Развитие ситуации в Беларуси во второй половине февраля 2012 года: основные события и комментарии

Введение и применение ЕС экономических санкций заставило бы власть освободить политических заключенных, сделать шаги в направлении политической либерализации. Однако ЕС не способен пойти на подобные меры.

ЦЭНТАР ПАЛІТЫЧНАЙ АДУКАЦЫІ

CENTER FOR POLITICAL EDUCATION

 Miensk, Republic of Belarus

Andrei Liakhovich

 Introduction:

Был участником ряда конференций, встреч аналитиков и экспертов в Варшаве. Достаточно распространенными среди белорусских и западных коллег являются тезисы, которые мне представляются спорными, не соответствующими действительности:

1. 19 декабря 2010 г. закончился период, когда политика в Беларуси имела достаточно рациональный характер. После 19 декабря политика определяется эмоциями Лукашенко и/или силовиками, которые причастны к жестким действиям режима.

2. Власть в Беларуси после 19 декабря держится на грубой силе (силовиков) и лжи (государственных СМИ). Прекратил существовать социальный контракт режима Лукашенко с населением, обычными гражданами.

3. Лукашенко сжигает мосты в отношениях с Западом и идет в объятия России.

4. Внешняя политика режима Лукашенко имеет исключительно реактивный характер. Политические решения принимаются в зависимости от того, что делают Запад и Россия, от изменений во внешней политической среде.

5. Режим Лукашенко не способен к каким-либо крупным инновациям. Все усилия команды Лукашенко направлены исключительно на поддержание статус-кво.

Понимание ситуации в Беларуси в подобном ключе определяет и то, как оцениваются многими экспертами важные события последнего времени.

27 февраля совет министров иностранных дел стран ЕСпринял решение о расширении списка белорусских чиновников, на которых распространяются санкции ЕС. Список пополнила 21 фамилия, среди которых – начальник минской милиции Александр Барсуков и ряд судей.

В ответ на это команда Лукашенко приняла решение об отзыве послов Беларуси из Варшавы и Брюсселя, а также рекомендовала Польше и ЕС отозвать своих послов из Минска. По итогам экстренных консультаций в Брюсселе было принято решение об отзыве глав дипломатических представительств всех стран ЕС.

Summary:

Внешняя политика режима Лукашенко и после событий 19 декабря достаточно рациональна, основана на оценке возможностей Запада оказать давление. Власть рассматривает ЕС как слабого партнера. По мнению власти, расширение визовых санкций – это максимум, что может сделать Запад. Прежде всего потому, что Запад опасается толкнуть Лукашенко в сторону России.

Главный смысл высылки глав представительств ЕС и Польши в следующем. Лукашенко хочет сказать Западу: воспринимайте меня таким, как я есть и не требуйте перемен.

Лукашенко предлагает Западу начать диалог об условиях освобождения политических заключенных. Предлагает Западу развивать сотрудничество на его условиях, которые не предусматривают каких-либо существенных шагов в направлении политической либерализации.

Введение и применение ЕС экономических санкций заставило бы власть освободить политических заключенных, сделать шаги в направлении политической либерализации. Однако ЕС не способен пойти на подобные меры.

Если Запад пойдет на дальнейшей расширение списка невъездных белорусских чиновников, в кратковременной перспективе (в течение 2012 года) это не приведет к освобождению политических заключенных. Режим Лукашенко хочет показать Западу, что попытки революции, смены власти в Беларуси не будут иметь успеха.

В долговременной перспективе, при наличии ряда условий, санкции в отношении представителей авторитарной власти могут привести к освобождению политических заключенных и шагам в направлении политической либерализации. Это реалистичный сценарий, но грустный для беларусов, в первую очередь для тех, кто сейчас за решеткой и там еще окажется.

Силовики не являются доминирующей группой в составе правящей элиты

Вопросы о соотношении рационального и иррационального в процессе принятия политических решений, степени применения насилия во внутренней политике в Беларуси связаны с вопросом о расстановке сил в составе правящей элиты. Если более конкретно – с вопросом о роли силовиков.

В предыдущих докладах я говорил, что силовики не являются доминирующей группой в составе правящей элиты. Чтобы не возвращаться к этой теме, приведу дополнительную аргументацию.

Сначала коротко о предыстории.

В 1999-2003 годах руководители силовых (КГБ, МВД) и контрольных (Комитет Государственного контроля (КГК), прокуратура) структур во главе с Виктором Шейманом оказывали существенное влияние на внешнюю и внутреннюю политику режима Лукашенко. Шейман занимал должности генерального прокурора, государственного секретаря Совета Безопасности. Вне зависимости от того, какую должность занимал Шейман, под его председательством происходили расширенные заседания руководителей силовых и контрольных структур. Руководимая Шейманом контрольно-репрессивная машина была направлена против кампании оппозиции по проведению альтернативных президентских выборов в 1999 году.1 В том же году под руководством Шеймана были устранены лидеры оппозиции, которые могли стать опасными для Лукашенко конкурентами на президентских выборах 2001 года: бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко, бывший вице-премьер Виктор Гончар.2 Неизвестные нанесли смертельную травму Геннадию Карпенко.

В 2001-2002 годах под руководством второго человека в государстве – Шеймана были обрушены репрессии на независимые профсоюзы, была проведена чистка директорского корпуса от вероятных противников Лукашенко.

После января 2004 года, когда Россия взяла курс на сокращение дотаций для режима Лукашенко, Шейман только терял свои позиции во власти.3 Выживание режима Лукашенко стало зависеть от эффективности экономики.

В 2007-2008 годах произошел распад группы силовиков. 7 июля 2008 г. Лукашенко отстранил Шеймана с должности государственного секретаря Совета Безопасности. Значение этой должности в иерархии понизилось. Неофициальным куратором силовых и контрольных структур стал старший сын Лукашенко – Виктор, занимающий должность помощника президента по национальной безопасности.

В 2008-2011 годах В.Лукашенко заменил назначенцев Шеймана в руководстве силовых структур своими людьми. Однако о существовании группы силовиков во главе с В.Лукашенко можно говорить лишь условно. В составе группы В.Лукашенко и немало гражданских лиц, молодых бизнесменов и чиновников, с которыми он учился на факультете международных отношений Белорусского Государственного Университета. Известно, что одной из причин личной неприязни В.Лукашенко к В.Шейману было то, что тот мешал развиваться частному бизнесу.

После событий 19 декабря 2010 года многие эксперты стали говорить, что силовики снова стали доминирующей группой. Руководители силовых структур, причастные к репрессиям, толкают Лукашенко по пути дальнейшего ухудшения в отношениях с Западом. Так как политическая либерализация в Беларуси, сближение с Западом означают для них угрозу привлечения к ответственности за содеянное.

Это мнение не обоснованно не только, учитывая предысторию, но и учитывая кадровые изменения, процессы в правящей элите после 19 декабря. Коротко отмечу, что имею в виду.

1. Произошли изменения в характере деятельности контрольных структур.

В 2011 году КГК провел проверок юридических лиц на 30% меньше, чем в 2010 году. В 2011 году штрафные санкции, наложенные КГК, составляли 17% от максимума, в 2010 году – 38%.

2. Есть определенное движение в направлении экомической либерализации и приватизации.

Это означает снижение значения контрольных и силовых структур в политической системе Беларуси.

3. Силовики не оказывают давление на процесс принятия решений в Совете министров.

Деятельность правительства проходит в спокойном режиме. Обсуждаются вопросы не кого покарать (что было частым явлением при Шеймане), а что делать.

4. С 19 декабря не было случаев привлечения к уголовной ответственности директоров крупных промышленных предприятий и представителей крупного частного бизнеса.4

Вместе с тем был привлечен к уголовной ответственности заместитель министра внутренних дел Евгений Полудень.5 Произошли кадровые перестановки в руководстве МВД.

5. Не отмечено случаев борьбы силовых структур за контроль над государственными предприятиями, случаев захвата силовиками частного бизнеса.

Во время существования группы Шеймана такие случаи были достаточно частым явлением. Например, сотрудники руководства КГБ и МВД боролись за должности в руководстве Жлобинского металлургического комбината для своих людей.

6. Нет широкой практики назначений из силовых и контрольных структур на должности в Администрации Президента (АП).

В 2001 году бывший министр внутренних дел Юрий Сиваков (человек Шеймана) был назначен заместителем главы АП по кадровым вопросам. Курировал кадровую работу в структурах исполнительной вертикали.

Сейчас АП является вполне гражданской структурой. А это самая важная организация в политической системе Беларуси.

7. Словики не получили карт-бланш на широкие репрессии в Беларуси после 19 декабря.

После 19 декабря 2010 г. репрессии имеют гораздо большее распространение, чем раньше. Однако репрессии направлены против оппозиционных организаций, которые, по мнению власти, были причастны к попытке штурма Дома правительства. Репрессии в отношении других оппозиционных организаций, NGO имеют локальный, точечный характер.

8. После 19 декабря не произошло существенное расширение штата силовых и контрольных структур.

Создание нового ведомства – Следственного комитета происходило за счет привлечения сотрудников существующих структур.

Наконец, нельзя сказать, что именно силовики 19 декабря подтолкнули Лукашенко к репрессиям.

Были предпосылки, что при соответствующих изменениях в ситуации, 19 декабря власть прекратит действовать по сценарию определенной либерализации и будет действовать по другому сценарию – сценарию репрессий.

В 2009 году Лукашенко заявлял, что создание общественно-консультативного совета при АП – это инициатива Владимира Макея, к которой он относится скорее отрицательно. В 2010 году заявлял, что не имеет смысла проводить в состав парламента 30 оппозиционеров, так как «Запад сначала будет доволен, но потом все равно потребует большего».

Лукашенко получил немало аргументов для заявлений, что для Запада главное – независимость Беларуси. Из контекста его подобных заявлений следовало, что, по его мнению, Запад может закрыть глаза на многое, что происходит в Беларуси, ради независимости от России.

Репрессии 19 декабря и в последующий период не стоит объяснять только эмоциями, страхом Лукашенко перед революцией. Лукашенко действует и говорит в рамках определенного контракта с номенклатурой. То, что Лукашенко говорит в отношении оппозиции в той или иной степени соответствует отношению номенклатуры к оппозиции. Раздробленная, представленная конфликтующими группами, не имеющая лидера и программы оппозиция не способна говорить не только с большинством избирателей, но и с номенклатурой, директорским корпусом.

Запад и демократы в Беларуси имеют дело с напуганной попыткой революции номенклатурой. В действиях власти есть иррациональные мотивы – страх, эмоции. Однако в большей степени действия власти, в том числе в отношениях с Западом, объясняются определенным расчетом.

Власть говорит Западу: «Давайте садиться за стол переговоров. Принимайте нас такими, как мы есть».

29 февраля в аудитории крупнейшего СМИ в Беларуси – электронного портала tut.by прошла очередная дискуссия с участием представителей власти и независимых журналистов, экспертов. То, что представители власти в последнее время участвуют в подобных дискуссиях в СМИ с ежедневной посещаемостью около 2 миллионов человек, уже само по себе говорит, что мнение об иррациональном поведении власти не обоснованно.

Темой дискуссии был дипломатический конфликт между режимом Лукашенко и ЕС. http://news.tut.by/tv/276781.html?utm_source=news-left-block&utm_medium=popular-news&utm_campaign=popular-news

В ходе дискуссии пресс-секретарь МИД Андрей Савиных заявил: «Мы не являемся инициаторами эскалации напряженности. Мы используем рациональный, применяемый во всем мире арсенал дипломатических приемов, чтобы достучаться до Европейского Союза и объяснить: «Давайте садиться за стол переговоров. Давайте разговаривать конструктивно. Принимайте нас такими, как мы есть. Давайте работать над общим взаимодействием».

Власть предлагает Западу начать диалог в то время, как в тюрьмах находятся политические заключенные. Их наличие и условия содержания власть хочет использовать как фактор давления на позицию Запада. Вне зависимости от конкретных тем обсуждения в ходе диалога в таком формате, это будет выглядеть так: Западу будет предложено заплатить за освобождение политических заключенных. Если не деньгами (кредитами), то «конструктивным отношением». А в лучшем для режима Лукашенко случае, заплатить и тем и другим.

Савиных отметил: «Мы настроены на диалог и будем его предлагать. Единственное, что будем предлагать конструктивный диалог. Давайте отставим в сторону силовые решения, попытки давления, принуждения. Это не работает. Давайте садиться за стол переговоров и решать назревшие проблемы. И здесь, путем повышения доверия и взаимопонимания мы решим все существующие разногласия гораздо быстрее, чем это может показаться со стороны».

Власть полагает, что авторитарные тенденции в России и Украине существенно усиливают ее позиции в отношениях с Западом

Телепропагандист Вадим Гигин заявил в ходе дискуссии: «Эти санкции наносят ущерб самому ЕС. На восточном направлении своей политики ЕС терпит поражение за поражением. Сейчас у них крайне натянутые, по их инициативе, отношения с Республикой Беларусь. У них крайне натянутые отношения с Украиной. Они сейчас перешли в политическое наступление против Российской Федерации. Звучат заявления, чтобы не признать итоги выборов в России. Они провалили программу Восточного партнерства.

Восточная политика ЕС абсолютно провальна. Им нужно искать новые пути, новые ориентиры, создавать заново свою дорожную карту не только в отношении Республики Беларусь, но и Российской Федерации, Украины, других постсоветских государств. Не нужно рассматривать отношения ЕС и Беларуси в отрыве от того, что происходит на постсоветском пространстве».

Список невъездных: последствия, плюсы и минусы

Санкции в отношении ряда белорусских чиновников, связанных с Лукашенко бизнесменов становятся главной формой давления Запада на режим Лукашенко.

Многие эксперты рассматривают такой фактор, как список невъездных, в контексте внешней политики. Обсуждают вопрос: расширение списка и соответствующая эскалация в отношениях с Западом толкнет Лукашенко в сторону России, или нет?

Полагаю, что такого риска нет, даже если речь бы зашла об экономических санкциях ЕС в отношении режима Лукашенко. Лукашенко не перейдет определенную черту в развитии сотрудничества с Россией. Он не хочет быть задушенным в объятиях Путина.

Если же этот фактор рассматривается в контексте внутренней политики (как это влияет на ситуацию в Беларуси), то исходят из того, что репрессии, как и политика вообще, объясняются эмоциями Лукашенко и/или сильным влиянием силовиков. На последней конференции 5 марта один из белорусских экспертов, понимающих ситуацию в Беларуси в таком ключе, сказал, что расширение визовых санкций приведет к тотальным репрессиям в отношении оппозиции.

Влияние этого фактора следует рассматривать прежде всего в контексте внутренней политики. Но следует видеть ситуацию адекватно, в цветной, а не черно-белой палитре. Лукашенко хотел бы убедить Запад в реальной возможности тотальных репрессий, если ЕС пойдет на расширение списка невъездных. Однако это шантаж. Лукашенко не будет сжигать мосты в отношениях с Западом.

И, что также важно, Лукашенко не хочет сидеть на штыках. Не будет создавать широкими репрессиями чрезмерную напряженность в обществе. Хочет сохранять полный контроль над силовиками.

Наиболее вероятно, власть ответит на расширение списка невъездных тем, что осложнит поездки в страны Запада представителей оппозиции. Им придется ездить через неконтролируемую – российскую границу.

В отношении данных санкций Запад делает то, что не способна делать разобщенная, малопопулярная оппозиция. Список невъездных стал своеобразной книгой памяти.

Риск попадания в список все же является определенным сдерживающим мотивом для представителей власти. Все они думают не только о настоящем, но и о будущем. Понимают, что Лукашенко – смертен. Значит, когда-то многое изменится. Некоторые задумываются о том, с каким чувством будут носить их фамилию их потомки.

Попасть в список не хотели бы те представители номенклатуры, кто думает воспользоваться возможностями приватизации в Беларуси. В большинстве они опасаются иметь дело с россиянами. Хотели бы иметь дело с безопасными партнерами – с западным бизнесом. Понимают, что без западных инвестиций и технологий они не смогут развить, сделать рентабельными те предприятия (сейчас речь идет о мелких и средних предприятиях), которые будут покупать. Они задумываются о своей репутации в том числе из экономических соображений.

Однако эти мотивы выражены у разных людей во власти в соответственно разной степени. Одни будут стараться не испачкаться уже сейчас. Такие есть. И их немало.

Но другие ориентированы на будущее в меньшей степени. И таких достаточно, чтобы существовал авторитарный режим.

Подытоживая, можно сказать, что санкции в отношении ряда белорусских чиновников, связанных с Лукашенко бизнесменов имеют определенное воздействие. Однако недостаточное, чтобы изменить ситуацию в Беларуси в кратковременной перспективе.

К тому же ЕС не использует такой важный рычаг давления на режим Лукашенко как человеческие контакты. Беларусы отделены от ЕС визовым барьером.

1 В июле 1999 года истек пятилетний срок президентских полномочий Лукашенко, определенный Конституцией Республики Беларусь 1994 года.

2 24 ноября 1996 года по инициативе Лукашенко был проведен референдум о принятии изменений в Конституцию. После проведения референдума Лукашенко заявил, что срок его президентских полномочий начинается от даты проведения данного референдума.

3 24 января 2004 года Россия полностью прекратила поставки газа в Беларусь. Лукашенко были предъявлены требования: продажа контрольного пакета акций «Белтрансгаза» за 800 млн. USD или повышение цен на газ до рыночного уровня.

4 Арест генерального директора компании «Белвнешстрой» Виктора Шевцова в октябре 2011 года – вполне в русле существующей в Беларуси модели контролируемой коррупции. Присвоил около 10 млн. USD – больше дозволенного.

5 Был арестован 27 декабря 2011 года.

Контроль якості інформації на сайті Майдан

Всі новини, статті та записки мають відповідати Інформаційній Політиці Майдану. Якщо ви бачите невідповідність - будь ласка повідомте нам на news@maidan.org.ua і вкажіть гіперлінк (URL) матеріалу. Приклад спростування інформації тут