Останні новини

Так били, чи не били донецькі менти Радіона Тимченка???

Били или не били? Вот в чем вопрос…

Евгений ФИАЛКО
Мы, конечно, ожидали, что статья «Кому нужна такая милиция?», опубликованная в предыдущем номере НД, вызовет общественный резонанс, но чтобы такой… Десятки интернет­сайтов по Украине и России, два центральных телеканала и один региональный, сотни комментариев, внимание международных неправительственных организаций и народных депутатов — все это далеко не полный перечень того, что всколыхнуло и без того тревожное информационное пространство вокруг наших правоохранительных органов.
Хотя, казалось бы, после Оксаны Макар, когда те, кто насиловал, душил и сжигал живьем девушку, были отпущены из отделения милиции, трудно чем­то удивить украинцев… Однако история с Радионом Тимченко не оставила равнодушными многих, ведь сегодня с ним, а завтра — с тобой. По­другому быть не может!

При этом большинство поразил не сам факт избиения (это считается уже чуть ли не нормой!), а то, что данный случай получил огласку. Естественно, участники данной истории понимали, на что идут.

Супруге Радиона Тимченко, Оксане, в городской прокуратуре было заявлено, что они «слишком далеко зашли, и даже, если кого-то из милиционеров накажут, им в Дружковке места не будет». Сейчас молодая семья серьезно подумывает о переезде в другую область.

Кстати, за все это время никто из прокуратуры не допросил Радиона, не провел очных ставок — возможно, так и положено, но как тогда установить истину в таком резонансном деле? Зато, по его словам, работники милиции проводят обход кафе и интересуются, не бывал ли у них такой-сякой, не выпивал ли, а, может, того гляди, баловался наркотиками?.. Все это время Радион практически не покидает квартиру, находясь в постоянном страхе за свою судьбу и судьбу своей семьи.

Вчера, 9 апреля, он дал показания областной службе внутренней безопасности Управления Министерства внутренних дел Донецкой области. Назначена повторная экспертиза телесных повреждений, полученных им в тот злополучный день 28 марта. Кстати, по-прежнему жена колет ему обезболивающие и антибиотики.

В эпикризе, выданном отделением травматологии горбольницы №2, записано: «Избит неизвестными». Кто же эти «неизвестные»?

Считается, что обвинить милицию в побоях — один из путей избежать наказания за содеянные преступления. Получается, что Радиона побили или его сообщники, или того хуже — побил сам себя (почти по Гоголю — «унтер-офицерская вдова сама себя высекла»)? Однако в интервью начальника Дружковской милиции Сергея Новикова, которое мы помещаем ниже, утверждается, что Тимченко пришел к ним с чистосердечным признанием и сам назвал сообщников и места, где находится похищенное… Зачем тогда ему устраивать спектакль с избиением и утверждать, что это сделала милиция?! Какая тут логика?!

Что делал Радион в милиции целый день (его приход и уход зафиксирован камерой наблюдения)? Был ли незаконный обыск на его квартире на следующий день? Допросили ли милиционера, угрожавшего ему в больнице и, вообще, взяты ли показания после того, как он оказался с криминальными травмами в травматологии? Изучены ли материалы скорой помощи, первой осмотревшей Радиона? Проверена ли детализация звонков мобильных телефонов? И вообще — насколько все произошедшее характерно для действий дружковских стражей порядка?

Это только часть вопросов, на которые хотела бы получить ответы общественность города в ближайшее время.

После предыдущей публикации нас упрекали в том, что мы, по ряду причин, не предоставили слово другой стороне. Чтобы восполнить этот пробел, мы помещаем интервью с начальником Дружковской милиции Сергеем Новиковым, появившееся на Интернет-сайте «novosti.dn.ua» 9 апреля.

« — Что произошло в городском отделе милиции 28 марта?

— Ничего не произошло, задержали вора, который сейчас пытается уйти от ответственности.

— А как этот «вор» попал в травматологию?

— Это его проблемы, я не готов сказать. Он попал в больницу через два дня. Ранее судим, более 30 краж совершил.

— То есть информация, изложенная в газете «Наша Дружковка»…

— Однозначно недостоверная. Пришел он (Радион Тимченко — прим. авт.) сюда сам, его вызвали, с ним побеседовали, и благодаря тому, что он рассказал, были установлены соучастники преступления, с его же слов. Также изъяты вещественные доказательства, о которых милиция не знала до того, как он рассказал. Учитывая то, что он сам пришел, сам рассказал чистосердечно, ему была избрана мера пресечения — подписка о невыезде. На следующий день собирались делать с ним воспроизведение.

— Сколько времени провел Родион Тимченко в отделении милиции?

— Он был здесь дважды в течение того дня. По времени, которое он находился, не нарушались его права и свободы. Он находился здесь не в положении задержанного, а, учитывая его чистосердечное (признание — прим. авт.), его отпустили. Он выходил, потом пришел, ожидал в коридоре, пока его допросит следователь, когда тот был занят. После допроса он самостоятельно вышел. Более того, на видео зафиксировано, как он заходил и выходил. Эти данные мы можем предоставить в случае необходимости. А публикация эта родилась благодаря адвокату, который избрал тактику не законной защиты, а оговора и написания статей.

— Будет ли проведено служебное расследование?

— Да, нами уже проведено расследование, также проводится расследование службой внутренней безопасности, прокуратурой.

— Если проверяющие найдут подтверждение этой информации…

— Они не найдут подтверждения.

— Предположим, гипотетически.

— Я не буду предполагать. В наше время только последний дурак может нарушать законы. Потому что министерство наше постоянно твердит о том, чтобы не нарушались законы. Такое же отношение прокуратуры и внутренней безопасности, которые бдят, чтобы милиция не нарушала закон. У нас столько контролирующих органов, что для того, чтобы нарушить закон, тем более, в таких ракурсах, как это расписано здесь, надо быть больным человеком.

— В газете также есть упоминание о том, что в прошлом году была подобная история, и те, кто выбивал показания, признаны судом виновными и были уволены из органов внутренних дел.

— С одной стороны, из-за статьи их уволили. Но в итоге потерпевшая сторона отказалась от своих показаний. Тоже это было сделано для того, чтобы избежать наказания. И благодаря той статье более 6 преступлений остались нераскрытыми. Кстати, это не на территории Дружковки произошло.

— Вы можете гарантировать безопасность Радиона Тимченко и его семьи?

— Я не собираюсь гарантировать его безопасность, он мне не нужен. Милиция его преследовать не собирается, по закону это будет решать суд. А все эти заявления и высказывания в газетах — на его совести, на совести корреспондентов и редакторов.

— То есть, побои Тимченко получил не в отделении милиции?

— Однозначно. Фактически у этого бандита, как минимум, два эпизода краж. У его подельников, которые сейчас в бегах — больше.

— А как же презумпция невиновности? Если факты не доказаны судом, то человек не может быть назван преступником.

— Вещдоки изъяты, вы понимаете?

— Но суд еще не определил его вину. У нас суд это определяет, а не милиция.

— Причем тут суд? Суд определит. Вы говорите о доказанности, для того, чтобы направить в суд, а я должен доказать вину человека, вынести ему обвинение.

— Но пока он может быть назван подозреваемым, но не бандитом и не вором.

— Для меня он уже вор, потому что изъяты вещественные доказательства преступления, которое он совершил. С его же слов.

— Это результат обыска, который проходил без понятых и ордера?

— Никаких обысков не проводилось.

— А где были изъяты вещественные доказательства?

— Вы слишком много хотите знать.»

Материал размещен на сайте 10 апреля, 2012, в рубрике Избранное. Опубликован в газете”№15 11 апреля 2012г”

More in Кримінал, Новини
Перші ідеї як врятувати Андріївський

Друзі, півсотні переважно незнайомих, але дуже симпатичних киян зібралися на руїнах Десятинки з приводу нових руїн на Андрїівському. Ось про...

Close