МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Обстоятельства уголовного дела в отношении Ларионова Н.Ю.

10/18/2010 | Право
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА
Уголовного дела в отношении Ларионова Н.Ю.


03.03.1997 года в Симферополе был убит 5 выстрелами из пистолета вымогатель и наркоделец Щанкин Сергей. Убийца убежал с места преступления и не оставил никаких примет для опознания. Водитель и друг потерпевшего Карначев Максим видел убийцу и преследовал его на автомобиле, однако догнать не смог.
Следствием, в 1997 году был обвинен в совершении данного преступления мой муж Ларионов Н.Ю. Однако после того, как он дал показания в прокуратуре АР Крым в 1997 году уголовное дело в отношении него было прекращено по п.2 ст.6 УПК Украины – за отсутствием состава преступления. В 1997 году в качестве аргументов о том, что он не совершал данного преступления Ларионов Н.Ю. предоставил показания свидетелей и справку об инвалидности, которая подтверждает, что он не мог свободно, без помощи посторонних либо трости передвигаться. Однако при ознакомлении с материалами дела в 2009 году данных документов – допросов, медицинских документов и справки в уголовном деле не обнаружил.
Все эти годы с 1997 по 2009 год Ларионов был фермером, предпринимателем, зарабатывая на жизнь выращиванием и переработкой сельхоз продукции. В 2006 году Ларионов Н.Ю. переехал жить в Сумскую область.
26.10.2009 года без официальных вызовов, повесток дома моего супруга задержали люди в масках и с оружием. Ему одели наручники и закинули в микроавтобус. О том, что мой муж задержан работниками милиции я узнала 29.10.2009 года, когда по своей инициативе занялась его поисками. Фактически мой муж был похищен. Ему не разъяснялись его права, не предоставлялся адвокат и т.п. Не смотря на то, что Ларионов Н.Ю. был фактически задержан 26.10.2009 года протокол задержания в порядке ст.115 УПК Украины составлен 27.10.2009 года. Основанием задержания явилось якобы совершение Ларионовым Н.Ю. преступления, предусмотренного ст. 263 УК Украины – ношение оружия, однако если принят во внимание, что Ларионов Н.Ю. действительно носил оружие в 1997 году, то сроки привлечения его к уголовной ответственности за это преступление к моменту задержания истекли более 3х раз. Никаких доказательств ношения Ларионовым Н.Ю. оружия в уголовном деле нет, нет ни свидетелей, ни отпечатков пальцев, нет и самого предмета преступления – пистолета.
27.10.2009 года Ларионов Н.Ю., без разъяснения ему прав, без предоставления адвоката, был предъявлен для опознания свидетелям. Данные свидетели спустя 12 лет после убийства Щанкина с уверенностью опознали Ларионов Н.Ю. как убийцу. Однако их показания вызывают значительные сомнения. Допрошенные в 1997 году они показали, что машина в которой они находились в момент убийства, стояла в 100 метрах от потерпевшего, лицо убийцы было измазано краской. Кроме того свидетели указали, что на лице Ларионова Н.Ю. появился шрам, которого не было в 1997 году. Не понятно, как свидетели могли наблюдать наличие или отсутствие шрама, если лицо убийцы было закрашено. В то же время допрошенный позже в милиции и в суде водитель потерпевшего Карначев М. не опознал в Ларионове Н.Ю. убийцу, не смотря на то, что видел его дольше всех и значительно ближе. Допрошенные в 1997 году свидетели не давали описания убийцы, допрошенные же в 2009 году они досконально описывают приметы Ларионова Н.Ю. Ларионов Н.Ю. утверждает, что перед проведением опознания его сфотографировал оперативный работник на телефон и вышел с данным телефонном из кабинета, в котором проводилось опознание.
Так допрошенная в судебном заседании 15.09.2010 года свидетель Судакова В.П. показала, что автомобиль, в котором находились Павлов и Сидоров, подъехал спустя 5 минут после убийства, и они не могли видеть убийцу. Эти же сведения подтверждаются показаниями свидетеля Мамбетова К.А., который показал, что «когда он подошел к лежачему человеку, в это время рядом остановилась грузовая автомашина, из которой вышли 2е мужчин» т.е. грузовик со свидетелями Павловым и Сидоровым подъехал уже после убийства. Допрошенный в судебном заседании Мамбетов К.А. данный момент не конкретизировал.
. Все это говорит о несостоятельности показаний данных свидетелей.
В 1997 году было опрошено множество очевидцев преступления. Из их показаний видно, что убийца внешне не похож на Ларионова Н.Ю., однако данные свидетели не привлечены к уголовному делу в качестве свидетелей.
Как мотив совершения данного убийство Ларионову Н.Ю. вменяется убийство Щанкина С.Л. с целью его устранения и занятия его положения в преступной иерархии в сфере незаконного оборота наркотических средств. Данный мотив Ларионова Н.Ю. доказывается лишь свидетельскими показаниями бывших работников милиции Грищенко А.К., Ходарева Г.Г. о том, что Ларионов Н.Ю. занимался в 90-х годах преступной деятельностью. Данное доказательство не может считаться допустимым в понимании УПК, так как данные свидетели это лица заинтересованные в рассмотрении дела и их показания не являются допустимыми и относимыми в понимании УПК. Так согласно ст.68 УПК Украины не могут служить доказательствами данные, источник которых не известен. Откуда вышеуказанные свидетели получили сведения о мотиве убийства Ларионовым Н.Ю. они не сообщают. Та информация, которая сообщена вышеуказанными свидетелями является информацией о совершенном преступлении – вымогательстве или ином, и следовательно, должна быть подтверждена надлежаще – обвинительным приговором суда. До вынесении такого приговора Ларионов Н.Ю. не может считаться виновным в совершении вымогательства – «крышевании точек по торговле наркотиками» и следовательно показания свидетелей об этом не могут приниматься во внимание.
Из всего вышеизложенного видно, что обвинение Ларионова Н.Ю. в убийстве и ношении оружия держится лишь на опознании его 2мя свидетелями- их допросах и протоколах опознания. Наличие мотива никак не доказано, наличие пистолета не доказано и не конкретизировано.
Кроме того показания свидетелей, опознавших Ларионова Н.Ю., опровергаются ниже следующим. Из материалов уголовного дела следует, что убийца убежал от гнавшегося за ним на автомобиле свидетеля Карначева М. Однако в ходе рассмотрения дела в суде установлено: в период с 31.07.96 по 07.08.96 года Ларионов Н.Ю. находился на лечении с диагнозом спондилоартроз поясничного отдела позвоночника. «При поступлении жалобы на боли, нарушение функции … ходит с палочкой. … Движения поясничного отдела позвоночника резко ограничены и болезненны. На рентгенограммах перелом поперечных отростков позвоночника, справа без сращения.. перелом суставных отростков»
- в период с 24.07.1996 года по 02.08.1996 года проходил лечение с диагнозом: Спондилолистез. Несросшийся перелом поперечных отростков, нестабильность поясничного отдела позвоночника с выраженным болевым синдромом. Нарушение ходьбы и опоры».
- в период 08.08.96 по 14.08.1996 г проходил лечение с диагнозом «несросшийся перелом поперечных отростков. Выраженный болевой синдром».
- в период с 14.11.96 по 20.11.96 проходил лечение с диагнозом «несросшийся перелом поперечных отростков позвонков. Нестабильность поясничного отдела позвоночника».
- в 1996 году МСЭК №1815 Ларионову была установлена вторая группа инвалидности по сентябрь 1997 года. Согласно осмотра невропатолога МСЭК «больной передвигается затрудненно». Диагноз «резкое нарушение функции позвоночника, нетрудоспособен». Из направления на ВТЭК видно, что Ларионова Н.Ю. «беспокоили постоянные боли в поясничной области, с иррадиацией в нижние конечности, слабость в ногах, нарушение в них чувствительности, ходит с палочкой, может пройти не более 300 метров». Согласно Инструкции об установлении групп инвалидности, утвержденной приказом МОЗ Украины №183 от 07.04.2004 года основанием для установления второй группы инвалидности являются стойкие, выраженной тяжести функциональные нарушения в организме, предопределенные заболеванием, травмой или врожденным дефектом, что приводят к значительному ограничению жизнедеятельности человека, при сохраненной способности к самообслуживанию, и не вызывают потребность в постоянном постороннем присмотре, досмотре или помощи. Критериями установления второй группы инвалидности является ограничение одной или нескольких категорий жизнедеятельности в выраженной степени. Ларионову назначена инвалидность на основании ограничения способности самостоятельно передвигаться II степени.
Все это подтверждается медицинскими документами, находящимися в материалах уголовного дела. следовательно Ларионов Н.Ю. в 1997 году не мог убежать от автомобиля так как передвигался с трудом.
Это все так же подтверждается показаниями допрошенного в судебном заседании 15.09.2010 года свидетеля Шейко А.А., который пояснил, что «являлся лечащим врачом Ларионова Н.Ю. в 1996-1998 годах, Ларионов испытывал пожизненный болевой синдром, был слаб на ногах, мог только лежать, передвигался только с родственниками». Допрошенные 19.08.2010 года в судебном заседании свидетели Кравец О.В. и Воробъев В.П. так же подтвердили, что «03.03.1997 года около 14-15 часов Ларионов находился в г.Красногвардейске, ходил плохо с палочкой, хромал, получил по этому группу инвалидности».
По данному вопросу была судом назначена медицинская экспертиза, заключение которой не отвечает требованиям действующего законодательства на основании нижеизложенного. вывод экспертов №2 гласит: «по данным осмотра врачами – специалистами в этот период у Ларионова Н.Ю. нарушения функции опоры и ходьбы выявлено не было. А вывод 3 гласит, что Ларионов мог ходить быстрым шагом, бегать. Такие выводы экспертов прямо противоречат вышеуказанным материалам экспертизы.
В выводе №2 указано, что Ларионову Н.Ю. установлена группа инвалидности 32 до 07.08.97 года, однако же из заключения МСЭК следует, что группа инвалидности была установлена Ларионову Н.Ю. до 01.09.1997 года, а на 07.08.97 года ему был назначен повторный осмотр.
При проведении данной экспертизы не обследовался и не осматривался Ларионов Н.Ю. лично, не истребовались его медицинские документы из ССИ 15, хотя такое право дано п.2.10 Инструкции.
Допрошенный в суде медицинский эксперт не смог дать четких показаний о причине этих и иных нарушений в экспертизе, однако на вопрос защиты о том, испытывал ли Ларионов Н.Ю. в 1997 году болевой синдром ответил, что не знает. Однако из вышеизложенного, а именно медицинских документов Ларионова Н.Ю. за 1996-1997 года, четко видно, что Ларионов Н.Ю .не только испытывал болевой синдром, но и передвигался только с помощью трости или иных людей. Следовательно, никак не мог убежать от автомобиля.
В суде защита, на основании вышеприведенных и иных нарушений в экспертизе, противоречий в приказаниях свидетелей, заявила ходатайство о проведении дополнительно медицинской экспертизы, вызове и допросе свидетелей, опознавших Ларионова Н.Ю., допросе статистов, присутствовавших при опознании, допросе понятых, просмотреть видеокассету с записью протоколов опознания.
В удовлетворении всех этих ходатайств судом было отказано, за исключением просмотра видеокассеты. Однако фактически в судебном заседании просматривалась не видеокассета, а диск для лазерных систем считывания без каких либо данных а
06.10.2010 года Ларионова Н.Ю. был доставлен в судебное заседание с повышенной температурой. Судья Киевского районного суда г.Симферополя Белоусов М.Н. отказался перенести на этом основании заседание. Ларионову Н.Ю. была вызвана скорая медицинская помощь и сделан укол димедрола, в связи с чем последний не мог участвовать в заседании, однако и это не стало основанием для судьи перенести дату судебного заседания. В судебном заседании защитник Ларионова Н.Ю. – его супруга Захарченко Л.И. заявила, что не ознакомилась полностью с материалами дела и просила перенести заседание. Однако суд отказал и ей в переносе слушания, чем нарушил права Ларионова Н.Ю. на защиту.
Нарушения в ходе проведения досудебного следствия допущены следователем СУ ГУ МВД Украины в Крыму Семченко Ю.А
Помогите разобраться в столь грязно сфабрикованном деле и выявить истину


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua