Останні новини

Ігор Рассоха:”Дорогой товарищ Кеворкян! Обращаюсь к Вам как к истинному интернационалисту…”

1374466_585432848169829_1036904334_nДорогой товарищ Кеворкян!

Обращаюсь к Вам как к истинному интернационалисту, ненавидящему всех этих галицко-украинских фашистов. Я в восторге от Вашей мужественной борьбы против мемориальной доски галицко-фашистскому выродку Шевелеву. Понятно, что галицко-мазепинский фашизм — это отвратительное явление, не свойственное нашему интернациональному Харькову. Всякий выродок, считающий себя украинцем, а Харьков — украинским городом, является галицким фашистом. Докажем этим предателям, что в Харькове нет ничего украинского!

Нельзя останавливаться на достигнутом! Вы правильно подняли вопрос о злодеяниях прислужников фашистов из Харьковской городской управы. Их самое подлое деяние, которому нет оправдания и срока давности — это переименование харьковских улиц. Они снова вернули вычищенные было в 30-е годы фашистские названия: всех этих Сковороду, Котляревского, Квитку-Основьяненко и прочую галицкую нечисть. Вам, как члену топонимической комиссии нашего Интернационального горсовета необходимо срочно заняться наведением порядка с этим архиважным вопросом. Необходимо вернуть Интернациональному Харькову его подлинные интернациональные названия улиц: Сталина, Кагановича, Дзержинского, Хатаевича. Нужно НЕМЕДЛЕННО вернуть улице Сумской ее историческое название Улица Карла Либхнехта, улице Короленко — ее историческое название Улица Молотова, а улице Шевченко — ее историческое название Улица Шолом-Алейхема!

Еще одно отвратительное наследие фашистской оккупации — православные храмы Харькова. Как известно, интернациональная власть на протяжении 30-х годов полностью ликвидировала на всей территории Харьковской области эти рассадники черносотенства и антисемитизма. Но прислужники немецкого фашизма злодейски открыли несколько сотен православных храмов, которые затем, в силу присущей товарищу Сталину неоправданной мягкотелости так и не были закрыты. Особенно возмущает функционирование Благовещенского собора, в котором до 1941 года располагался так нужный нашему народу склад горюче-смазочных материалов. И теперь наследники тех фашистов в рясах лишь лицемерно прикрываются каноническим единством с Московским патриархатом. На деле же они называют свою церковь «Украинской», т. е. Галицко-фашистской, переводят на искусственный галицкий диалект Святое Писание и ищут пути объединения с откровенными фашистами-филаретовцами. Необходимо закрыть все храмы т. н. «Украинской православной церкви», в которых когда-то возносили молитвы за Гитлера, а теперь молятся за предателя Януковича! Превратим Благовещенский собор и прочие христианские церкви снова в склады горюче-смазочных материалов! Нет — фашистскому наследию на харьковской земле!

Убедительно прошу также поднять Ваш честный голос против засилья фашистской символики в Харькове. Так называемый «герб Харькова», этот торгашеский символ изобилия, был возвращен из небытия кучкой фашистских приспешников в 1941 году. Понятно, что теперь их недобитые последыши навязали нашему городу тот же самый фашистский герб. Нужно изгнать из нашего города эту фашистскую символику и вернуть Интернациональному Харькову его истинный герб: радиоактивные колос и шестеренку! Ведь радиация — могучий двигатель эволюции, и лишь благодаря радиоактивным мутациям могут появляться на свет такие гении, как Вы, дорогой товарищ Кеворкян!

Я восхищаюсь Вами и Вашими достойными начальниками Михаилом Марковичем Добкиным и Геннадием Адольфовичем Кернесом, которые не дали установить в Харькове памятник жертвам Голодомора. Это было не преступление святого товарища Сталина, а гуманный акт обучения местных галицких бандеровцев уму-разуму. Вы в своем открытом письме правильно скорбите о неоправданных актах доброй воли со стороны нашего Горсовета. Но еще более неоправданную мягкотелость проявил товарищ Сталин, когда в 1933 году истребил всего лишь четыре миллиона бандерлогов. Надо было истребить все сорок миллионов! Тогда не было бы сегодняшних проблем с проживанием украинских недобитков в нашем интернациональном Харькове!

Возмущает черная неблагодарность тогдашних мазепинско-петлюровско-махновско-бандеровских недобитков. Ведь родная интернациональная власть тогда оставила их в живых! И даже разрешила бесплатно трудиться в колхозах и на шахтах, стоять в очередях за хлебом, жить в бараках и коммуналках! И вот через целых восемь лет после Голодомора они не хотели забыть своих идейно и классово чуждых родственников, замученных нашей родной НКВД и доблестной Красной Армией, либо подохших от голода, исторически правильно организованного нашей родной Коммунистической Партией. Как Вы верно подметили: «Не является секретом, что многие поборники украинской национальной идеи встретили войска вермахта как долгожданных «освободителей» от большевиков». Мерзкие неблагодарные выродки! Как они вообще могли не ощутить единства с нашей Великой Интернациональной Родиной!

По меткому выражению товарища Сталина его дружба с Гитлером была скреплена совместно пролитой кровью. Но затем вождь дружественной нам Германии не оправдал оказанного ему доверия, а внезапно вероломно напал на миролюбивый советский народ. Поэтому коммунисты-интернационалисты от неожиданности испытали временные трудности и были вынуждены драпать дальше чем видели, временно оставив Харьков врагу. При отступлении товарищ Сталин провозгласил политику выжженной земли. То есть приказал жечь все. Включая местных жителей. Чтобы не достались врагу. В Харькове взорвали все что только можно, включая водопровод, электростанцию и канализацию, вывезли все продовольствие и всех взрослых мужиков, каких удалось поймать. Оставили фашистским извергам семьсот тысяч жителей Харькова, в основном женщин, стариков и детей.

Идея была в том, что это население, как честные советские патриоты, сразу же вымрет, не доставаясь врагу. Но погибло от голода всего лишь тридцать тысяч человек, и то лишь в первую зиму. Пятнадцать тысяч евреев (из двухсот тысяч в довоенном Харькове) и почти тысячу заложников истребили немцы. Советские авиация и артиллерия истребили еще несколько тысяч. Порядка двадцати человек были честным советскими подпольщиками. Остальные же шестьсот пятьдесят тысяч злодейски и преступно выжили. Доставаясь врагу. Работая на немцев. Получая от немцев пайки (в 1942 году фашистские изверги ввели продовольственные пайки для харьковчан). Будучи коллаборационистами. Среди них была и моя мама, 1941 года рождения. Мне до сих пор стыдно, что мои бабушка и прабабушка, эти презренные коллаборационистки, не дали моей маме умереть. Они не были настоящими интернационалистами, такими, как Вы, дорогой товарищ Кеворкян!

Особенного презрения заслуживают те пятьдесят процентов призывников с Украины, которые в 1941 году уклонились от призыва в нашу героическую Красную Армию, и те два миллиона, которые тогда оттуда дезертировали. Ведь перед ними же стояла великая цель, которую так прекрасно обозначил в 1941 году поэт-интернационалист Павел Коган: «Но мы ещё дойдём до Ганга, но мы ещё умрём в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя.»

Нужно дать достойный отпор всем злопыхателям и очернителям великого интернационального подвига Советского народа в Великой Отечественной войне. Он не был бы возможен без массового героизма советских солдат. Как гордо рассказывал наш великий и непобедимый маршал Георгий Константинович Жуков восхищенному генералу Эйзенхауэру: “Когда мы подходим к минному полю, наша пехота проводит атаку так, как будто этого минного поля нет. Потери, которые несут войска от противопехотных мин, считаются всего лишь равными тем, которые мы бы понесли от артиллерийского и пулеметного огня, если бы немцы прикрыли данный район не одними только минными полями, а значительным количеством войск. Атакующая пехота не подрывает противотанковые мины. Когда она достигает дальнего конца поля, образуется проход, по которому идут саперы и снимают противотанковые мины, чтобы можно было пустить технику.”

И то, что за спиной у этих честных советских людей стояли заградотряды с пулеметами, а их семьи были заложниками у товарища Сталина никак не умаляет их интернациональный героический порыв! Ветераны всегда любили доблестного маршала Жукова. Я сам слышал, как они нежно называли его «наш Мясник». Именно такие люди как маршал Жуков составляют гордость нашего интернационального Харькова! А как он на посту начальника Генерального Штаба гениально подготовил Красную Армию к отражению фашистской агрессии в 1941 году! А как он в июне 1941 года геройски бросил против 300 немецких танков три тысячи советских под Луцком и Бродами и задержал немцев на целых три дня! Именно на таких примерах нужно воспитывать нашу молодежь!

Я твердо убежден, что всякий, кто во время Великой Отечественной войны не хотел шагать через все минные поля аж до Ганга и там умереть за товарища Сталина и нашу Советскую Интернациональную Родину, есть жалкий трус и дезертир. Но наше харьковское руководство — истинные интернационалисты! Я верю: если завтра война, если завтра в поход, то такие несгибаемые герои-антифашисты, как Вы, как Михаил Маркович Добкин и Генналий Адольфович Кернес немедленно построят всех нас и поведут на ближайшее минное поле! Вы будете идти впереди, вдохновляя всех на подвиг личным примером! Я буду молиться за Вас православному государю-императору, покровителю всех несгибаемых героев — Святому Николаю Второму (Кровавому). Я верю, что тогда Вас ожидает его судьба: Вы тоже станете святым!

С надеждой и нежностью,
Бывший галицко-бандеровско-петлюровско-махновско-шевченковско-мазепинский выродок, а ныне честный патриот Интернационального Харькова
Иван Холуйский.

1 Comment on "Ігор Рассоха:”Дорогой товарищ Кеворкян! Обращаюсь к Вам как к истинному интернационалисту…”"

  1. Тамара Трацевич | 27-09-2013 16:45 at 16:45 |

    Хоч і немає місця в кеворкянівському і Ко Харкові тим, хто, внаслідок свого свободолюбства прийшов сюди заселяти Дике Поле з западенщини набагато більше трьох століть тому; І принесли сюди свої назви (Золочів, наприклад, де народилась і моя мама), прізвища (Калайда, наприклад, прізвище і моєї мами), та й свободолюбство, Яких і морили голодоморами, репресіями, виховували розстріляним відродженням, колгоспами та радгоспами, соловками, гулагами, ухтами, курганами, та не виховали; і розбавляли “вірними”, заселяючи ними “чорні”, виморені села; А все одно різні там рассохи, калайди, трацевичи гавкають та гавкають. І гавкати будуть. Слобожани бо! Не бійтесь бути свободними, бо від вас залежить в якій країні будуте жити ви і ваші діти, і чи буде цією країною Україна.

Comments are closed.

More in Влада, Події, Право, Суспільство, Культура, Місцева влада, Протест, Статті
перець
Кінець “Перцю”. Кому дістанеться його спадщина?

У 1986 році тираж українського сатирично-гумористичного ілюстрованого журналу становив 3 мільйони 300 тисяч примірників. «Перець» був тоді другим за популярністю...

Close