Останні новини

Вторая мировая война для украинцев: культ Победы как инструмент разжигания ненависти или Память о трагедии, которая не должна повториться

Обсудить тему «Вторая мировая и Великая Отечественная: история, символы, пропаганда» собрались эксперты в области международного права, политологи и историки.

Вторая Мировая войны до сих пор не осмыслена украинским обществом. Украинцы в большинстве все еще не знают, когда она началась и закончилась, каков был ее ход, и чем эта война была для Украины.

Связано это главным образом с российской пропагандой, которая еще со времен Советского Союза навязывала нам и навязывает до сих пор миф о «Великой Отечественной войне» и «победе» в ней некоего «народа-победителя».

До 1991 года «народом-победителем» был советский народ. После независимости Украины для украинцев исчезает субъект достижения победы.  Победа есть, война – есть, а субъекта достижения победы – нет.

«У нас в России победитель – это некий дед, потому что главный лозунг сегодняшнего дня – «спасибо деду за победу» – говорит Ирина Флиге, директор научно-информационного центра “Мемориал” (Санкт-Петербург).

«Как оказалось, многие люди у нас не знают, что война началась 1 сентября 1939 года, а не 22 июня 1941 года, что весь мир отмечает конец Второй Мировой войны 8 мая, а не 9 – говорит Юрий Шаповал, доктор исторических наук, профессор, директор Государственного научного учреждения “Энциклопедическое издательство” (Киев). – В России существует огромная политизация этой проблемы и мы сейчас переживаем очень сильное российское влияние. Сейчас происходит реставрация сталинско-брежневских мифов и героизации войны. Делается все, чтобы люди забыли, что война – это кровь, разруха, трагедии, провокации, жертвы, незарбериха, а не красивое мероприятие, где есть четко выраженные две стороны, нет оттенков и нюансов».

В отличии от постсоветских стран, которые входят в ареол российской пропаганды, на Западе эти трагические события видят совершенно по-другому.

В цивилизованном мире день капитуляции Германии – поминальный. К нему приурачивают поминание жертв всех воин. Даже на мемориалах отображены даты разных воин. Там в эти дни констатируют конец трагических событий, а не победу. День памяти не видит ни побежденного, ни победителя, а лишь жертв.

 «Люди не заинтересованы ни в каких победах, люди заинтересованы в том, чтобы не было воин. Война – это нечеловеческое событие» – говорит Роман Сербин, канадский историк и политолог украинского происхождения, профессор (в отставке с 2002 г.) истории России и восточноевропейской истории, Квебекский университет (Монреаль).

«В Украине на уровне нормативных документов не просто отмечают, а именно празднуют «Победу» с большой буквы и именно в «Великой Отечественной войне». Завоевателей украинское нормативно-правовое поле знает только фашистских. Соотношение упоминаний о Великой Отечественной войне в сравнении с упоминанием о Голодоморе 5 к 1» – говорит Светлана Набок, кандидат исторических наук, ученый секретарь Государственного научного учреждения “Энциклопедическое издательство” (Киев).

В России, по словам Александра Даниэля, сотрудника научно-информационного центра “Мемориал” (Санкт-Петербург), памятью о войне мифологизирована. Мифологизация началась в середине 60 годов, когда 9 мая вновь восстановили в качестве обязательного праздника. В брежневское время это была еще память о войне, а не победе. Последние 10-15 лет это память именно о победе. И обязательным атрибутом ее есть парад, как демонстрация военной мощи, бряцание оружием. Все, что было связано со страданиями, трагедией, кровью – отодвинуто.

Основная цель такой пропаганды – поддерживать в россиянах миф о величии России, тем самым, закрыв им глаза на коррупцию, несправедливость и нищету вокруг.Россияне любят гордиться и сегодня власть может предложить им единственный повод для гордости в виде «победы великого русского народа в Отечественной войне». Таким образом им  предлагают удовлетвориться принадлежностью к «победам прошлого», к «народу-победителю», ведь больше великих достижений у них нет: ни в личном масштабе, ни в государственном.

«Путин сказал, что россияне и без украинцев выиграли бы войну, потому что россияне – это народ-победитель» – подтверждает Роман Сербин.

«Мы в сегодняшней России не можем говорить о Второй Мировой войне в категории памяти о ней, так как мы находимся в пространстве страны, из войны не вышедшей. Европейские страны вышли из нее, поэтому они отмечают день окончания войны. А Россия продолжает находиться в логике каких-то агрессивных локальных побед. Побед над своими гражданами, человеческими ценностными установками, интересами. Это и есть агрессивное нахождение внутри этой войны. В сегодняшней России война непонята, неотрефлексирована, неосознанна.

Точно так же как в течение многих десятилетий Россия не вышла из ГУЛАГа, из системы его ценностей, не научилась говорить о событиях, связанных с историей террора и историей ГУЛАГа в прошедшем времени. То же самое произошло и с памятью о войне. Нет никакой памяти о войне. Есть хождение внутри войны. Скоро будет как 70 лет» – делится своими мыслями Ирина Флиге.

«Память о произошедшем в той войне за последние полвека была уничтожена. Вместо нее создан миф о войне. В этом смысле георгиевская ленточка даже полезный символ, так как он отделяет реальную память о войне от этого мифа. Георгиевская ленточка – это знак мародеров, воспользовавшихся памятью о войне. В России памятью о войне завладели мародеры. Мародеры – это люди, которые шастают по полю боя, обирают убитых и используют награбленное добро в корыстных целях.  Поэтому, естественно и закономерно, что в Украине этот знак используется уголовниками. Это результат того, что мы уступили память о войне мародерам» – добавляет Александр Даниэль.

Учитель истории, кандидат психологических наук, Игорь Соломадин утверждает, что у сегодняшних учеников существует колоссальнейший интерес к войне, но нынешние дети пытаются войти в другой контекст. Они знают о войне гораздо больше, чем их родители: «Сейчас есть объективная литература с современным взглядом на эту войну, но чрезвычайно мало материала об украинском сопротивлении в годы войны. Кроме того, дети сейчас не столько читают, сколько смотрят мультимедийный контент и его тоже недостаточно».

Борис Чикулай, автор трансформационного законопроекта “о люстрации”, автор исследования “Люстрации или Украина под властью КГБ” утверждает, что культ «Победы в Великой Отечественной войне» в России и Украине – это последствия отсутствия коммунистической люстрации: «ОБСЕ в 2009 г. приравняло преступления коммунизма и фашизма. Война – это преступление, а не инструмент пропаганды, соответственно, преступление должно быть осуждено и должен быть создан механизм для невозможности его повторения».

Сейчас мы видим подмену понятий. Вместо скорби – праздник и парад. В России возвеличивается армия, герои войны, сила оружия, полководцы. Гражданам закрывают глаза на действительно важные вопросы: анализ причин войны, выводы, которые цивилизованное общество сделало из этой трагедии. Кроме этого, должно быть частое упоминание трагических событий с цивилизованной оценкой, чтобы у молодежи выработалась генетическая память.

«В Германии я постоянно слышу осуждение преступлений фашизма. Частые дискуссии, постоянно открываются музеи, специальные программы, документальные фильмы (жанр, который в России запрещен)» – делится опытом Борис.

«Просто слова о нацизме, о фашизме дети плохо воспринимают – добавляет Игорь Соломадин. – В Германии, специально для того, чтобы помочь школьникам ощутить ужасы войны, создан специальный центр, который напоминает музей современного искусства. Демонстрация организована в игровом стиле. Что такое нацизм продемонстрировано через призму жизни подростка. Среди экспонатов типичная комната подростка, а через стекло эта же комната полностью разгромлена. Несложно представить, как в твой мир ворвались бандиты, все разгромили и тебя обокрали. Показаны, например, ситуации, когда пускают куда-либо на вход по специальным жетонам: правильная раса и неправильная раса. Что ты почувствуешь после этого?».

Игорь Соломадин отметил также радикальнейшее отличие восприятия этой войны в Европе, Украине и России. В Европе дню памяти 8 мая еще принадлежит смысл уничтожения тоталитаризма, так как тоталитаризм там все-таки был уничтожен. В то время, как Россия и Украина все еще продолжает находиться в тоталитарном строе.

 «Термин «Победа» – не морален. – отметил Роман Сербин. – Это просто победа одного над другим. Но победа может быть как хорошей, так и плохой. Дело в том, кому принадлежали плоды этой победы. Плоды, мы знаем, принадлежат, тому, кто победил. А кто победил в той войне? Если советский народа, или позже российский – то они не получили плодов победы. Их получил Сталин и компартия».

Далее обсуждение затронуло термины, которые предлагаются российской пропагандой. Романом Сербиным было отмечено, что термин «Великая отечественная война» ненаучный и не подходит для научного анализа. Для кого-то эта война была отечественной, для большинства украинцев – нет.

Термин «освобождение» не подходит для Украины, так как здесь не было ни одного освобождения: ни религиозного (украинские церкви ликвидировали), ни политического (компартия осталась), ни экономического, ни национального (Украина продолжала быть оккупированной Россией). В России же было освобождение национальное, так как немцы освободили территорию.

Украина была не освобождена, она была отвоевана Советской Армией и передана от тоталитарного человеконенависнического режима Гитлера к такому же режиму Сталина.

То есть, все эти понятия, навязанные украинцам российской пропагандой, не подходят для Украины. Их нужно отбросить. В России и Украине были разные войны.

«Украинская церковь, и православная и католическая, были уничтожены и не восстановлены. Российская церковь была под гнетом, но не ликвидирована, и в последствии восстановлена. В 1930 годах в России жили 8 млн. украинцев, но на украинском языке им было запрещено разговаривать. Русский язык в Украине не запрещали. Нужно видеть эту разницу. Режим был для всех репрессивным, но и для всех по-разному. А чем была эта война для Украины – нам еще предстоит осмыслить и дать научную терминологию» – говорит Роман Сербин.

«Нужно искать новые символы и образы, которые позволят людям выбраться из идеологической клетки, в которую их загоняли, перекручивая историю. Мы должны смотреть на эту войну в контексте Европы и Мировой истории» – добавляет Игорь Соломадин.

Что же такое «победа» для россиян? Почему ей сегодня уделяется ключевая роль в российской пропаганде? Еще один важный аспект этого явления раскрыли специалисты из России.

 Александр Даниэль: «С распадом Советского Союза население России утратило идентичность. Была ли это имперская идентичность или некая особая идентичность, которую называли советским народом, не имеет значения. После 1992 г. Украина начала обретать национальную идентичность, страны Балтии свою идентичность никогда не теряли, но у России такой идентичности не было, а раз не было, начался судорожный поиск ее суррогатов. Начала преобладать великодержавная идеология, очень близкая к классическому фашизму. Общества, основанные на таких идеологиях, крайне неустойчивы и единственный способ для них сохранить себя – это экспансия. Путинская агрессия против Украины – это попытка сохранения режима».

Ирина Флиге: «Поиски идентичности в России связаны именно с «победой». Не имея идентичности, они кричат «мы – это те, которые победили». Это обратный поиск идентичности».

 В мифе о «Победе» россияне видят свою единственную идентичность: «Мы – это те, которые победили».

Не обошли вниманием и политическую ситуацию. Некоторые заявления Путина сегодня говорят о возможных очень опасных последствиях для Украины и России. «Путин сегодня старается отстроить российскую империю царского типа и идет к геноциду. Если Путин говорит о том, что Украина – не государство, что украинцы – не народ, а «неправильные русские» – то это уничтожение. Он говорит об уничтожении национальных и этнических групп. Национальных, по отношению к Украине (это политическая нация, государство), этнических, по отношению к тем, кто говорит на украинском языке и имеют украинскую культуру. Эта политика страшна и неизвестно, насколько она будет поддержана российской интеллигенцией. Это трагично и для России и для Украины» – предостерегает Роман Сербин.

3 Comments on "Вторая мировая война для украинцев: культ Победы как инструмент разжигания ненависти или Память о трагедии, которая не должна повториться"

  1. Альбина | 17-06-2014 07:12 at 07:12 |

    На праздник “День Победы” мы чтим ветеранов, носим цветы к памятникам, да мы рады мирному небу, но вместе с этим мы скорбим о погибших. Это праздник со слезами на глазах. Не пишите того, чего не знаете.

Comments are closed.

More in Національна безпека, Політика, Суспільство, Технології, Наша історія, Освіта і наука, Статті
images (8)
Петр Олещук: Украинцы рушат привычный мир россиян. Разве этого не достаточно для ненависти?

Как так? Не искать во всем отмазки, а осознать проблему в собственном доме и начать ее решать? А вдруг у...

Close