Останні новини

Книга Александра Кабанова: “Порочный круг деспотизма”

Відкриваємо старий новий розділ на Майдані “Бібліотека” і пропонуємо вашій увазі унікальну книгу.

cover

В работе рассмотрена русская ментальность, ее влияние на политическую жизнь и экономическое процветание. Предпринята попытка объяснить происхождение и особенности национальной психологии, предсказать экономическое и политическое будущее страны и ее действия на международной арене.

Автор: Кабанов Александр Борисович

Передмова автора для Майдану

“Ставлення Росії до Заходу найбільш повно і точно виражає одна цитата з книги Данилевського “Росія і Європа” (нагадаю, що він належав до “почвенніков”, самому широкому політичному шару і тоді і зараз): “В продовження цієї книги ми постійно проводимо думка, що Європа не тільки щось нам чуже, але навіть вороже, що її інтереси не тільки не можуть бути нашими інтересами, але в більшості випадків прямо їм протилежні. Якщо неможливо і шкідливо усунути себе від європейських справ, то цілком можливо, корисно і навіть необхідно дивитися на ці справи завжди і постійно з нашої особливої ​​російської точки зору, застосовуючи до них як єдиний критерій оцінки: яке відношення може мати ту чи іншу подію, напрямок умів, та чи інша діяльність впливових особистостей до нашим особливим російсько-слов’янським цілям; яке вони можуть надати перешкоду або сприяння їм? До байдужим в цьому відношенні особам і подіям повинні ми залишатися цілком байдужими, наче б вони жили і відбувалися на місяці; тим, які можуть наблизити нас до нашої мети, повинні всіляко сприяти і всіляко противитися тим, які можуть служити їй перешкодою, не звертаючи при цьому ні найменшої уваги на їх безвідносне значення – на те, якими будуть їхні наслідки для самої Європи, для людства, для волі, для цивілізації “.

Ссылка на текст книги в разных форматах

І на пробу – глава з книги

КНИГА XIII

 РОССИЯ И МИР

 ГЛАВА II

РОССИЯ В МИРОВОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

Из сказанного выше нетрудно догадаться, что странам со слаборазвитыми системами морали, невежественным и агрессивным населением будет легче развивать свои отношения, сотрудничая в самых разных областях. Когда народы говорят на одном и том же языке, которым они прекрасно владеют, им всегда легче договориться, чем с другими странами, разговаривающими на незнакомом, пусть даже и более красивом и совершенном, языке да к тому же являющимися носителями чуждой культуры. Россия всегда осмысленно, а в отдельных случаях и инстинктивно, тянулась к деспотиям и диктаторам – Хусейну, Милошевичу, Каддафи и прочим. А свою роль в мировом политическом процессе в 19-ом столетии видела в противостоянии прогрессивной части Европы, а сегодня всему Западу и, прежде всего, ненавистной русским Америке. Каждая нация не в силах изменить свою ментальность и нравственный порядок:  единственное, что ей остается это желать и способствовать распространения в мире близких культур, моральных и политических систем.

Отношение России к западу наиболее полно и точно выражает одна цитата из книги Данилевского “Россия и Европа” (напомню, что он принадлежал к “почвенникам”, самому широкому политическому слою и тогда и сейчас): “В продолжение этой книги мы постоянно проводим мысль, что Европа не только нечто нам чуждое, но даже враждебное, что её интересы не только не могут быть нашими интересами, но в большинстве случаев прямо им противоположны. Если невозможно и вредно устранить себя от европейских дел, то весьма возможно, полезно и даже необходимо смотреть на эти дела всегда и постоянно с нашей особой русской точки зрения, применяя к ним как единственный критерий оценки: какое отношение может иметь то или другое событие, направление умов, та или другая деятельность влиятельных личностей к нашим особенным русско-славянским целям; какое они могут оказать препятствие или содействие им? К безразличным в этом отношении лицам и событиям должны мы оставаться совершенно равнодушными, как будто бы они жили и происходили на луне; тем, которые могут приблизить нас к нашей цели, должны всемерно содействовать и всемерно противиться тем, которые могут служить ей препятствием, не обращая при этом ни малейшего внимания на их безотносительное значение — на то, каковы будут их последствия для самой Европы, для человечества, для свободы, для цивилизации”.

Путин с приходом во власть в начале столетия проводит, пусть и не всегда открыто, традиционную русскую политическую линию. Если сравнить цитату Данилевского с мюнхенской речью Путина в 2007 году, то отличия можно обнаружить только в словах, но не в их смысле. После же волнительных для него выборов президента в марте  2012 года Путин окончательно скинул с себя маску: на одном из первых митингов после своей нечестной победы он, вскинув вверх руку, прокричал националистический лозунг: “Слава России”. Затем на митинге 9 мая Путин обвинил Запад в потворстве распространению фашизма в Европе перед мировой войной. Заявил, что западные демократии долго не хотели объединяться с Советским Союзом против Гитлера (о препятствиях в виде коммунизма, тоталитаризма и массовых сталинских репрессиях он почему-то умолчал). Назвал русских солдат солдатами свободы и закончил словами: “слава победителям и слава России”. Если понять о чем я писал до этого, то становится совершенно очевидным, что Путин – это не продукт КГБ и советской эпохи; сам Путин, Советский Союз и пресловутое КГБ – продукты русской культуры. Его закрытость и недоверие типичны для каждого русского, опасающегося всех и вся не входящих в их ближайший круг, что уж говорить о западном мире и носителях другой культуры, которая в понимании всякого русского – враждебная среда. В сущности, русские остаются теми же агрессивными и невежественными варварами, которыми они были на протяжении длинной вереницы веков.  Поневоле приходит на ум Чаадаев и его мнение, что русские представляют особую нацию, которую развитие и улучшение нравов обходят стороной.

Существует старинная польская поговорка: “русский или у твоих ног или на твоем горле” (которой, к своему несчастью, не знал г-н Макфол). Она несет в себе глубинный смысл, социальное знание, полученное в результате вынужденного общения с этой нацией в течение нескольких столетий. Русским не понятна идея равенства или партнерства; они признают либо подчинение, либо господство.  Поэтому они никогда не станут частью Запада, ибо стать его частью, можно только будучи равным, как другие – это правило, аксиома. Временная коалиция – возможна, а частью – никогда.

После распада советской империи Россия перестала быть одним из основных мировых геополитических центров; однако она осталась, в первую очередь благодаря богатству природных ресурсов, сильным региональным игроком. А сырьевой бум последнего десятилетия развязал русским язык и руки, которые они не преминули пустить вход; в особенности, в отношениях с малыми государствами по западному и южному периметру российской границы – прибалтийскими республиками и, прежде всего, Украиной и Грузией, о чем, несомненно, необходимо рассказать более подробно.

В последние годы эстонцы не раз подвергались нападкам русских. Причиной агрессивных действий России послужил перенос городскими властями Таллинна памятника русским солдатам, который перенесли из центра города на военное кладбище неподалеку. Мало того, что русские не хотят признавать факт пятидесятилетней оккупации этой небольшой нации, так они еще и начинают оскорблять местное население, когда последнее не желает называть оккупантов своими освободителями и стремится перенести насильно воздвигнутые чужаками на их родной земле памятники со всеми почестями и человеческим уважением  к павшим солдатам в более подходящие для них места. Попутно обвиняя униженных и не в чем не повинных людей в фашизме и переписывании истории придуманной советской пропагандой, организуя преследование и травлю эстонского посла в Москве и т.д. В общем, действуя в полном соответствии с доктриной Данилевского и путинским мировоззрением.  В свою очередь, отношения с Латвией у России не намного лучше, чем с Эстонией: там так же не склонны называть оккупантов освободителями, что приводит русских в бешенство, как и моральная поддержка местными властями цветных революций на постсоветском пространстве, одобрение интеграции Украины и Грузии в НАТО и т.д.

Однажды в годы своего фиктивного президентства Медведев заявил: “Как только я собираюсь посетить эти страны, они тут же выдумывают какую-нибудь гадость, и приходится снова откладывать визит”.  Я совершенно не отрицаю того, что прибалтийские народы испытывают неприязнь к русским и здесь дело далеко не только в интерпретации  исторических фактов и причиненных обидах, проблема гораздо сложнее. Я уверен, если бы Эстонию или Латвию оккупировала не Россия, а фашистская Германия на пятьдесят или даже сто лет, осуществляя при этом геноцид местного населения, удушая его в газовых камерах, то после падения преступного режима отношения между оккупантами и их жертвами восстановились бы намного быстрее. Дело в том, что когда вас оккупирует чужой и варварский народ, то вы чувствуете себя вдвойне униженным и оскорбленным.  Так уж устроен человек, что от близких по крови и духу людей он готов стерпеть в тысячу раз большую несправедливость, нежели от призираемого и постороннего человека.  Различным по менталитету и темпераменту людям и нациям лучше жить порознь, на некотором удалении друг от друга, но, к сожалению, народы соседей не выбирают. Конечно, подобное соседство нервирует малочисленные прибалтийские народы, впрочем, как и поучения со стороны некоторых крупных европейских держав, заинтересованных в русских нефти и газе, которые иногда пытаются объяснить тем же эстонцам, что русские вовсе не так плохи, как они о них думают. На что президент Эстонии г-н Ильверс однажды резонно заметил: “Неправильно, когда те, кто плохо знает русских, говорят нам, которые хорошо их знают, что такое Россия и русские”.

В отношении Белоруссии Россия действует иначе. Как известно, в середине 90-х годов власть в этой бывшей советской республики захватил бесноватый, нервный и интеллектуально ограниченный диктатор Александр Лукашенко. Как и всякий диктатор, он объясняет своему народу, что кругом враги и спасение для страны только в его мудром руководстве. Мне вспоминается, как однажды, году в 2004, один из лидеров российской демократической оппозиции г-н Немцов радостно заявлял, что путинская власть гораздо мягче и человечней, чем сформированный к тому времени в Белоруссии репрессивный режим. Однако это было до появления концепции суверенной демократии; сегодня трудно найти много отличий между авторитарной властью и мировосприятием обоих правителей. Единственное отличие в том, что Западу и в особенности Европейскому Союзу, сильно зависящему от российских энергоносителей, не с руки бороться с Путиным, Лукашенко же во всех отношениях более подходящая кандидатура для распространения принципов демократии.

Тамошний диктатор вообще на удивление наглый и бессовестный тип. Так совсем недавно в ответ на очередную порцию санкций от Евросоюза, а именно запрет на въезд друзей диктатора и его чиновников, он заявил, что запретит выезд из Белоруссии оппозиционным лидерам: для назидательного примера из минского аэропорта не выпустили уже купившего себе билеты бывшего президента страны г-н Шушкевича.  Нужно отметить, захват заложников это лишь небольшая часть  его политического арсенала, в котором много других инструментов вплоть до прямых оскорблений,  позорящих честь белорусского народа: совсем недавно, намекая на министра иностранных дел Германии, Лукашенко заявил: “Лучше быть диктатором, чем геем”. Суть российской политики в отношении Белоруссии – используя раз за разом совершаемые экономические промахи Лукашенко, завладеть ключевыми  предприятиями и отраслями страны: газораспределительной системой, нефтеперерабатывающими активами, калийной индустрией, лишить того финансовых ресурсов и тем самым поставить  его в полную зависимость от Москвы.

Но самая главная геополитическая цель Кремля – это Украина. Как-то раз г-н Бжезинский, американский политолог и крупный специалист по России, заявил, что Россия может быть мировой державой только тогда, когда в ее составе есть Украина.  Действительно, эта пятидесяти миллионная нация была важнейшей частью всех прежних русских империй. Основная борьба за Украину, больше походившая на драму со счастливым концом, развернулась  в самом конце 2004 года в ходе местных президентских выборов. В предшествующие годы история как бы готовилась к ней: в России уже начался конституционный переворот, превративший ее из федерации в централизованное и авторитарное государство, а на Украине росло недовольство ленивым, хитрым и коррумпированным президентом Кучмой. Последний вынужденно уходя из власти после двух президентских сроков – больше не позволял основной закон – решил передать власть пророссийски настроенному премьер-министру г-н Януковичу, призванному обеспечить гарантии собственности членам семьи и  ближайшего окружения Кучмы, обогатившимся за время его президентства. Нужно заметить, что г-н Янукович имел к тому времени две судимости по уголовным преступлениям и  вследствие этого прекрасно подходил для разного рода темных дел и неофициальных поручений. Перед началом предвыборной компании Кремль направил на Украину нескольких российских политтехнологов, в частности уже упоминаемого мною г-н Павловского, для подготовки победы Януковича.  Основные украинские телеканалы тогда находились под контролем партии власти и освещали политические события либо нейтрально, либо в нужном ракурсе.

Поначалу все шло по запланированному сценарию: Украину посетил ласково улыбающийся Путин, Кучма делал вид, что все в руках господа и народа, а Янукович играл роль сурового, немного строгого, но справедливого и деятельного политика, всеми силами заботящегося о государственном благе. Между основными кандидатами были проведены дебаты, в ходе которых они высказали свои намерения. Вслед за тем внезапно, как гром среди ясного неба, незадолго до начала голосования   пришла весть об отравлении главного оппозиционного кандидата Виктора Ющенко; его пришлось госпитализировать, а затем отправить на лечение в Австрию. Тут стоит заметить, что несколькими годами позже в центре Лондона неизвестными был отравлен радиоактивным полонием политический оппонент Путина г-н Литвиненко.   Начались пересуды, появились подозрения, страсти накалялись. Сам Ющенко, постоянно испытывая нестерпимую боль и прикованный к капельнице, вернувшись на Украину, уже не мог продолжать президентскую гонку в нормальном режиме. Но что было хуже всего и самым ужасным, так это то, что отравление и последовавшая за ним болезнь самым печальным и трагичным образом отразились на его лице – оно потемнело, покрылось прыщами, язвами и шрамами, точно его облили серной кислотой.

Настал день голосования; сразу после выборов начался подсчет голосов, по результатам которого с небольшим перевесом побеждал Янукович. Оппозиция заявила о массовых фальсификациях и махинациях при подсчете и потребовала перевыборов. В центр Киева из западных и центральных регионов страны стали стекаться люди, в основном молодежь и патриотически-настроенные граждане, которые не желали, чтобы на Украине хозяйничала Москва, и верили в европейское будущее своей родины. Они организовали палаточный лагерь на площади независимости в самом сердце столицы, поставили сцену, где могли бы выступать их лидеры и сообщать последние новости; никто не расходился, киевляне в большинстве своем поддерживали оппозицию, новые люди из провинции все прибывали и прибывали. Превознимогая боль на сцену поднялся Виктор Ющенко: на лицо ему наложили грим, который, впрочем, не смог скрыть ужасные следы тяжелой болезни, а на выступления врачи отвели только двадцать минут, спустя которые он снова должен был лечь под  успокаивающую страшную боль капельницу. Его выступление придало собравшимся новые силы и непоколебимую твердость. Сторонники Януковича, озабоченные создавшимся положением, так же начали спешно организовывать свой палаточный лагерь в парке напротив здания кабинета министров в противовес оппозиционному.  На митинги и в лагерь свозили людей с восточных и южных областей страны, расположенных около России и населенных преимущественно русскоязычным населением.

Так и стояли два лагеря друг против друга в холод, снег и дождь, ожидая решения верховного суда Украины. Один из них был окрашен в оранжевые тона возглавляемой Ющенко партии “Наша Украина”, другой – в бело-голубые цвета руководимой Януковичем партии регионов. И люди и атмосфера в них так же были различны. В первом жила молодежь, там непринужденно улыбались и радовались жизни, целовались, держали друг друга за руки, думали о будущем страны; во втором, отправленные зачастую по принуждению или приехавшие за обещанными командировочными, льготами и премиями, движимые ненавистью к сторонникам Ющенко люди, ожидая приказов вождей, угрожали, распивали водку и матерились. Благодаря первому у Украины появлялось будущее – зарождались семьи и дети, навсегда менялось сознание людей, почувствовавших, облегчающий душу и придающий уверенности и сил, вкус свободы.  По причине другого Украина могла надолго застыть в состоянии нравственного и политического упадка.  В одном радостно кипела многолюдная жизнь, из другого, малочисленного, доносился бессмысленный и угрюмый звон пустых бутылок.

В Украину начали пребывать иностранные посредники из Евросоюза, Литвы, Польши и России на словах с целью примирить митингующих и их лидеров, а на самом деле протащить понравившегося кандидата в президенты. Янукович, возможно, чтобы оказать давление на суд или остановить разраставшуюся день ото дня революцию, вознамерился привести на нескольких поездах шахтеров-погромщиков, способных запугать оппозиционеров и их лидеров. И так бы и сделал, если бы не президент соседней Польши Александр Квасьневский, который позвонил лидеру партии регионов и, угрожая немедленно покинуть Киев и обвинить в возможных будущих беспорядках Януковича, заставил того отказаться от своего крайне опасного намерения.  Тем временем, в особенности после решения верховного суда, настроения в обществе резко сместились в пользу Ющенко и что не менее важно многие телеканалы, уже практически открыто, стали поддерживать его. В итоге, как и следовало ожидать, Ющенко одержал убедительную победу при повторном голосовании. А г-н Павловскому пришлось надеть для безопасности себе на шею оранжевый шарф, в точности похожий на тот, что висел на шеях Виктора Ющенко и его сторонников, и в котором он теперь разгуливал по всему Киеву – “матери городов русских”, притворно изображая якобы получаемое при этом удовольствие.

Постепенно дела со здоровьем пошли у Ющенко на поправку, и оно почти не мешало ему исполнять обязанности президента. Само по себе президентство выдалось весьма сложным и противоречивым, а в чем-то и неудачным.  Правда, во многом виной тому его коллега по оранжевой революции г-жа Тимошенко, которой пришлось отдать премьерское кресло, и которая всегда была склонна к самому бессовестному популизму, отличалась безнравственностью и полной неспособностью вести дела, чем бы она не занималась. Но главный итог революции – это то, что Украина осознала себя европейской страной, окончательно и бесповоротно взяла курс на сближение с Европой, и даже пришедший через несколько лет к власти Янукович теперь вынужден считаться с этим историческим фактом.  Для меня несомненно, что Виктор Ющенко стоит в одном ряду с такими уважаемыми людьми, как Гавел и Валенса.  Быть может, он заслуживает даже еще большего уважения за свою любовь к родине, твердость, честность и принципиальность, которыми он по праву может гордиться, за мужество и отвагу, которые он проявил неспокойной и полной драматизма осенью  2004 года.

Сегодня Путин не оставляет попыток затащить Украину в Единое экономическое пространство. Применительно к Украине, он говорит следующее: “Мы уже посчитали: по нашим экспертным оценкам, присоединение Украины к Таможенному союзу даст совокупный эффект где-то в районе 9 млрд. долларов в год. Украина хочет брать кредит в МВФ — 13млрд. на 10 лет. Но это ж кредит — его отдавать надо. Хоть и с маленькими, но с процентами. А здесь в год — 9 млрд. без всяких процентов! Кроме всего прочего, это даст возможность нам выстраивать в отдельных отраслях ситуацию более высокой совместной конкурентоспособности на мировых рынках. И там много других позитивных составляющих”.  Конечно, Владимир Путин может выставлять себя в качестве не в меру назойливого рекламного агента, на это он имеет полное право, но я не думаю, что это выльется какой-либо определенный и самое главное долговечный результат. Дело в том, что судьбы мира и история вершатся далеко не всегда миллиардами долларов или кубометров газа. Люди и народы хотят иметь будущее, стремятся чувствовать человеческое достоинство, желают счастья, мира и безопасной жизни своим детям и своему народу; и они далеко не склонны торговать ими или отказываться от своих ценностей и убеждений, – что Путин, фактически, требует от населения западных и центральных областей Украины, – в  угоду сиюминутной выгоде.

Люди на западе и в центре страны, да и на юге и востоке Украины ежеминутно ощущают негативное воздействие России, ее правительства (включая церковь) и русской культуры. Вот некоторые примеры приводимые украинскими изданиями. “В Севастополе настоятель храма Святителя Филиппа УПЦ МП (подчиняется русской православной церкви) протоиерей Вячеслав Костенко недавно заявил, что прихожане должны уважать генералиссимуса Иосифа Сталина. Потому что тот «с отличием закончил духовное училище и учился в семинарии, так что имел правильное понятие о духовности»”.

“Протоиерей Одесской епархии УПЦ МП Георгий Городенцев недавно заявил, что критиковать Сталина и его деятельность значит «хулить Духа Святого, хула на которого не простится ни в сем веке, ни в будущем». Он уверен, что русский народ уважает Сталина, потому как «что-то очень важное и ценное связано с деятельностью Иосифа Виссарионовича, что-то такое, что не может определить современная историческая наука». То, что именно благодаря Сталину значительная часть народа забыла заповедь «Не убий», похоже, не особо беспокоит кандидата богословия, преподавателя духовной семинарии, редактора религиозной газеты и члена богословско-канонической комиссии при Священном синоде УПЦ МП. Сегодня во время некоторых «крестных ходов» МП люди с перекошенными от злобы лицами несут портреты Сталина”.

“Кстати, как свидетельствует украинское МВД, например, за 2011 год преступность в русскоязычном Крыму была самой высокой по стране (1898 преступлений на 100 тысяч населения, против 422 в наименее криминогенной западно-украинской Ивано-Франковской области, то есть почти в пять раз больше). Первая пятерка наиболее криминогенных регионов, по данным МВД, уже много лет выглядит следующим образом: Крым, Запорожская, Днепропетровская, Луганская, Донецкая области, иными словами весь русскоговорящий восток и юг Украины”.

О политики России в отношении раздираемой национальными конфликтами Грузии я уже сказал достаточно. Здесь, пожалуй, можно отметить только то, что мне неизвестны случаи, когда какое-либо, кроме России, государство, чьи солдаты по мандату ООН выполняли миротворческую миссию, признавая на словах суверенитет и целостность, терзаемой внутренними распрями  страны, раздавало одной из сторон свои паспорта.  А после вновь разгоревшегося во многом из-за таких провокационных действий военного конфликта, разместила бы на спорных территориях свои военные базы. Тут на ум приходит мысль: а нужны ли миру такие псевдомиротворцы?

 

“«Прогрессисты» последнего десятилетия не понимали, что диктатуры редко являются рациональной реакцией на преступления Запада. У них есть свои собственные причины, которые не перестают действовать, когда в Белом доме появляется либерал. Автократы не считают себя ворами и страдающими манией величия. Преступники не признают, что они из себя представляют – это против человеческой натуры. Они облагораживают свою жажду власти тем, что видят себя в качестве единственных людей, которые могут сохранить порядок и удержать страну от развала”. “Поэтому, на их взгляд, их противники – предатели не только перед правящей семьей или группировкой, но и перед их страной. Демократия и права человека в их глазах – не конкурирующие идеологии или законные требования благородных оппонентов, а подрывные доктрины империалистического Запада, против которого должны объединиться все диктатуры, чтобы противостоять ему. Одна из наименее замеченных особенностей современного мира – то, как общие интересы диктаторов разрушают различия между идеологиями. Посмотрите внимательно, и вы увидите некий профессиональный союз среди сторонников авторитаризма, тираническое всеединство. На бумаге, коррумпированно-капиталистическая Россия, коммунистическая Куба, баасистская Сирия и исламистский Иран не имеют ничего общего. Но они будут всегда выступать объединенным фронтом против либерализма”.

Наиболее известным европейским специалистом по России из этого лагеря, пожалуй, является французский философ Андре Глюксман. По поводу России он говорит следующее: “Мы во Франции склонны думать, что, по сути, страна модернизируется, и, безусловно, станет более демократичной. Потому, что официально коммунистический режим более не существует и марксистская идеология не актуальна. Что – правда, Россия более не коммунистическая. Мы поэтому думали, что теперь всё пойдет к лучшему. Но это – не правда. Говорить так – значит, не знать историю. Историю России в целом, не только советского периода. Дело в том, что модернизация России не привела к её демократизации. Вспомните, ведь именно Екатерина Великая, хотевшая модернизировать Россию, ужесточила в России крепостное право. Поэтому понять происходящее в России не просто. В то же время, сегодня мы менее доверчивы в отношении России, чем раньше. Вы знаете, прежде Франция очень наивно воспринимала Екатерину Великую. Вспомните, хотя бы, её переписку с Вольтером. Французская мелкая буржуазия наивно соблазнилась «Русским займом», подумайте только, сколько денег доверили российскому царю Николаю Второму! Это я говорю об эгоистичных французах. И, наконец, пролетариат и интеллигенция во Франции в своё время поддерживали в значительной мере сталинизм. Поэтому, если можно так сказать, сегодня дело обстоит лучше, поскольку нет прежнего «согласия». Мы теперь не такие доверчивые. Россия все же вторая экономическая держава планеты. Это второй по значению поставщик оружия в мире. И поставляет Москва оружие не всегда самым надежным странам. Третий параметр тут – российская доминирующая позиция на рынке газа и нефти. Эта огромная держава не контролируется общественным мнением изнутри. Россия не контролируется ни журналистами, ни депутатами, ни рядовыми гражданам (общественным мнением). И страшно то, что Россию никак не «тормозит» хотя бы мнение международной общественности. Я не сторонник воинственных походов, но когда нет никаких сил сдерживания внутри страны, то надо, чтобы это воздействие производилось извне. По-английски это называется термином «containment». Такое сдерживание необходимо в отношении всех авторитарных стран. И я думаю, что слабость Запада в этом и заключается: он не догадывается об опасности, которую может представлять не столько тот или иной руководитель, сколько целая держава, не имеющая демократического контроля” (RFI, от 06.11.2009).

По поводу же мирового исторического процесса в интервью Die Welt от 05.12.2011 он говорит: “ После падения Берлинской стены мы стали свидетелями геноцида в Руанде; в центре Европы – на Балканах – вспыхнула война, и так далее. Было бы нелепо утверждать, что конфликты сегодня становятся менее опасными, так как больше нет ни коммунизма, ни национал-социализма. По моему мнению, сегодня Путин также опасен, как был опасен Брежнев – правда, не так опасен как Сталин, но так же опасен как Брежнев. Фукуяма переоценил значение идеологии. В мире преступников больше, чем идеологов. И если злоумышленник не имеет подходящей идеологии, способной оправдать его преступления, то он ищет себе какую-то новую. Для этого можно использовать религию или национализм. Однако насилие, опасное насилие, существует в любом случае. Теории, подобные той, что была предложена Фукуямой, приводят нас к следующему – мы считаем врагов столь ничтожными, что больше не принимаем их в расчет”.

More in Суспільство, Бібліотека, Статті
Лекція_Еви_Лентовської
Польська правозахисниця: не маніпулюйте Уповноваженим/ою з прав людини

...

Close