Останні новини

Юрий Стець: «Если запрещать рекламу каждого грамма алкоголя, то так дойдем и до кефира»

Народный депутат и глава парламентского комитета по вопросам свободы слова и информации прокомментировал для «Редакторского портала» некоторые медийные законопроекты и перспективы их рассмотрения в зале

Юрию Стецю 36 лет, 16 из них он занимается информационным вещанием. С 2002-го – генеральный продюсер 5-го канала. На все вопросы о несовместимости депутатства и медиабизнеса отвечает, что на 5-м он работает «на общественных началах», то есть для души. Говорит: надоело на новостях за столько-то лет. Но «тянет лямку», потому что нет замены: «Кто только на 5-й не приходил, все потом говорили – А оно мне надо?» Перед интервью повел показать новый павильон. И всю дорогу – «Ну как?» Вот у нас декорация для «Портретов» – ну как? Вот ньюз-рум – еще пахнет краской, а вот новые гримерки – душ, диван: «Ну как?». Я понимаю – умиляюсь и хвалю. Он радуется: «Ну так… Четыре с половиной миллиона. Аппаратура, оборудование – как в лучших домах. Инвестора убеждали долго и таки убедили».

В парламенте Стець с 2007 года. Формально – блок «Наша Украина – Народная самооборона». Неформально – креатура Петра Порошенко, собственника 5-го канала и с недавних пор главы Министерства экономического развития и торговли.

Член комитета по вопросам свободы слова и информации; с 2007-го по 2012-й выполнял обязанности секретаря комитета, недавно избран его главой. Перед интервью предупредил: все, что он говорит, является его личным мнением как народного депутата, но не позицией главы комитета. Мол, в связи с историей с увольнением Андрея Шевченко, экс-главы комитета, вопросы превышения полномочий и любые намеки на самоуправство остаются пока больной темой в комитете по свободе слова.

«Редакторский портал» попросил Юрия Стеця прокомментировать ряд медийных законопроектов и он откровенно рассказал нам все, что думает о традициях Рады хоронить полезные законы, о пенсионерах-моралистах и о табаке-алкоголе.

– Юрий, каково ваше отношение к законопроекту № 1014-2 депутатов Николая Томенко и Андрея Шевченко? Согласно документу (текст законопроекта № 1014-2 и сопровождающие документы), предполагается распространить на рекламу пива и напитков на основе пива ограничения, предусмотренные для рекламы алкоголя и табака, а также предлагается запретить спонсорство алкогольным ТМ и увеличить «детское время» на радио и ТВ до 24:00…

– Если выступать публично против этого законопроекта, то тебя забросают камнями: дети, здоровье, ужас-ужас. Но тот, кто говорит, что между рекламой пива и его потреблением существует прямая связь, – популист. Я отец четырех детей, и, скажите, если мои дети занимаются спортом и музыкой, не пересекаются с тем обществом, в котором важно побольше выпить пива, то, что это означает – что на них реклама не действует или что воспитанием детей нужно заниматься? Смотрите, у нас же нет рекламы наркотиков – ни на радио, ни на ТВ, ни в прессе. А проблемы с наркоманией есть. Поэтому всего лишь запретив рекламу пива и слабоалкогольных напитков, мы вряд ли избавимся от алкоголизма или подросткового потребления алкоголя.

Я понимаю, что нарываюсь своими высказываниями на очень негативную реакцию: у нас же как всегда родина в опасности, а тут я да еще накануне выборов позволяю себе говорить непопулярные вещи. Но есть такая штука как индустрия, и есть логика и понимание индустриальных процессов. Андрей Шевченко давно отошел от телевидения, к тому же никогда не был менеджером и не понимает определенных вещей. А Николай Томенко хоть и думает, что разбирается в телевидении, на самом деле очень сильно ошибается.

Надо понимать, что, к примеру, такие крупные футбольные форумы как Чемпионат мира, Чемпионат Европы или Лига чемпионов, идут полностью забрендированными. Например, тем же пивом. Вы не можете вырезать из трансляции рекламу пива. И вот я хочу посмотреть, как выйдет Томенко к своим избирателям и скажет: дорогие, мы отказываемся от трансляции матчей чемпионатов, потому что для нас главное – не рекламировать пиво. И посмотрим, кто проголосует за депутата, благодаря которому нельзя посмотреть ни матчей чемпионатов с участием украинских команд, ни одного финала – полуфинала.

Должна же быть граница популизму. Если мы говорим о запрете рекламы тяжелого алкоголя – водки, коньяка, то да – это я понимаю. Но если запрещать рекламу каждого грамма алкоголя, то так дойдем и до кефира. Не говоря уже о спиртовых лекарственных настойках, которые продаются в аптеках. Или о духах.

Но ведь есть еще и индустрия, которая страдает от таких ограничений. Рекламный рынок очень сузился, денег не добирают ни телеканалы, ни другие медиа. И подобные ограничения бьют по рынку очень сильно. А знаете, тут я вам как менеджер скажу – знаете, кто первым пострадает от недобора? Простые журналисты. Собственник в убыток работать не станет, а что первым подпадет под нож? Заработная плата как самая большая расходная статья. Думаю, за такое ни один журналист не скажет «спасибо» ни Томенко, ни Шевченко.

– А как вы будете действовать в этой ситуации как глава комитета?

– При обсуждении на комитете выскажу свое мнение. Все. Я не имею права действовать никак иначе и навязывать свое мнение коллегам. Напомню, что превышение полномочий – это как раз то, за что «полетел» предыдущий глава комитета Андрей Шевченко, который решения комитета подменял своими собственными. Как говорится: убеждать надо добрым словом и пистолетом, а у меня есть только доброе слово. Я точно знаю, что буду рекомендовать комитету не голосовать за этот закон. В нашем комитете 9 человек из 10 работали в индустрии и, мне кажется, что они-то прекрасно понимают, о чем речь. Мне кажется, что многие из них разделяют мое мнение. Но все равно – подчеркиваю – это мое личное мнение не как главы комитета, а как народного депутата: данный законопроект – популистский. Пользы от него не будет, а вред – да.

– Юрий, какие перспективы рассмотрения законопроекта в зале?

– Не всегда мнение комитета учитывается при голосовании в зале. Особенно перед выборами. Тем более, когда законопроект супер популистский. Поверьте, все 450 депутатов накануне выборов, дружно засунут свои карточки и проголосуют, да еще и в один голос будут говорить, как же это круто. Никто даже не смоделирует ситуацию – что же дальше. Перед выборами популизм намного влиятельней, чем здравый смысл. Думаю, что после выборов за этот закон проголосуют совсем иначе, чем до. Поэтому я чудесно осознаю, что этот законопроект будет придерживаться, и до выборов в зал не попадет.

– Законопроект № 5316 Елены Кондратюк и Николая Баграева тоже касается рекламы алкоголя и табака в так называемых «специализированных изданиях» (текст законопроекта и сопровождающие документы). Юрий, скажите, зачем, по-вашему, нужны такие требования законопроекта, как продажа специализированных изданий в непрозрачной упаковке, если на титульных страницах запрещена реклама и алкоголя, и табака?

– Законопроект Кондратюк-Баграева призван смягчить ситуацию по законопроекту Шевченко-Томенко, если тот будет принят. Он написан с целью изыскать возможности для рекламы пива и алкоголя хоть в специзданиях. Его надо рассматривать исключительно в контексте законопроекта Шевченко-Томенко.

– Мы все время говорим об ограничениях рекламы табака и алкоголя. А как вы относитесь к принятию законопроекта № 5164, поражающего в правах табачную отрасль, в частности запрещающего и рекламу табака?

– Несмотря на то, что я до этого говорил о рынке, и даже на то, что у меня в руках сигарета, к № 5164 отношусь позитивно. Можно много спорить о качестве законопроекта, потому как было много подводных течений в процессе его принятия. Я уверен, что с табаком надо что-то делать, потому что курение – это даже не привычка, а часть жизни. Я совсем не пью, но много курю. И пусть кому-то это покажется парадоксальным, но я не усматриваю угрозы в рекламе пива, но готов делать все от меня зависящее, чтобы люди в этой стране не курили. Да, это мое эмоциональное отношение. Но я же человек. В моем человеческом понимании употребление пива – это 1% от того вреда, который наносит никотин.

– Но мы же не говорим о том, что запрещают производство сигарет, а лишь о том, что в результате запрета рекламы табака медиаиндустрия недополучит рекламных денег…

– Я все понимаю. Но в данной ситуации я – антитабачный лоббист по личным мотивам.

– Из каких денег, по-вашему, рынок будет компенсировать утраты табачных бюджетов?

– Не из каких. Их никак не компенсируешь. Тем более что речь идет даже не о месячных бюджетах. Возмещения никакого не будет – будет оптимизация. А это всегда грустно. Но в данном случае, я считаю, речь идет о нравственном выборе.

– Раз речь пошла о нравственности, то как вы прокомментируете законопроект № 7132 «О защите общественной морали», который, в частности, весьма всеобъемлюще гарантирует всем в Украине право на информационное пространство, свободное от материалов, которые «составляют угрозу физическому, интеллектуальному, нравственному и психологическому состоянию человека»?

– В моем представлении такого законопроекта нет. Не существует. Еще в феврале мы рассматривали его на комитете и рекомендовали Верховной Раде проголосовать постановление о снятии с рассмотрения законопроекта № 7132 «О защите общественной морали» (постановление зарегистрировала народный депутат Елена Бондаренко, Партия регионов). Постановление уже должно было выноситься в зал, но когда мы обсудили этот вопрос на согласовательном совете, то поняли, что нам не хватает голосов. Существует безумный лоббизм и со стороны Василия Костицкого (главы Национальной экспертной комиссии по вопросам общественной морали – РП), и со стороны других моралистов.

– Когда речь заходит о лоббизме, то, как правило, подразумевается коррупция. Вы это имели в виду?

– Я не могу доказать, но, мне кажется, что речь идет именно об этом. Одним словом, моя позиция проста – надо проголосовать постановление об отклонении этого законопроекта и забыть о том, что такое было. Даже со всеми переделками и правками, внесенными перед вторым чтением, это совершенно гнилой законопроект, к тому же предусматривающий моменты, которые могут трактоваться как цензурные. Сейчас идут переговоры с лидерами фракций, чтобы они дали голоса за постановление Бондаренко. Как только насобираем голоса – вынесем постановление в зал и забудем об этой истории. А до того момента я буду делать все от меня зависящее, чтобы постановление об отмене морального закона в зал не попало – чтоб не завалили.

– А в чем проблема – почему не хватает голосов?

– Звучит стандартное возражение: подождите немного, у фракции нет однозначного мнения по данному вопросу. Но я считаю, что это абсолютно нелепый законопроект и нелепая комиссия, которая ест наши деньги. Вот и все.

– Один из ярых сторонников НЭК и соавтор законопроекта 7132 ваш однопартиец Лилия Григорович…

– Понимаете, закон, комиссия – это все старый подход к тому, что есть мораль и как за нее надо бороться. Я не буду сейчас вступать в заочную дискуссию со своими коллегами по фракции и, в частности, с Лилией Григорович. Мы люди разного поколения и по-разному понимаем, где та грань, которую нельзя преступать. Регулировать старыми методами уже не выйдет, а интернет, которым нас пугают, это вообще не то, что они думают, а то, чем мы пользуемся. В конце концов, мораль – это вопрос семьи и воспитания, а не законодательных запретов и комиссии, в которой заседают пенсионеры.

– Каковы перспективы проекта № 9694 Степана Курпиля «О судебном сборе» (о ставках сбора в исковых заявлениях о возмещении морального ущерба)?

– Тут интересная история. Как все знают, 1 ноября 2011 года вступил в силу Закон Украины «О судебных сборах». Он отменил норму, согласно которой, если человек хочет получить от СМИ миллионное возмещение морального ущерба, то должен заплатить процент от заявленной суммы. И надо сказать, что эта норма сдерживала аппетиты «пострадавших». Понятно, что норму надо вернуть. Еще в августе аналогичный законопроект подавал Николай Томенко (№ 9079). Его голосовали в зале, и он был отклонен.

А вот законопроект Курпиля таинственным образом исчез. Я не могу его найти. Согласно нашим регламентным нормам, в определенный срок закон должен был быть рассмотрен комитетом, но наш предыдущий секретарь комитета Михаил Гирык по каким-то своим причинам, которые уже не поддаются выяснению, на комитет его не выносил. Дальше регламентная норма гласит, что если законопроект не был рассмотрен комитетом, то он должен быть вынесен в зал. Но этого законопроекта в повестке сессии нет.

Я сейчас ищу этот законопроект. Но поскольку в Верховной Раде умеют хоронить законопроекты, то, если мне все-таки не удастся его найти, я зарегистрирую свой, чтобы протолкнуть наконец-то возвращение этой нормы. Но за основу я бы брал законопроект, подготовленный Томенко, – там есть прогрессивная шкала начислений, которая мне кажется более интересной. Ну и предложу кому-то из коллег из Партии регионов выступить моим соавтором, чтобы в зале получить голоса провластной фракции.

– Каково ваше отношение к разгосударствлению СМИ? Почему вместо снятых законопроектов (№6468 «Про реформу государственной и коммунальной прессы», автор – Степан Курпиль и №7313 «Про реформирование государственных и коммунальных печатных средств массовой информации», внесенный Кабмином), до сих пор не зарегистрировано альтернативного проекта? Почему столько лет говорят о необходимости разгосударствления прессы, а ничего не происходит?

– Да, государственные и коммунальные СМИ – это зависимый от власти ресурс. Да, его существование – нонсенс. Сейчас эти коммунальные и государственные СМИ используются, чтобы освещать все действия власти, как «покращення життя вже сьогодні». Но я – простите, снова отвечу не по-популистски – я не знаю действенного механизма, как эту ситуацию можно изменить. То, что надо что-то делать – понятно, то, что это прямое требование Ассамблеи Совета Европы – все знают, и, наверное, все также понимают, что в нормальной стране это бы уже давно сделали. Но у нас в парламенте сейчас даже законопроекта по разгосударствлению нет.

Такой законопроект должен подать Госкомтелерадио. Пока надо его дождаться. Каким он будет – неизвестно, но я видел законопроект Курпиля, и, скажу, он меня полностью устраивал. Норма, которая отличала его от других законопроектов, состояла в том, что сами редакционные коллективы по собственному желанию могли принимать решения по реформированию своих СМИ. И тогда это мне казалось правильным. Но теперь… Мне кажется, в нынешних реалиях это будет выглядеть иначе, поскольку любые реформаторские усилия могут грозить людям потерей рабочего места и финансирования.

– Как вы оцениваете законопроект № 8694, фактически новый закон о социальной рекламе, который, к тому же подразумевает создание системы органов государственного контроля в данной области, и которым увеличиваются отчисления алкогольных и табачных компаний на социальную рекламу с 5% до 15%?

– Я не понимаю этого законопроекта. Поскольку нет ни механизма отчислений, ни четкого понятия, что есть социальная реклама. Логики я в этом не вижу. И лично я буду советовать Павлу Унгуряну, автору законопроекта, его снять. Я вообще не понимаю, зачем делать вещи, которые работают только на политический пиар и ни на что больше. А главное, что даже на пиар этот проект не сработает, потому как таким образом человек настраивает против себя медиа. Кстати, никакого экономического обоснования тут тоже нет. Вот почему только 15%? Почему не 10, не 20%? Комитет уже рекомендовал Раде отклонить этот законопроект, а Андрей Шевченко зарегистрировал постановление об отклонении.

– Законопроект № 9736 об изменениях в закон «О рекламе» (об изображениях врачей), зарегистрированный Кабмином, вы тоже на комитете отклонили…

– Я считаю, что это был – и есть – один из самых абсурдных законопроектов. Что значит «имитируют образ врача» (статья звучит так: «Запрещается рекламировать товар при участии или с использованием изображения врачей и других медицинских работников, а также лиц, внешний вид которых имитирует внешний вид врачей» – РП). На рынке масса скрытых форм: это сюжет или реклама? Это платное присутствие в кадре или нет? А если мы пригласили в студию врача? А если это сюжет о больнице? Я если врач собирается в парламент и в президенты, то что – ему нельзя сняться в собственной рекламе? А если в сюжете необходим комментарий специалиста? К тому же в законе нет термина «врач», есть термин «медицинский работник». Этот законопроект не способен выполнить ту задачу, которую он перед собой ставит – избежать манипуляции. А в итоге выйдет, что манипуляций не избежали, а финансирование медиа порезали. Знаете, это один из тех законов Кабинета Министров, который мне очень напоминает законопроект «О сурдопереводе». Помните: обязать телерадиоорганизации обеспечить сурдопереводом такое-то количество телерадиопрограмм. Мне очень интересно, как Николай Янович себе представляет сурдоперевод на радио или сурдоперевод футбольных матчей.

– Как считаете, зал поддержит комитет по 9736?

– Думаю, да. У нас очень логичная аргументация, что законопроект терминологически не выверен. Вплоть до того, что в законодательстве нет термина «врач». Как можно имитировать то, чего нет? Также мы предупреждаем, что данный документ ставит врачей в неравные условия по сравнению с представителями других профессий. Так что тут разве что Чечетов «за» проголосует, да и то если у него рука вдруг дернется.

Леся Ганжа, Редакторский портал

1 Comment on "Юрий Стець: «Если запрещать рекламу каждого грамма алкоголя, то так дойдем и до кефира»"

  1. Словоблудство. Каша у голові.

Comments are closed.

More in Статті
Політика небезпеки

Песимісти з української сторони вважають, що чужий флот залишиться на нашій території навічно, оптимісти пов’язують термін позаконституційного перебування ЧФ РФ...

Close