зробити для існування науки в Україні.

    Звичайно, можна довго і красиво описувати багатоповерхові схеми реформування науки, намагань перенести досвід Заходу і таке інше, але то буде потім! А зараз потрібно зробити лише декілька простих і зрозумілих як владі так і народу речей, закласти, так би мовити, декілька мін, які спрацювавши приведуть до незворотних змін. Це:
    1) Обов'язковий вихід на пенсію в 65 років, та звільнення з адміністративних постів!!! Без винятків! Звичайно, наукою ніхто не забороняє займатися. Цей фактор приведе до омолодження керівних кадрів і появих хоч якихось перспектив у молоді.
    2) Обов'язкова перевиборність директорів інститутів шляхом ТАЄМНОГО голосування і не більше ніж на 1-2 строки. В цьому випадку директор не буде сприймати інститут як своє феодальне помістя.
    Далі описувати не буду, бо без виконання перших двох - немає сенсу.

    Але, все це лише переливання з пустого в порожнє. :( Бо в Україні залишився лише один передовий, проривний, нє імєющій аналагав в мірє напрямок - електрозварювання. Скоро видатний вчений об'явить про черговий прорив (чи нарив?) - приварено Сонце до неба і в неньці тепер буде вічний день - економія лампочок на лицьо :) Ну і отримає чергову премію, на пару з українським вчьоним Слюсарчуком. (чорний гумор)
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2011.12.02 | простий науковець

      Шановний, скільки Вам років? Бо розв'язки, що Ви пропонуєте, мають

      довгу історію. Чи Вам відомо, що Патон прийшов до влади саме з такими гаслами, як у Вас? "І що це нам дало?" (c)

      Як хрущовська, так і горбачовська перебудови, а вірніше їхній провал, довели на практиці, що сталінська адміністративно-командна система не піддається реформуванню, а підлягає лише повному демонтажу і заміні на щось нетоталітарне.
    • 2011.12.03 | killer-thinker

      Re: Як на мене, то навіть за таких умов щось можна зробити для існування науки в Україні.

      Сергій пише:

      > Але, все це лише переливання з пустого в порожнє. :( Бо в Україні залишився лише один передовий, проривний, нє імєющій аналагав в мірє напрямок - електрозварювання. Скоро видатний вчений об'явить про черговий прорив (чи нарив?) - приварено Сонце до неба і в неньці тепер буде вічний день - економія лампочок на лицо :) Ну і отримає чергову премію, на пару з українським вчьоним Слюсарчуком. (чорний гумор)
      ========================================================
      То що нагорі так, а все решта - це все дитяча Фата Моргана....
  • 2011.12.02 | сомневающийся

    Re: Национальная академия наук Украины остаётся чёрной дырой государственного бюджета

    Создается впечатление, что все "писатели" не понимают проблем Украины. Хотя написанное правда, но верхи вообще не понимают, что такое наука, однакр рвутся к званиям и степеням. А если что-то обрезать силовым методом, то останутся не самые сильные, а те, кто умеет работать локтями и интриговать. Вопрос о науке в стране - вопрос политический, а не системы организации самой науки, что в нашей ситуации втрорстепенно. Наверху думают о разграблении нации, а не о ее образовании и продвижении в современный мир. В результате, подобные статьи по сути облегчают нуворишам экспроприиировать имущество НАНУ себе. Увы, точка невозврата, видимо, пройдена.
    И еще: сравнивать число людей в науке по числу работающих в НАНУ и М. Планке некорректно. Надо на 1000 жителей, а здесь мы уже давно в хвосте, и при этом лучшие - там. Кроме того, хорошо зная Левкивского, не могу не сказать, что всему, что он сделал он обязан не хваленому Западу, а своим учителям здесь. Это тоже стоит иметь в виду.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2011.12.02 | простий науковець

      "Надо на 1000 жителей, а здесь мы уже давно в хвосте," - На цьому форумі,

      шановний, дехто ще пам'ятає арихметику (не всім пощастило стати проФФесорами :( ). Тож якщо в НАНУ науковців більше, ніж у М. Пманка, а населення України удвічі менше, ніж у Німеччині, то на 1000 населення ми ще більше випереджаємо німців! (Те саме стосується і Франції.) ;)


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua