“Ненаши” герои

21 октября 33 года в здание консульства ссср во Львове вошел Микола Лемик, восемнадцатилетний студент Львовского университета. Целью своего визита он назвал желание переехать на территорию подсоветской Украины. Миколу пригласили в кабинет консула, где его принял секретарь консульства. Через несколько минут секретарь, на самом деле агент внешней разведки ОГПУ, был убит двумя выстрелами. Операция прошла даже успешнее, чем предполагалось. Советская охрана не сработала. Микола сдался польской полиции без сопротивления. Вся операция была разработана руководством ОУН включая Романа Шухевича с одной целью – привлечь внимание прессы и рассказать на громком судебном процессе о советском терроре и Голодоморе на “Великій Україні”. На той большей части Украины, оккупированой советами.

К счастью, Польша была правовым государством и Миколу Лемика защищала целая плеяда украинских адквокатов, членов ОУН. Во время всего процесса защитники требовали суд принять к рассмотрению все доступные в то время свидетельства о Голодоморе. На тот момент о страшном голоде в подсоветской Украине писала европейская пресса, на конгрессе национальных меньшинств в Берне московский профессор предоставил факты искуственно созданого голода в Украине, после чего конгресс призывал все цивилизованные страны помочь жертвам голодомора. Несмотря на то, что суд отбрасывал эти свидетельства как “носящие политический характер и не относящиеся к сути дела” адвокаты настаивали на рассмотрении этих фактов. “Цей стріл своїм вистрілом був вислідом тої безконечно глибокої трагедії, яку переживають мільйони нашої нації. І не для демонстрації, а тому, щоб ви зрозуміли характер цього вчинку, незалежно від того, яка організація тут діяла, ми з’явилися в такім числі перед Високим судом.” Смертный приговор для Миколи суд сменил на тюремное заключение.

Микола Лемик під час процесу у Львівському окружному суді. Ліцензія – Суспільне надбання (Public Domain)

В то же время под здание суда в знак протеста против коммунистического террора над украинским народом вышли украинские студенты, которых, естественно, полиция начала разгонять кийками. Ничто не ново в нашей истории. Помимо Миколи Лемика десятки добровольцев готовы были вполнить эту операцию. Львовские студенты, которые на тот момент жили в Европе, учились у европейских профессоров, могли свободно путешествовать и продолжать обучение в любых европейских странах, болели судьбой Украины. В то время как моя бабушка на харьковщине не имела даже паспорта и не могла уехать без разрешения дальше райцентра. И эти студенты выходили на демонстрацию в поддержку гибнущих от голода украинцев харьковщины, донеччины, черкащины, киевщины. И готовы были за это умирать.

Этого исторического факта вполне достаточно для объяснения, зачем в Харькове ставить памятник ОУН и почему улицы должны носить имена провідників украинских националистов.

Цей текст написаний свідомо російською мовою для поширення.

Контроль якості інформації на сайті Майдан

Всі новини, статті та записки мають відповідати Інформаційній Політиці Майдану. Якщо ви бачите невідповідність - будь ласка повідомте нам на news@maidan.org.ua і вкажіть гіперлінк (URL) матеріалу. Приклад спростування інформації тут