Останні новини

Стаханов. Как убивали луганский углепром

Еще совсем недавно Стаханов Луганской области считался образцовым шахтерским городом. С тех пор, как в 30-е годы тут был поставлен рекорд Алексея Стаханова, в честь которого населенный пункт затем получил нынешнее название, городу всегда уделялось особое внимание. Стаханов стал брендом, местом, где родилась одна из самых известных советских легенд.

История Стаханова делится на два периода – до реструктуризации угольной отрасли и после. В советские годы город шахтерской славы, разумеется, трудился преимущественно под землей, добыча шла ударными темпами, вытягивая на себе всю городскую социальную сферу. В 1990 году, перед коллапсом социалистической экономики, на шахтах Стаханова и вспомогательных предприятиях угольной отрасли трудились 18 тысяч человек – пятая часть населения. В техническую обслугу шахт входили ремонтно-механический завод, автобаза, ремонтно-строительное управление, коксохимический завод и ряд других предприятий. Накануне реструктуризации, катком смявшей все это хозяйство, доля всего этого промышленного комплекса составляла в экономике города 28 процентов.

Реструктуризация украинской угольной отрасли, на деле вылившаяся в бездумное уничтожение и разграбление угледобывающих предприятий, по злой иронии судьбы стартовала именно на родине стахановского движения, а ГХК «Стахановуголь» оказалось единственным полностью ликвидированным угольным объединением. Теперь в бывшем административном здании предприятия на улице Дзержинского располагаются адвокатские конторы и банк.

В результате поспешного закрытия всех шахт «Стахановугля», население охватила безработица, а сам Стаханов за короткий период превратился в город-оксюморон – названный в честь шахтера-рекордсмена, он за короткий срок остался вовсе без угледобывающих предприятий.

Первой закрылась шахта «Ирмино-Центральная», где в свое время состоялся стахановский рекорд. Она прекратила работу в 1995 году, ровно через сто лет после начала работы и в год 60-летнего юбилея стахановского движения. Вскрытые и подготовленные запасы угля на шахте составляли почти 20 млн тонн, но в то время на это внимание не обращали. Варварская реструктуризация похоронила немало перспективных шахт.

Следующей в 1996 году закрылась шахта имени Ильича – одна из старейших в Украине. Основанная еще в 1896 году, как Кадиевский рудник №1, шахта обладала гигантскими запасами топлива. Перед реструктуризацией на предприятии были построены новые стволы и копер, готов пристволовой двор, работала собственная подстанция, АБК, вскрывались большие запасы коксующегося угля, но комиссия из Киева, побывав на месте, почему-то решила, что все это не нужно, и шахте в момент подписали приговор. Вскоре она была закрыта и затоплена. Ныне ее территория представляет собой полигон для съемок фильмов про апокалипсис. Почти все постройки уничтожены, останки конструкций местное население разбирает на стройматериалы.

В 1997 году ликвидирована шахта «Максимовская», с закрытием которой в поселке Максимовском исчезли все предприятия.

В 1998 попала под нож реструктуризации последняя шахта — имени Честнокова, после закрытия которой Стаханов окончательно утратил статус шахтерского города…

По подсчетам специалистов, четыре закрытые шахты ГХК «Стахановуголь» располагали запасами в 82 миллиона тонн ценного коксующегося угля. Эти запасы были безжалостно похоронены в земле, в то время, как инфраструктура города терпела кризис, а население – нищету и лишения.

Итогом реструктуризации стало снижение доли угольной промышленности в городском бюджете с 28 до 1,5 процентов. Сам бюджет Стаханова ныне на 40 % состоит из государственных дотаций, без которых город просто не проживет.

На закрытие шахт в Стаханове экономили, как могли. Средств выделялось в три-четыре раза меньше, чем того требовала необходимость. В результате реструктуризация на деле оказалась попросту уничтожением производства. Когда рабочим становилось известно о предстоящем закрытии того или иного предприятия, то процесс принимал неуправляемый характер. Коллектив бросался искать новую работу, горняки рассчитывались и бежали туда, где им еще находилось местечко. Показатели добычи падали, и оснований для ликвидации предприятий становилось все больше.

Такой подход не мог не сказаться на жизни горожан. Стаханов стал стремительно терять население, продолжительность жизни людей сократилась на 10 лет. В шахтерских поселках до сих пор свирепствует алкоголизм и депрессия. На улицах то и дело встречаются руины брошенных жилищ.

Методы, которыми проводилась реструктуризация угольной отрасли в Стаханове, в своем интервью описал бывший мэр города Сергей Левачков.

– Когда начали закрывать шахты, я был мэром Стаханова (1995 год). Не было никаких проектов. Никто не удосужился даже предупредить местные власти. Я, городской голова, узнал о закрытии шахты «Центральная-Ирмино» совершенно случайно. Мне позвонил начальник управления по тушению породных отвалов и сообщил, что приступает к засыпке ствола. Министр подписал приказ о закрытии шахты, генеральный директор его продублировал, и тут же отдали распоряжение засыпать ствол. Причем засыпали все, что там было. Всю технику, все оборудование оставили там.


– Неужели не было проведено абсолютно никаких подготовительных работ?


– Нет. Вывели всех людей из шахты и начали засыпать. Рабочих распределили по другим шахтам, потом эти люди потерялись, и на этом дело и закончилось. «Центральная – Ирмино» была большим предприятием, образованным из трех шахт. На ней была проведена серьезная реконструкция. Там были уникальные охлаждающие установки и не только. На шахте были представлены практически все передовые горные технологии. И все это похоронили.


– Остались ли какие-либо промышленные запасы на закрытых шахтах?


– Я не могу назвать точных цифр, но очень много.

Пример Стаханова – не единичен. Похожая судьба постигла практически все шахтерские города Донбасса, где шахты уничтожались также лихо и бездумно. Все они похожи один на другой, как шахматные пешки. Одинаковые судьбы, идентичные проблемы…

В развале угольной отрасли Украины сегодня принято винить Мировой банк, по требованию которого якобы проходила столь хаотичная реструктуризация угольной отрасли. Действительно, Мировой банк требовал от Украины закрывать нерентабельные предприятия. Во всяком случае, именно на требования МБ ссылался экс-премьер Пустовойтенко, чье правительство проводило реструктуризацию отрасли:

«Таким было требование Мирового банка — закрыть нерентабельные предприятия, иначе Украина не получит финансовой помощи», – заявлял глава тогдашнего правительства.

Однако, Мировой банк, как известно, на ровном месте ничего требовать не мог. На реструктуризацию им были выделены немалые средства, призванные максимально смягчить болезненный процесс, но этих денег шахтерские города, напомним, так и не увидели. Немного разъяснил сложившуюся ситуацию в своем недавнем интервью «ОстроВу» известный луганский общественник и бизнесмен Константин Ильченко.

«Почему шахты закрывались так бездумно и, в конечном итоге, попросту резались на металлолом? Деньги, поступающие от Мирового банка якобы на реструктуризацию шахт, на самом деле оседали на счетах представителей семьи Леонида Кучмы. А чтобы на местах губернаторы, руководители угольных объединений и другие чиновники не задавали «ненужных» вопросов, угольные шахты, что называется, отдали им на откуп. С одним условием: за уничтожение шахт чиновникам разрешалось списывать на предприятия, подлежащие реструктуризации, горно-шахтное оборудование и вывозить его контрабандой в Россию (которая такое оборудование тогда не производила). И таким образом всем стало «хорошо».

Ильченко напрямую обвиняет в уничтожении луганской угольной промышленности экс-губернатора Александра Ефремова. По его словам, именно при личном участии Ефремова, шло на металлолом оборудование луганских шахт.

Стаханов экс-губернатор тоже не обделил своим вниманием. Принадлежащее Александру Ефремову и его партнерам ЗАО «Фонд» в конце 90-х занималось поставками газа на ГХК «Стахановуголь». Объединение было вынуждено покупать газ у губернатора по цене на тот момент почти в два раза превышавшей рыночную. В результате, уже в 1998 году (всего через несколько месяцев сотрудничества с ЗАО «Фонд») долги «Стахановугля» за газ перед структурой Ефремова составляли 4,5 млн грн. Итог такого «сотрудничества» нам уже известен – «Стахановуголь» стал банкротом и был полностью ликвидирован.

Впрочем, после закрытия всех стахановских шахт, добыча угля в городе не прекратилась. Теперь Стаханов находится фактически в кольце нелегальных шахт и карьеров, владельцы которых спешно выбирают из земли то, что не успели добыть государственные шахтеры. А вместо рекордных показателей работы местных шахт в новостях куда чаще появляются сюжеты такого рода.

Станислав Кметь, «ОстроВ»  

More in Новини, Політика
Как структуры регионала Ефремова промышленность Луганщины убивали

...

Close