Спасибо, Гия, спасибо за все это!

Парень ненамного старше, весёлый, движовый, с хорошей такой улыбкой и интересной историей, храброй.
Не знаком, но сразу видно, что правильный, нашенский, не слизняк, резко несервильный и при этом не наглый. Общие знакомые тоже так.
Кучма, телевизор, “Пятый угол”, “Эпицентр” (неудобная! полемическая! программа Пиховшека!, как тебе такое?)

Переизбранный Кучма начинает закручивать гайки (в первую очередь прессе) и хочет ещё больше концентрировать и без того концентрированную власть. Управляемый референдум, вот это все.
“Украинская правда”, Дон Кихот на логотипе. Гия “ширяет в интернет” первые журналистские расследования онлайн, не так чтоб прямо ОГО! (может, по нынешним меркам), но многообещающе да и вообще некомплиментарные тексты.
Интернет пока только раздражающий фактор “да как посмел”, шальных денег стоящая выделенка в 64к человек на 30 (альбом музыки 100 Мб качается всю ночь) считается за невиданную роскошь, в быту суровый dial-up, картинка грузится минуту, так, “забава для тех, кому до 30”. Статьи не шерят, их распечатывают и раздают, почти как самиздат.
В этот год всё “2000”, даже пиво, было такое название.
В июле в Славянске насмерть забили Александрова, но особого резонанса это не вызывает, мы ещё очень в 90-х, притупилось человеческое да и вообще это типа “в провинции, местные разборки”, какой-то Янукович и братки.
(p.s. Вижу, что напутал, это уже 2001, а отложилось будто до Гонгадзе. “До” было февральское избиение депутата Ельяшкевича прямо под гостиницей “Москва”, теперь — “Украина”)
Сентябрь.
Гия вышел на улицу и пропал. Ищут. Плакаты с фото в метро. Портреты в газетах. Ищут
“Плёнки Мельниченко”, стыд и мерзость.
Голоса, “до отвращения идентичные натуральным Кучме, Кравченко (МВД), Деркачу-ст. (СБУ), Азарову (Налоговая), Литвину (АП) и примкнувшим к ним”. Мелкие интриги, оговоры на фоне крупного раздела сфер, непомерное чувство собственной важности, мат-перемат, но то такое, сам могу, вот сальности много хуже, а всего хуже гроссмейстерский тупняк, как из жизни жуков.
Кучма, Кучма, Кучма, отмазки фигурантов сквозь криво натянутый покерфейс.
Находят без головы. Опознают по косвенным. Какая-то скотская унизительная возня с образцами для ДНК-анализа.
Беззвучно плачущая Леся Гонгадзе и дежурный милицейский трёп. Мирослава Гонгадзе с малыми детьми уезжает из страны.
“Украина без Кучмы”, сначала даже вместе с коммунистами, которые, как всегда нашли потом ну очень трушный повод подыграть власти.
Палаточный городок на Майдане, те же повзрослевшие студенты, что и в 1990 сделали “Революцию на граните”.
Митинги, шествия, ощущение, что вот-вот страна резко похорошеет.
Украина в передовых статьях всей большой прессы.
Резко возникшая идея реконструкции Майдана, забор сначала только с одной стороны, а потом и с обеих: без проекта, без ничего, просто чтобы согнать палатки.
Палатки на Крещатике, от Майдана и до Бессарабки по нечетной стороне. Очень много сочувствующих и помогающих. Коменданты городка Луценко и Филиндаш (социалисты). В одной палатке могут жить националист, социалист и коммунист, прекрасно при этом ладя. Много овчины в одежде, специфический запах.
Ляшко — редактор очень неплохой газеты “Свобода”, а Луценко – “Грани+”, которым раз за разом отказывают типографии, а тиражи —вылавливаются.
Близится Новый год, суд запрещает палатки “чтоб не мешали праздновать” (примерно такая мотивация). Предтеча “йолки”. Судились дальше, в 2002 году Верховный это решение по написанной мной жалобе отменил, но стандарт доказывания толком не воспроизвел.
Разгон, без мордобоя, просто очень быстрая зачистка с легким винтиловом. Самое шокирующее — мент волочит по тротуару флаг, как грязную тряпку, бросает, коммунальщик заметает флаг в совок (кажется, попало в телевизор). И это даёт гаденькое такое, тёпленькое, как свежая моча паралитика, чувство бессилия.
Минут через 20 находим под бордюром фото Георгия, купленным в аптеке пластырем лепим к тумбе фонаря на углу с Городецкого, кладём два цветка. Чувствуем себя немного партизанами. Менты смотрят зло, но физически не реагируют.
Новый год, потом как-то сразу весна, очень холодное 7-9 марта, после которого сразу +16.
А 9 марта стычки с милицией вокруг парка Шевченко (венок ещё этот кучмин растерзанный, какую-то тётку потом додумались за это судить) и президентуры, Чемерису мент дал дубинкой по голове ни за что, ни про что, камни, палки, качание забора — по сравнению с 2014 теперь почти детские игры. Но я смотрю это чужими глазами, в командировке.
Странные “антифашистские” заявления Кучмы, Юща и Плюща (этим ещё не раз вспомнят, как надеялись, что хотя бы премьер поддержит).
Тотальная зачистка УНСО, разгром их штаба, суд в кинотеатре “Загреб”. Совсем другая глубоко беременная Монтян и её нешуточная потасовка с ментами, не давшими передать записку подзащитному
Где-то там же отставка и преследование Юли, снятие Юща “за достигнутые успехи” по воле олигархата и руками парламента, из этого некрупного олигархата во многом и состоящего.
10 лет Независимости, на скорую руку накануне наполовину доделанный Майдан, колонна эта имперская с золотом, Кучма в “авиаторах”, новая синяя форма милиции (можем не узнать?) и особая чёрная à la группенфюрер у Кравченко на трибуне.
Потом в памяти это все перетекает в парламентские 2002 года, “За ЕдУ”, спикера Литвина с энной попытки, что в контексте “плёнок” и судьбы Гии особенно противно, а там уже и невесть откуда взявшийся Янукович, и Оранжевая революция…
Особняком: судья Василенко возбуждает против Кучмы уголовное дело за убийство и ещё по 10 статьям. Верховный дело закрывает “ну низзя же, иммунитет”, долгая дискуссия о моменте начала уголовного преследования.
Несколько лет подряд (конечно, при Кучме ещё — да и потом) скидываемся с Мишей Свистовичем и напоминаем, что 16 сентября — страшный день. Большое “ГИЯ” свечками в стаканчиках на Майдане.
Кравченко застрелился (ага, двумя выстрелами в голову).
Странным образом схоронившийся Пукач не менее странным образом находится и попадает под суд, какие-то офицеры из “эскадрона смерти” ну очень удобно умирают в тюрьмах.
Заказчиков назвать, а точнее — ткнуть пальцем никто процессуально не решился, разве что пустили тему (для отжима и подчинения, конечно) при раннем Януковиче.
Зло так и осталось до конца не наказанным, но, само того не желая, очень изменило всех нас.

Кажется, получилось так, что Гия (или имя его?) дал в итоге обществу и зачатки политической брезгливости, и начальную волю к противодействию злу, и больше демократии, и совсем другую свободу слова (об эффекте покупаемости вместо самоокупаемости этой свободы он явно не думал), и в целом — много-много предпосылок к движению вперёд, к прогрессу. И оказался после смерти намного сильнее тех, кто его убил, в помыслах и на деле. В отличие от них, он не тень прошлого, он — надёжный мост, перекинутый в настоящее, без которого мы бы ещё долго блукали в сумерках тоталитарного пост-бандитизма. Достаточно глянуть на некоторых соседей. А возможно, у нас просто оказалось лучше с пониманием идеи моста.
Или это парадокс символа, который даже спустя 20 лет рисованным символом упрямо не воспринимается?

Спасибо, Гия, спасибо за все это!

Контроль якості інформації на сайті Майдан

Всі новини, статті та записки мають відповідати Інформаційній Політиці Майдану. Якщо ви бачите невідповідність - будь ласка повідомте нам на news@maidan.org.ua і вкажіть гіперлінк (URL) матеріалу. Приклад спростування інформації тут

Be the first to comment on "Спасибо, Гия, спасибо за все это!"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


eighteen + thirteen =

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.